Налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата

Постановление ФАС Поволжского округа от 13.05.2008 по делу N А65-15789/2007

(извлечение)

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа,
рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 5 по Республике Татарстан
на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 29.11.2007 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.02.2008 по делу N А65-15789/07
по заявлению закрытого акционерного общества "Аграрный инновационно-технический центр" к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 5 по Республике Татарстан о признании незаконным решения от 04.07.2007 N 1003,

установил:

закрытое акционерное общество "Аграрный инновационно-технический центр" обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением о признании незаконным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 5 по Республике Татарстан от 04.07.2007 N 1003 "О привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения" в части доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 360 571,40 руб., начисления пени и штрафа по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации; доначисления налога на прибыль за 2004 год в сумме 2 449 520,90 руб., за 2005 год 3 194 357,50 руб. начисление соответствующих пеней и штрафа по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации.
Решением арбитражного суда от 20.11.2007 заявление удовлетворено.
Постановлением апелляционной инстанции от 08.02.2008 решение оставлено без изменения.
В кассационной жалобе Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 5 по Республике Татарстан просит принятые по делу судебные акты отменить, в удовлетворении заявления отказать.
Заявитель надлежащим образом извещенный о времени и месте слушания дела в судебное заседание не явился, суд в соответствии со ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в его отсутствие.
Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, оснований для ее удовлетворения не находит.
Как следует из материалов дела, Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы N 5 по Республике Татарстан была проведена выездная налоговая проверка закрытого акционерного общества "Аграрный инновационно-технический центр" за период с 01.01.2004 по 31.12.2005 года.
По результатам проверки составлен акт N 14 от 04.06.2007 и вынесено решение N 1003 от 04.07.2007 о привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.
Данным решением заявитель привлечен к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации: за неполную уплату налога на добавленную стоимость, в виде взыскания штрафа в размере 20% в размере 66482,3 руб., за неуплату налога на прибыль (с учетом переплаты) в виде штрафа в размере 1 186 322,8 руб.
Обществу также предложено уплатить сумму неуплаченного налога на добавленную стоимость за 2003 — 2005 года в сумме 436 421,7 руб., налог на прибыль 5 990 542,5 руб.
Признавая решение в указанной части недействительным, суды обоснованно исходили из следующего.
В соответствии со ст. 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 Налогового кодекса Российской Федерации, на установленные ст. 171 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты.
Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении: товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации; товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.
В ст. 172 Налогового кодекса Российской Федерации определен порядок применения налоговых вычетов. Налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 Налогового кодекса Российской Федерации производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), и документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога.
Вычетам подлежат, если иное не установлено ст. 172 Налогового кодекса Российской Федерации, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов.
Согласно п. 1 ст. 173 Налогового кодекса Российской Федерации при определении суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, общая сумма налога, исчисленная в соответствии со ст. 166 Налогового кодекса Российской Федерации, уменьшается на сумму налоговых вычетов, предусмотренных ст. 171 Налогового кодекса Российской Федерации. В случае превышения суммы налоговых вычетов над общей суммой налога за соответствующий налоговый период образующаяся положительная разница, как следует из п. 2 ст. 173 Налогового кодекса Российской Федерации, подлежит возмещению налогоплательщику в порядке и на условиях, предусмотренных ст. 176 Налогового кодекса Российской Федерации.
Положения ст. 173 Налогового кодекса Российской Федерации находятся во взаимосвязи со статьями 171 и 172 Кодекса и предполагают возможность возмещения налога из бюджета при наличии реального осуществления хозяйственных операций. Налоговый орган вправе отказать в возмещении налога, если сумма заявленных налогоплательщиком вычетов не подтверждена надлежащими документами либо выявлена недобросовестность налогоплательщика при совершении операций, в отношении которых заявлены вычеты.
В данном случае основанием для отказа обществу в применении налоговых вычетов послужило нарушение требований п. 6 ст. 169 Налогового кодекса Российской Федерации при составлении счетов-фактур на оплату поставленных товаров.
