Суд удовлетворил исковые требования о взыскании суммы неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие неосновательного обогащения, т.к. истребуемые денежные средства фактически не пошли на увеличение уставного капитала ответчика

Постановление ФАС Московского округа от 29.10.1998 N КГ-А40/2617-98

от 29 октября 1998 г.
Дело N КГ-А40/2617-98

(извлечение)

Закрытое акционерное общество Страховая компания "Ситрафико" (ЗАО СК "Ситрафико") обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Товариществу с ограниченной ответственностью Паевой коммерческий банк "Банк корпорации резервных фондов" (ТОО ПКБ "Банк корпорации резервных фондов") о взыскании 4898542 руб. — суммы неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие неосновательного обогащения (с учетом последнего заявления об изменении размера исковых требований, т. 1, л. д. 139).
Исковые требования мотивированы тем, что по решению общего собрания пайщиков банка от 23.12.94 об увеличении уставного капитала истцом, а также АООТ Страховая компания "Корпорация резервных фондов" и АООТ "Антрадо — Инвест" были перечислены ответчику денежные средства в общей сумме 1820000000 руб.
Общее собрание пайщиков банка 20.03.95 приняло решение о внесении в Устав банка изменений в части уставного капитала, однако ответчик в нарушение требований закона и нормативных актов Центрального банка изложенные выше изменения в уставном капитале не направил в трехмесячный срок в Центральный банк и не зарегистрировал изменения к Уставу. Указанные изменения не вступили в силу, истец, а также АООТ СК "КРФ" вышли из состава пайщиков, продав 100% паев, в связи с чем у ответчика отсутствуют основания для удержания перечисленных средств.
Истец также сослался на то, что ОАО "СК Корпорация резервных фондов" и АООТ "Антрадо — Инвест" передали ему права по взысканию перечисленных ими в счет увеличения уставного капитала денежных средств в сумме соответственно 70 млн. руб. по договору цессии N 122а-ПД от 15.01.97 и 750 млн. руб. по договору цессии N 122-ПД от 15.01.97.
До принятия решения определением от 01.06.98 (т. 1, л. д. 73) суд привлек к участию в деле в качестве 3-его лица АООТ "Антрадо — Инвест".
Решением от 08.07.98 исковые требования удовлетворены частично: с ответчика в пользу истца взыскано 1820000 руб. долга, 1564701 руб. 37 коп. процентов и 21902 руб. 33 коп. расходов по госпошлине, а в остальной части в иске отказано (с учетом определения от 21.09.98 (т. 2, л. д. 128) об исправлении описок и арифметических ошибок).
Постановлением апелляционной инстанции от 22.09.98 решение оставлено без изменения.
В кассационной жалобе заявитель просит отменить обжалуемые судебные акты, ссылаясь на то, что судом обеих инстанций не принят во внимание тот факт, что отношения по возврату денежных средств, перечисленных в счет увеличения уставного капитала, были урегулированы протоколом от 01.09.95, в соответствии с которым расчеты по возврату средств произведены следующим образом: со страховой компанией "Ситрафико" — путем предоставления отступного в виде простого беспроцентного векселя N 33158 от 28.12.94 на сумму 1 млрд. рублей; с АООТ "Антрадо — Инвест" — путем проведения зачета с обязательством по простому беспроцентному векселю N 48033 от 12.01.95 на сумму 690000000 руб.; со Страховой компанией "Корпорация резервных фондов" — путем перечисления денежных средств в размере 130000000 руб.
В связи с этим заявитель считает обязательства по возврату денежных средств выполненными.
Доводами жалобы также является неправильное применение ст. 395 ГК РФ, поскольку к обязательствам по передаче векселей указанная норма неприменима, а также неправильный вывод суда о недоказанности факта передачи ответчиком векселей, поскольку факт передачи векселей зафиксирован в п. 1.1 протокола от 01.09.95.
