Распоряжение о регистрации изменений в уставе ЗАО является незаконным, поскольку не соответствуют закону зарегистрированные этим распоряжением изменения, внесенные в устав с нарушением установленной законом процедуры. Состав учредителей и размер уставного капитала общества не могли быть изменены в одностороннем порядке и вопреки действовавшему учредительному договору

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29.03.1999 N А56-20813/98

от 29 марта 1999 года
Дело N А56-20813/98

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Кирилловой И.И., судей Матлиной Е.О. и Яковлева И.А., при участии представителей: истца — Петрова Д.В. (дов. от 26.08.98), Сыси А.А. (дов. от 13.01.99) и Чичканова А.Б. (дов. от 12.01.99), третьего лица — Макаровой О.А. (дов. от 05.01.99), Шестерюка А.С. (дов. от 01.02.99) и Андреевой Л.Н. (протокол), рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Комитета по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга на постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 26.02.99 по делу N А56-20813/98 (судьи Томпакова Г.Н., Аносова Н.В., Горбик В.М.),

УСТАНОВИЛ:

Комитет по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга (далее — КУГИ) обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к территориальному управлению Центрального административного района Санкт-Петербурга о признании недействительным распоряжения администрации Центрального района мэрии Санкт-Петербурга (прежнее наименование ответчика) от 17.05.96 N 1616-р о регистрации новой редакции устава закрытого акционерного общества "Торговая фирма "ДЛТ" (далее — ЗАО "ДЛТ").
В порядке статьи 39 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, привлечено ЗАО "ДЛТ".
Решением от 03.02.99 (судьи Савицкая И.Г., Петренко Т.И., Протас Н.И.) иск удовлетворен.
Постановлением апелляционной инстанции от 26.02.99 решение отменено, в иске отказано.
В кассационной жалобе КУГИ просит отменить постановление апелляционной инстанции, оставить в силе решение, указывая, что регистрация изменений в уставе ЗАО "ДЛТ" произведена именно оспариваемым распоряжением, а не письмом от 31.01.96, как посчитала апелляционная инстанция. Податель жалобы полагает, что апелляционной инстанцией необоснованно применен специальный срок исковой давности вместо общего срока, к чему также не было оснований, поскольку ответчик о применении исковой давности не заявлял, а третье лицо таким правом не наделено. Как отмечено в жалобе, апелляционная инстанция сделала ошибочный вывод о том, что истец не передал свой взнос в уставный капитал ЗАО "ДЛТ", и это повлекло неправомерную оценку обстоятельств, при которых КУГИ был исключен из числа учредителей ЗАО "ДЛТ".
В отзыве на жалобу ЗАО "ДЛТ" просит оставить ее без удовлетворения.
В судебном заседании представители КУГИ поддержали жалобу, представители ЗАО "ДЛТ" возразили против ее удовлетворения. Ответчик извещен о времени и месте слушания дела, но представителя в судебное заседание не направил, в связи с чем жалоба рассмотрена в его отсутствие.
Проверив законность обжалуемого судебного акта, кассационная инстанция находит, что он подлежит отмене.
Принимая решение об отказе в иске, апелляционная инстанция исходила из следующих обстоятельств: истцом пропущен срок исковой давности, о применении которого заявило третье лицо; оспаривается распоряжение ответчика, не затрагивающее прав и интересов истца, поскольку преобразования, касающиеся КУГИ, произведены при регистрации устава, состоявшейся ранее издания оспариваемого распоряжения — 31.01.96; взнос КУГИ в уставный капитал ЗАО "ДЛТ" не состоялся, а потому на собрании 16.08.93 КУГИ, являясь лицом, не оплатившим акции, не имел права голоса, и, следовательно, это собрание было правомочно принимать решения в отсутствие КУГИ.
Вывод апелляционной инстанции о пропуске истцом срока исковой давности ошибочен. В соответствии со статьей 10 Закона Российской Федерации "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" установленные частью первой кодекса сроки исковой давности применяются к тем искам, сроки предъявления которых, предусмотренные ранее действовавшим законодательством, не истекли до 01.01.95. Статья 8 этого же закона, примененная апелляционной инстанцией при избрании закона, регулирующего исчисление срока давности, предусматривает сохранение в силе лишь действующего порядка регистрации, не затрагивая вопроса о сроке давности, установленном кодексом. В связи с тем, что гражданское законодательство рассматривает признание недействительным не соответствующего законодательству ненормативного акта государственного органа в качестве способа защиты гражданских прав, следует исходить из того, что к указанным правоотношениям применяется общий срок исковой давности, истцом не пропущенный.
Кроме того, у суда не было оснований применять срок исковой давности, поскольку ответчик об этом не заявлял, а третье лицо таким правом не наделено.