Инспекция в жалобе указывает, что спорные счета-фактуры подписаны не установленными физическими лицами. Этим доводам судами дана надлежащая правовая оценка.
Из содержания п. 1 ст. 169 Кодекса следует, что документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога на добавленную стоимость к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации, является счет-фактура, который в силу пункта 6 названной статьи подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.
Согласно же п. 2 ст. 169 Налогового кодекса Российской Федерации счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 этой статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.
Не принимая налог на добавленную стоимость к возмещению по поставщикам обществу с ограниченной ответственностью "Промстройдизайн", обществу с ограниченной ответственностью "Альфа строительная группа", ответчик ссылался на ответы соответствующих налоговых органов, где указано, что поставщики товара не находится по юридическому адресу, организация зарегистрирована на подставное лицо, что установлено из объяснений лица, который значится как учредитель и руководитель организации, таким образом, по мнению ответчика, факт уплаты в бюджет налога ими не подтвержден.
Однако как правильно указали суды, глава 21 Налогового кодекса не предусматривает в качестве обязательного условия возмещения налога на добавленную стоимость представление подтверждения фактической уплаты налога на добавленную стоимость в бюджет поставщиками материальных ресурсов, являющимися самостоятельными налогоплательщиками и в случае неисполнения налоговых обязательств, несущими персональную налоговую ответственность. В данном случае ответчиком не учтено то обстоятельство, что статьями 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации право налогоплательщика на возмещение налога из бюджета связано с предъявлением налогоплательщику сумм налога и принятием последним на учет полученных товаров (выполненных работ, оказанных услуг), а не с внесением налога в бюджет поставщиком товаров (работ, услуг) либо поставщиком поставщика.
Задолженность перед бюджетом по налогу на добавленную стоимость, в случае ее образования у российского поставщика товаров, подлежит взысканию с последнего как с самостоятельного налогоплательщика в общеустановленном порядке.
Из материалов дела следует, что со своей стороны, налоговым органом не представлено доказательств, свидетельствующих о недобросовестности заявителя и злоупотреблении своим правом на возмещение налога на добавленную стоимость из бюджета.
В соответствии с пунктом 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами, содержащими только достоверную информацию. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.
Налоговый орган в решении заключил, что представленные обществом счета-фактуры, выставленные обществом с ограниченной ответственностью "Промстройдизайн" не могут служить достоверным доказательством для обоснования права на использование налоговых вычетов. Такой вывод налоговый орган в оспариваемом решении сделал на основании протокола допроса Сабирзянова Р.С., значащегося в Едином государственном реестре юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) руководителем указанного контрагента заявителя — общества с ограниченной ответственностью "Промстройдизайн" от имени которого подписаны договоры, акты выполненных работ и счета-фактуры.
Данный вывод, судами правомерно признан необоснованным, как не подтверждающийся достаточными доказательствами.
Свидетельские показания Сабирзянова Р.С. о том, что он не подписывал договоры и другие финансово-хозяйственные документы при отсутствии других доказательств не опровергают факт подписания документов лицами, имеющими соответствующие полномочия, а также факт осуществления заявителем реальных хозяйственных операций и фактическую уплату им поставщикам стоимости материалов, выполненных работ и оказанных услуг.
Довод заявителя о том, что данный протокол допроса Сабирзянова Р.С. от 10.02.2006, представленный налоговым органом в материалы дела, составлен вне рамок проведенной выездной налоговой проверки и не в связи с взаимоотношениями с заявителем, нашел подтверждение при судебном разбирательстве.
Таким образом, протокол допроса свидетеля, положенные налоговым органом в оспариваемом решении в качестве единственного основания исключения для не включения сумм налогового вычета по налогу на добавленную стоимость и налога на прибыль, правомерно не приняты судом в качестве надлежащего доказательства, поскольку указанные документы составлены и добыты задолго до проведения выездной налоговой проверки заявителя в период с 22.03.2007 по 01.06.2007 года и не в связи с взаимоотношениями с заявителем.
