Требование: Об оспаривании решения о корректировке таможенной стоимости товаров и требования об уплате таможенных платежей

Обстоятельства: Решение вынесено в связи с неустранением обществом обстоятельств, послуживших основанием для проведения дополнительной проверки заявленной таможенной стоимости товара.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку представленные обществом документы не подтверждают заявленные при таможенном декларировании сведения о таможенной стоимости товаров, определенной по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14.11.2016 N Ф07-9469/2016 по делу N А56-76815/2015

Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Подвального И.О., судей Родина Ю.А., Савицкой И.Г., при участии от общества с ограниченной ответственностью "НОВИКОМ" Гурьяновой О.В. (доверенность от 12.02.2016), Сивко С.А. (доверенность от 16.05.2016), от Кингисеппской таможни Сассиан М.В. (доверенность от 15.08.2016 N 12820), Синюк А.М. (доверенность от 16.05.2016 N 07095), Стальмаковой М.В. (доверенность от 11.04.2016 N 5280), Петровой Е.А. (доверенность от 03.02.2016 N 17832), рассмотрев 07.11.2016 в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "НОВИКОМ" на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 08.02.2016 (судья Трощенко Е.И.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.07.2016 (судьи Протас Н.И., Сомова Е.А., Толкунов В.М.) по делу N А56-76815/2015,

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "НОВИКОМ" (место нахождения: 191036, Санкт-Петербург, 7-я Советская ул. 30, лит. А, пом. 1Н, 4Н, ОГРН 1107847063202, ИНН 7840428274; далее — общество) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением об оспаривании решения Кингисеппской таможни (место нахождения: 188480, Ленинградская обл., г. Кингисепп, Большая Гражданская ул., 5, ОГРН 1024701427376, ИНН 4707011004; далее — таможня) о корректировке таможенной стоимости товаров по декларации на товары (ДТ) N 10218040/030715/0013091 и требования таможни об уплате таможенных платежей от 01.10.2015 N 1311. Заявитель также просит суд обязать таможню восстановить нарушенные права общества путем принятия таможенной стоимости по ДТ N 10218040/030715/0013091 по стоимости сделки с ввозимыми товарами.
Решением суда от 08.02.2016, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 12.07.2016, обществу отказано в удовлетворении заявления полностью.
В кассационной жалобе общество просит отменить указанные судебные акты и принять по делу новое решение, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, на несоответствие выводов судебных инстанций фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам. По мнению подателя жалобы, выводы судов о недоказанности заявленной обществом таможенной стоимости, о непредставлении декларантом (обществом) документов, свидетельствующих об оплате (предоплате) товаров, не соответствуют действительности, являются ошибочными, опровергаются материалами дела, сделаны без учета существа сложившихся правоотношений сторон рассматриваемого внешнеторгового контракта, системного толкования текста контракта. Общество также обращает внимание на незначительную разницу между заявленной им таможенной стоимостью и стоимостью товаров после ее корректировки, стоимостью однородных товаров (18-20 процентов), что само по себе не является достаточным основанием для корректировки таможенной стоимости. Податель жалобы настаивает на том, что представил в таможенный орган комплект документов и сведений, необходимый для таможенного оформления товаров; информация, отраженная в упомянутых документах, раскрывает содержание сделки, структуру таможенной стоимости, соотносится с количественными характеристиками ввезенных товаров, в полной мере подтверждает заявленные в ДТ сведения.
Вместе с тем в представленных обществом письменных объяснениях (в порядке статьи 81 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; далее — АПК РФ) общество указывает на то, что фактически было лишено возможности в суде первой инстанции представить значимые возражения, дополнительные пояснения и доказательства; представленная таможней распечатка из базы данных вызывает сомнения в полноте произведенной таможенным органом выборки; такая выборка не отражает реальных статистических данных о стоимости ввозимой на таможенную территорию Таможенного союза продукции; контрагент общества (компания "LIRACO LLP") имеет значительное преимущество в свободе формирования цены на закупленную им продукцию. Поскольку апелляционным судом не были исследованы и оценены доказательства, которые суд первой инстанции счел ключевыми для целей контроля таможенной стоимости, общество уточняет просительную часть жалобы, просит направить настоящее дело на новое рассмотрение.
