Требование: О признании незаконным предписания банка

Обстоятельства: Оспариваемым актом общество обязано было устранить нарушения законодательства, выразившиеся в систематической деятельности по привлечению денежных средств физических лиц, не являющихся учредителями, с их последующим размещением в виде краткосрочных займов с целью получения прибыли.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку установлен факт привлечения денежных средств при отсутствии данного права в силу закона.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21.10.2016 N Ф08-8017/2016 по делу N А53-12376/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 20 октября 2016 г.
Постановление изготовлено в полном объеме 21 октября 2016 г.
Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Черных Л.А., судей Дорогиной Т.Н. и Трифоновой Л.А., при участии в судебном заседании от заявителя — коммандитного товарищества ООО "Ломбард и Компания" (ИНН 3435029995, ОГРН 1023402017660) — Харлановой А.С. (доверенность от 07.04.2016), от заинтересованного лица — Банка России в лице Управления службы по защите прав потребителей финансовых услуг и миноритарных акционеров в Южном федеральном округе (ИНН 7702235133, ОГРН 1037700013020) — Леонтьевой Н.Н. (доверенности от 31.08.2015, 18.09.2015), рассмотрев кассационную жалобу коммандитного товарищества ООО "Ломбард и Компания" на решение Арбитражного суда Ростовской области от 04.05.2016 (судья Колесник И.В.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.07.2016 (судьи Смотрова Н.Н., Сурмалян Г.А., Филимонова С.С.) по делу N А53-12376/2015, установил следующее.
Коммандитное товарищество ООО "Ломбард" и Компания" (далее — общество, ломбард) обратилось в арбитражный суд с заявлением к Банку России в лице Управления Службы по защите прав потребителей финансовых услуг и миноритарных акционеров в Южном федеральном округе (далее — банк, управление, служба) о признании незаконным предписания от 26.03.2015 N С59-6-2-1/3257 (далее — предписание).
Решением суда от 21.07.2015, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 12.10.2015, обществу отказано в удовлетворении заявленного требования.
Судебные акты мотивированы соответствием предписания действующему законодательству и отсутствием нарушения прав и законных интересов ломбарда. Суд указал, что деятельность по систематическому привлечению денежных средств, полученных ломбардом от физических лиц, не являющихся учредителями (членами, участниками) данного ломбарда, и их последующему размещению ломбардом от своего имени в виде краткосрочных займов в целях получения прибыли на условиях возвратности, срочности, платности, неопределенности круга потенциальных заемщиков (физических лиц), не являющихся учредителями (членами, участниками) общества, нарушает требования закона.
Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 09.02.2016 решение суда от 21.07.2015 и постановление суда апелляционной инстанции от 12.10.2015 отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Кассационная инстанция отметила отсутствие в судебных актах ссылок на доказательства, повлекшие вывод о выдаче предписания от 26.03.2015 в отношении имевшего место на дату его выдачи конкретного нарушения; посчитав разумным предоставленный обществу срок для исполнения пункта 1 предписания, судебные инстанции не проверили доводы и доказательства о возврате денежных средств Варламовой Л.Е. по ее заявлению от 22.12.2014 вместо 26.01.2015 (по условиям договора) только 17.02.2015 (письмо ломбарда банку от 05.03.2015, получено 10.03.2015 — до вынесения предписания и срока для его исполнения). Ссылаясь на надуманность довода общества о неясности порядка исполнения предписания, суд не указал, в чем конкретно выразилось такое нарушение на день вынесения предписания, и какие меры следовало предпринять ломбарду в течение двадцати дней, "направленные на недопущение в дальнейшей деятельности ломбарда нарушений законодательства Российской Федерации, подобных указанному в устанавливающей части предписания". Суд не проверил довод ломбарда о нарушении оспариваемым предписанием его прав по мотиву отсутствия возможности установить, какие именно действия следует произвести для выполнения предписания, тогда как за неисполнение предписания банка предусмотрена административная ответственность. Не дана оценка тому, что ломбард сдавал и сдает банку отчеты, замечаний по представленным отчетам не имел, банк не выдавал ломбарду предписания, в том числе о недопущении деятельности с нарушением законодательства Российской Федерации. Вывод суда о том, что в устанавливающей части предписания указано конкретное нарушение законодательства Российской Федерации, допущенное ломбардом, является недостаточно обоснованным и нуждается в дополнительном исследовании.
