Запрещаются и в установленном порядке признаются недействительными достигнутые в любой форме соглашения (согласованные действия) федерального органа исполнительной власти с другим федеральным органом исполнительной власти либо с хозяйствующим субъектом, которые имеют либо могут иметь своим результатом ограничение конкуренции, в т.ч. соглашения (согласованные действия), направленные на раздел рынка по кругу продавцов или покупателей (заказчиков), ограничение доступа на рынок или устранение с него хозяйствующих субъектов

Постановление ФАС Московского округа от 08.01.2002 N КА-А40/7811-01

от 8 января 2002 г.
Дело N КА-А40/7811-01
(извлечение)

Федеральный арбитражный суд Московского округа при участии в заседании: от МАП России — Б. по дов. от 04.01.01 N НФ/116, от ФГУП "123 авиационно-ремонтный завод" — Е. по дов. от 21.12.01 N ЮК-32-10100; от ОАО "МПО им. Румянцева" — М. по дов. от 28.12.01 N 01/136; К. по дов. от 28.12.01 N 01/135; К. по дов. от 28.12.01 N 01/137; от Минобороны России — Д. — паспорт, выдан. 05.08.98 N 772-012, рассмотрев кассационную жалобу МАП России, ОАО "МПО им. Румянцева" на решение от 6 сентября 2001 г. и постановление от 5 ноября 2001 г. по делу N А40-27120/01-121-154 Арбитражного суда г. Москвы, судьи: Б., Н., Б., К., Д., К.,

УСТАНОВИЛ:

