Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Фоминой Натальи Александровны на нарушение ее конституционных прав статьей 159.2 Уголовного кодекса Российской Федерации

Определение Конституционного Суда РФ от 23.06.2016 N 1431-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки Н.А. Фоминой к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Н.А. Фомина оспаривает конституционность статьи 159 "Мошенничество при получении выплат" УК Российской Федерации.
Как утверждает заявительница, которая приговором суда от 25 августа 2015 года (с учетом изменений, внесенных апелляционным определением от 25 ноября 2015 года) осуждена за совершение в период с 8 ноября 2011 года по октябрь 2012 года преступления, квалифицированного по части четвертой статьи 159.2 УК Российской Федерации, оспариваемая норма не соответствует статьям 19 (часть 1), 54 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку допускает возможность ее применения по отношению к деянию (мошенничеству при получении выплат), совершенному до 10 декабря 2012 года, а также позволяет привлекать к ответственности в качестве субъекта преступления лицо, которое само не является получателем выплаты или его соучастником.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
2.1. Устанавливая в статье 54 (часть 2) в качестве гарантии защиты достоинства личности и ее прав в сфере уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношений правило, согласно которому никто не может нести ответственность за деяние, не признававшееся правонарушением в момент его совершения, и исключая тем самым возможность возложения на граждан ответственности за деяния, общественная опасность которых в момент совершения ими не осознавалась и не могла осознаваться ввиду отсутствия в законе соответствующего правового запрета, Конституция Российской Федерации создает необходимые предпосылки определенности их правового положения (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2006 года N 4-П).
Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 11 декабря 2014 года N 32-П указал, что, реализуя предоставленные ему статьями 71 (пункты "в", "о") и 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации полномочия в сфере защиты права собственности и связанных с ним отношений по владению, пользованию и распоряжению имуществом от преступных посягательств, федеральный законодатель отнес к преступлениям, объектом уголовно-правовой охраны от которых выступает собственность, мошенничество, т.е. хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием (статья 159 УК Российской Федерации). Федеральным законом от 29 ноября 2012 года N 207-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" глава 21 "Преступления против собственности" УК Российской Федерации была дополнена нормами, дифференцирующими уголовную ответственность за мошенничество (статьи 159.1 — 159.6). При этом выделение в Уголовном кодексе Российской Федерации специальных составов мошенничества не означало криминализацию каких-либо деяний, не подпадающих под действие его статьи 159, которая охватывает все случаи хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 28 января 2016 года N 42-О и от 26 мая 2016 года N 1095-О).
Соответственно, статья 159.2 УК Российской Федерации подлежит применению с учетом положений статей 9 и 10 этого Кодекса, определяющих действие уголовного закона во времени и обратную силу уголовного закона.
2.2. Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, любое преступление, а равно наказание за его совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя непосредственно из текста соответствующей нормы — в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, — каждый мог предвидеть уголовно-правовые последствия своих действий (бездействия) (Постановления от 27 мая 2008 года N 8-П, от 13 июля 2010 года N 15-П и др.).
Статьей 159.2 УК Российской Федерации предусмотрена уголовная ответственность за мошенничество при получении выплат, т.е. хищение денежных средств или иного имущества при получении пособий, компенсаций, субсидий и иных социальных выплат, установленных законами и иными нормативными правовыми актами, путем представления заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, а равно путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат. Признаки данного преступления подлежат установлению с учетом других норм этого Кодекса, в частности закрепляющих, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного этим Кодексом (статья 8); исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных этим Кодексом (часть вторая статьи 33); под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества (пункт 1 примечаний к статье 158); мошенничеством признается хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием (часть первая статьи 159).
Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда Российской Федерации лицо, организовавшее совершение мошенничества, присвоения или растраты с участием лиц, которые не подлежат уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации обстоятельств, либо склонившее таких лиц к совершению данных преступлений, признается исполнителем содеянного (абзац второй пункта 23 Постановления от 27 декабря 2007 года N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате").
Таким образом, статья 159.2 УК Российской Федерации не содержит неопределенности, в результате которой лицо было бы лишено возможности осознавать общественную опасность и противоправность своего деяния, а также предвидеть наступление ответственности за его совершение, и не может расцениваться как нарушающая права заявительницы в указанном ею аспекте. Следовательно, жалоба Н.А. Фоминой, как не отвечающая критерию допустимости, закрепленному в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации", не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Фоминой Натальи Александровны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН