Суд удовлетворил исковые требования о признании недействительным ненормативного акта госоргана в части привлечения истца к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения и требования об уплате налога, т.к. оспоренные ответчиком налоги на прибыль, НДС, в дорожные фонды, на имущество предприятий, на землю, истцом уплачены в соответствии с требованиями закона

Постановление ФАС Московского округа от 04.03.2002 N КА-А40/874-02

от 4 марта 2002 г.
Дело N КА-А40/874-02

(извлечение)

Акционерное общество открытого типа "Биохиммаш" (далее — истец, Общество) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском о признании недействительными ненормативных актов ИМНС РФ N 43 по САО г. Москвы: решения от 26.07.01 N 02-02/218д о привлечении истца к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения и требования об уплате налога N 3181 от 26.07.01.
Решением Арбитражного суда г. Москвы от 18.10.01, оставленным без изменения постановлением от 20.12.01 апелляционной инстанции, исковые требования Общества удовлетворены в полном объеме.
В кассационной жалобе ИМНС РФ N 43 просит решение и постановление суда частично отменить, указывая на неправильное применение и нарушение судом норм материального и процессуального права.
Выслушав представителей сторон, изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы и отзыва на нее, суд кассационной инстанции не находит оснований к отмене и изменению обжалуемых судебных актов.
Довод жалобы о неправильном применении судом норм статей 100 и 101 Налогового кодекса (далее — НК РФ, Кодекс) кассационной инстанцией не принимаются, поскольку вывод суда с нарушении ответчиком требований указанных статей Кодекса не явился единственным основанием к признанию недействительными оспариваемых ненормативных актов.
Суд по существу рассмотрел обоснованность привлечения Общества к налоговой ответственности за правонарушения, установленные при проведении налоговой проверки.
Ответчик указывает на непредставление Обществом в ходе проверки счетов-фактур, что явилось основанием для отказа в принятии к зачету (возмещению) НДС.
Указанные счета-фактуры были представлены истцом в заседание арбитражного суда, приняты судом, исследованы и оценены как подтверждающие право налогоплательщика на зачет (возмещение) не принятой налоговым органом суммы налога.
Ставя под сомнение достоверность данных документов, ответчик, в то же время, документально не опровергает выводов суда и достоверность изложенных в счетах-фактурах сведений, не указывает, в чем конкретно заключается их несоответствие регистрам бухучета.
Довод о том, что счета-фактуры при их наличии могли быть представлены истцом ранее, то есть при проведении проверки, не может служить основанием к отмене судебных актов. Согласно части 1 статьи 53 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, а в силу статьи 59 этого Кодекса арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств. Исходя из этого, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в пункте 29 постановления Пленума N 5 от 28.02.01 указал, что суд обязан принять и оценить документы и иные доказательства, представленные налогоплательщиком в обоснование своих возражений по акту выездной налоговой проверки, независимо от того, представлялись ли эти документы налогоплательщиком налоговому органу в сроки, определенные пунктом 5 статьи 100 НК РФ.
Признавая необоснованным привлечение истца к ответственности за применение им льготы, установленной абзацем 2 подпункта "к" статьи 4 Закона Российской Федерации "О налоге на имущество предприятий", суд исходил из того, что АООТ "Биохиммаш" является научной организацией, что подтверждается Свидетельством о государственной аккредитации научной организации N 1080 от 2 марта 1999 г., выданным Министерством науки и технологий РФ, а также присвоенными истцу кодами ОКОНХ, в том числе кодом 95120 — "научное учреждение отраслевого профиля".
При этом суд исходил также из того, что в соответствии со ст. 5 Федерального закона "О науке и государственной научно-технической политике" Свидетельство о государственной аккредитации выдается научной организации, объем научно и (или) научно-технической деятельности которой составляет не менее 70% общего объема выполняемых указанной организацией работ.
Следовательно, объем научно и (или) научно-технической деятельности АООТ "Биохиммаш" на момент рассмотрения вопроса о выдаче ему Свидетельства об аккредитации составлял не менее 70% общего объема выполняемых им работ, что является дополнительным подтверждением его права на налоговую льготу и опровергает выводы ответчика о том, что объем научно-исследовательских, опытно-конструкторских и экспериментальных работ составил у истца менее 70%.
Доводы налогового органа о том, что сдача истцом имущества в аренду и предоставление стоянки для автомашин является оказанием услуг, которые подлежат учету при определении права на льготу, противоречат буквальному содержанию абзаца 2 пп. "к" ст. 4 Закона о налоге на имущество, где прямо указано, что процент научных и иных аналогичных работ определяется, исходя из общего объема именно работ, а не иных видов деятельности.
Кроме того, судом установлено, доказывается материалами дела и не оспаривается ответчиком правомерное применение АООТ "Биохиммаш" льготы по тому же налогу, но по иным основаниям, предусмотренным пп. "и" статьи 5 Закона о налоге на имущество, в соответствии с которым стоимость имущества предприятия, исчисленная для целей налогообложения, уменьшается на балансовую (нормативную) стоимость мобилизационного резерва и мобилизационных мощностей.
В части доначисления налога на пользователей автодорог и налога на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы, взыскания соответствующих налоговых санкций и пени.
