Суды первой и второй инстанций правомерно признали недействительным постановление таможни со ссылкой на неполноту производства по делу и несоответствие выводов, изложенных в постановлении, фактическим обстоятельствам дела, выразившихся в неправильном определении свободной (рыночной) цены товара для исчисления размера примененной ответственности

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 17.12.1998 N А56-9243/98

от 17 декабря 1998 года
Дело N А56-9243/98

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Дмитриева В.В., судей Закордонской Е.П., Шевченко А.В., при участии от АООТ "Комбинат пищевых продуктов" Богадевича Л.Н. (ордер от 15.12.98 N 000238), Кузнецова С.А. (доверенность от 15.12.98 N 85), Шишкина А.Ю. (ордер от 16.12.98 N 6148), от Санкт-Петербургской таможни Галкиной И.Н. (доверенность от 05.01.98 N 40-05-19/9), рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Санкт-Петербургской таможни на решение от 18.08.98 (судьи Асмыкович А.В., Дроздова А.Г., Загараева Л.П.) и постановление апелляционной инстанции от 14.10.98 (судьи Пастухова М.В., Карпов В.Н., Орлова Е.А.) Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-9243/98,

УСТАНОВИЛ:

Акционерное общество открытого типа "Комбинат пищевых продуктов" (далее — "КПП") обратилось в арбитражный суд с иском о признании недействительным постановления Санкт-Петербургской таможни (далее — таможня) от 25.03.98 по делу о нарушении таможенных правил N 03900-1971/97.
Решением от 18.08.98, оставленным без изменения постановлением от 14.10.98, иск удовлетворен. При этом суды исходили из неправильной квалификации и применения ответственности к "КПП" по статье 273 Таможенного кодекса Российской Федерации (далее — ТК РФ) — невывоз товара в режиме экспорта, поскольку по условиям поставки ответственность должен нести перевозчик, а также из необоснованного применения меры ответственности по размеру в связи с включением в сумму взыскания стоимости товара по 138 ГТД.
В кассационной жалобе ее податель просит состоявшиеся судебные акты отменить, считая их неправомерными в связи с неправильным применением норм материального права, и в иске "КПП" отказать. При этом таможня ссылается на неправильное применение статей 6, 97, 192, 273, 293 Таможенного кодекса Российской Федерации, статьи 6 Межправительственного соглашения о таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь, пункта 3 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 58 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку материалами дела и представленными доказательствами подтверждаются факты невывоза ликеро-водочной продукции за пределы Российской Федерации именно "КПП" как декларанта товара в режиме экспорта, в том числе постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.11.97 по делу N А56-7196/97, актами экспертиз, ответами пограничных таможен.
Суд кассационной инстанции считает кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению, в мотивировочной части решения и постановления Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области — подлежащими изменению.
Из материалов дела следует, что истцом в 1994-1995 годах были заключены с рядом иностранных фирм контракты на условиях поставки ликеро-водочной продукции франко-завод "ЕХВ — СПб" по "Инкотермс-1990". "КПП" оформило в Санкт-Петербургской таможне согласно грузовым таможенным декларациям (далее — ГТД) и международным товаротранспортным накладным (CMR) таможенный режим экспорта таможней и органами налоговой полиции не был подтвержден факт вывоза с территории Российской Федерации товара, заявленного истцом в вышеназванном режиме. Таможней вынесено постановление по делу о нарушении таможенных правил от 25.03.98 N 03900-1971/97, согласно которому АООТ "КПП" признано совершившим нарушение таможенных правил по статье 273 ТК Российской Федерации, и применена ответственность в виде взыскания стоимости товаров по 196 ГТД, являющихся непосредственным объектом таможенного правонарушения, в сумме 14292583 рублей 64 копеек. Данная статья предусматривает ответственность за несоблюдение ограничений и условий таможенного режима, среди которых в диспозиции статьи перечислены: проведение операций с товарами и транспортными средствами, изменение их состояния, пользование и распоряжение ими не в соответствии с таможенным режимом, под который они помещены.
Согласно статье 192 ТК РФ товары и транспортные средства находятся под таможенным контролем с момента его начала (при вывозе — с момента принятия таможенной декларации) и до его завершения в соответствии с таможенным режимом (при вывозе — до момента пересечения таможенной границы Российской Федерации).
