Требование: О включении периода работы в трудовой стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости

Обстоятельства: Истице было отказано в назначении пенсии в связи с отсутствием необходимого специального стажа, при этом в данный стаж не был засчитан период ее работы в должности помощника врача-эпидемиолога.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку доказательств, подтверждающих факт того, что истица в спорный период, работая в должности помощника врача-эпидемиолога, постоянно в течение полного рабочего дня осуществляла деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, расположенных в сельской местности, что давало бы ей право на применение льготного порядка исчисления стажа для досрочного назначения пенсии, представлено не было.

Определение Верховного Суда РФ от 25.07.2016 N 13-КГ16-7

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Пчелинцевой Л.М.,
судей Гуляевой Г.А., Вавилычевой Т.Ю.
рассмотрела в открытом судебном заседании 25 июля 2016 г.
гражданское дело по иску Леоновой В.Б. к Государственному учреждению — Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Тамбове и Тамбовском районе Тамбовской области о включении периодов работы в трудовой стаж для назначения пенсии и назначении досрочной трудовой пенсии по старости по кассационной жалобе начальника Государственного учреждения — Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Тамбове и Тамбовском районе Тамбовской области Ковешникова Ю.А. на решение Ленинского районного суда г. Тамбова от 24 июня 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тамбовского областного суда от 7 сентября 2015 г., которыми исковые требования удовлетворены частично.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А.,
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Леонова В.Б. обратилась в суд с иском к Государственному учреждению — Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Тамбове и Тамбовском районе Тамбовской области (далее — ГУ — УПФ РФ в г. Тамбове и Тамбовском районе Тамбовской области) о включении периодов работы в трудовой стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости в льготном исчислении и назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения.
В обоснование исковых требований Леонова В.Б. указала, что 2 июня 2014 г. она обратилась в ГУ — УПФ РФ в г. Тамбове и Тамбовском районе Тамбовской области с заявлением о назначении ей досрочной трудовой пенсии по старости на основании подпункта 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".
Решением ГУ — УПФ РФ в г. Тамбове и Тамбовском районе Тамбовской области от 1 сентября 2014 г. N 285 Леоновой В.Б. отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с отсутствием необходимого специального стажа на соответствующих видах работ — 30 лет. При этом в специальный стаж для досрочного назначения трудовой пенсии по старости в льготном исчислении (как 1 год работы за 1 год и 3 месяца) пенсионным органом не включены периоды нахождения Леоновой В.Б. в отпуске по беременности и родам с 22 мая по 10 сентября 1982 г., в отпуске по уходу за ребенком до года с 11 сентября 1982 г. по 18 июля 1983 г., период работы в должности инструктора по гигиеническому воспитанию центра медицинской профилактики Городской поликлиники N <…> с 30 октября 1999 г. по 1 октября 2001 г. не включен в специальный стаж, поскольку указанная должность не предусмотрена соответствующим Списком профессий и должностей, работа в которых дает право на досрочное пенсионное обеспечение, а также период работы со 2 октября 2001 г. по 31 марта 2005 г. (в том числе периоды нахождения в отпуске без сохранения заработной платы) в должности помощника врача-эпидемиолога в Центре государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Тамбовском районе Тамбовской области не засчитан в специальный стаж в льготном исчислении (как 1 год работы за 1 год и 3 месяца), поскольку указанное учреждение расположено не в сельской местности или поселке городского типа.
По мнению Леоновой В.Б., расчет пенсионного стажа произведен ответчиком неверно, в связи с чем истец просила суд обязать ответчика включить в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периоды ее нахождения в отпуске по беременности и родам с 22 мая по 10 сентября 1982 г., в отпуске по уходу за ребенком до года с 11 сентября 1982 г. по 18 июля 1983 г. в период работы в должности помощника санитарного врача — <…> районной санитарно-эпидемиологической станции с учетом льготного порядка исчисления стажа как 1 год работы за 1 год и 3 месяца, период работы с 30 октября 1999 г. по 1 октября 2001 г. в должности инструктора по гигиеническому воспитанию центра медицинской профилактики городской поликлиники N <…> в календарном исчислении, период работы со 2 октября 2001 г. по 31 марта 2005 г. в должности помощника врача-эпидемиолога в Центре государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Тамбовском районе Тамбовской области в льготном исчислении как 1 год работы за 1 год и 3 месяца и назначить ей досрочную трудовую пенсию по старости со 2 июня 2014 г.