Более того, в соответствии со статьей 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами являются сведения о фактах, полученных в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке.
Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.
Статья 90 Налогового кодекса Российской Федерации допускает в рамках выездных налоговых проверок допрашивать лиц, которым могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значения для осуществления налогового контроля, в качестве свидетелей. При этом показания свидетеля, должны соответствовать признакам достоверности, обязательно должны быть оформлены протоколом, а перед началом допроса допрашиваемое лицо должно быть предупреждено об ответственности за отказ от дачи показаний или за дачу заведомо ложных показаний.
Поскольку Сабирзянов Р.С. давал показания без предупреждения об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что такие объяснения не отвечают признакам допустимости доказательств и не могут служить обоснованием законности вынесенного налоговым органом решения.
Кроме того, Сабирзянов Р.С. при даче показаний имел право руководствоваться положением статьи 51 Конституции Российской Федерации о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого.
В силу требований статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.
Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.
Из смысла положений, изложенных в определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N 138-О, от 15.02.2005 N 93-О следует, что для доказательства недобросовестности налогоплательщика необходимо представить подтверждение умышленности совместных действий сторон по сделке по возмещению налога на добавленную стоимость из бюджета, фиктивности хозяйственных операций, отсутствие осуществления уставной деятельности общества, для которой получалась продукция, и другие доказательства.
При таких обстоятельствах суды обоснованно признали правомерным довод заявителя о том, что подписи неустановленных лиц на представленных им счетах-фактурах не являются безусловным основанием для отказа налогоплательщику в применении налоговых вычетов, поскольку в данном случае отсутствуют доказательства, опровергающие тот факт, что товары и работы поставщиками в действительности поставлялись и выполнялись.
Согласно пункту 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды экономически оправданы, а сведения содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.
Как следует из пункта 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 53, факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды (под которой понимается, в том числе получение налоговых вычетов). Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом. Налоговая выгода также может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.
Судами установлено, что общество с ограниченной ответственностью "Промстройдизайн", общество с ограниченной ответственностью "Альфа строительная группа" на момент совершения спорных сделок были зарегистрированы в установленном законом порядке и осуществляли свою деятельность на законных основаниях. Изменение юридической, квалификации гражданско-правовых сделок заявителя с этими организациями в оспариваемом решении произведено налоговым, органом лишь на предположениях и без оценки соответствия сделок требованиям закона. Доводы налогового органа основаны опять же лишь на протоколах допроса свидетеля, без представления доказательств в подтверждение умышленности совместных действий заявителя и контрагентов по сделкам, направленных на неправомерное увеличение расходов в целях налога на прибыль по фиктивным хозяйственным операциям.
При проведении мероприятий налогового контроля налоговым органом не была проведена проверка общества с ограниченной ответственностью "Промстройдизайн", общества с ограниченной ответственностью "Альфа строительная группа" на предмет выявления лиц, фактически подписавших спорные договора, акты выполненных работ, счета-фактуры, в целях проверки наличия или отсутствия у этих лиц полномочий на подписание от имени руководителей указанных организаций вышеперечисленных документов.
Поскольку в оспариваемом решении налоговый орган пришел к выводу о составлении спорных счетов-фактур с нарушением порядка, установленного пунктом 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, на нем лежит обязанность доказывания факта подписания этого документа неуполномоченным лицом.
Указание в счет-фактурах фамилии руководителя, являющегося таковым согласно сведениям из ЕГРЮЛ, не может свидетельствовать о составлении счет-фактуры с нарушением установленного порядка. При подписании счетов-фактуры от имени руководителя организации иным лицом, не являющимся руководителем, по обычаям делового оборота предполагается наличие права у данного лица на такое подписание.
Приведенные в оспариваемом решении выводы о несоответствии счет-фактур требованиям пункта 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации основаны на отрицании опрошенными налоговым органом и органами внутренних дел лицами фактов подписания неких финансово-хозяйственных документов. Однако ни в своем решении, ни в представленных в материалы дела документах налоговый орган не приводит доказательств подписания спорных счетов-фактур по настоящему делу лицами, не имеющими на это полномочий. Налоговый орган ограничился лишь выводом о том, что счет-фактуры подписаны неустановленным лицом. Однако, факт подписания счетов-фактур лицами, не имеющими на это полномочий, налоговым органом не доказан.
