Дело о взыскании задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами по договору уступки права на проведение денежного зачета в федеральный бюджет передано на новое рассмотрение, т.к. не были установлены обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения данного спора

Постановление ФАС Московского округа от 12.10.1999 N КГ-А40/3285-99

от 12 октября 1999 г.
Дело N КГ-А40/3285-99

(извлечение)

Акционерное общество закрытого типа "Балтийская финансово — промышленная группа" (АОЗТ "БФПГ") обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Открытому акционерному обществу (ОАО) "Обьнефтегазгеология" о взыскании 16044080 руб. задолженности и 1476055 руб. 40 коп. процентов по ст. 395 ГК РФ (с учетом увеличения размера требований, л. д. 122 — 123).
Исковые требования мотивированы тем, что по договору N 1/96 от 22.11.96 истец уступил ответчику право на проведение денежного зачета по расходам текущего содержания Вооруженных сил РФ; ответчик этим правом воспользовался и произвел зачет своей задолженности в бюджет на эту сумму, однако денежные средства в сумме 16044080 руб. в уплату за уступленное право по п. 2 договора не перечислил.
Решением от 15.06.99 в иске отказано в связи с выводом суда о ничтожности договора цессии N 1/96 от 22.11.96 как противоречащего ст. ст. 382, 383, 384, 388 ГК РФ.
Суд также сослался на то, что денежный зачет относится не к гражданско — правовым, а к налоговым правоотношениям, на которые нормы ГК, в том числе и по уступке права требования, не распространяются.
Кроме того, отказ в иске мотивирован тем, что ответчик рассчитывался за уступленное право поставкой нефти в количестве 20354 тонн, в связи с чем отсутствует обязательство ответчика уплатить истцу денежные средства в сумме 16044080 руб.
Постановлением апелляционной инстанции от 05.08.99 решение оставлено без изменения по тем же мотивам.
Суд обеих инстанций признал договор N 119 от 02.12.96 заключенным со ссылкой на ст. 438 ГК РФ, поскольку ответчик направил истцу оферту (проект указанного договора) и произвел отгрузку нефти, а истец в письмах признал поставку нефти в количестве 20354 тонны.
В кассационной жалобе заявитель просит отменить решение и постановление, ссылаясь на нарушение судом обеих инстанций ст. 58 АПК РФ, поскольку действительность договора цессии установлена вступившими в законную силу судебными актами, что имеет преюдициальное значение для настоящего дела; на неправильное применение норм ст. 383 ГК РФ; неправильный вывод о заключении договора N 119 от 02.12.96 в порядке ст. 438 ГК РФ; недоказанность получения истцом нефти в количестве 20354 тонны.
В заседании кассационной инстанции заявитель привел доводы, аналогичные изложенным в жалобе.
Представитель ответчика возразил против доводов жалобы, ссылаясь на то, что за уступленное право по договору цессии N 1/96 от 22.11.96 ответчик рассчитался поставкой нефти по другому договору — N 119 от 02.12.96, заключенному между сторонами; договор N 119 от 02.12.96 является соглашением об отступном, в котором стороны установили, что стоимость поставляемой нефти меньше, чем стоимость уступленного права, что не противоречит природе отступного.
Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав представителей сторон, кассационная инстанция находит решение и постановление подлежащими отмене по следующим основаниям.
Выводы, содержащиеся в решении суда, противоречивы, поскольку, если суд пришел к выводу о ничтожности договора цессии, то следовало применять последствия недействительности ничтожной сделки, выяснив, что получено каждой из сторон по сделке.
Однако сделав вывод о ничтожности договора цессии, суд сослался на то, что за уступленное право ответчик уплатил поставкой нефти, в связи с чем не должен перечислять денежные средства в сумме 16044080 руб., т.е. исходил из того, что обязательство существует и оно ответчиком исполнено.
Нельзя признать правильным вывод суда о том, что правоотношения сторон, возникшие из договора уступки права требования, относятся к налоговым правоотношениям, т.к. уступка проводилась в рамках денежного зачета, и потому не регулируется нормами гражданского законодательства.