В отзыве на жалобу таможенный орган поддерживает выводы судов как законные и обоснованные, а равно доводы таможенного органа, подробно изложенные в рамках производства в первой и апелляционной инстанциях. Таможня настаивает на том, что декларант в рассматриваемой ситуации не подтвердил заявленную таможенную стоимость, не устранил обоснованные сомнения, послужившие основанием для проведения дополнительной проверки в порядке статьи 69 Таможенного кодекса Таможенного союза (далее — ТК ТС).
В судебном заседании представители общества поддержали доводы жалобы с учетом указанных письменных объяснений, а представители таможни отклонили доводы общества по основаниям, изложенным в отзыве (будучи ознакомленными с письменными объяснениями оппонента).
Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.
Как видно из материалов дела и установлено судами, общество как получатель и декларант в 2015 году ввезло на территорию Российской Федерации на условиях поставки CFR Усть-Луга товары N 1 — 4 (шины новые пневматические для грузовых автомобилей) по внешнеторговому контракту от 15.07.2010 N 643/64293672/00001, заключенному с компанией "LIRACO LLP" (Великобритания), и в целях их оформления подало на Усть-Лужский таможенный пост (далее — таможенный пост) Кингисеппской таможни ДТ N 10218040/030715/0013091.
Таможенная стоимость товаров определена и заявлена декларантом с использованием первого метода — по стоимости сделки с ввозимыми товарами.
В ходе проверки заявленной таможенной стоимости таможенным постом выявлены признаки, свидетельствующие о том, что сведения о таможенной стоимости товаров заявлены недостоверно либо документально не подтверждены: выявлены с использованием СУР риски недостоверного декларирования таможенной стоимости товаров и установлено значительное расхождение уровня заявленной таможенной стоимости с информацией, имеющейся в распоряжении таможенного органа по идентичным/однородным товарам.
В связи с этим в порядке статьи 69 ТК ТС 04.07.2015 таможенным постом принято решение о проведении дополнительной проверки сведений о таможенной стоимости товаров, задекларированных по указанной ДТ; обществу направлен запрос о представлении дополнительных документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости товаров вместе с предложением заполнить форму корректировки таможенной стоимости, а также предоставить обеспечение уплаты таможенных платежей.
Во исполнение запроса таможенного органа общество представило часть истребуемых документов и пояснения, а также направило письмо о списании денежных средств в качестве обеспечения.
Поскольку общество частично представило запрошенные документы и сведения, а также письмо о невозможности представления иных документов и не устранило оснований проведения дополнительной проверки, таможенный орган 14.09.2015 принял решение о корректировке таможенной стоимости товаров по ДТ N 10218040/030715/0013091 по резервному методу на основе метода по стоимости сделки с однородными товарами (шестой метод на базе третьего).
При таких обстоятельствах обществу направлено требование таможни об уплате таможенных платежей от 01.10.2015 N 1311 (пеней в сумме 3536 руб. 80 коп.).
Не согласившись с решением о корректировке таможенной стоимости товаров и требованием об уплате таможенных платежей, общество обратилось в арбитражный суд.
Суды двух инстанций исследовали и оценили доказательства, представленные участниками спора, их доводы, установили обстоятельства дела и указали на наличие у таможенного органа в данном случае правовых и фактических оснований для корректировки таможенной стоимости товаров и, как следствие, для направления обществу оспариваемого требования.
Изучив материалы дела и доводы жалобы, суд кассационной инстанции не находит оснований для ее удовлетворения. Выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, основаны на правильном применении норм материального права, отвечают правилам доказывания и оценки доказательств (часть 1 статьи 65, часть 5 статьи 200, части 1 — 5 статьи 71 АПК РФ), требованиям административного судопроизводства.
При рассмотрении спора по существу суды последовательно исходили из положений статей 64, 65, 66, 67, 68 и 69 ТК ТС, оснований и порядка проведения дополнительной проверки таможенной стоимости товаров и правил ее определения, закрепленных в Соглашении между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25.01.2008 "Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза" (далее — Соглашение; статьи 2 — 4, 7 и 10 Соглашения).
Судами дана оценка значимым условиям рассматриваемого внешнеторгового контракта, а равно совокупности мер, принятых декларантом во взаимодействии с таможенным органом (в рамках таможенного контроля) для полного, последовательного и объективного устранения возникших у таможенного органа обоснованных сомнений в достоверности ценовых сведений.
В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.05.2016 N 18 "О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства", в частности, разъяснено следующее (пункты 5, 6, 9, 10, 11).