Даже то обстоятельство, что счета-фактуры подписаны другими лицами, а не лично директорами, само по себе не может быть положено в обоснование отсутствия у подписавшего документ лица соответствующих полномочий, поскольку пунктом 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации прямо предусмотрена возможность подписания счетов-фактур и иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.
Таким образом, вывод налогового органа о несоответствии представленных обществом счетов-фактур требованиям пункта 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации нельзя признать доказанным.
Материалы дела свидетельствуют, что налоговый орган, в нарушение ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не представил сведений об отсутствии (признании недействительной) государственной регистрации общества с ограниченной ответственностью "Промстройдизайн", общества с ограниченной ответственностью "Альфа строительная группа" в период совершения сделок с обществом, либо об их ликвидации.
Статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации закрепляет презумпцию добросовестности участников гражданско-правовых отношений, осуществляя тем самым защиту гражданских прав. Поэтому при заключении сделок общество законно предполагало добросовестность контрагентов.
В соответствии с действующим законодательством Российской Федерации регистрация юридических лиц (том числе присвоение ИНН, внесение записей в ЕГРЮЛ) осуществляется налоговыми органами. И именно произведение регистрации публично подтверждает реальность существования и правоспособность любого участника гражданского оборота.
Таким образом, факт регистрации налоговыми органами общества с ограниченной ответственностью "Промстройдизайн" и общества с ограниченной ответственностью "Альфа строительная группа" в качестве юридического лица и поставка их на учет, является свидетельством признания за ними права заключать сделки, нести определенные законом права и обязанности.
Также налоговым органом не доказан факт сговора между обществом и его контрагентами, направленного на уклонение от уплаты налогов в бюджет или злоупотребления обществом правом на применение вычета.
В соответствии со ст. 247 Налогового кодекса Российской Федерации прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 Кодекса.
В соответствии с пунктом 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных ст. 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.
Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.
Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.
В соответствии с пунктом 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами, содержащими только достоверную информацию. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Соответствующие первичные документы в подтверждение понесенных расходов налогоплательщиком были представлены.
Доказательств, которые бы свидетельствовали о том, что заявитель не проявил должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента, налоговым органом не представлены. В материалах дела имеются доказательства, свидетельствующие об осуществлении Обществом хозяйственной деятельности, в том числе исполнения договорных обязательств и их оплате на основании выставленных поставщиками счетов-фактур.
Из материалов дела следует, что по договору купли-продажи ценных бумаг N 1-030/04 от 03.02.2004 заявитель приобрел простой вексель общества с ограниченной ответственностью "ИФК "Финком", а в соответствии с договором мены N 01, заключенным с обществом с ограниченной ответственностью "ИФК "Финком", от 20.04.2005 обменял указал вексель на 2 других векселя номиналом 65 000 000 руб. и 10 000 000 руб.
Первый вексель номиналом в 65 000 000 руб. был реализован по договору N КВ/ДГ-ВНБР-24 от 20.04.2005 в пользу КБ "Интехбанк". Цена реализации составила 64 800 000 рублей, денежные средства за указанный вексель были получены 20.04.2005. Платежным поручением N 153 от 20.04.2005 часть полученных средств в размере 64 000 000 руб. была направлена на погашение кредита по кредитному договору N 152/04 от 02.04.2004 с открытым акционерным обществом АИКБ "Татфондбанк", платежным поручением N 152 от 20.04.2005, часть полученных средств в размере 800 000 рублей была направлена на погашение процентов в сумме 815 342 руб. по кредитному договору N 152/04 с ОАО АИКБ "Татфондбанк" от 02.04.2004.
