Принимая решение по иску о взыскании незаконно удерживаемых ответчиком по договору комиссии денежных средств, суд правомерно исходил из норм второй части ГК РФ, поскольку возникшие до ее введения в действие спорные правоотношения сторон имели свое продолжение после вступления второй части ГК РФ в законную силу

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 16.04.1997 N А56-12420/96

от 16 апреля 1997 года
Дело N А56-12420/96

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Яковлева И.А., судей Сребролюбовой О.Г. и Шпачевой Т.В., при участии: от истца (СОАО "Росгосстрах-Новгород") ген. директора Глухова В.Е., представителя Подставкина М.С., юрисконсульта Мирошниченко А.Г., от ответчика (АО ИК "Робэст") представителей Масенковой И.В. и Соболевского И.Б., рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу АО Инвестиционная компания "Робэст" на постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 17 февраля 1997 года по делу N А56-12420/96 (судьи Трегубова А.И., Иванилова О.Б., Кривобокова М.М.),

УСТАНОВИЛ:

Истец — Новгородская государственная страховая фирма "Росгосстрах-Вече" (в настоящее время после перерегистрации — Страховое открытое акционерное общество "Росгосстрах-Новгород") (далее — АО "Росгосстрах-Новгород") обратился в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском о взыскании с акционерного общества Инвестиционная компания "Робэст" (далее — АО "Робэст") незаконно удерживаемых по договору комиссии N ГКО-002-2 от 14 декабря 1995 года денежных средств в сумме 1519159460 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами — 273448 руб.
Решением суда от 30 декабря 1996 года в иске отказано.
Апелляционная инстанция постановлением от 17 февраля 1997 года решение суда первой инстанции отменила и приняла новое решение, удовлетворив иск частично и взыскав с АО "Робэст" в пользу АО "Росгосстрах-Новгород" 1400000000 задолженности и 195616438 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.
В кассационной жалобе ее податель просит отменить апелляционное постановление, оставив решение от 30 декабря 1996 года в силе, по следующим основаниям:
— апелляционным судом нарушена статья 155 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку исковые требования основаны на правоотношениях, возникших при реализации условий договора N ГКО-002-2 от 14 декабря 1995 года, а задолженность фактически взыскана по договору между теми же сторонами N 2609 от 26 сентября 1994 года, несмотря на то, что истец не ходатайствовал об изменении основания иска;
— неправильно применена статья 452 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку истец не заявлял требований об изменении договора ГКО-002-2 ни ответчику, ни суду;
— апелляционной инстанцией допущено нарушение статьи 11 Арбитражного кодекса Российской Федерации, поскольку не был учтен пункт 5 Постановления Правительства Российской Федерации N 107 от 8 февраля 1993 года "Об утверждении основных условий выпуска ГКО";
— в нарушение статьи 5 Закона Российской Федерации "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" от 26 января 1996 года апелляционный суд обосновал принятое им новое решение статьей 999 Гражданского кодекса, в то время как на момент подписания сторонами договора ГКО-002-2 действовала глава 17 Основ гражданского законодательства, которая аналогичной нормы не содержит.
Законность обжалуемого судебного акта проверена в кассационном порядке.
Из материалов дела усматривается, что 14 декабря 1995 года стороны заключили договор комиссии N ГКО-002-2, по условиям которого ответчик принял на себя обязательства совершать от своего имени, но за счет и по поручению истца все виды операций с государственными краткосрочными бескупонными облигациями (ГКО). Со своей стороны истец обязался перечислять на счет ответчика в Петербургском отделении Мосбизнесбанка для совершения им операций с ГКО денежные средства, указанные в поручении.
Ранее между сторонами действовал аналогичный договор N 2609 от 26 декабря 1994 года, в результате операций по которому на счете ответчика находились 961089499 руб., принадлежавшие истцу.
Во исполнение договора N ГКО-002-2 истец направил ответчику поручение N 1 на приобретение на всю эту сумму ГКО и проведение дальнейших операций по их купле-продаже в период с 15 декабря 1995 года по 15 января 1996 года с целью получения дохода. Затем стороны продлили действие поручения до 31 марта 1996 года.
Ответчик приступил к исполнению поручения и направил в адрес истца отчеты N 001-007 о результатах проведенных операций.
Письмами N 11/04-54 от 2 июля 1996 года и N 04-57 от 25 июля 1996 года истец потребовал от ответчика представить отчет об использованных денежных средствах, продать все принадлежащие истцу ценные бумаги, а полученный доход перечислить на его счет.