Представитель ГУ — УПФ РФ в г. Тамбове и Тамбовском районе Тамбовской области в заседании суда первой инстанции исковые требования не признал.
Решением Ленинского районного суда г. Тамбова от 24 июня 2015 г. исковые требования Леоновой В.Б. удовлетворены частично. Суд обязал ГУ — УПФ РФ в г. Тамбове и Тамбовском районе Тамбовской области включить Леоновой В.Б. в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, период нахождения в отпуске по беременности и родам с 22 мая по 10 сентября 1982 г. как 1 год работы за 1 год и 3 месяца; период нахождения в отпуске по уходу за ребенком до года с 11 сентября 1982 г. по 18 июля 1983 г. как 1 год работы за 1 год и 3 месяца; период работы со 2 октября 2001 г. по 31 марта 2005 г. в должности помощника врача-эпидемиолога в Центре государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Тамбовском районе Тамбовской области как 1 год и 3 месяца, за исключением периодов отпуска без сохранения заработной платы (25 октября 2001 г., 13 мая 2002 г., с 18 по 20 августа 2003 г., 27 октября 2003 г., 24 ноября 2003 г., 21 января 2004 г., 12 апреля 2004 г., 11 октября 2004 г.). В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тамбовского областного суда от 7 сентября 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе начальника ГУ — УПФ РФ в г. Тамбове и Тамбовском районе Тамбовской области Ковешникова Ю.А. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены указанных судебных постановлений в части удовлетворения исковых требований Леоновой В.Б. об обязании ответчика включить в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периода работы со 2 октября 2001 г. по 31 марта 2005 г. в должности помощника врача-эпидемиолога в Центре государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Тамбовском районе Тамбовской области в льготном исчислении как 1 год работы за 1 год и 3 месяца.
По результатам изучения доводов кассационной жалобы начальника ГУ — УПФ РФ в г. Тамбове и Тамбовском районе Тамбовской области Ковешникова Ю.А. 23 марта 2016 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Рыженковым А.М. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. от 15 июня 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Стороны, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, сведений о причинах неявки не представили, в связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие сторон.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций были допущены такого рода существенные нарушения норм права, выразившиеся в следующем.
Судом установлено, что 2 июня 2014 г. Леонова В.Б. обратилась в ГУ — УПФ РФ в г. Тамбове и Тамбовском районе Тамбовской области с заявлением о назначении ей досрочной трудовой пенсии по старости на основании подпункта 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".
Решением ГУ — УПФ РФ в г. Тамбове и Тамбовском районе Тамбовской области от 1 сентября 2014 г. N 285 Леоновой В.Б. отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с отсутствием необходимого специального стажа на соответствующих видах работ — 30 лет. При этом в специальный стаж для досрочного назначения трудовой пенсии по старости в льготном исчислении (как 1 год работы за 1 год и 3 месяца) пенсионным органом не включены периоды нахождения Леоновой В.Б. в отпуске по беременности и родам с 22 мая по 10 сентября 1982 г., в отпуске по уходу за ребенком до года с 11 сентября 1982 г. по 18 июля 1983 г., названные периоды зачтены в стаж работы в календарном исчислении; период работы в должности инструктора по гигиеническому воспитанию центра медицинской профилактики Городской поликлиники N <…> с 30 октября 1999 г. по 1 октября 2001 г. не включен в специальный стаж, поскольку указанная должность не предусмотрена соответствующим Списком профессий и должностей, работа в которых дает право на досрочное пенсионное обеспечение, а также период работы Леоновой В.Б. со 2 октября 2001 г. по 31 марта 2005 г. (в том числе периоды ее нахождения в отпуске без сохранения заработной платы) в должности помощника врача-эпидемиолога в Центре государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Тамбовском районе Тамбовской области не засчитан ответчиком в специальный стаж в льготном исчислении (как 1 год работы за 1 год и 3 месяца), поскольку указанное учреждение расположено не в сельской местности или поселке городского типа.