ОАО "МПО им. Румянцева" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском о признании недействительными решения и предписания Министерства Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства (далее — МАП России) от 18.06.01 N НФ/8158 по делу N 108/102-01.
К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, привлечены Министерство обороны Российской Федерации (далее — Минобороны России), Российское авиационно-космическое агентство (далее — Росавиакосмос), Федеральное государственное унитарное предприятие "123 авиационный ремонтный завод" (далее — ФГУП "123 АРЗ") и Ассоциация ремонтных предприятий воздушного транспорта России (далее — Ассоциация).
Решением от 06.09.01, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 05.11.01, иск удовлетворен.
Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о несоответствии оспариваемых актов антимонопольного органа требованиям закона и нарушении ими прав и интересов истца.
В кассационных жалобах ФГУП "123 АРЗ" и МАП России ставят вопрос об отмене решения и постановления арбитражного суда, ссылаясь на неправильное применение судом ст. 8 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (Закон о конкуренции), ст. 4 ФЗ "О государственном оборонном заказе", п. 1.8 Методических рекомендаций (выпуск 6159). По мнению заявителей, в нарушение требований ст. ст. 59, 125 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд дал неправильную оценку правовому характеру решения N 20-01-96 "О передаче ремонта агрегатов КТА-5 всех модификаций для нужд Российской Федерации, стран СНГ и инозаказчиков АО "МПО им. Румянцева", определив его как разрешение компетентных органов на прекращение ремонта агрегатов данной модификации в рамках государственного оборонного заказа на одном предприятии с передачей этого заказа другому лицу.
В судебном заседании представители МАП России и ФГУП "123 АРЗ" поддержали доводы кассационной жалобы, представители ОАО "МПО им. Румянцева" и Агентства, представив отзывы на жалобы, возражали против их удовлетворения как необоснованных.
Извещенный в установленном законом порядке о месте и времени судебного разбирательства по жалобам представитель Агентства в заседание не явился.
Законность судебных актов проверена в кассационном порядке Федеральным арбитражным судом Московского округа. Кассационная инстанция находит, что решение от 06.09.01 и постановление от 05.11.01 Арбитражного суда г. Москвы подлежат отмене ввиду их недостаточной обоснованности.
Согласно ст. 125 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при вынесении решения арбитражный суд должен оценить в соответствии со ст. 59 названного Кодекса представленные сторонами доказательства, установить обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного рассмотрения спора, дать правильную правовую квалификацию отношениям сторон, после чего вынести законное и обоснованное решение.
Указанные требования закона судом не выполнены.
Решением от 18.06.01 по делу N 108/102-01 МАП России признало в действиях истца, Минобороны России и Государственного комитета Российской Федерации по оборонным отраслям промышленности нарушение ст. 8 Закона о конкуренции, выразившееся в достижении ими соглашения N 20-01-96, направленного на раздел рынка работ по ремонту агрегатов КТА-5 всех модификаций, топливно-регулирующей аппаратуры авиационного двигателя АИ-20 по кругу продавцов, которое привело к ограничению конкуренции на рынке работ по ремонту указанных агрегатов. На основании этого решения антимонопольным органом было выдано предписание от 18.06.01 N НФ/8158 о расторжении упомянутого соглашения с указанием срока исполнения до 30.07.01.
ОАО "МПО им. Румянцева" оспорило акты антимонопольного органа в судебном порядке.
Признавая недействительными оспариваемые акты антимонопольного органа, судебные инстанции исходили из того, что ответчик не доказал использование в дальнейшем этого соглашения как основания для отказа в размещении государственного оборонного заказа по ремонту КТА-5 в/м на ФГУП "123 АРЗ" либо оказания услуг по ремонту агрегатов для нужд гражданской авиации. Суд расценил упомянутое соглашение N 20-01-96 как разрешение компетентных органов на прекращение ремонтных работ КТА-5 в рамках гособоронзаказа на ФГУП "123 АРЗ" с передачей этих функций ОАО "МПО им. Румянцева". Суд пришел к выводу о том, что этим актом права 3-го лица не нарушаются, поскольку не ущемляются его права по осуществлению ремонтных работ КТА-5 по заказам частных компаний и не исключается в дальнейшем возможность получения им государственного оборонного заказа по данному направлению деятельности.
Суд кассационной инстанции не может согласиться с данными выводами суда.
Согласно ст. 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа может быть признан судом недействительным, если он не соответствует закону или иным правовым актам и нарушает права и охраняемые законом интересы юридического лица.
В соответствии со ст. 8 Закона о конкуренции запрещаются и в установленном порядке признаются недействительными достигнутые в любой форме соглашения (согласованные действия) федерального органа исполнительной власти с другим федеральным органом исполнительной власти либо с хозяйствующим субъектом, которые имеют либо могут иметь своим результатом ограничение конкуренции, в т.ч. соглашения (согласованные действия), направленные на раздел рынка по кругу продавцов или покупателей (заказчиков), ограничение доступа на рынок или устранение с него хозяйствующих субъектов.
При разрешении спора суд эти требования Закона оставил без внимания.
Предметом рассмотрения антимонопольного органа явилось совместное решение N 20-01-96 компетентных органов о производстве ремонтных работ агрегатов КТА всех модификаций для нужд Российской Федерации, стран СНГ и инозаказчиков только на одном предприятии ОАО "МПО им. Румянцева" с одновременным прекращением данного права у ФГУП "123 АРЗ".
Суд не дал оценки доводам МАП России, что вышеуказанным соглашением перераспределена принадлежащая унитарному предприятию часть рынка ремонта агрегатов КТА в/м топливно-регулирующей аппаратуры двигателя АИ-20 в пользу истца и создало непреодолимое препятствие для вхождения 123-его АРЗ вновь на этот рынок, что, по мнению антимонопольного органа, привело к ограничению конкуренции на рынке работ по ремонту этого агрегата.
Согласно п. 4 ст. 4 ФЗ "О государственном оборонном заказе" размещение оборонного заказа проводится на конкурсной основе. Государственный оборонный заказ обязателен для принятия его государственными унитарными предприятиями, а также иными организациями, занимающими доминирующее положение на товарном рынке или обладающими монополиями на производство продукции по оборонному заказу.

