Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Фокина Валерия Васильевича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 29 и положениями статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 19.07.2016 N 1482-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина В.В. Фокина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации В.В. Фокин, которому в 1995 году была назначена пенсия по старости до достижения общеустановленного пенсионного возраста как гражданину, занятому на работах с вредными условиями труда, а также пострадавшему вследствие чернобыльской катастрофы, оспаривает конституционность следующих положений Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (с 1 января 2015 года не применяющегося, за исключением норм, регулирующих исчисление размера трудовых пенсий и подлежащих применению в целях определения размеров страховых пенсий в соответствии с Федеральным законом от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" в части, не противоречащей данному Федеральному закону):
пункта 1 статьи 29, которым размеры трудовых пенсий, установленных до вступления в силу данного Федерального закона по нормам Закона Российской Федерации от 20 ноября 1990 года N 340-I "О государственных пенсиях в Российской Федерации", пересчитываются в соответствии с данным Федеральным законом;
положения абзаца сорокового пункта 4 статьи 30 (в жалобе ошибочно указано Федерального закона от 24 июля 2009 года N 213-ФЗ), согласно которому расчетный размер трудовой пенсии, определенный в соответствии с указанным пунктом, при наличии общего трудового стажа, равного 25 лет для мужчин и 20 лет для женщин, а для лиц, имеющих стаж на соответствующих видах работ и страховой стаж, требуемые для досрочного назначения трудовой пенсии по старости (статьи 27 и 28 данного Федерального закона), при наличии общего трудового стажа, равного по продолжительности страховому стажу, требуемому для досрочного назначения трудовой пенсии по старости, не может превышать сумму, равную 555 рублей 96 копеек;
абзаца третьего пункта 5 статьи 30 в первоначальной редакции оспариваемого Федерального закона, предусматривавшего для лиц, имеющих необходимый специальный стаж, в целях исчисления расчетного пенсионного капитала увеличение ожидаемого периода выплаты трудовой пенсии по старости на количество лет, недостающих при назначении досрочной пенсии до общеустановленного пенсионного возраста;
пункта 9 статьи 30 в первоначальной редакции оспариваемого Федерального закона, устанавливавшего, что оценка пенсионных прав застрахованных лиц по состоянию на 1 января 2002 года производится органами, осуществляющими пенсионное обеспечение, одновременно с назначением им трудовой пенсии в соответствии с данным Федеральным законом, но не позднее 1 января 2013 года; при этом применяется порядок исчисления и подтверждения трудового стажа, в том числе стажа на соответствующих видах работ (а в необходимых случаях — заработка застрахованного лица), который был установлен для назначения и перерасчета государственных пенсий и действовал до дня вступления в силу данного Федерального закона.
По мнению заявителя, оспариваемые нормы не позволяют засчитать в общий трудовой стаж, необходимый для определения расчетного размера трудовой пенсии, периоды обучения в средних и высших учебных заведениях, период прохождения военной службы по призыву в льготном исчислении, как это было предусмотрено ранее действовавшим законодательством; а также исчислить расчетный пенсионный капитал путем увеличения ожидаемого периода выплаты трудовой пенсии по старости на количество лет, недостающих при назначении досрочной пенсии до общеустановленного пенсионного возраста, что ухудшает его пенсионное обеспечение, ограничивает право на судебную защиту и противоречит статьям 19 (части 1 и 2), 46 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 118 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
В связи с изменением порядка исчисления трудовых пенсий, в том числе по старости, с даты вступления в силу Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", т.е. с 1 января 2002 года, законодатель в статье 30 данного Федерального закона установил для застрахованных лиц преобразование их пенсионных прав путем конвертации в расчетный пенсионный капитал по определенной формуле, составным элементом которой является исчисляемый в установленном порядке расчетный размер трудовой пенсии. Для лиц, пенсия которым была назначена до указанной даты, перерасчет размеров трудовых пенсий, установленных по нормам Закона Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации", может осуществляться по правилам, предусмотренным пунктами 3, 4 и 6 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". При этом в пункте 2 данной статьи, вопреки утверждению заявителя, закреплено несколько вариантов определения расчетного размера трудовой пенсии застрахованных лиц по состоянию на 1 января 2002 года, что позволяет указанным лицам выбрать наиболее благоприятный вариант исчисления размера пенсии и не препятствует реализации приобретенных пенсионных прав.
В частности, положение пункта 3 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" устанавливает календарный порядок исчисления общего трудового стажа, при этом расчетный размер пенсии не подлежит ограничению. В пункте 4 статьи 30 оспариваемого Федерального закона предусмотрена возможность исчисления расчетного размера пенсии в порядке, установленном законодательством Российской Федерации по состоянию на 31 декабря 2001 года. Данная норма воспроизводит не только порядок исчисления общего трудового стажа, в том числе с зачетом в него периодов обучения в высших и средних учебных заведениях, но и положение об ограничении размера пенсии определенной суммой (абзац сороковой).
Что касается абзаца третьего пункта 5 статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в первоначальной редакции, то данное положение, устанавливавшее особенности исчисления расчетного пенсионного капитала граждан, которые были заняты на отдельных видах работ с особыми условиями труда, и предоставлявшее им право выбора вида трудового стажа, с учетом которого осуществлялась конвертация пенсионных прав в целях исчисления размера страховой части трудовой пенсии, в том числе стажа на соответствующих видах работ, было направлено на реализацию их права на пенсионное обеспечение на наиболее благоприятных для них условиях, а потому не может расцениваться как нарушающее конституционные права граждан (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 29 марта 2016 года N 594-О).
Таким образом, оспариваемые положения статьи 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" закрепляют порядок реализации права застрахованных лиц на пенсионное обеспечение исходя из избранного ими наиболее благоприятного варианта исчисления размера пенсии, направлены на учет их интересов, а также на сохранение прав, приобретенных до введения в действие названного Федерального закона, а потому не могут расцениваться как нарушающие права граждан.
При этом статья 30 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" действовала в системной связи с другими положениями данного Федерального закона, в том числе с его статьей 17, предусматривающей гарантию индексации размера пенсии, пунктами 1 и 4 (в их взаимной связи) статьи 29, закрепляющими сохранение более высокого размера пенсии, определенной в соответствии с ранее действовавшим законодательством, а также со статьей 12.1 Федерального закона от 17 июля 1999 года N 178-ФЗ "О государственной социальной помощи", устанавливающей порядок и условия выплаты социальной доплаты в случае, если общий размер материального обеспечения пенсионера меньше величины прожиточного минимума пенсионера в субъекте Российской Федерации.
Следовательно, нет оснований полагать, что оспариваемыми положениями были нарушены конституционные права заявителя.
Разрешение же вопроса об оценке пенсионных прав В.В. Фокина с одновременным использованием различных способов, предусмотренных законом, в частности подсчет стажа по одним правилам, а определение расчетного размера трудовой пенсии — по другим, требует внесения изменений в действующее правовое регулирование и не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Фокина Валерия Васильевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН