В связи с обзором арбитражной практики по соотношению исков об истребовании имущества (виндикационных исков) и исков о применении последствий недействительности ничтожных сделок в виде истребования имущества

Заключение Научно-консультативного совета при ФАС Северо-Западного округа от 18.12.1998 N 3

от 18 декабря 1998 года
Дело N 3
в связи с обзором арбитражной практики по соотношению исков об истребовании имущества (виндикационных исков) и исков о применении последствий недействительности ничтожных сделок в виде истребования имущества

Как показывает практика арбитражных судов Северо-Западного округа, иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виндикационные иски) и иски о применении последствий недействительности ничтожных сделок в виде истребования имущества, будучи эффективным средством защиты прав и интересов собственника и титульных владельцев, применяются достаточно широко.
По итогам изучения соответствующих дел, рассмотренных судами первой, апелляционной и кассационной инстанций, Научно-консультативный совет считает необходимым дать следующее заключение.
Иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виндикационные иски) и иски о применении последствий недействительности ничтожных сделок в виде истребования имущества являются гражданско-правовыми средствами защиты интересов собственника и титульных владельцев.
При рассмотрении таких дел необходимо учитывать, что конкуренция исков, в частности, конкуренция исков из недействительности сделок и виндикационных исков, виндикационных исков и исков из договора, не допускается.
Такая конкуренция является недопустимой ни при выборе истцом средств защиты своего нарушенного права, ни при разрешении дела судом. Недопустимо удовлетворение заявленного иска из договора с применением норм о виндикации, а виндикационного иска — с применением норм о недействительных сделках или норм обязательственного права и наоборот. Соответственно, как правило, не является необходимым исследование в судебном заседании по делу из виндикационного требования фактов, требующих установления по иску из недействительности сделки, и наоборот, за исключением ряда случаев, например, в части исследования обстоятельств, влияющих на процесс волеобразования и волеизъявления при отчуждении имущества.
Выбор надлежащего средства защиты прав собственника и титульных владельцев должен быть обусловлен требованиями закона, характером материально-правовых отношений, складывающихся между истцом и ответчиком в каждом конкретном случае, характером правонарушения и его последствий.
Анализ характера материально-правовых отношений между истцом и ответчиком имеет значение не только на этапе выбора средства защиты своих прав истцом, но и при разрешении дела судом, поскольку возможность удовлетворения виндикационного иска или иска из недействительности сделки ставится, например, в зависимость от истечения сроков исковой давности, которые по этим категориям дел различны.
Виндикационный иск представляет собой вещно-правовое средство защиты права собственности (а также в силу статьи 305 ГК РФ, права владения, принадлежащего лицу по предусмотренным законодательством основаниям, т.е. права титульного владельца), направленное на восстановление правомочий собственника (титульного владельца) в отношении сохранившейся в натуре индивидуально-определенной вещи, выбывшей из владения собственника (титульного владельца) и находящейся в незаконном владении другого лица.
В случае если между истцом (не владеющим вещью собственником) и ответчиком (владеющим несобственником) существуют договорные или иные относительные отношения и ответчиком по делу выступает договорный владелец (арендатор, наниматель, хранитель и т.п.), не возвращающий вещь, в том числе и в случаях, когда соответствующий договор был расторгнут или прекратил свое действие, исковые требования должны строиться на основе и со ссылкой на соответствующие нормы обязательственного права, но не на нормы главы 20 ГК РФ.
Материально-правовыми условиями удовлетворения виндикационного иска являются:
1. Принадлежность имущества лицу, утратившему владение им, на праве собственности или на ином законном основании в соответствии со статьей 305 ГК РФ.
В том случае если право собственности на спорное имущество уже приобретено другим лицом по каким-либо основаниям (например, приобретение права собственности на находку — статья 227 ГК РФ), в удовлетворении виндикационного иска должно быть отказано.
2. Утрата собственником (титульным владельцем) владения индивидуально-определенной вещью.
3. Сохранение вещи в натуре.
Виндикационные иски об истребовании имущества, которое не сохранилось в натуре, а также иски об истребовании вещей, определенных родовыми признаками (за исключением имущества, указанного в пункте 3 статьи 302 ГК РФ), не подлежат удовлетворению.
В случае если истец заявляет требования не об истребовании имущества, а о предоставлении ему равноценного имущества или выплате денежной компенсации, такие требования не являются виндикационным иском и удовлетворению по нормам о виндикации не подлежат.
4. Известность фактического владельца вещи.
К участию в деле необходимо привлекать не только предполагаемого нового собственника спорного имущества (приобретателя), но и лицо, в фактическом владении которого на момент предъявления иска находится это имущество (арендатор, субарендатор, наниматель, хранитель и т.п.).
5. Незаконность, по мнению собственника (титульного владельца), владения вещью фактическим владельцем.
6. Отсутствие каких-либо договорных или иных относительных правоотношений между собственником (титульным владельцем) и фактическим владельцем в отношении спорного имущества.
Возможность удовлетворения виндикационного иска также ставится в зависимость от добросовестности или недобросовестности приобретателя вещи, возмездности или безвозмездности приобретения имущества ответчиком, оснований выбытия вещи из владения собственника (титульного владельца) — по воле или помимо воли, а также характера вещи.
У недобросовестного приобретателя, т.е. у лица, которое знало или не могло не знать о том, что приобретает вещь у неуправомоченного отчуждателя, сохранившееся в натуре имущество истребуется во всех случаях. У добросовестного — только в случае безвозмездного приобретения имущества от неуправомоченного отчуждателя либо если имущество выбыло из обладания собственника (титульного владельца) помимо его воли.
Вопрос о признании лица добросовестным или недобросовестным приобретателем не может быть решен соглашением сторон (в частности мировым соглашением), поскольку это объективное понятие, не зависящее от воли участвующих в таком соглашении лиц.
Ничтожность сделки об отчуждении имущества сама по себе не является основанием для признания приобретателя недобросовестным.
Отсутствие воли собственника (титульного владельца) на выбытие вещи из его владения имеет место, в частности, в случае:
— завладения вещью лицом путем противозаконных действий, к примеру, похитителем или лицом, присвоившим находку без выполнения условий статей 227, 228 ГК РФ;
— выбытия имущества в результате некоторых недействительных сделок с пороком воли.
Имущество, выбывшее из владения собственника (титульного владельца) по договору, пусть и расторгнутому впоследствии, считается выбывшим по воле, за исключением отдельных случаев порока воли собственника при заключении договора.
Деньги, а также ценные бумаги на предъявителя в соответствии с пунктом 3 статьи 302 ГК РФ не могут быть истребованы у добросовестного приобретателя ни при каких обстоятельствах.
На виндикационные иски распространяется общий срок исковой давности в три года, установленный статьей 196 ГК РФ.
В отношении имущества, находящегося во владении лица, у которого оно не может быть истребовано по основаниям статей 301, 305 ГК РФ, иски собственников (титульных владельцев) о признании их права собственности (прав титульного владельца) на это имущество не подлежат удовлетворению, поскольку они направлены на приобретение правомочий владения, пользования и распоряжения (статья 209 ГК РФ) спорным имуществом, т.е. истребованию последнего вопреки части 1 статьи 302 ГК РФ.
При рассмотрении исков из недействительности сделок необходимо учитывать следующее.
В качестве заинтересованных лиц, которые в соответствии с пунктом 2 статьи 166 ГК РФ могут заявлять иски о применении последствий недействительности ничтожной сделки, должны рассматриваться лица, которые непосредственно участвовали в совершении сделки, и иные лица, имущественные интересы которых будут непосредственно восстановлены в результате применения последствий недействительности этой сделки.
В соответствии со смыслом пункта 2 статьи 166 ГК РФ оспоримая сделка может быть признана недействительной только по решению суда, но не по соглашению ее сторон.
Применение последствий недействительности ничтожных сделок без специальных на то требований согласно пункту 2 статьи 166 ГК РФ является правом, а не обязанностью суда.
К сделкам, совершенным органом юридического лица с превышением своих полномочий, должны применяться правила статьи 168 или статьи 174 ГК РФ, а не статьи 183 ГК РФ.
Недействительность сделки по отчуждению спорного имущества у собственника и последующих сделок с этим имуществом сама по себе не является основанием для удовлетворения виндикационного иска и истребования имущества у добросовестного возмездного приобретателя. В связи с этим виндикационные требования истца, обосновывающего их исключительно недействительностью сделки (сделок) по отчуждению имущества, удовлетворению не подлежат.