Второй вексель номиналом в 10 000 000 руб. был реализован по договору купли-продажи N КВ/ДГ-ВНБР-25/3 от 06.05.2005 в пользу КБ "Интехбанк". Цена реализации составила 9 955 188 руб., денежные средства за указанный вексель были получены 06.05.2005. Платежным поручением N 176 от 06.05.2005 полученные средства в составе платежа в размере 32 000000 руб. были направлены на погашение кредита по кредитному договору N 152/04 от 02.04.2004 с открытым акционерным обществом АИКБ "Татфондбанк".
На основании указанных фактов, налоговый орган пришел к выводу, что конечное использование не направлено на финансирование строительства и заявитель неправомерно уменьшил полученные доходы на сумму 10416576,56 — процентов, выплаченных по договорам займа, в т.ч. за 2004 год — 4797376,56 руб., за 2005 год — 5619200 руб., исчисленных на сумму 64000000 руб.
Признавая эти доводы необоснованными суды правомерно исходили из следующего. 02.04.2004 между обществом с ограниченной ответственностью "Аква-Холдинг" и заявителем заключено соглашение о зачете взаимной задолженности на сумму 60 956 448 руб. Из указанного соглашения от 02.04.2004 следует, что взаимозачет производился между договорами займа N 3 от 05.06.2003 и N 3-л от 24.03.2004. По договору N 3 от 05.06.2003 общество выступало заемщиком, получая финансирование для строительства комплекса аквапарка, таким образом, имелось погашение взятых обязательств. Доначисляя налог на прибыль организаций, инспекция также указала, что получение денежных средств по кредитам под проценты и использование этих денежных средств для предоставления займов третьим лицам без процентов, или приобретение на полученные за счет кредитов векселей и реализация их по цене ниже номинальной стоимости не может считаться фактически оправданными затратами, поскольку они не направлены на получение дохода.
Между тем, в соответствии с разъяснениями, изложенными в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53, налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).
Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
Если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.
Установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
Обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности или от эффективности использования капитала.
В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определениях от 04.06.2007 N 320-О-П, 366-О-П следует, что гражданское законодательство рассматривает предпринимательскую деятельность как самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли (пункт 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации), которая для коммерческих организаций является основной целью их деятельности, а для некоммерческих организаций служит достижению целей, ради которых они созданы (статья 50 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Глава 25 Налогового кодекса Российской Федерации регулирует налогообложение прибыли организаций и устанавливает в этих целях определенную соотносимость доходов и расходов и связь последних именно с деятельностью организации по извлечению прибыли. Так, перечень затрат, подлежащих включению в состав расходов, связанных с производством и реализацией, содержит материальные расходы, расходы на оплату труда, суммы начисленной амортизации и прочие, расходы, включая расходы на ремонт основных средств, направленные на развитие производства и сохранение его прибыльности (статьи 253 — 255, 260 — 264 Налогового кодекса Российской Федерации). Этот же критерий прямо обозначен в абзаце четвертом пункта 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации как основное условие признания затрат обоснованными или экономически оправданными: расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.
Из этого же исходит и Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, указавший в Постановлении от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды", что обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом речь идет именно о намерениях и целях (направленности) этой деятельности, а не о ее результате. Вместе с тем обоснованность получения налоговой выгоды, как отмечается в том же постановлении, не может быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала.
Налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (статья 8, часть 1, Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.
Материалы дела свидетельствуют, что в данном случае доказательств, опровергающих отсутствие таких расходов или подтверждающих их необоснованность, налоговый орган не представил. Произведенные налоговым органом расчеты оценки рентабельности затрат по купле и последующей продаже векселей носят некорректный характер, поскольку основаны на данных налогового органа без учета иных обстоятельств, связанных с предпринимательской деятельностью налогоплательщика. Данные сделки купли и последующей продажи векселей следует рассматривать как этапы перекредитования на длительных этапах строительства аквапарка, указанные действия позволили заявителю продлить срочность долговых обязательств, необходимых для финансирования строительства.
В соответствии с пп. 10 п. 1 ст. 251 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде средств или иного имущества, которые получены по договорам кредита или займа (иных аналогичных средств или иного имущества независимо от формы оформления заимствований, включая ценные бумаги по долговым обязательствам), а также средств или иного имущества, которые получены в счет погашения таких заимствований.
