Распределение доли имущества в пользу физических лиц при выходе их из состава акционеров предприятия свидетельствует о возникновении имущественного права на получение имущества в собственность, а не о получении дохода. Налоговое законодательство не устанавливает имущественное право в качестве объекта налогообложения

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20.04.1999 N А56-23820/98

от 20 апреля 1999 года
Дело N А56-23820/98

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Шевченко А.В., судей Ломакина С.А., Хохлова Д.В., при участии от ОАО "Выборгмонтаж" Гусева Г.Г. (доверенность от 10.01.99 N 34), рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Государственной налоговой инспекции по Выборгскому району Ленинградской области на решение от 29.11.99 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-23820/98 (судьи Ермишкина Л.П., Абакумова И.Д., Протас Н.И.),

УСТАНОВИЛ:

Открытое акционерное общество "Выборгмонтаж" (далее — ОАО "Выборгмонтаж") обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском о признании недействительным решения Государственной налоговой инспекции по Выборгскому району Ленинградской области (далее — ГосНИ) от 12.11.98 N 17-10 в части взыскания недобора по подоходному налогу и штрафа в размере 10 процентов от указанной суммы.
Решением от 29.01.99 исковые требования удовлетворены.
В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.
В кассационной жалобе ГосНИ просит решение отменить и в иске отказать по следующим основаниям:
— суд не учел, что налогообложение физических лиц в данном случае должно производиться в соответствии со статьями 7 и 11 Закона Российской Федерации "О подоходном налоге с физических лиц";
— суд применил нормы, не подлежащие применению, — статью 113 Налогового кодекса Российской Федерации, поскольку положения части первой Налогового кодекса Российской Федерации применяются к правоотношениям, возникшим после введения его в действие; в данном случае нарушение налогового законодательства выявлено в ходе проверки от 27.11.98, то есть отношения возникли до вступления в силу части первой Налогового кодекса Российской Федерации.
Ответчик о времени и месте слушания дела извещен, однако его представители в судебное заседание не явились, в связи с чем жалоба рассмотрена в их отсутствие.
Законность обжалуемого судебного акта проверена в кассационном порядке.
Кассационная инстанция не находит оснований для удовлетворения жалобы.
Как видно из материалов дела, налоговая инспекция провела документальную проверку правильности удержания, полноты и своевременности перечисления в бюджет подоходного налога с заработков (доходов) граждан в ОАО "Выборгмонтаж" за период 01.09.93 — 23.07.98. В ходе проверки установлены факты неудержания и неполного удержания подоходного налога с физических лиц, о чем был составлен акт от 14.10.98. Решением налоговой инспекции от 12.11.98 N 17-10 с предприятия в соответствии со статьей 22 Закона Российской Федерации "О подоходном налоге с физических лиц" взысканы, в частности, своевременно не удержанные суммы подоходного налога, штраф в размере 10 процентов от этой суммы.
Госналогинспекцией установлено, что акционерное общество по договору передачи имущества от 25.07.94 приобрело у 92 физических лиц при выходе их из состава акционеров в 1994 году акции акционерного общества "Выборгмонтаж" в обмен на имущество, стоимость которого соответствовала стоимости акций. Подоходный налог с физических лиц не был удержан, поскольку, как полагало акционерное общество, налог исчисляется налоговыми органами на основании сведений о выплаченных доходах, полученных от предприятий.
Судом первой инстанции установлено, что на момент передачи имущества большинство физических лиц не состояло в трудовых отношениях с истцом (трудовые отношения истца со всеми сотрудниками были прекращены в связи с их увольнением в 1993-1994 годах, с одним — в 1995 году, с двумя работниками — в 1997 году). Передача имущества осуществлена в период, включающий два календарных года — 1994-й и 1995-й. Стоимость акций не была включена в совокупный годовой доход работников и подоходный налог с нее не был уплачен.
Кроме того, при вынесении решения налоговой инспекцией не исключены из совокупного дохода физических лиц суммы необлагаемого дохода, установленные подпунктом "т" статьи 3 Закона Российской Федерации "О подоходном налоге и физических лиц".
В соответствии со статьей 2 Закона Российской Федерации "О подоходном налоге с физических лиц" при налогообложении учитывается совокупный доход, полученный как в денежной, так и в натуральной форме.