Система оценки ввозимых товаров для таможенных целей, основанная на статье VII Генерального соглашения по тарифам и торговле 1994 года (ГАТТ 1994), исходит из их действительной стоимости — цены, по которой такие или аналогичные товары продаются или предлагаются для продажи при обычном ходе торговли в условиях полной конкуренции. При этом за основу определения действительной стоимости в максимально возможной степени должна приниматься договорная цена товаров и не должна приниматься фиктивная или произвольная стоимость.
С учетом данных положений примененная сторонами внешнеторговой сделки цена ввозимых товаров не может быть отклонена по мотиву одного лишь несогласия таможенного органа с ее более низким уровнем в сравнении с ценами на однородные (идентичные) ввозимые товары или ее отличия от уровня цен, установившегося во внутренней торговле.
Вместе с тем судам необходимо учитывать, что одним из правил таможенной оценки является наделение таможенных органов правом убеждаться в достоверности декларирования таможенной стоимости исходя из действительной стоимости ввозимых товаров, которое реализуется при проведении таможенного контроля (статья 17 Соглашения по применению статьи VII ГАТТ 1994, пункт 5 статьи 2 Соглашения) (пункт 5).
В соответствии с пунктом 4 статьи 65 ТК ТС и пунктом 3 статьи 2 Соглашения лицо, декларирующее таможенную стоимость ввозимых товаров, обязано подтвердить соответствие заявленных им сведений действительности (достоверность), представив в таможенный орган количественно определяемую и документально подтвержденную информацию.
Принимая во внимание публичный характер таможенных правоотношений, при оценке соблюдения декларантом (здесь и далее также — таможенный представитель) данных требований Кодекса и Соглашения судам следует исходить из презумпции достоверности представленной информации, бремя опровержения которой лежит на таможенном органе (пункт 6).
Определение таможенной стоимости ввозимых товаров в соответствии с Соглашением, исходя из принципов, установленных Соглашением по применению статьи VII ГАТТ 1994, должно основываться на критериях, совместимых с коммерческой практикой.
В связи с этим предусмотренная пунктом 3 статьи 69 ТК ТС обязанность представления по требованию таможенного органа документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости может быть возложена на декларанта только в отношении тех документов, которыми тот обладает либо должен располагать в силу закона или обычаев делового оборота.
В частности, от лица, ввозящего на таможенную территорию товар по цене, значительно отличающейся от сопоставимых цен идентичных (однородных) товаров, в целях исполнения требований пункта 4 статьи 65 и пункта 3 статьи 69 Кодекса разумно ожидать поведения, направленного на заблаговременное собирание доказательств, подтверждающих действительное приобретение товара по такой цене и доступных для получения в условиях внешнеторгового оборота (пункт 9).
Согласно пункту 1 статьи 68 ТК ТС единственным основанием для принятия таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости является ее недостоверное заявление декларантом в том числе в связи с использованием сведений, не отвечающих требованиям пункта 4 статьи 65 Кодекса и пункта 3 статьи 2 Соглашения.
В связи с этим при разрешении споров о правомерности корректировки таможенной стоимости судам следует учитывать, какие признаки недостоверного заявления таможенной стоимости были установлены таможенным органом и нашли свое подтверждение в ходе проведения таможенного контроля, в том числе с учетом документов (сведений), собранных таможенным органом и дополнительно представленных декларантом.
Непредставление декларантом дополнительных документов (сведений), обосновывающих заявленную им таможенную стоимость товара, само по себе не может повлечь принятие таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости товара, если у декларанта имелись объективные препятствия к представлению запрошенных документов (сведений) и соответствующие объяснения даны таможенному органу.
Вместе с тем при сохранении сомнений в достоверности заявленной декларантом таможенной стоимости, не устраненных по результатам дополнительной проверки, по смыслу пункта 4 статьи 69 Кодекса, решение о корректировке таможенной стоимости может быть принято таможенным органом с учетом информации, имеющейся в его распоряжении и указывающей на подтверждение выявленных признаков недостоверности (пункт 10).
Рассматривая споры о правомерности корректировки таможенной стоимости, произведенной в рамках таможенного контроля до выпуска товаров, судам следует учитывать, что исходя из взаимосвязанных положений статей 65 — 69 ТК ТС решение о корректировке принимается таможенным органом в соответствии с тем объемом документов и сведений, которые были им собраны и раскрыты декларантом на данной стадии.