Невозможность истребования у добросовестного возмездного приобретателя имущества, пусть и приобретенного им по недействительной сделке, не противоречит правилам о недействительных сделках и их последствиях, а находится в полном соответствии с ними. Согласно пункту 2 статьи 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом. Статья 302 ГК РФ предусматривает именно такие "иные последствия", влекущие, в частности, возникновение права собственности на спорное имущество у добросовестного возмездного приобретателя, несмотря на то, что имущество получено им от неуправомоченного отчуждателя вследствие совершения не соответствующей требованиям закона сделки.
Определенное затруднение в практике вызывают споры с участием прокуратуры, которая зачастую предъявляет иски из недействительности любых сделок, причем как в интересах государства, так и в интересах любых других участников гражданского оборота, в том числе и не являющихся сторонами недействительных (ничтожных или оспоримых) сделок. Таким образом, оказывается, что органы прокуратуры формально вправе предъявлять иски о применении последствий недействительности сделок, одной из сторон которых являются добросовестные возмездные приобретатели и по которым виндикация оказывалась бы невозможной. Удовлетворение подобных исков вступало бы в противоречие с нормами о виндикации и нарушало бы защищаемые законом права добросовестного приобретателя, который в силу закона является уже собственником спорного имущества. В подобных случаях судам следует исходить из того, что недействительность первоначальной сделки, в результате которой имущество выбыло из обладания собственника, и последующих сделок с этим имуществом не являются основанием для истребования имущества у добросовестного возмездного приобретателя, а пункт 2 статьи 167 и статья 302 ГК РФ устанавливают иные последствия недействительности таких сделок, нежели возврат полученного по сделке.
В целях исключения конкуренции виндикационных исков и исков о применении последствий недействительности ничтожных сделок в виде истребования имущества необходимо исходить из следующего.
Виндикационный иск подлежит применению в случае, когда вещь находится непосредственно у лица, завладевшего ею путем противозаконных действий помимо воли собственника (титульного владельца), к примеру, у похитителя или у лица, присвоившего находку без выполнения условий статей 227, 228 ГК РФ. Последующее отчуждение вещи нашедшим ее лицом или похитителем также не предоставляет собственнику возможности истребовать саму по себе вещь каким-либо иным образом, кроме как посредством виндикационного иска.
Когда вещь выбыла из владения собственника (титульного владельца) по недействительной сделке, защита интересов собственника (титульного владельца) должна строиться на основании иска из недействительности сделки, независимо от того, сохранилось ли у лица, непосредственно совершившего недействительную сделку с собственником (титульным владельцем), спорное имущество. В случае если имущество сохранилось в натуре у лица, с которым была совершена сделка, интересы собственника (титульного владельца), в соответствии с пунктом 2 статьи 167 ГК РФ будут защищены путем возврата вещи его контрагентом, если не сохранилась — путем возмещения ее стоимости. Не подлежит удовлетворению виндикационный иск к лицу, являющемуся контрагентом истца в недействительной сделке.
Не конкуренция исков, а лишь возможность выбора между ними может возникнуть в практике только в том случае, когда имущество выбыло из владения собственника (титульного владельца) в результате недействительной сделки с пороком воли, в которой он выступал в качестве стороны, а затем было приобретено третьим лицом. Истец в этом случае может обратиться или с иском из недействительности сделки к лицу, с которым была совершена недействительная сделка, или с виндикационным иском к приобретателю вещи. Однако иск лишенного владения собственника к добросовестному приобретателю вещи о применении последствий недействительности ничтожной сделки в виде возврата вещи в натуре не подлежит удовлетворению.
В случае если имущество выбыло из владения собственника (титульного владельца) по его воле в результате недействительной сделки, а затем было приобретено добросовестным приобретателем по возмездной сделке, т.е. отсутствуют правовые основания для удовлетворения виндикационного иска, интересы пострадавшей от недействительной сделки стороны могут быть защищены исключительно путем предъявления соответствующих требований из недействительной сделки к своему контрагенту.

Председатель Научно-консультативного совета БЕРЕЗИЙ А.Е.