Доходы, полученные в натуральной форме, учитываются в составе совокупного годового дохода по государственным регулируемым ценам либо по свободным (рыночным) ценам на дату получения дохода.
Распределение доли имущества в пользу физических лиц при выходе их из состава акционеров предприятия в 1994 году свидетельствует о возникновении имущественного права на получение имущества в собственность, а не о получении дохода.
Налоговое законодательство не устанавливает имущественное право в качестве объекта налогообложения.
Налоговой инспекцией не определены объекты налогообложения, предусмотренные Законом Российской Федерации "О подоходном налоге с физических лиц". Форма, в которой эти доходы получены физическими лицами в 1994 году (если они были получены), не установлена. Не определены также размер дохода каждого физического лица и период, в который он получен.
Ошибочен и вывод налоговой инспекции о безусловной обязанности акционерного общества по удержанию в полном размере подоходного налога со стоимости переданных акций безотносительно к размеру заработной платы, выплаченной истцом своим сотрудникам, а также при отсутствии трудовых отношений с работниками.
Обязанность организаций вести учет совокупного годового дохода, выплачиваемого физическим лицам в календарном году, и перечислять налог, удержанный с этих доходов, в соответствующий бюджет предусмотрена статьей 20 Закона Российской Федерации "О подоходном налоге с физических лиц". Этой же статьей запрещается уплачивать налог с доходов физических лиц за счет средств организаций.
Согласно статье 21 названного Закона суммы налога, не удержанные с физических лиц, взыскиваются организациями до полного погашения задолженности с соблюдением гарантий, установленных законодательством Российской Федерации.
При невозможности взыскания налога с физического лица организации обязаны в течение месяца сообщить о сумме задолженности налоговому органу по месту своего нахождения. Взыскание этой суммы производится на основании платежного извещения, вручаемого налоговым органом физическому лицу.
Таким образом, поскольку основная масса сотрудников была уволена и предприятие не производило каких-либо денежных выплат физическим лицам, у него не было возможности удержать с них подоходный налог. Извещение о выплаченных доходах от 15.09.97 N 47 в налоговые органы направлено.
Кроме того, суд первой инстанции правомерно указал, что налоговой инспекцией при исчислении сумм подоходного налога, подлежащего взысканию, не учтен подпункт "т" статьи 3 Закона Российской Федерации "О подоходном налоге с физических лиц". Налоговой инспекцией не учтены и разъяснения, содержащиеся в подпункте "т" пункта 8 Инструкции Госналогслужбы России от 29.06.95 N 35 "По применению Закона Российской Федерации "О подоходном налоге с физических лиц".
Вывод суда первой инстанции о неправомерности в соответствии со статьей 113 Налогового кодекса Российской Федерации привлечения истца к ответственности за совершение налогового правонарушения в связи с истечением установленного Кодексом трехлетнего срока давности правомерен при решении вопроса о взыскании финансовых санкций, но не это является основанием для признания недействительным решения налоговых органов, которое было вынесено до принятия Кодекса.
Пунктом 3 статьи 5 части первой Кодекса предусмотрено, что акты законодательства о налогах и сборах, устраняющие или смягчающие ответственность за налоговые правонарушения либо устанавливающие дополнительные гарантии защиты прав налогоплательщиков, плательщиков сборов и иных обязанных лиц, имеют обратную силу.
Действительно, пунктом 1 статьи 113 части первой Кодекса фактически установлена дополнительная гарантия защиты прав налогоплательщиков. Предусмотренный данной нормой предельный срок привлечения к налоговой ответственности действует в отношении решений о взыскании финансовых санкций, которые были вынесены, но не исполнены до 1 января 1999 года.
Таким образом, ответственность налоговой инспекцией к истцу применена неправомерно, а потому решение суда не подлежит отмене.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 174 и 175 (пункт 1) Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 29.01.99 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-23820/98 оставить без изменения, а кассационную жалобу Государственной налоговой инспекции по Выборгскому району Ленинградской области — без удовлетворения.

Председательствующий ШЕВЧЕНКО А.В.

Судьи ЛОМАКИН С.А. ХОХЛОВ Д.В.