Вина экспортера, взявшего на себя обязательство по соблюдению таможенного режима экспорта, презюмируется. При нарушении таможенных правил на экспортера возложена обязанность доказать свою невиновность

Постановление ФАС Московского округа от 04.03.2002 N КА-А40/911-02

от 4 марта 2002 г.
Дело N КА-А40/911-02

(извлечение)

Решением от 29 октября 2001 г., оставленным без изменения постановлением от 25 декабря 2001 г. Арбитражного суда г. Москвы по делу N А40-35063/1-12-198 удовлетворен иск Закрытого акционерного общества "Народная экспортная компания" о признании недействительным Постановления Зеленоградской таможни от 1 июня 2001 года, которым общество привлечено к ответственности за нарушение таможенных правил, предусмотренных ст. 273 Таможенного кодекса РФ. За несвоевременное зачисление валютной выручки в виде взыскания 10% стоимости товара, явившегося объектом правонарушения.
В кассационной жалобе Зеленоградская таможня ставит вопрос об отмене судебных актов, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального законодательства.
По мнению заявителя суд не учел, что при нарушении таможенного законодательства, предусмотренного ст. 273 ТК РФ вина нарушителя презюмируется, в силу чего истец должен был доказать свою невиновность в нарушение таможенных правил, однако доказательств этого не представлено.
В жалобе указывается о неправильном применении судом срока давности привлечении истца к ответственности.
В судебное заседание представитель заявителя поддержал доводы жалобы.
Представитель ЗАО "Народная экспортная компания" возражало против доводов и соображений заявителя, в дело представлен письменный отзыв.
Кассационная инстанция Федерального арбитражного суда, Московского округа, проверив материалы дела, и обсудив доводы жалобы находит, что состоявшиеся по делу судебные постановления подлежат отмене по п. 3 ст. 175 АПК РФ в виде их недостаточной обоснованности.
Удовлетворяя требование ЗАО "Народная экспортная компания" и признавая недействительным постановление Зеленоградской таможни от 1 июня 2001 г., судебные инстанции пришли к выводу об отсутствии вины истца в нарушении таможенных правил и что истек 3-летний срок для привлечения истца к ответственности.
С таким выводом согласиться нельзя по следующим основаниям.
Как следует из обстоятельств дела истцом был заключен 3.06.97 внешнеторговый контракт с Кипрской фирмой "Фульвид Трейдинг Лимитед" на поставку лома алюминиевых сплавов на сумму 179 и 420 немецких марок.
На этот контракт в АБ МБС "Ригбанк" был оформлен паспорт сделки. Факт экспорта лома подтвержден 16-ю таможенными декларациями.
По сообщению ОАО "Оргбанк" валютная выручка по контракту поступила хотя и полностью, но с нарушением в сумме 1501920 немецких марок с нарушением установленного срока (180 дней) предусмотренного валютным законодательством.
Судебные инстанции пришли к выводу, что истец принимал все необходимые меры к своевременному поступлению валютной выручки. Однако, суд не учел, что таможенные органы при наложении взыскания определив показание лишь в размере 10% стоимости товара. Ошибочны выводы суда и в той части, что отсутствие заключения МВЭС об обоснованности задержки поступления валютной выручки по контракту не является безусловным подтверждением невиновности истца.
Согласно п. 6.1 Инструкции N 19 на указанный орган возложена обязанность проверки обоснованности задержки валютной выручки. А право по обращению в этот орган принадлежит экспортеру.

Суд не учел, что вина экспортера, взявшего на себя обязательство по соблюдению таможенного режима экспорта презюмируется. При нарушении таможенных правил на экспортера возложена обязанность доказать свою невиновность.
Кроме того, суды пришли к выводу о пропуске ответчиком срока для наложения взыскания и что взыскание 10% стоимости товара недопустимо, поскольку по своему характеру это наказание является конфискацией имущества. Выводы суда ошибочны.
Действительно, взыскание стоимости товара при нарушении таможенных правил, предусмотренных ст. 273 ТК РФ является одной из санкций указанной статьи и может применяться как в качестве основного, так и в качестве дополнительного наказания. Однако, должностное лицо таможенного органа РФ, рассматривающее дело о нарушении таможенных правил, с учетом обстоятельств дела существенно снижающих степень общественной опасности содеянного может признать необходимым назначить наказание ниже низшего предела (ст. 239 ТК РФ), что и было сделано.
Как усматривается из обстоятельств дела выручка по контракту должна была составить 1794420 немецких марок. Задержка поступления валютной выручки составила 1501920 немецких марок, т.е. в срок поступила валютная выручка от экспорта товара только в размере около 300000 немецких марок.
Применяя к рассматриваемой ситуации срок давности для наложения взыскания, суд не исследовал этого вопроса, не проанализировал контракт, таможенные декларации, срок поступления валютной выручки по каждой декларации.
При таких обстоятельствах принятые по делу судебные акты не могут быть признаны правильными и подлежат отмене. При новом рассмотрении суду надлежит учесть изложенное и в соответствии с требованиями закона разрешить спор.
Руководствуясь ст. ст. 174 — 178 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 29 октября 2001 г. и постановление от 25 декабря 2001 г. Арбитражного суда г. Москвы по делу N А40-35063/01-12-198 отменить.
Дело передать на новое рассмотрение в тот же суд по первой инстанции.