В заседании кассационной инстанции заявитель привел доводы, аналогичные изложенным в жалобе, а также сослался на то, что постановлением апелляционной инстанции от 19.10.98 отменено решение от 24.08.98 по делу N А40-21890/98-23-313, которым протокол от 01.09.95 был признан недействительной сделкой. Указанным постановлением был признан факт существования договоренности между лицами, участвующими в деле, о порядке проведения расчетов в соответствии с протоколом от 01.09.95, в связи с чем эти обстоятельства имеют преюдициальное значение по данному делу.
Представитель истца и одновременно 3-го лица возразил против доводов жалобы, ссылаясь на непредставление ответчиком доказательств передачи и зачета векселей в счет погашения задолженности, а также доказательств исполнения обязательств по возврату средств на счет Страховой компании "Корпорация резервных фондов".
Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав представителей сторон и 3-го лица, кассационная инстанция не находит оснований к отмене судебных актов, исходя из следующего.
Судом обеих инстанций установлено, что истцом, а также АООТ Страхования компания "Корпорация резервных фондов" и АООТ "Антрадо — Инвест" были перечислены ответчику денежные средства в общей сумме 1820000000 руб. в счет увеличения уставного капитала по решению общего собрания пайщиков банка от 23.12.94 об увеличении уставного капитала банка.
Факт перечисления указанных средств и получения их ответчиком материалами дела доказан и ответчиком не отрицается.
Указанным решением общего собрания пайщиков от 23.12.94 Уставный капитал единогласно был увеличен до 3200000000 руб. В протоколе общего собрания пайщиков от 23.12.94 отражено, что по состоянию на 22.12.94 фактически оплаченный Уставный капитал составляет 100000000 руб., что соответствует первоначальному размеру Уставного капитала банка — 100000000 руб., установленному в п. 3 Учредительного договора и п. 4.1. Устава банка.
Общее собрание пайщиков банка 20.03.95 приняло единогласное решение о внесении изменений в Устав банка в связи с изменением уставного капитала до 3200000000 руб.
В связи с тем, что регистрация изменений к Уставу не была произведена в предусмотренный законодательством и нормативными актами Центрального банка трехмесячный срок со дня принятия общим собранием пайщиков решения об изменении Устава, указанные изменения не представлялись на регистрацию, судом сделан вывод о том, что изменения к Уставу не вступили в законную силу, а поэтому у банка не было оснований удерживать перечисленные денежные средства после 21.06.95.
В соответствии со ст. 10 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" (в ред. ФЗ от 03.02.96 N 17-ФЗ) кредитная организация обязана регистрировать в Банке России все изменения и дополнения, вносимые в свой Устав.
В п. 3 ст. 52 ГК РФ установлено, что изменения учредительных документов приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации, а в случаях, установленных законом, — с момента уведомления органа, осуществляющего государственную регистрацию, о таких изменениях.
Отсюда следует, что изменения в Уставе для самого юридического лица и его учредителей (участников) становятся обязательными с момента принятия решения о внесении этих изменений в Устав.
В данном случае, как для самого Банка, так и для его учредителей (участников) изменения в Уставе стали обязательными (вступили в силу) с 20.03.95, т.е. со дня принятия решения общего собрания пайщиков об изменениях в Уставе.
Вместе с тем, из материалов дела видно, что истец, а также АООТ Страхования компания "Корпорация резервных фондов" после перечисления средств в счет увеличения Уставного капитала, но до принятия общим собранием пайщиков Банка 20.03.95 решения об изменениях в Уставе Банка продали 100% своих долей (паев) по договорам купли — продажи (т. 1 л. д. 14 — 25).
В соответствии со ст. 93 ГК РФ участник общества с ограниченной ответственностью имеет право отчуждения своей доли, при этом, если отчуждается вся доля, участник добровольно выбывает из общества.
Нормы указанной статьи распространяются и на товарищество с ограниченной ответственностью в силу п. 2 ст. 6 Федерального вводного закона "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".