Статьей 18 данного Кодекса установлено, что под перемещением через таможенную границу Российской Федерации понимается совершение действий по ввозу на таможенную территорию России или вывозу с этой территории товаров или транспортных средств любым способом. При этом следует отметить, что понятия "перемещение через таможенную границу" и "пересечение таможенной границы" не являются синонимами. Перемещение товаров через таможенную границу Российской Федерации может выражаться как в фактическом пересечении таможенной границы России (при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации), так и в подаче таможенной декларации или совершении иного действия, непосредственно направленного на реализацию намерения соответственно вывезти либо ввезти товары или транспортные средства (при вывозе товаров и транспортных средств с таможенной территории Российской Федерации).
Как установлено таможенными органами и не опровергнуто "КПП", договоры на перевозку товара с автотранспортными предприятиями отсутствуют.
Согласно статье 164 Таможенного кодекса Российской Федерации таможенным перевозчиком может быть юридическое лицо, созданное в соответствии с законодательством Российской Федерации и получившее лицензию Государственного таможенного комитета Российской Федерации на осуществление деятельности в качестве таможенного перевозчика. Взаимоотношения таможенного перевозчика с отправителем товаров и документов на них строятся на договорной основе.
В соответствии с пунктом 1.1 Положения о внутреннем таможенном транзите, утвержденном приказом ГТК России от 16.04.93 N 136 и действовавшем в проверяемый период, перевозчиком признается предприятие или организация, осуществляющая перевозку, давшая обязательство таможенным органам о доставке товаров в таможню назначения. Такого обязательства по форме Приложения N 3 к указанному Положению перевозчики на себя не принимали, что подтверждено материалами дела. В графе 40 ГТД отсутствуют предусмотренные пунктом 1 Приложения N 2 подписи представителей, печати и штампы перевозчиков о принятии ими обязательств по доставке груза по процедуре ВТТ.
Согласно пункту 9 статьи 18 Таможенного кодекса Российской Федерации лицами, перемещающими товары, признаются лица, являющиеся собственником товаров, их покупателями, владельцами либо выступающими в ином качестве, достаточном в соответствии с законодательством Российской Федерации для совершения с товаром действий, предусмотренных Кодексом, от собственного имени. В силу пункта 10 статьи 18 и статьи 172 ТК РФ декларант — лицо, перемещающее товары, либо таможенный брокер.
Таким образом, "КПП" выступило именно в качестве лица, перемещающего товары и, кроме того, взявшего на себя обязательства, вытекающие из оформления им паспорта экспортной сделки, одно из условий которого по статье 97 Таможенного кодекса Российской Федерации — требование вывоза товара.
Поскольку "КПП" — лицом, перемещающим товары, в ряде случаев, как указано в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 17.11.97 по делу N А56-7196/97 (имеющего преюдициальное значение для истца), не были соблюдены требования таможенного режима экспорта, что выразилось в невывозе за пределы таможенной территории Российской Федерации товаров, помещенных под данный таможенный режим, подобные действия правомерно оценены таможней как нарушения статьи 273 ТК РФ.
Основной аргумент, приведенный судом и истцом и заключающийся в том, что товар продан на условиях франко-завод, в соответствии с которыми момент передачи товара является моментом перехода права собственности, не освобождает экспортера от ответственности. Помимо отношений гражданско-правового характера экспортер несет также определенные обязанности перед таможенным органом, в том числе и обязанность завершить заявленный таможенный режим.
Под таможенным оформлением в силу статьи 22 Таможенного кодекса Российской Федерации понимается именно процедура помещения товаров и транспортных средств под определенный таможенный режим, что не позволяет говорить о таможенном оформлении независимо от заявленного таможенного режима. Кроме того, как видно из сказанного выше, ответственность перевозчиков по статье 254 ТК РФ (тем более по статье 273 ТК РФ) при отсутствии оформления по процедуре ВТТ, а также и таможенных перевозчиков за недоставление груза в таможню назначения материалами дела не подтверждается.
Таким образом, истец, поместивший товар под таможенный режим экспорта, несет ответственность за несоблюдение ограничений, требований и условий данного таможенного режима; возможно применение к нему дополнительной ответственности, предусмотренной статьей 273 Таможенного кодекса Российской Федерации, в виде взыскания стоимости товаров, являющихся непосредственным объектом нарушения таможенных правил, то есть принудительное изъятие денежной суммы, составляющей свободную (рыночную) цену таких товаров на день обнаружения правонарушения.