Статьей 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей такого же рода и качества.
В силу пп. 2 п. 1 ст. 265 Налогового кодекса Российской Федерации в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией. К таким расходам относятся расходы в виде процентов по долговым обязательствам любого вида, в том числе процентов, начисленных по ценным бумагам и иным обязательствам, выпущенным (эмитированным) налогоплательщиком с учетом особенностей предусмотренных статьей 269 Налогового кодекса Российской Федерации.
При этом расходом признаются проценты по долговым обязательствам любого вида вне зависимости от характера предоставленного кредита или займа (текущего и (или) инвестиционного). Расходом признается только сумма процентов, начисленных за фактическое время пользования заемными средствами (фактическое время нахождения указанных ценны бумаг у третьих лиц), и доходности, установленной эмитентом (ссудодателем).
Согласно п. 1 ст. 269 Налогового кодекса Российской Федерации в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации под долговыми обязательствами понимаются кредиты, товарные и коммерческие кредиты, займы, банковские вклады, банковские счета или иные заимствования независимо от формы их оформления.
Статьей 328 Налогового кодекса Российской Федерации определен порядок ведения налогового учета расходов в виде процентов, уплаченных по договорам займа.
По договорам займа налогоплательщик уплачивал проценты, которые включал в состав внереализационных расходов.
Поскольку данные действия общества связаны с осуществлением основной производственной деятельности налогоплательщика, суды правомерно признали необоснованным вывод налогового органа о том, что затраты общества, выразившиеся в уплате процентов по займам, использованным на оплату строительства аквапарка, не направлены на получение дохода.
Фактически доводы налогового органа по данным эпизодам сводятся к тому, что в 2004 — 2005 году общество не получило дохода.
Однако, как следует из положений главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации, фактическое получение дохода не является непременным условием для учета понесенных налогоплательщиком расходов при налогообложении прибыли. В п. 1 ст. 252 Кодекса прямо указано, что расходы должны быть направлены на получение дохода, то есть несение налогоплательщиком определенных затрат должно преследовать цель получения дохода. В рассматриваемом случае общество получило заемные средства для строительства аквапарка, при окончании которого предполагало получить прибыль. Следовательно, неполучение в 2004 — 2005 годах дохода не означает, что расходы являются экономически необоснованными и не направлены на получение прибыли.
Суды также правомерно отклонили доводы ответчика о взаимозависимости заявителя и общества с ограниченной ответственностью "Аква Холдинг", по следующим обстоятельствам.
Взаимозависимость заявителя и общества с ограниченной ответственностью "Аква Холдинг" никак не повлияла на налогообложение сделок заявителя и исполнение обязанности по уплате налогов.
Законодательство Российской Федерации не запрещает ведение хозяйственной деятельности между юридическими лицами вне зависимости от состава учредителей.
Частью 1 ст. 34 Конституции Российской Федерации установлено, что каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности.
Более того, заключение сделок между взаимозависимыми лицами не является основанием для признания их участников недобросовестными.
В соответствии с п. 2 ст. 40 Налогового кодекса Российской Федерации взаимозависимость сторон сделки может служить основанием для проверки налоговым органом цен по заключенным между взаимозависимыми лицами сделкам и доначисления налога в случаях, предусмотренных пунктом 3 названной статьи. В порядке, предусмотренном статьей 40 Кодекса, правильность применения цен по спорным договорам налоговым органом не проверялась.
При таких обстоятельствах суды обоснованно пришли к выводу, что оспариваемое решение N 1003 от 04.07.2007 в части доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 360 571,4 руб., соответствующих сумм пени и штрафа по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации; в части доначисления налога на прибыль за 2004 год в сумме 2 449 520,90 руб., за 2005 год — 3 194 357,50 руб., начисление соответствующих пеней и штрафа по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации является незаконным.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 29.11.2007 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.02.2008 по делу N А65-15789/07 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.