Поскольку по договорам купли — продажи истец и АООТ СК "КРФ" продали все свои доли, что в совокупности составило 100000000 руб., а перечисленные ими дополнительно в счет увеличения уставного капитала денежные средства в сумме 1820000000 руб. не зарегистрированы как увеличение уставного капитала и изменение в Уставе, а также в связи с тем, что указанные средства и фактически не пошли на увеличение уставного капитала, что подтвердил представитель ответчика, эти денежные средства не стали долей внесших их лиц в уставном капитале банка, поэтому суд обоснованно квалифицировал отношения сторон, как возникшие из обязательства ответчика по возврату неосновательно сбереженных средств.
В противном случае, т.е. если бы средства были использованы для увеличения уставного капитала с соблюдением установленного порядка регистрации, эти средства стали бы долей в Уставном капитале банка, а лица, внесшие их, при выходе из общества (товарищества) с ограниченной ответственностью в силу ст. 94 ГК РФ могли бы требовать возврата не доли, как таковой, а выплаты стоимости имущества, соответствующей его доле в уставном капитале.
Доказательствам, представленным в обоснование исковых требований и возражений по ним, судом первой и апелляционной инстанций дана надлежащая оценка, доводы кассационной жалобы в этой части направлены на переоценку собранных по делу доказательств, что в силу ст. 174 АПК РФ не входит в полномочия кассационной инстанции.
Судом обоснованно отклонены доводы ответчика о том, что обязательства по возврату денежных средств перед СК "Ситрафико" прекращены предоставлением отступного в виде простого беспроцентного векселя на сумму 1 млрд. руб.
Исходя из смысла ст. 409 ГК РФ отступное — это реальная сделка, и только в случае, если отступное реально предоставлено, оно прекращает обязательство.
Доказательств передачи векселя суду не представлено, в связи с чем нет оснований считать обязательство по возврату неосновательно сбереженных средств прекращенным.
Неосновательным является довод жалобы о неправильном применении судом ст. 395 ГК РФ, поскольку судом установлен факт неосновательного сбережения ответчиком средств в сумме 1820000000 руб., а в соответствии со ст. 1107 ГК РФ на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты по ст. 395 ГК РФ.
Отношений по передаче векселя судом не установлено.
Не может быть принят во внимание довод ответчика о преюдициальности обстоятельств, содержащихся в постановлении апелляционной инстанции от 19.10.98 по делу N А40-21890/98-23-313, о признании факта договоренности между лицами, подписавшими протокол от 01.09.95, о порядке взаиморасчетов по спорным требованиям.
Указанным постановлением отменено решение от 24.08.98 по делу А40-21890/98-23-313 и производство по делу прекращено по п. 1 ст. 85 АПК РФ, т.к. спор не подлежит рассмотрению в арбитражном суде.
В связи с этим отсутствуют основания для применения ст. 58 АПК РФ.
Доводы ответчика о неправильном распределении расходов по государственной пошлине неосновательны, т.к. определением от 21.09.98 исправлены описки и арифметические ошибки и с ТОО ПКБ "Банк корпорации резервных фондов" в пользу истца взыскано 1820000 руб. долга, 1564701 руб. 31 коп. процентов и 21902 руб. 33 коп. расходов по госпошлине, а с истца в доход федерального бюджета взыскано 32542 руб. 89 коп. госпошлины.
Исполнительные листы выданы с учетом этого определения.
В связи с изложенным кассационная инстанция пришла к выводу, что решение и постановление приняты при правильном применении норм материального права и с соблюдением норм процессуального права, а доводы кассационной жалобы не опровергают законность принятых судебных актов.
Руководствуясь ст. ст. 171, 174 — 177 АПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 08.07.98 и постановление апелляционной инстанции от 22.09.98 по делу N А40-13246/98-83-175 Арбитражного суда г. Москвы оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.