Дело о взыскании стоимости утраченного груза передано на новое рассмотрение, т.к. срок исковой давности по заявленному требованию не истек

Постановление ФАС Московского округа от 18.02.1998 N КГ-А40/166-98

от 18 февраля 1998 г.
Дело N КГ-А40/166-98
(извлечение)

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе: председательствующего Шебановой Н.А., судей Тихоновой В.К., Гордеева В.А., при участии в заседании от АОЗТ "Оникс": В. — дов. N 7/3-98 от 16.02.98, К. — дов. N 7/1-98 от 16.02.98, Б.С. — дов. N 7/2-98 от 16.02.98; от ЗАО "Маерск Прайвит Лимитед": Б.Н. — дов. б/н от 05.06.97, Т. — дов. б/н от 18.02.98; от "Маерск Лайн": М. — дов. б/н от 11.11.97, рассмотрев в заседании кассационную жалобу АОЗТ "Оникс" на решение Арбитражного суда г. Москвы от 20 ноября 1997 г. по делу N 37-265, судья Терещенко Н.И.,

УСТАНОВИЛ:

АОЗТ "Оникс" обратилось с иском в Арбитражный суд г. Москвы к ЗАО "Маерск Прайвит Лимитед" и к фирме "Маерск Лайн" (Дания) о взыскании стоимости утраченного при перевозке груза.
Решением суда от 20.11.97 в удовлетворении исковых требований АОЗТ "Оникс" было отказано.
В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.
В кассационной жалобе и дополнениях к ней на решение суда от 20.11.97 по делу N 37-265 истец — АОЗТ "Оникс" — просит указанный судебный акт отменить как недостаточно обоснованный и вынесенный с нарушением норм материального права.
В отзыве на кассационную жалобу ответчик — "Маерск Лайн" — просит решение суда оставить без изменения, а жалобу — без удовлетворения, считая решение законным и обоснованным. Ответчик — "Маерск Прайвит Лимитед" — поддержал в своем отзыве позицию "Маерск Лайн".
В заседании кассационной инстанции представитель истца просил об отмене судебного акта по основаниям, изложенным в кассационной жалобе и дополнениях к ней, представители ответчиков возражали против ее удовлетворения, считая решение суда обоснованным и вынесенным с надлежащим применением норм материального права.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав представителей истца и ответчиков, кассационная инстанция пришла к выводу, что обжалуемый судебный акт подлежит отмене по следующим основаниям.
Отказывая в удовлетворении исковых требований АОЗТ "Оникс", суд исходил из того, что спорные отношения возникли из договора перевозки, заключенного между АОЗТ "Оникс" и "Маерск Лайн". Договора экспедиции, на который ссылается истец, между АОЗТ "Оникс" и "Маерск Прайвит Лтд" не имеется, документов, подтверждающих представительство "Маерск Прайвит Лтд" как иностранного лица "Маерск Лайн", не представлено.
Компетенция суда по рассмотрению данного спора была установлена п. 7 ст. 212 АПК РФ. Применимым правом определен Международный договор, т.к. спорные правоотношения по перевозке груза автомобильным транспортом регулируются Конвенцией о договоре международной перевозки грузов по договорам 1956 г. (КДПГ) (далее — Конвенция), участниками которой являются обе стороны.
Суд также применил нормы гражданского законодательства РФ. Конвенцией установлен срок предъявления претензий к перевозчику, равный одному году. Груз должен был быть доставлен в марте 1995 года и истец знал об этом, но в суд обратился только в мае 1997 года. Годичный срок исковой давности для восстановления нарушенного права истцом был пропущен, о чем ответчик заявил в заседании.
На основании этого исковые требования о взыскании суммы 467842 долл. США были отклонены по ст. ст. 11, 20, 32 КДПГ, ст. ст. 199, 802, 805 ГК РФ.
Кассационная инстанция не может согласиться с тем, что данное решение является достаточно обоснованным и вынесенным без нарушения норм материального и процессуального права. Из материалов дела следует, что спорные отношения сторон действительно возникли из договора перевозки, при этом "Маерск Лайн" осуществляла функции перевозчика при транспортировке груза морским транспортом, при транспортировке груза судоходным транспортом функции перевозчика осуществлялись "Маерск Прайвит Лтд" от своего имени. ЗАО "Маерск Прайвит Лтд" является, как это следует из материалов дела, российским юридическим лицом.
Суд, однако, не установил, на основании, каких отношений, сложившихся между ответчиками, функции "Маерск Лайн" выполнял "Маерск Прайвит Лтд" от своего имени.
Определяя компетенцию суда по рассмотрению спора, возникшего из договора перевозки, следовало обратить внимание на то, что п. 4 ст. 212 установлена исключительная подсудность по делам по искам к перевозчикам. А потому обоснование компетенции суда должно быть в соответствии с установленным данным пунктом названной статьи.