Ввиду того, что судебное разбирательство не должно подменять осуществление таможенного контроля в соответствующей административной процедуре, новые доказательства признаются относимыми к делу и могут быть приняты (истребованы) судом, если ходатайствующее об этом лицо обосновало наличие объективных препятствий для получения этих доказательств до вынесения оспариваемого решения таможенного органа (пункты 8, 9 названного постановления).
В частности, новые доказательства могут быть приняты судом, если со стороны таможенного органа декларанту не была обеспечена возможность устранения сомнений в достоверности заявленной таможенной стоимости. Представляемые таможенным органом новые доказательства принимаются судом, если обоснованы объективные причины, препятствовавшие их своевременному получению до вынесения решения о корректировке таможенной стоимости.
В этих случаях суд по ходатайству лица, участвующего в деле, вправе в целях предоставления другой стороне возможности ознакомления с новыми доказательствами и представления опровергающих их доказательств объявить перерыв в судебном заседании или отложить судебное разбирательство (пункт 11).
Ввиду приведенного официального толкования закона суды констатировали отсутствие со стороны декларанта должной степени раскрытия информации, позволяющей таможенному органу в ходе контрольного мероприятия удостовериться в наличии всех искомых сведений, подтверждающих обоснованность в рассматриваемом случае первого метода определения таможенной стоимости товаров (по цене сделки).
Для подтверждения заявленной таможенной стоимости у декларанта таможенным органом были запрошены следующие дополнительные документы, сведения и пояснения, необходимые для подтверждения правильности определения таможенной стоимости товаров по спорной ДТ:
1) в целях подтверждения сведений о структуре таможенной стоимости и условиях поставки товаров: оригинал океанского коносамента, копия инвойса от 17.05.2015 N 643-150/IP54; копия приложения от 01.05.2015 N 27/17;
2) по организации внешнеторговой сделки: копия внешнеторгового контракта от 15.07.2010 N 643/64293672/00001, оригиналы всех дополнительных соглашений к нему; документы по оприходованию данной партии товаров, по предыдущим поставкам, заверенные главным бухгалтером и генеральным директором; сведения о стоимости идентичных товаров в стране их происхождения, а также на внутреннем рынке Российской Федерации, актуальные на момент выполнения (организации) поставки (с адресами сайтов сети Интернет);
3) для подтверждения сведений о выполнении двухсторонних обязательств по контракту: банковские документы об оплате за ввезенную партию товара или по предыдущим поставкам (выписки с лицевого счета), ведомость банковского контроля по паспорту сделки;
4) по организации оплаты по поставке: предварительный счет, выставленный продавцом в случае осуществления предоплаты по данной поставке;
5) для проверки достоверности сведений о таможенной стоимости товаров: декларация страны экспорта с выполненным переводом, прайс-лист продавца и производителя товаров;
6) для проверки выбора основы для определения таможенной стоимости оцениваемых товаров: договоры на поставку оцениваемых товаров для их продажи на таможенной территории Таможенного союза;
7) для подтверждения сведений, заявленных в ДТ: другие документы и сведения, в том числе полученные от иных лиц, включая лиц, имеющих отношение к производству, перемещению и реализации ввезенных товаров (решение таможенного поста о дополнительной проверки от 04.07.2015; том дела I, листы 66 — 67).
Письмом от 25.08.2015 N 870 общество представило часть документов по запросу таможенного органа от 04.07.2015: копию океанского коносамента; копию инвойса; копию приложения от 01.05.2015 N 27/17; бухгалтерские документы о постановке товаров на учет по данной поставке (оригинал карточки счета N 41.01 за 03.07.2015-04.07.2015); бухгалтерские документы о постановке товаров на учет по предыдущей поставке (оригинал карточки счета N 41.01 за 14.06.2015-15.06.2015); заверенные копии банковских платежных документов по оплате предыдущих поставок в рамках действующего контракта (валютное платежное поручение от 05.06.2015 N 13, выписка из лицевого счета за 05.06.2016); копии коммерческих предложений от компании "LIRACO LLP" от 29.04.2015 и 01.05.2015 с переводом на русский язык; копию коммерческих предложений от компании "Zhonge Rubber Group Co.Ltd" для компании "LIRACO LLP" от 17.04.2015 и 20.04.2015 с переводом на русский язык; договор поставки от 01.09.2014 N 1/08-2014 между обществом и ООО "Крафт"; счет-фактуру от 17.03.2015 N 15/4; товарную накладную от 17.03.2015 N 15/4; копию заключения эксперта-оценщика ООО "Северо-Западный Центр судебно-правовой экспертизы" от 02.04.2015 N 43/20 по результатам маркетингового исследования.