Судом установлено и таможней не отрицается факт необоснованного включения в стоимость товаров, являющихся непосредственным объектом нарушения таможенных правил, ликеро-водочной продукции по 138 ГТД, по которым "КПП" не был экспортером. Данный акт подтверждается материалами дела и актом сверки от 11-14.08.98 (л.д. 50-72, том 2). По 58 ГТД суд кассационной инстанции согласен с позицией суда первой инстанции о необоснованности примененной к истцу ответственности по праву и по размеру, связанной с дефектностью постановления по делу о нарушении таможенных правил, но по иным основаниям.
Как было указано выше, при определении размера применяемой ответственности в виде взыскания стоимости товаров необходимо определять именно рыночную (свободную) цену. Под рыночной ценой следует понимать денежную сумму, за которую подобный товар может быть продан в розничной торговле в условиях свободной конкуренции в регионе деятельности таможенного органа, в производстве которого находится дело о нарушении таможенных правил.
В материалах арбитражного дела отсутствует заключение компетентного органа о рыночной цене товара, в связи с чем суд дает общий анализ ее определения.
Применение ответственности на основании фактурной стоимости, пересчитанной по курсу иностранной валюты, установленному Банком России на день обнаружения таможенного нарушения. ГТК России разрешает применение фактурной стоимости товаров при расчете сумм взысканий в строго определенных случаях.
Прежде всего речь идет о ситуациях, когда с момента совершения правонарушения и до момента его обнаружения прошел период времени, не дающий оснований предполагать о существенных изменениях стоимостных характеристик товара за этот временной промежуток (письмо ГТК России от 30.12.96 N 01-15/23306).
В письме Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 24 марта 1997 года N 01-15/5344 "Об особенностях определения стоимости товаров, являющихся непосредственным объектом нарушения таможенных правил", изданного в связи с обращениями таможенных органов по вопросам определения стоимости товаров, вывезенных с таможенной территории Российской Федерации и являющихся непосредственным объектом нарушений таможенных правил (далее — товары) и с учетом положений постановления Правительства Российской Федерации от 07.12.96 N 1461 "О порядке определения таможенной стоимости товаров, вывозимых с таможенной территории Российской Федерации", письма ГТК России от 30.12.96 N 01-15/23306, предложено руководствоваться следующим.
При определении рыночной (свободной) цены товаров, являющихся непосредственным объектом правонарушения, на день обнаружения нарушения таможенных правил, выразившегося в невыполнении требований таможенного режима экспорта товаров, следует исходить из того, что при совершении возмездной сделки цена товара определяется соглашением сторон, при этом стороны определяют стоимость товара исходя из своего свободного волеизъявления и ограничены только экономическими интересами, сложившимися под влиянием рыночных условий торговли данным товаром. Окончательная стоимость товара, как правило, фиксируется в письменном договоре (контракте). Таким образом, стоимость, указанная во внешнеторговом договоре (контракте), является свободной (рыночной) ценой товара, являющегося предметом внешнеторговой сделки.
При вывозе товаров с таможенной территории Российской Федерации без обязательства об обратном ввозе по внешнеторговым договорам, предусматривающим отчуждение товаров в пользу иностранной стороны (купля-продажа, мена и т.п.), товар передается иностранному партнеру. При этом его свободная (рыночная) цена для российского участника внешнеторговой деятельности остается неизменной (если нет дополнительного соглашения сторон по данному вопросу) на всем промежутке времени после передачи его в соответствии с условиями договора (контракта) иностранному партнеру. При этом, как правило, другой торговой сделки с данным товаром на территории Российской Федерации не происходит. Таким образом, в указанном случае свободная (рыночная) цена товара, явившегося непосредственным объектом правонарушения, на день обнаружения нарушения таможенных правил остается практически неизменной.
В связи с вышеизложенным при вынесении постановления о наложении взыскания по делу о нарушении таможенных правил, которое исчисляется исходя из стоимости товара, являющихся непосредственным объектом такого правонарушения, стоимость товаров может определяться как цена этих товаров, указанная сторонами внешнеэкономических договоров, в соответствии с которыми эти товары были вывезены из Российской Федерации (далее — договоры), в случаях, когда одновременно выполняются следующие условия:
а) договор действует на момент обнаружения должностными лицами таможенных органов нарушения таможенных правил (согласно ст.425 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не установлено договором или законом, договор признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательств, в том числе и исполнения обязательства об оплате экспортированного товара);