При новом рассмотрении дела решением суда от 04.05.2016, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 28.07.2016, обществу отказано в удовлетворении требования.
Судебные акты мотивированы тем, что деятельность по систематическому привлечению денежных средств, полученных ломбардом от физических лиц по договорам займа, не являющихся учредителями (членами, участниками) данного ломбарда, и их последующему размещению ломбардом от своего имени в виде краткосрочных займов под более высокий процент, чем тот, по которому денежные средства были привлечены от населения, в целях получения прибыли, на условиях возвратности, срочности, платности, неопределенности круга потенциальных заемщиков (физических лиц), обладает признаками банковской деятельности. Поскольку деятельность по привлечению ломбардом денежных средств от физических лиц под проценты прямо не предусмотрена Федеральным законом от 19.07.2007 N 196-ФЗ "О ломбардах" (далее — Закон о ломбардах), и, следовательно, не урегулирован в связи с этим и вопрос компенсации потерь населения от такой деятельности, привлечение ломбардом денежных средств физических лиц, не являющихся учредителями (членами, участниками) общества, является нарушением законодательства Российской Федерации. На дату выдачи предписания у общества имелись действующие договоры займа, заключенные с нарушением пункта 4 статьи 2 Закона о ломбардах, не только с Варламовой Л.Е. Возвращение ломбардом денежных средств Варламовой Л.Е. до выдачи предписания не может быть квалифицировано в качестве устранения указанного в устанавливающей части предписания нарушения, являющимся множественным (допущено не только в отношении указанной гражданки) и носящим системный характер.
В кассационной жалобе общество просит судебные акты отменить, принять новый судебный акт об удовлетворении заявленного требования.
Заявитель кассационной жалобы ссылается на неясность в понимании вмененного ему нарушения — незаконной банковской деятельности или незаконной банковской операции. Действующим законодательством не запрещено заключение договоров займа между обычными хозяйствующими субъектами. Деятельность по привлечению ломбардом под проценты денежных средств физических лиц, не являющихся его учредителями (участниками), при ее направленности на систематическое привлечение денежных средств и последующее их размещение в виде краткосрочных займов в целях получения прибыли неправомерно расценена судом как незаконная банковская деятельность. Выдача и получение займов не являются банковской операцией или банковской сделкой. Договор банковского вклада не является ни видом, ни разновидностью договора займа. Привлекая денежные средства по договорам займа с гражданами, ломбард действовал в рамках своей общей гражданской правоспособности (уставной деятельности), имел целью пополнить путем заключения договоров займа свои оборотные средства, а не совершать запрещенные ему банковские операции по приему денег на хранение в форме банковского вклада на лицевые счета с последующим их размещением. Привлечение денежных средств от граждан по договорам займа ломбардами как некредитными финансовыми организациями разрешено статьей 3 Федерального закона от 21.12.2013 N 353-ФЗ "О потребительском кредите (займе)" и не запрещено статьей 2 Закона о ломбардах. Запрет, установленный в статье 2 Закона о ломбардах, касается только сделок, связанных с прямым (конечным) извлечением дохода (это и есть систематическая предпринимательская деятельность по смыслу статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс)), но не распространяется на сделки-издержки, к которым относится привлечение денежных средств населения по договорам займа (статья 251 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Налоговый кодекс)). В ином случае следовало бы признать незаконным привлечение денежных средств по договорам займа и от участников общества. Если расценивать предписание как индивидуальный акт, то допущенное ломбардом нарушение в отношении договора займа с Варламовой Л.Е. устранено до выдачи предписания (17.02.2015) путем возврата суммы займа, в связи с чем предписание в этой части незаконно, так как вынесено по факту устраненного нарушения. При признании судом предписания носящим общий характер, содержащим запрет на все займы с лицами, не являющимися участниками ломбарда, оно является неисполнимым в установленный в нем срок. У общества отсутствовала возможность в течение двадцати рабочих дней исполнить оспариваемое предписание, поскольку изменение договоров займа в силу статей 1, 421, 450 Гражданского кодекса зависит не только от воли ломбарда, но и от согласия на такое изменение другой стороны — физических лиц. Управление обязано было предоставить обществу разумный срок для исполнения предписания, т.е. с учетом истечения сроков по возврату займов.