При этом общество сообщило, что данная поставка не оплачена; она осуществлялась на условиях отсрочки платежа, в соответствии с которыми предоплата за товар не производилась. Декларант также указал на отсутствие у него ведомости банковского контроля, экспортной таможенной декларации, прайс-листов продавца и производителя товаров, сведений о стоимости идентичных/однородных товаров в стране их происхождения и на внутреннем рынке Российской Федерации (том дела I; листы 73 — 75).
Как указано в пункте 4 статьи 69 ТК ТС, если декларант не представил запрошенные таможенным органом документы, сведения и (или) объяснения причин, по которым они не могут быть представлены, либо такие документы и сведения не устраняют основания для проведения дополнительной проверки, таможенный орган по результатам дополнительной проверки принимает решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров на основании информации, имеющейся в его распоряжении и соответствующей требованиям международного договора государств — членов таможенного союза, регулирующего вопросы определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу таможенного союза.
Проанализировав представленные декларантом документы, 14.09.2015 таможенным органом принято решение о корректировке таможенной стоимости товаров, заявленных в ДТ N 10218040/031715/0013091.
В вышеуказанном решении указано, что по результатам проверки представленных декларантом при декларировании документов и в рамках проверки документов таможенным органом установлены факты, свидетельствующие о несоблюдении декларантом пункта 3 статьи 2 Соглашения, пункта 4 статьи 65 ТК ТС, пункта 7 Правил применения метода определения таможенной стоимости товаров по стоимости сделки с ввозимыми товарами, утвержденных решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 20.12.2012 N 283.
При таком результате проверки суды обратили внимание на следующие условия рассматриваемого внешнеторгового контракта от 15.07.2010 N 643/64293672/00001.
В силу пункта 2.1.2 контракта продавец оказывает содействие в получении документов, запрашиваемых таможенными органами в стране покупателя для прохождения таможенного контроля.
Пунктом 3.3 контракта установлено, что покупатель осуществляет полную или частичную предоплату за партию товара в соответствии с предварительным счетом на конкретную поставку. В случае частичной предоплаты, в течение 5 (пяти) банковских дней со дня получения предварительного счета на доставленную партию товара покупатель осуществляет перевод средств на банковский счет продавца, указанный в предварительном счете на предоплату. Оплата оставшейся части отгрузки осуществляется покупателем в долларах США на основании скорректированного при отгрузке счета, выставленного продавцом, посредством банковского перевода денежных средств на счет продавца в течение 5 банковских дней после передачи товара перевозчику и передачи копий транспортной документации (коносамента) покупателю.
Вместе с тем декларантом не представлены банковские документы об оплате (предоплате) за ввезенную партию товаров по ДТ N 10218040/030715/0013091.
Согласно пункту 3.2 контракта оплата поставленного товара осуществляется покупателем в долларах США в течение 120 дней со дня прибытия товара на таможенный пункт в месте назначения. Оплата производится путем банковского перевода денежных средств на счет покупателя.
Поскольку согласно условиям контракта оплата за поставляемый товар должна быть произведена декларантом на свой счет, суды исходили из того, что условиями контракта не предусмотрено, каким образом денежные средства, подлежащие оплате за поставленные товар, перечисляются на счет продавца; указанное обстоятельство может свидетельствовать о наличии в рассматриваемой сделке каких-либо условий или обстоятельств, влияние которых на цену товара не может быть количественно определено; отсутствие в контракте условий и порядка оплаты покупателем товара продавцу за поставляемый товар может вызвать обоснованные сомнения у таможенного органа о наличии возмездной сделки (на ту или иную определенную сумму).
Суды критически оценили представленное обществом платежное поручение от 05.06.2015 N 13 об оплате на счет продавца (так как в графе "Назначение платежа и другие пояснения" имеются сведения только о номере и дате контракта, иных сведений, позволяющих идентифицировать осуществленный платеж с конкретной поставкой, указанное платежное поручение не содержит).