Однако ответчик уклонился от выполнения этого требования, что и послужило поводом для обращения истца в суд.
Возражая против иска ответчик сослался на то, что обязательства по договору N ГКО-002-2 носят встречный характер и истец не выполнил свои обязательства по направлению поручения и перечислению денежных средств.
Апелляционная инстанция обоснованно не приняла эти доводы, признав их несостоятельными.
Равным образом следует признать несостоятельными и доводы ответчика, изложенные им в кассационной жалобе.
Согласно материалам дела истец не ходатайствовал об изменении основания иска. Однако это обстоятельство не дает поводов утверждать о нарушении апелляционным судом статьи 155 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку договор N ГКО-002-2 является приложением, а следовательно и неотъемлемой частью договора услуг N 2609 от 26 сентября 1994 года.
Таким образом, правовая связь между названными договорами сомнений не вызывает.
Более того, в приобщенном к делу отчете брокера (ответчика) от 25 июля 1996 года зафиксировано, что отчет составлен к договору N ГКО-002-2 от 14 декабря 1995 года, а в письме брокера от 1 апреля 1996 года прямо говорится, что сообщаются результаты операций с ГКО по поручению N 1 от 15 декабря 1995 года.
Со ссылкой на приведенные обстоятельства апелляционная инстанция обоснованно отвергла утверждения ответчика о том, что он не получал поручения истца на операции по договору N ГКО-002-2 и что истец не предоставлял ему на совершение этих операций необходимых средств.
Столь же обоснованно апелляционный суд отверг и попытки представить приобщенные к делу отчеты брокера как некие информационные документы, не содержащие в себе реальных сведений.
На реальный характер названных отчетов указывает также включение в них ответчиком данных о вознаграждении брокера за услуги по совершению операций с ценными бумагами истца.
Не может быть признано основательным и утверждение подателя жалобы о нарушении апелляционным судом статьи 452 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку ссылок на названную норму в обжалуемом постановлении не содержится.
Применительно к спорной ситуации следовало иметь в виду требования, изложенные в части 2 статьи 434 того же кодекса, согласно которой договор в письменной форме может быть заключен как путем составления единого документа, подписанного сторонами, так и в результате обмена документами посредством почтовой, телеграфной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.
Такой договор о переносе денежных средств из договора N 2609 в договор N ГКО-002-2 был заключен в результате писем сторон, приобщенных к делу, и подтвержден их фактическим действиями. Поэтому у истца не возникало необходимости заявлять на основании статьи 452 Гражданского кодекса требования об изменении договора N ГКО-002-2.
Утверждение в кассационной жалобе о том, что апелляционным судом не учтено Постановление Правительства Российской Федерации N 107 от 8 февраля 1993 года "Об утверждении основных условий выпуска государственных краткосрочных бескупонных облигаций Российской Федерации", не может быть принято, поскольку из текста указанного Постановления не следует, что оно применимо для разрешения данной спорной ситуации.
Согласно статье 5 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" часть вторая кодекса применяется к обязательственным отношениям, возникшим после введения ее в действие. По обязательственным отношениям, возникшим до 1 марта 1996 года, часть вторая кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения ее в действие.
Поскольку спорные правоотношения сторон имели свое продолжение после 1 марта 1996 года и о результатах операций с ГКО по поручению N 1 от 15 декабря 1995 года ответчик сообщал истцу письмом N 0104 от 1 апреля 1996 года (л.д. 24) апелляционная инстанция правомерно при принятии нового решения сослалась не на главу 17 Основ Гражданского законодательства, а на статью 999 Гражданского кодекса Российской Федерации. Тем более что указанная норма полностью корреспондируется с пунктом 4.1.5 договора N ГКО-002-2.
При изложенных обстоятельствах апелляционной инстанцией принято правильное постановление об отмене решения суда первой инстанции и принятии нового решения об удовлетворении исковых требований в основной их части.
С учетом изложенного и руководствуясь статьями 175 и 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд

ПОСТАНОВИЛ:

постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 17 февраля 1997 года по делу N А56-12420/96 оставить без изменения, а кассационную жалобу акционерного общества Инвестиционная компания "Робэст" — без удовлетворения.
Возвратить АО ИК "Робэст" из федерального бюджета излишне уплаченную государственную пошлину по кассационной жалобе в сумме 133629 руб.

Председательствующий ЯКОВЛЕВ И.А.

Судьи СРЕБРОЛЮБОВА О.Г. ШПАЧЕВА Т.В.