Так, в силу части второй статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Согласно части первой статьи 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации сторонами в деле являются истец и ответчик. Права и обязанности третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, предусмотренные статьей 39 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, охватывают лишь процессуальные права и обязанности этого лица, приравненного по возможности реализации процессуальных возможностей к стороне в процессе. Однако в части реализации материальных требований, к которым относится требование о применении исковой давности, третье лицо без самостоятельных требований правами не наделено. Следовательно, апелляционная инстанция была не вправе применять срок исковой давности по требованию ЗАО "ДЛТ" — третьего лица.
Оспариваемым истцом распоряжением зарегистрированы изменения в учредительных документах ЗАО "ДЛТ", утвержденные решением собрания акционеров ЗАО "ДЛТ" 25.04.96, принятым в отсутствие КУГИ. Правомочность решений этого собрания зависит от законности решений, принятых на собрании 16.08.93, когда КУГИ в его отсутствие был исключен из акционеров. Законность проведения собрания 16.08.93 находится в зависимости от наличия или отсутствия у КУГИ права участвовать в этом собрании. Апелляционная инстанция исходила из отсутствия у КУГИ такого права как у лица, которое не оплатило акции, не внеся свой вклад в уставный капитал ЗАО "ДЛТ". Такой вывод является ошибочным.
Так, согласно заявке-договору этот взнос состоял из имущества, уже находившегося на тот момент в хозяйственном ведении третьего лица, его принявшего при подписании учредительного договора, что явилось новацией договора аренды имущества. Капитализированная арендная плата, также входившая в состав взноса, у ЗАО "ДЛТ" не изымалась. То обстоятельство, что ЗАО "ДЛТ" в нарушение условий договора перечислило эту плату КУГИ, не свидетельствует об изъятии КУГИ своего взноса в уставный капитал, тем более что поступившую ему арендную плату КУГИ вернул ЗАО "ДЛТ", как это следует из имеющегося в материалах дела платежного поручения от 25.05.93 (том 2, л.д.73), не оцененного апелляционной инстанцией. Возврат арендной платы имел место до исключения КУГИ из числа акционеров, что само по себе не дает оснований утверждать о полной неоплате КУГИ взноса в уставный капитал и отсутствии у него прав акционера.
Стоимость оборотных средств, внесенных государством в уставный капитал ЗАО "ДЛТ", истцом не изымалась, а была в нарушение условий учредительного договора и без ведома КУГИ перечислена третьим лицом (ЗАО "ДЛТ") Фонду имущества Санкт-Петербурга, стороной по договору не являвшемуся. Следовательно, ЗАО "ДЛТ" распорядилось этими средствами по своему усмотрению.
Изложенные обстоятельства были правильно оценены судом первой инстанции как свидетельствующие о внесении КУГИ вклада в уставный капитал ЗАО "ДЛТ" и оплате акций. Следовательно, КУГИ как акционер имел право участвовать в собрании 16.08.93. Проведение этого собрания в отсутствие КУГИ нарушило его права акционера. Суд первой инстанции правомерно признал недействительными решения, принятые этим собранием, поскольку кворум на нем отсутствовал.
Кроме того, ни уставом ЗАО "ДЛТ", ни законодательством не предусматривалось возможности исключения акционера из состава учредителей.
В связи с недействительностью решения собрания об исключении КУГИ из числа учредителей суд обоснованно признал недействительным в силу статьи 58 Закона Российской Федерации "Об акционерных обществах" и принятое в отсутствие КУГИ решение собрания от 25.04.96, которым утверждены изменения в уставе ЗАО "ДЛТ". Оспариваемое истцом распоряжение о регистрации изменений в уставе ЗАО "ДЛТ", принятое на основании протокола собрания от 25.04.96, является незаконным в силу статьи 51 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку не соответствуют закону зарегистрированные этим распоряжением изменения, внесенные в учредительные документы с нарушением установленной законом процедуры.
Доводы апелляционной инстанции о том, что на собрании 16.08.93 фактически было учреждено новое акционерное общество с измененным составом учредителей и другим размером уставного капитала, следует признать необоснованными, поскольку к 16.08.93 в уставном капитале ЗАО "ДЛТ" бесспорно имелся взнос государства (в лице КУГИ) в виде капитализированной арендной платы, в связи с чем состав учредителей и размер уставного капитала общества не могли быть изменены в одностороннем порядке и вопреки действовавшему учредительному договору, что подтверждается и фактом наличия КУГИ в реестре акционеров третьего лица до 1996 года.
Руководствуясь статьями 174, 175, 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

ПОСТАНОВИЛ:

постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 26.02.99 по делу N А56-20813/98 отменить. Оставить в силе решение от 03.02.99.

Председательствующий КИРИЛЛОВА И.И.

Судьи МАТЛИНА Е.О. ЯКОВЛЕВ И.А.