Принимая во внимание условия пунктов 3.2, 3.3 контракта, суд апелляционной инстанции указал на вероятность вывода о том, что указанным платежным поручением была осуществлена предоплата по контракту, поскольку платеж обществом был осуществлен на счет иностранного контрагента (продавца), а не на счет общества.
В рамках дополнительной проверки таможенному органу не представлены документы валютного контроля, подтверждающие, какая конкретно поставка товара в рамках продолжительного периода действия контракта оплачена; валютное поручение от 07.09.2015 N 23 не содержит сведений, позволяющих идентифицировать осуществленный платеж с конкретной поставкой; в представленной справке о валютных операциях от 07.09.2015 отсутствуют какие-либо отметки банка, отсутствуют печати при наличии отметки "МП" (том дела II; листы 9 — 10).
С учетом пункта 2.1.2 контракта суды сочли, что декларантом не указано объективных причин невозможности своевременного представления таможенному органу экспортной декларации страны вывоза.
В связи с этим следует учитывать, что действия лица, ввозящего товар на таможенную территорию государства, соответствовали бы принципам разумности и осмотрительности, предъявляемым к поведению участников гражданского оборота, если бы такие субъекты при ввозе товаров по цене, значительно отличающейся от цен сделок с однородными товарами, заранее собирали доказательства, подтверждающие такую цену сделки.
Запрашиваемая таможенным органом информация позволила бы ему определить, по каким причинам имеется отклонение заявленной таможенной стоимости от имеющейся в распоряжении таможенного органа ценовой информации.
Представленная обществом копия заключения эксперта-оценщика от 02.04.2015 N 43/20 по результатам маркетингового исследования получила судебную оценку во взаимосвязи с понятием "идентичные товары" (статья 3 Соглашения) и периодом ввоза товаров. Как признал апелляционный суд, товары, в отношении которых проведено маркетинговое исследование, не могут рассматриваться в качестве идентичных товарам, заявленным в спорной ДТ.
Получили судебную оценку и представленные обществом в рамках проверки коммерческие предложения на предмет взаимосвязи производителя товаров "AEOLUS TYRE СО, LTD", компаний "Zhonge Rubber Group Co.Ltd" и "LIRACO LLP".
Суды усмотрели основания полагать, что в рассматриваемой сделке могли принимать участие иные лица; суды также обратили внимание на то, что в представленных коммерческих предложениях цены установлены на условиях поставки FOB QINGDAO, что не соответствует условиям поставки, заявленным в ДТ N 10218040/031715/0013091 и инвойсе (CFR Усть-Луга), в связи с чем сопоставить их с рассматриваемой поставкой не представляется возможным; представленное декларантом коммерческое предложение от компании "LIRACO LLP" адресовано неопределенному кругу лиц, что не позволяет идентифицировать данное предложение с конкретной поставкой и покупателем; цены, указанные в предложении, включают в себя стоимость доставки и упаковки без отсылки к конкретным условиям поставки (том дела I; листы 105 — 114).
В свою очередь документы, свидетельствующие о представлении заявителю каких-либо скидок при приобретении товара, отсутствуют; цена, которая указана в представленных обществом коммерческих предложениях, значительно ниже той, по которой реализовывался идентичный товар покупателю непосредственно самим производителем; представленные обществом счет-фактура, товарная накладная, договор поставки не свидетельствуют о том, что декларант на внутреннем рынке реализовал товары, которые были ввезены по спорной ДТ; эти документы не могут сами по себе подтверждать обоснованность заявленной таможенной стоимости, поскольку при реализации товаров общество вправе установить любую цену, независимо от того, по какой цене товары были им приобретены.
Суд первой инстанции также отметил, что в соответствии с заключенным в 2010 году внешнеторговым контрактом декларант ранее ввозил товары на протяжении длительного времени; при этом декларирование товаров производилось как на Усть-Лужском таможенном посту Кингисеппской таможни, так и на таможенных постах Балтийской таможни; выпуск товаров для внутреннего потребления осуществлялся таможенными органами по шестому методу определения таможенной стоимости; следовательно, у общества имелись основания, возможность и время для сбора доказательств, подтверждающих цену сделки.
Какие-либо документы в подтверждение либо опровержение этих выводов общество не представило ни в рамках таможенного контроля, ни в ходе судебного разбирательства.