б) между сторонами договора до указанного момента не возник гражданско-правовой спор о цене товаров либо относительно иных условий договора, разрешение которого может прямо или косвенно повлиять на цену товаров;
в) цена товаров определена договором, и в соответствии с его условиями она не может быть определена или изменена в зависимости от каких бы то ни было действий, событий или иных обстоятельств, кроме возможности изменения цены товаров сторонами договора;
г) товары не могут быть изъяты при производстве или рассмотрении дела о нарушении таможенных правил в связи с их вывозом из Российской Федерации.
В соответствии со статьей 339 Таможенного кодекса Российской Федерации оценка непосредственных объектов нарушения таможенных правил производится таможней на основании свободных (рыночных) цен. Поскольку таможенный орган, как правило, не обладает информацией о таких ценах, он получает указанные сведения посредством направления запросов в компетентные органы (территориальные подразделения Госкомстата России, торгово-промышленные палаты субъектов Российской Федерации).
При отсутствии информации о цене товара его оценка должна производиться на основании заключения эксперта, которым может быть любое физическое лицо, обладающее специальными познаниями, необходимыми для дачи заключения (статья 326). Поэтому экспертиза, проведенная сотрудниками отдела таможенной стоимости и валютного контроля, а также отдела по работе с конфискатами и взиманию штрафов, не может быть принята во внимание.
В данном деле между произведенными отгрузками (1994-1995 годы) и моментом установления факта нарушения таможенных правил (13.02.97) прошел значительный промежуток времени (более года), что позволяет предполагать о существенных изменениях стоимостных характеристик товара.
Далее, на основании заключения компетентных органов иностранных государств установлен целый ряд обстоятельств, ставящих под сомнение наличие договорных отношений между истцом и его контрагентами.
Отдел таможенного надзора Эстонской Республики сообщил, что фирма AS "Agrotrade" в Эстонии не зарегистрирована, а фирма AS "Valeria" не осуществляла внешнеторговую деятельность (л.д. 130-131, том 1). Таможенное управление Латвии уведомило, что фирмы "Latvit", "Buve-Plass", "Ledas", "Import-Export" уполномоченными органами не зарегистрированы (л.д. 133, том 1). В отношении фирм UAB "I.N.A. Baltik", UAB "Floandria" & UAB "Eryx" получен ответ таможенного департамента Литвы об отсутствии их регистрации (л.д. 86, том 1), таможенная служба розыска ФРГ сообщила также об отсутствии договорных отношений между "КПП" и фирмой "Sigma Plus Handels GmbH" (л.д. 83-84, том 2). Целый ряд документов свидетельствует о мнимости (притворности) аналогичной сделки истца с оффшорной компанией "Highplace International", в частности ответ таможенной службы США (л.д. 87-90, том 2).
Кроме того, договоры с остальными тремя фирмами прекратили на момент рассмотрения дела о нарушении таможенных правил свое действие, по условиям текстов контрактов с вышеназванными фирмами контракты также прекратили свое действие. В материалах дела находится одно из постановлений таможни N 03900-3448/97 (л.д. 23-29, том 2) о привлечении к ответственности "КПП" за нерепатриацию валютной выручки по контрактам, рассматриваемым в данном деле.
Таким образом, применение в данном случае фактурной стоимости товаров для определения размера ответственности в силу вышеназванных нормативных актов необоснованно, а заключение Северо-Западной таможенной лаборатории не может быть принято во внимание, поскольку оно в материалах дела отсутствует и не основано на данных компетентных государственных органов. В материалах таможни находится заключение СЗТЛ от 13.02.97, которое производит данные Циркулярного письма Министерства экономики от 07.10.96 N ИМ-934/7-982 о минимальных отпускных ценах на алкогольную продукцию.
При указанных обстоятельствах суды первой и второй инстанций правомерно признали недействительным постановление таможни от 25.03.98 на основании подпунктов 1 и 2 статьи 374 Таможенного кодекса Российской Федерации — неполнота производства по делу и несоответствие выводов, изложенных в постановлении, фактическим обстоятельствам дела, выразившиеся в допущенных ошибках при включении 138 ГТД в перечень нарушений требований таможенного режима экспорта со стороны "КПП" и в неправильном определении свободной (рыночной) цены товара для исчисления размера примененной ответственности.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 174, 175 (пункт 1) Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 18.08.98 и постановление апелляционной инстанции от 14.10.98 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу N А56-9243/98 оставить без изменения, а кассационную жалобу Санкт-Петербургской таможни — без удовлетворения.

Председательствующий ДМИТРИЕВ В.В.

Судьи ЗАКОРДОНСКАЯ Е.П. ШЕВЧЕНКО А.В.