В силу ст. 1 названного Закона все правоотношения по выполнению государственного оборонного заказа регулируются путем заключения контрактов непосредственно между заказчиком и исполнителем.
Суд не дал оценки и не обосновал с учетом требований вышеназванных норм права законность принятого соглашения.
Обосновывая свой вывод о том, что упомянутое решение N 20-01-96 по своей правовой природе не является таковым, а носит разрешительный характер и направлено на прекращение ремонта одним хозяйствующим субъектом с передачей этих прав другому, суд сослался на Методические указания (выпуск 6159).
Пункт 1.8 Методических указаний названного выпуска императивно устанавливает порядок выдачи разрешения на прекращение ремонта агрегатов.
Исходя из формы и содержания спорного соглашения, порядка его издания, суд не проверил, отвечает ли данный документ требованиям, предъявляемым к актам разрешительного характера, не выяснил и не привел мотивы принятого им решения о том, нормами какого закона, регулирующего вопросы ремонта агрегатов авиационной техники для государственных оборонных нужд, руководствовались стороны при принятии совместного решения в форме упомянутого соглашения о передаче агрегатов с одного предприятия на другое.
Таким образом, судом не исследованы в полном объеме условия соглашения N 20-01-96.
Выяснение этого обстоятельства имеет существенное значение для установления факта нарушения антимонопольного законодательства при издании названного совместного решения, с которым ответчик связывает ограничение конкуренции на рынке работ по ремонту агрегатов КТА-5 в/м.
Судебные инстанции, признавая, что данное решение не распространяется на ремонт КТА-5 в рамках коммерческой деятельности, в нарушение требования ст. 59 АПК РФ оставили без внимания представленные ответчиком и ФГУП "123 АРЗ" документы, а именно: письма ОАО "МПО им. Румянцева" от 08.06.00 N 60/05-268, от 06.04.00 N 60/05-163 и от 10.12.95 N 01/73 — об отказе общества заключить договор поставки ремонтно-групповых комплектов к агрегатам КТА-5М для гражданских нужд со ссылкой на решение N 20-01-96, а также письмо Росавиакосмоса от 01.09.00 N ВР-341-199, которым указанное Агентство признавало обоснованным отказ истца, мотивируя тем, что договор поставки противоречит условиям совместного решения.
Суд, рассматривая спор, этим документам надлежащей правовой оценки не дал, не обсудил вопрос о правах и обязанностях ОАО "МПО им. Румянцева" и ФГУП "123 АРЗ" по осуществлению ремонта агрегатов КТА-5 в/м, в т.ч. включая ремонт для гражданских нужд, в рамках принятого совместного решения. Суд не учел, что данное решение не могло состояться и реализоваться в отсутствие хотя бы одного из его участников.
В связи с этим утверждение суда о превышении МАП России его компетенции при издании оспариваемых актов с обоснованием отсутствия у истца полномочий по перераспределению функций исполнителей государственного оборонного заказа и невозможностью исполнения вышеназванного предписания антимонопольного органа, является ошибочным и не вытекает из смыслового содержания совместного решения N 20-01-96.
Согласно ст. 27 Закона о конкуренции антимонопольному органу предоставлено право рассматривать факты нарушения антимонопольного законодательства и принимать по ним решения и предписания.
Поскольку обстоятельства по делу исследованы недостаточно полно, обжалованные судебные акты не могут быть признаны законными и обоснованными, подлежат отмене, а дело — передаче на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда г. Москвы.
При новом рассмотрении суду необходимо учесть изложенное, определить, какими нормативными правовыми актами регулируются спорные правоотношения, правильно определить правовую природу совместного решения N 20-01-96, исследовать все имеющие значение для правильного разрешения спора обстоятельства и с учетом установленного разрешить возникший спор.
Руководствуясь ст. ст. 174 — 178 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 6 сентября 2001 г. и постановление от 5 ноября 2001 г. Арбитражного суда г. Москвы по делу N А40-27120/01-121-154 отменить. Дело передать на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.