Согласно оспариваемому решению таможенного органа о корректировке таможенной стоимости товаров таможенная стоимость товаров по ДТ N 10218040/030715/0013091 определена таможенным органом с использованием шестого (резервного) метода на базе третьего (статьи 7 и 10 Соглашения) с указанием в отношении всех товаров по ДТ N 10218040/030715/0013091 (N 1 — 4) определенных сопоставимых источников информации по однородным товарам (ДТ N 10703052/030715/0000192, 10702020/020615/0016004, 10702020/240415/0011163); эти источники раскрыты таможней применительно к данным информационно-аналитической системы "Мониторинг-Анализ" (том дела I, лист 120; том дела II, листы 49 — 57).
В соответствии со статьей 3 Соглашения под однородными товарами следует понимать товары, не являющиеся идентичными во всех отношениях, но имеющие сходные характеристики и состоящие из схожих компонентов, произведенных из таких же материалов, что позволяет им выполнять те же функции, что и оцениваемые (ввозимые) товары, и быть с ними коммерчески взаимозаменяемыми.
Как обоснованно сочли суды, использованные таможенным органом при корректировке источники ценовой информации (ДТ N 10703052/030715/0000192, 1070220/020615/0016004, 10702020/240415/0011163) не противоречит положениям Соглашения.
В рассматриваемой ситуации сопоставимость условий сделок обусловлена рамочным характером контракта от 15.07.2010 N 643/64293672/00001, широким ассортиментом поставляемых по нему товаров и значительным периодом исполнения контрактных обязательств при отсутствии общего рамочного одного условия поставки (условия поставки Инкотермс 2000 указываются согласно конкретному счету, что отражено в пункте 1.1 контракта) и оговоренных сторонами сделки фиксированных цен (пункт 3.1 контракта).
В связи с этим доказанная таможней сопоставимость товарных партий (количества товаров) в кратком временном интервале (в пределах 90 дней) по сути свидетельствует о сопоставимости условий сделок (разовых сделок по отдельным товарным партиям). Иными словами, значимость конечной выборки покупателем существенной суммы всего контракта нивелирована значением конкретной поставки как ценообразующей в определенных рыночных условиях, складывающихся в определенное время.
При таких обстоятельствах суды правильно признали, что документы, представленные декларантом в должной мере не подтверждают заявленные при таможенном декларировании сведения о таможенной стоимости товаров с применением метода определения таможенной стоимости по стоимости сделки с ввозимыми товарами; заявленная декларантом таможенная стоимость товаров не может рассматриваться как основанная на достоверной, количественно определенной и документально подтвержденной информации; вывод таможенного органа о неприменении первого метода определения таможенной стоимости является обоснованным.
По настоящему делу вопрос о значительной разнице между заявленной таможенной стоимостью и стоимостью товаров после ее корректировки, стоимостью однородных товаров (18 — 20 процентов) решен судами с учетом конкретных обстоятельств дела, задач и целей таможенного контроля при отсутствии четких (однозначных) правовых критериев значительности ценовых расхождений (в контексте корректировки таможенной стоимости товаров).
Требование таможни об уплате таможенных платежей от 01.10.2015 N 1311 (пеней в сумме 3536 руб. 80 коп.) проверено судами на соответствие обстоятельствам дела и положениям статей 152 и 154 Федерального закона от 27.11.2010 N 311-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации"; выводы судов в соответствующей части обществом в кассационном порядке не обжалованы.
В ходе таможенного контроля и судебного разбирательства общество располагало реальными процедурными (процессуальными) возможностями для защиты своих прав (интересов) и реализовало эти возможности в объеме, достаточном для объективной оценки своевременности и полноты взаимодействия с таможенным органом.
Поэтому суд кассационной инстанции не усматривает процессуальных предпосылок к дополнительному исследованию и повторной оценке доказательств.
Выводы судебных инстанций отвечают приведенному выше официальному толкованию закона, являются законными и обоснованными.
Оспариваемые решение и требование таможенного органа соответствуют закону и не нарушают права и законные интересы общества в экономической сфере.
Основания для изменения либо отмены обжалуемых судебных актов отсутствуют (статья 288 АПК РФ).
Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 286, 287 (пункт 1 части 1) Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа

постановил:

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 08.02.2016 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.07.2016 по делу N А56-76815/2015 оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "НОВИКОМ" — без удовлетворения.

Председательствующий И.О.ПОДВАЛЬНЫЙ

Судьи Ю.А.РОДИН И.Г.САВИЦКАЯ