Принимая решение в части удовлетворения требований Леоновой В.Б. о включении в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, в льготном исчислении как 1 год работы за 1 год и 3 месяца периодов нахождения ее в отпуске по беременности и родам с 22 мая по 10 сентября 1982 г. и в отпуске по уходу за ребенком до года с 11 сентября 1982 г. по 18 июля 1983 г., суд исходил из того, что указанные периоды имели место на момент действия статьи 167 Кодекса законов о труде РСФСР в редакции, действовавшей до 6 октября 1992 г. и предусматривавшей включение периода нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком в общий и непрерывный стаж работы и в стаж работы по специальности, а также оспариваемые периоды приходятся на время работы Леоновой В.Б. в должности помощника санитарного врача <…> районной санитарно-эпидемиологической станции, которая зачтена ответчиком в специальный стаж работы истца в льготном исчислении как 1 год работы за 1 год и 3 месяца, в связи с чем суд пришел к выводу о наличии оснований для включения оспариваемых периодов в специальный трудовой стаж Леоновой В.Б. в льготном исчислении.
В указанной части судебные постановления не обжалуются.
Удовлетворяя исковые требования Леоновой В.Б. в части включения в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, в льготном исчислении как 1 год работы за 1 год и 3 месяца периода ее работы со 2 октября 2001 г. по 31 марта 2005 г. в должности помощника врача-эпидемиолога в Центре государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Тамбовском районе Тамбовской области (за исключением периодов нахождения в отпусках без сохранения заработной платы), суд первой инстанции со ссылкой на Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. N 781, исходил из того, что в оспариваемый период Леонова В.Б. фактически осуществляла трудовую деятельность на территории сельских населенных пунктов Тамбовского района Тамбовской области, в связи с чем пришел к выводу о наличии оснований для включения оспариваемого периода в специальный трудовой стаж в льготном исчислении как 1 год работы за 1 год и 3 месяца.
С выводом суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Тамбовского областного суда.
С таким выводом судов первой и апелляционной инстанций Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации согласиться не может по следующим основаниям.
В соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", действовавшего на момент возникновения спорных отношений, трудовая пенсия по старости ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего федерального закона, назначается лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.
Согласно пункту 2 статьи 27 названного закона списки соответствующих работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.
Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. N 781 утверждены Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (далее — Список N 781) и Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (далее — Правила N 781).
В соответствии с разделом "Наименование должностей" Списка N 781 право на досрочную трудовую пенсию по старости предоставлено среднему медицинскому персоналу, работающему в учреждениях, перечисленных в том же списке в разделе "Наименование учреждений".
Согласно подпункту "а" пункта 5 Правил N 781 периоды работы в должностях в учреждениях, указанных в списке, засчитываются в стаж работы в календарном порядке, за исключением случаев применения льготного порядка исчисления стажа указанной работы, в том числе лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения в городе, в сельской местности и в поселке городского типа (рабочем поселке), год работы в сельской местности или в поселке городского типа (рабочем поселке) засчитывается в указанный стаж работы как год и 3 месяца.
В пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. N 30 "О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии" разъяснено, что, если работа осуществлялась как в городе, так и в сельской местности и в поселке городского типа (рабочем поселке), период работы в сельской местности исчисляется в льготном порядке (1 год работы за 1 год и 3 месяца).
Пунктом 4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 г. N 516, определено, что в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, засчитываются периоды работы, выполняемой постоянно в течение полного рабочего дня, если иное не предусмотрено настоящими Правилами или иными нормативными правовыми актами, при условии уплаты за эти периоды страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации.
Исходя из приведенного выше правового регулирования, льготный порядок исчисления стажа (1 год работы за 1 год и 3 месяца) работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, применяется в случае выполнения лицами такой работы постоянно в течение полного рабочего дня в определенный период в учреждениях здравоохранения, расположенных как в городе, так и в сельской местности или поселке городского типа.
При разрешении настоящего спора судом установлено, что в период со 2 октября 2001 г. по 31 марта 2005 г. Леонова В.Б. работала в должности помощника врача-эпидемиолога в Государственном учреждении "Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Тамбовском районе Тамбовской области", расположенном в городе Тамбове. Удовлетворяя исковые требования Леоновой В.Б. в части включения названного периода в специальный стаж для досрочного назначения пенсии по старости в льготном исчислении, суд со ссылкой на показания свидетелей и представленные истцом в судебном заседании планы работы по занимаемой ею должности пришел к выводу о том, что в спорный период Леонова В.Б. фактически осуществляла трудовую деятельность по охране здоровья населения на территории сельских населенных пунктов Тамбовского района Тамбовской области.