Бюджетными (налоговыми) правоотношениями в данном случае можно назвать правоотношения всех участников (а не только истца и ответчика) денежного зачета, указанных во "Временном порядке проведения денежных зачетов", но только по поводу самого зачета, целью которого является взаимное погашение долгов: федерального бюджета перед поставщиками продукции, работ, услуг и недоимщиков — перед федеральным бюджетом.
Денежный зачет в данном случае был произведен, и этот денежный зачет является актом в сфере бюджетных правоотношений, однако в рамках денежного зачета уступка права на его проведение не противоречит нормам главы 24 ГК РФ; возможность такой уступки прямо предусмотрена вышеназванным "Временным порядком …", и правоотношения сторон, возникшие из такой уступки права, регулируются нормами гражданского законодательства.
Предметом иска в данном случае является требование о взыскании долга за уступленное право по договору уступки права требования.
Ст. 383 ГК РФ, на которую сослался суд, в данном случае неприменима, поскольку в соответствии с указанным выше "Временным порядком проведения денежных зачетов …", который является нормативным правовым актом, право на проведение зачета имеют участники зачета, получившие такое право в результате уступки в соответствии с главой 24 ГК РФ.
Вывод суда о том, что договор N 119 от 02.12.96 заключен между сторонами в порядке ст. 438 ГК РФ, также нельзя признать обоснованным.
Во-первых, сославшись на то, что ответчик подтвердил направление истцу оферты — проекта договора N 119 от 02.12.96, суд не указал в решении, какими доказательствами такое направление подтверждено; во-вторых, ст. 438 ГК РФ говорит о совершении действий по выполнению указанных в оферте условий тем лицом, которое получило оферту, т.е. в данном случае, если оферту получил истец, то он и должен совершать такие действия.
Суд же установил, что оферту направил ответчик и он же отгрузил нефть.
Такой порядок в ст. 438 ГК РФ не установлен.
Кроме того, суд не принял во внимание пояснения ответчика о том, что договор N 119 от 02.12.96 заключался в порядке ст. 434 ГК РФ путем обмена документами посредством телефаксов, и возражения истца о том, что номер факса, с которого, якобы, посылался подписанный истцом договор, истцу никогда не принадлежал и истец им никогда не пользовался.
При таких обстоятельствах и при отсутствии надлежащих доказательств, позволяющих достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору, отсутствуют основания для признания договора N 119 от 02.12.96 заключенным в порядке, установленном п. 2 ст. 434 ГК РФ.
В связи с этим довод ответчика о том, что договор N 119 от 02.12.96 представляет собой соглашение об отступном, является неосновательным; если бы этот договор и был заключен, то и в этом случае не было бы оснований считать его соглашением об отступном, поскольку в тексте договора нет ссылки на то, что он является соглашением об отступном и что посредством этого договора прекращаются обязательства по договору уступки N 1/96 от 22.11.96.
Что касается договора N 119 от 25.11.96 и дополнительного соглашения к нему, обе стороны признали этот договор не порождающим права и обязанности в связи с ненадлежащими подписью и печатью ответчика на нем.
С учетом изложенного, решение и постановление подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение.
При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, а также решение по делу N А40-5123/98-81-84, на которое ссылались обе стороны и которое установило действительность договора уступки N 1/96 от 22.11.96; проверить доводы ответчика о том, что в счет уступки права истцу отгружено 20354 тонны нефти, и высказать свое суждение о доказанности этого факта; если суд придет к выводу о том, что нефть в количестве 20354 тонны на сумму 8548624,16 руб. поставлена ответчиком в уплату за уступленное право, разрешить спор в части взыскания оставшегося долга и процентов по ст. 395 ГК РФ.
Руководствуясь ст. ст. 171, 174 — 178 АПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 15.06.99 и постановление апелляционной инстанции от 05.08.99 по делу N А40-16700/99-53-187 Арбитражного суда г. Москвы отменить и дело передать в первую инстанцию того же суда на новое рассмотрение.