Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Артамонова Владимира Юрьевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 109, 237, 255 и 406 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

Определение Конституционного Суда РФ от 24.09.2013 N 1308-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе заместителя Председателя С.П. Маврина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию гражданина В.Ю. Артамонова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.Ю. Артамонов оспаривает конституционность положений статьи 109 "Сроки содержания под стражей", части третьей статьи 237 "Возвращение уголовного дела прокурору", статьи 255 "Решение вопроса о мере пресечения" и пункта 1 части третьей статьи 406 "Порядок рассмотрения надзорных жалобы или представления" УПК Российской Федерации.
Как следует из представленных материалов, постановлением Санкт- Петербургского городского суда от 13 ноября 2012 года уголовное дело В.Ю. Артамонова, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных частью третьей статьи 210 "Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)" и частью первой статьи 285 "Злоупотребление должностными полномочиями" УК Российской Федерации, было возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, а мера пресечения в виде заключения под стражу, продленная постановлением суда по 11 января 2013 года, оставлена без изменения. При рассмотрении апелляционного представления государственных обвинителей и апелляционной жалобы подсудимых на постановление о возвращении уголовного дела прокурору судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда определением от 21 декабря 2012 года, удовлетворив ходатайство государственных обвинителей, отложила заседание суда апелляционной инстанции на 11 января 2013 года и, руководствуясь в том числе частью третьей статьи 255 УПК Российской Федерации, продлила срок содержания В.Ю. Артамонова под стражей на три месяца, т.е. по 11 апреля 2013 года. В удовлетворении надзорной жалобы и в передаче кассационной жалобы для рассмотрения дела в суде кассационной инстанции заявителю и его адвокату было отказано.
По мнению В.Ю. Артамонова, нормы статьи 109, части третьей статьи 237 и статьи 255 УПК Российской Федерации противоречат статьям 17, 18, 19 (части 1 и 2), 21 (часть 2), 22 (часть 1), 45 (часть 1), 46 (часть 1), 49, 55 (часть 3), 125 (части 4 и 6) и 126 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они в силу своей неопределенности позволяют суду — вопреки правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации — при возвращении уголовного дела прокурору продлевать срок содержания обвиняемого под стражей по правилам статьи 255 УПК Российской Федерации без учета времени его содержания под стражей в период предварительного расследования, вследствие чего превышаются максимальные сроки содержания под стражей, предусмотренные статьей 109 этого Кодекса, и игнорируются предписания части третьей его статьи 237.
Как считает заявитель, утратившее силу положение пункта 1 части третьей статьи 406 УПК Российской Федерации, будучи воспроизведенным в действующей норме пункта 1 части второй статьи 401.8 этого Кодекса, ограничивает его право обжаловать в апелляционном порядке решение суда апелляционной инстанции о продлении срока содержания под стражей, притом что такое право прямо предусмотрено частью четвертой статьи 255 УПК Российской Федерации и гарантируется Конституцией Российской Федерации, ее статьями 19 (части 1 и 2), 46 (часть 1), 47 (часть 1), 50 (часть 3), 55 (части 2 и 3) и 123 (части 3 и 4).
Кроме того, заявитель просит Конституционный Суд Российской Федерации дать оценку конституционности уголовно-процессуального законодательства с точки зрения отсутствия в нем требований об обязательности соблюдения правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные заявителем материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.
По смыслу части третьей статьи 237 УПК Российской Федерации, суд, решая при возвращении уголовного дела прокурору вопрос о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, обязан устанавливать разумный срок, необходимый для производства следственных и иных процессуальных действий, учитывая при этом продолжительность содержания обвиняемого под стражей на досудебной стадии процесса с тем, чтобы его пребывание под стражей не превысило предельные сроки, предусмотренные статьей 109 УПК Российской Федерации, и исключая при этом время содержания обвиняемого под стражей со дня поступления уголовного дела в суд и до его возвращения прокурору, сроки исчисления которого определены статьей 255 данного Кодекса для судебной стадии (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 4 октября 2012 года N 1852-О и N 1854-О, от 1 ноября 2012 года N 2001-О и др.).
Изложенное находит подтверждение и в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2009 года N 28 "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству", согласно которому при возвращении уголовного дела прокурору в соответствии с частью первой статьи 237 УПК Российской Федерации судья в соответствии с частью третьей той же статьи принимает решение о мере пресечения в отношении обвиняемого (в том числе о заключении под стражу); при этом в постановлении следует указать конкретный срок, на который продлевается содержание лица под стражей, исходя из его разумности с учетом сроков, предусмотренных статьей 109 данного Кодекса, а также дату его окончания; по вступлении постановления суда в законную силу уголовное дело направляется прокурору, после чего обвиняемый, содержащийся под стражей, перечисляется за прокуратурой (пункт 14).
Соответственно этому, продление сроков содержания под стражей осуществляется судом первой инстанции, что гарантирует возможность обжалования решения о таком продлении в апелляционном порядке в силу положений части одиннадцатой статьи 108 и части четвертой статьи 255 УПК Российской Федерации (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 декабря 2012 года N 2330-О).
Таким образом, нормы статьи 109, части третьей статьи 237 и статьи 255 УПК Российской Федерации, вопреки утверждению заявителя, не содержат неопределенности, поскольку в системе действующего правового регулирования и по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, не предполагают при возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом произвольного, не контролируемого судом и несоразмерного продления сроков содержания под стражей, а потому не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном им аспекте.
Как следует из жалобы, нарушение своих прав заявитель связывает с имевшими место, по его мнению, несоблюдением порядка установления сроков содержания под стражей при принятии судом решения о направлении его уголовного дела прокурору, а также игнорированием правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации и тем самым фактически предлагает Конституционному Суду Российской Федерации оценить законность и обоснованность состоявшихся в его деле правоприменительных решений, что не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она закреплена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
Что же касается пункта 1 части третьей статьи 406 УПК Российской Федерации, то он — по смыслу Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" — как утративший силу на основании Федерального закона от 29 декабря 2010 года N 433-ФЗ с 1 января 2013 года, т.е. до обращения В.Ю. Артамонова в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть по жалобе заявителя предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Артамонова Владимира Юрьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Заместитель Председателя Конституционного Суда Российской Федерации С.П.МАВРИН