Между тем, как разъяснено в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2012 г. N 30 "О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии" к допустимым доказательствам, подтверждающим особенности работы (работы в определенных условиях), определяющие ее характер и влияющие на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, не могут быть отнесены свидетельские показания. Указанные обстоятельства могут подтверждаться иными доказательствами, предусмотренными в статье 55 ГПК РФ (например, приказами, расчетной книжкой, нарядами и т.п.).
В соответствии с пунктом 2 постановления Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 г. N 516 "Об утверждении Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 31 марта 2011 г. N 258н утвержден Порядок подтверждения периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, в том числе подтверждения осуществления лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения в городах, сельской местности и поселках городского типа.
Пунктом 4 указанного порядка предусмотрено, что в случаях, когда необходимы данные о характере работы и других факторах (показателях), определяющих право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, установленные для отдельных видов работ (деятельности), в том числе о выполнении работ в определенном месте (местности) или структурном подразделении, о статусе населенного пункта, для подтверждения периодов работы принимаются справки, а также иные документы, выдаваемые работодателями или соответствующими государственными (муниципальными) органами. Справки выдаются на основании документов соответствующего периода времени, когда выполнялась работа, из которых можно установить период работы в определенной профессии и должности и (или) на конкретных работах (в условиях), дающих право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.
Из приведенных нормативных положений и разъяснений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что при рассмотрении судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии, к допустимым доказательствам для подтверждения характера работы, включаемой в льготном исчислении в специальный стаж для досрочного назначения трудовой пенсии по старости, не могут быть отнесены свидетельские показания. Характер работы подтверждается на основании документов, выдаваемых работодателями или соответствующими государственными (муниципальными) органами в установленном порядке.
Однако, в материалах дела отсутствуют какие-либо документы, выданные в установленном порядке работодателем Леоновой В.Б., подтверждающие, что она в период со 2 октября 2001 г. по 31 марта 2005 г., работая в должности помощника врача-эпидемиолога в Государственном учреждении "Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Тамбовском районе Тамбовской области", расположенном в городе Тамбове, постоянно в течение полного рабочего дня осуществляла деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения, расположенных в сельской местности или поселке городского типа, что давало бы ей право на применение льготного порядка исчисления стажа указанной работы для досрочного назначения трудовой пенсии по старости.
При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что вывод суда о наличии оснований для включения оспариваемого периода работы Леоновой В.Б. в специальный трудовой стаж для досрочного назначения трудовой пенсии по старости в льготном исчислении как 1 год работы за 1 год и 3 месяца, как подтвержденный недопустимыми средствами доказывания, является неправомерным.
В связи с изложенным решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, в части удовлетворения требований Леоновой В.Б. об обязании ответчика включить в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периода работы со 2 октября 2001 г. по 31 марта 2005 г. в должности помощника врача-эпидемиолога в Центре государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Тамбовском районе Тамбовской области как 1 год работы за 1 год и 3 месяца нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений в указанной части.
Поскольку обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела, судами первой и апелляционной инстанций установлены, однако судами неправильно применены нормы материального и процессуального права к спорным отношениям, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления в указанной части и не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Леоновой В.Б. об обязании ГУ — УПФ РФ в г. Тамбове и Тамбовском районе Тамбовской области включить в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периода работы со 2 октября 2001 г. по 31 марта 2005 г. в должности помощника врача-эпидемиолога в Центре государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Тамбовском районе Тамбовской области как 1 год работы за 1 год и 3 месяца отказать.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ,

определила:

решение Ленинского районного суда г. Тамбова от 24 июня 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тамбовского областного суда от 7 сентября 2015 г. в части обязания Государственного учреждения — Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Тамбове и Тамбовском районе Тамбовской области включить Леоновой В.Б. в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периода работы со 2 октября 2001 г. по 31 марта 2005 г. в должности помощника врача-эпидемиолога в Центре государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Тамбовском районе Тамбовской области как 1 год работы за 1 год и 3 месяца отменить.
В указанной части принять по делу новое решение, которым отказать в удовлетворении исковых требований Леоновой В.Б. к Государственному учреждению — Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Тамбове и Тамбовском районе Тамбовской области о включении в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периода работы со 2 октября 2001 г. по 31 марта 2005 г. в должности помощника врача-эпидемиолога в Центре государственного санитарно-эпидемиологического надзора в Тамбовском районе Тамбовской области как 1 год работы за 1 год и 3 месяца.