Судом правильно было установлено, что к спорным отношениям сторон по сухопутной перевозке применяются положения Конвенции 1956 г. (КДПГ), поскольку обе стороны имеют предприятия в странах — участницах Конвенции, однако правомерность применения норм гражданского законодательства РФ судом обоснована не была.
Вместе с тем кассационная инстанция не может признать, что нормы Конвенции были применены надлежащим образом.
Ст. 6 Конвенции не обязывает получателя груза давать подробные указания по порядку выдачи груза, равно как и ст. 11 КДПГ не предусматривает ответственности за нарушение обязательств, содержащихся в накладной. Ст. 20 п. 1 не определяет срок предъявления претензии к перевозчику как равный одному году.
Ст. 32 п. 1 действительно устанавливает годичный срок исковой давности, однако он носит общий характер, при наличии вины или злоумышленного поступка он продлевается до трех лет. Более того, той же ст. 32 п. 2 Конвенции предусмотрено, что в случае предъявления рекламации в письменной форме течение срока приостанавливается до того дня, когда перевозчик в письменной форме отверг резолюцию с возвращением приложенных к ней документов. Вывод суда об истечении срока исковой давности не может быть признан обоснованным, т.к. в материалах дела имеется переписка сторон касательно утерянного груза, опровергающая этот вывод.
Ст. 23 Конвенции установлена ответственность за ненадлежащее исполнение перевозчиком своих обязанностей.
Эта норма ответственности носит императивный характер: ответственность перевозчика не может быть ниже установленного Конвенцией предела — 25 золотых франков за 1 кг брутто утерянного груза.
В рамках происходящих во всем мире процессов инфляции, изменения покупательной способности национальных валют выявилась необходимость ревизии пределов ответственности перевозчиков, установленных в транспортных конвенциях. В принимаемых протоколах к транспортным конвенциям формулируются новые принципы перерасчета пределов ответственности, выраженных в валютных единицах. К КДПГ до настоящего времени такой протокол не принят, однако это не означает, что ответственность перевозчика не должна вообще определяться. При этом при ее определении необходимо соблюдение компенсаторного соответствия тому валютному эквиваленту в 25 золотых франков, который законодатель имел в виду обеспечить по нормативу Конвенции. В противном случае это означало бы по сути дела освобождение ответчика от имущественной ответственности за несохранность груза, возникшую по его вине, и возложение всех последствий нарушения договора перевозки на другую его сторону — грузовладельца. Это противоречит одному из основных начал гражданского законодательства, указанных в ст. 1 ГК РФ — необходимости обеспечения восстановления нарушенных прав и их судебной защиты.
Ввиду того, что Конвенцией не предусмотрен принцип полного возмещения ущерба, то оправдано исходить из ограничения ответственности перевозчика за несохранность груза, согласно ст. 23 Конвенции, но опираясь на тот лимит, который изначально имел ввиду законодатель.
При этом следует иметь в виду, что Конвенция установила в качестве расчетной единицы "золотой франк", который в настоящее время не применяется, поэтому необходимо определить его эквивалент в специальных правах заимствования (СДР), как это установлено Международным валютным фондом, с учетом золотого содержания франка, указанного в Конвенции.
После этого предел ответственности перевозчика за утрату 1 кг веса брутто может быть определен по курсу рубля к СДР.
На основании вышеизложенного кассационная инстанция считает, что решение суда подлежит отмене как недостаточно обоснованное и вынесенное с нарушением норм процессуального и материального права, а дело — передаче на новое рассмотрение.
При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, определить правоотношения сторон на основании имеющих отношение к данному спору договоров, определить подлежащие доказыванию факты, вынести решение на основе надлежащего применения норм материального и процессуального права.
Руководствуясь ст. ст. 171, 174 — 177 АПК РФ, Федеральный арбитражный суд Московского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда г. Москвы от 20.11.97 по делу N 37-265 отменить, дело передать на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.