Согласно ст. 5 Закона РФ "О дорожных фондах РФ" и ст. 3 Закона г. Москвы "О налоге на содержание жилищного фонда и объектов социально-культурной сферы" объектом налогообложения указанными налогами является выручка от реализации товаров (работ, услуг).
В силу ст. 38 НК РФ услугой для целей налогообложения признается деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности.
Сдача имущества в аренду не является реализацией услуг.
Поскольку названными выше Законами доходы от сдачи имущества в аренду прямо не признаются выручкой от реализации продукции (работ, услуг), а в силу ч. 7 ст. 3 НК РФ все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика, суд правомерно указал, что решение ответчика о привлечении истца к налоговой ответственности в этой части не соответствует закону.
Удовлетворяя исковые требования Общества по вопросу, связанному с начислением пени и налоговых санкций за период 1998 — 1999 гг., суд пришел к выводу о том, что ответчик в нарушение статей 69 и 70 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" за период, когда действовал мораторий на удовлетворение требований кредиторов по обязательным платежам должника, начислил истцу к уплате пени и штрафы за несвоевременное перечисление подоходного налога.
В соответствии с названными нормами Закона с момента введения внешнего управления вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам и обязательным платежам должника. По окончании внешнего управления неустойки (штрафы, пеня), а также суммы причиненных убытков, которые должник обязан уплатить кредиторам по денежным обязательствам и обязательным платежам, могут быть предъявлены к уплате в размерах, существовавших на момент введения внешнего управления. В течение срока действия моратория на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам и обязательным платежам не начисляются неустойки (штрафы, пеня) и иные финансовые (экономические) санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей, а также подлежащие уплате проценты.
Довод жалобы о том, что для истца как налогового агента суммы налога, на которые начислены пени и налоговые санкции, не являются обязательными платежами, кассационной инстанцией не принимается, поскольку их начисление связано с исчислением и перечислением обязательных платежей (налога).
Не подлежат отмене судебные акты и в отношении признания недействительными оспариваемых актов ИМНС РФ N 10 в части доначисления налога на землю, соответствующих пени и штрафа.
Арбитражный суд правильно применил ст. 12 Закона РФ "О плате за землю", в соответствии с которой от уплаты земельного налога полностью освобождаются научные организации, к которым относится и АООТ "Биохиммаш".
Ответчик ссылается на то, что с юридических лиц и граждан, освобожденных от уплаты земельного налога, при передаче ими земельных участков в аренду (пользование) взимается земельный налог с площади, переданной в аренду (пользование).
Однако истец передавал нежилые помещения, а из буквального содержания данного положения ст. 12 Закона следует ограничение в пользовании льготой при передаче в аренду непосредственно земельных участков, а не помещений.
Поскольку статья 12 названного Закона прямо не устанавливает ограничение в применении льготы при передаче помещения в аренду, кассационная инстанция расценивает это как неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах, которые в соответствии с п. 7 ст. 3 НК РФ толкуются в пользу налогоплательщика.
При таких обстоятельствах, а также в силу п. 2 ст. 11 АПК РФ, не подлежит применению ст. 13 Закона г. Москвы от 16.07.97 N 34 "Об основах платного землепользования в городе Москве", в той части, в которой ею вводится дополнительное ограничение применения налоговой льготы, не предусмотренное Федеральным законом.
Арбитражный суд, признавая недействительным решение и требование ответчика в части доначисления налога на рекламу, взыскания соответствующих пени и штрафа, указал, что расходы АООТ "Биохиммаш" по созданию Web-сайта носят информационный характер и не являются объектом обложения налогом на рекламу.
Выводы суда основаны на Законе РФ "Об информации и информатизации", где под Интернетом понимается информационная система, а под Web-сайтом — информационный ресурс, а также на ст. 2 Федерального закона "О связи", содержащей понятие услуг связи, под которое подпадают и услуги сети Интернет.
Судом правильно отклонена ссылка ответчика на п. 2.4. Инструкции ГНИ г. Москвы от 21 декабря 1992 года N 1 "О порядке исчисления и уплаты налога на рекламу в г. Москве", поскольку распространение информации на Web-сайте не подпадает под определение рекламы, данное в п. 2 Инструкции.
Утверждение ответчика о том, что информация, содержащаяся на сайтах истца, носит рекламный характер, ничем документально не подтверждено. В решении налогового органа зафиксирован лишь факт несения истцом затрат на создание Web-сайта, однако действительное его создание, а также распространение истцом какой-либо информации через сеть Интернет материалами налоговой проверки не установлено.
Кроме того, как установлено судом, данные затраты включены истцом в себестоимость на основании пп. "и" п. 2 Положения о составе затрат, как расходы на оплату услуг связи, и неправомерность их отнесения на себестоимость в этом качестве налоговой проверкой не установлена.
Доводы, приведенные в кассационной жалобе, не свидетельствуют о допущенной по делу судебной ошибке.
В связи с изложенным суд кассационной инстанции не усматривает предусмотренных ст. 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены обжалованных актов суда.
Руководствуясь ст. ст. 171, 173 — 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 18.10.2001 и постановление от 20.12.2001 апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы по делу N А40-27927/01-108-317 оставить без изменения, кассационную жалобу ИМНС РФ N 43 по САО г. Москвы — без удовлетворения.