В отзыве на кассационную жалобу банк просит оставить судебные акты без изменения как законные и обоснованные, а кассационную жалобу — без удовлетворения.
В судебном заседании представители лиц, участвующих в деле, поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее.
Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, проверив законность и обоснованность судебных актов, считает, что жалоба удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.
Суд установил и материалами дела подтверждается, что гражданка Варламова Л.Е. обратилась в прокуратуру г. Волжского Волгоградской области с жалобой на нарушение ломбардом срока исполнения договорных обязательств в рамках договора займа от 02.09.2014 N 004913.
Прокурор г. Волжского Волгоградской области 29.01.2015 направил жалобу для рассмотрения руководителю территориального отдела Управления Роспотребнадзора по Волгоградской области, который, в свою очередь, направил ее для рассмотрения управлению 13.02.2015.
Проверяя довод Варламовой Л.Е. о нарушении ломбардом закона, банк запросил у ломбарда 25.02.2015 копии договоров от 02.09.2014 N 004913 и 05.03.2014 N 000469, заключенных с Варламовой Л.Е., с приложениями и дополнениями; справки о взаиморасчетах с Варламовой Л.Е. по договорам с приложением копий подтверждающих документов; копии всех обращений Варламовой Л.Е. и ответов ломбарда по ним с приложением копий страниц журнала учета входящих и исходящих документов, подтверждающих их поступление и отправку со дня заключения с Варламовой Л.Е. договоров на дату исполнения запроса; копии документов, подтверждающих направление Варламовой Л.Е. ответов на обращения (запросы, требования).
В ответе от 05.03.2015 общество сообщило, что 17.02.2015 ломбард возвратил Варламовой Л.Е. денежные средства по договору займа от 02.09.2014 N 004913, а договор от 05.03.2014 N 000469 с Варламовой Л.Е. не заключало. К ответу на запрос общество приложило копии: договора займа от 02.09.2014 N 004913; квитанции от 02.09.2014; расходных кассовых ордеров N 3856, 4237, 685, 134 и 587; заявки от 22.12.2014; страниц журнала учета входящих документов N 71 и 72.
Исследовав названные документы, банк выдал обществу предписание от 26.03.2015 N С59-6-2-1/3257 о необходимости в срок не позднее двадцати рабочих дней с даты получения предписания "устранить нарушение требований законодательства Российской Федерации, указанное в устанавливающей части настоящего предписания; принять меры, направленные на недопущение в дальнейшей деятельности ломбарда нарушений законодательства Российской Федерации, подобных указанному в устанавливающей части настоящего предписания; представить в управление отчет об исполнении настоящего предписания с приложением копий подтверждающих документов". В мотивировочной части предписания имеется ссылка на незаконность осуществления обществом деятельности по привлечению денежных средств от физических лиц, не являющихся учредителями (участниками) общества.
Общество обжаловало предписание банка в арбитражный суд.
При новом рассмотрении дела судебные инстанции правомерно руководствовались следующим.
В соответствии со статьей 76.1 Федерального закона от 10.07.2002 N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" (далее — Закон N 86-ФЗ), статьей 2.3 Закона о ломбардах Банк России является органом, осуществляющим регулирование, контроль и надзор в сфере финансовых рынков за некредитными финансовыми организациями и (или) сфере их деятельности в соответствии с федеральными законами (в том числе за ломбардами).
Ломбардом является специализированная коммерческая организация, осуществляющая предоставление краткосрочных займов гражданам под залог принадлежащих им вещей (пункт 1 статьи 2 Закона о ломбардах).
По условиям договора займа ломбард (заимодавец) передает на возвратной и возмездной основе на срок не более одного года заем гражданину (физическому лицу) — заемщику, а заемщик, одновременно являющийся залогодателем, передает ломбарду имущество, являющееся предметом залога (статья 7 Закона о ломбардах).
Существенными условиями договора займа являются наименование заложенной вещи, величина ее оценки, произведенной в соответствии со статьей 5 Закона о ломбардах, и предоставленного займа, а также процентная ставка по займу и срок его предоставления.
Пунктом 4 статьи 2 Закона о ломбардах установлен запрет ломбардам заниматься иной, помимо предоставления краткосрочных займов гражданам, хранения вещей, а также оказания консультационных и информационных услуг, предпринимательской деятельностью. В связи с этим ломбард, отнесенный законодателем к коммерческим организациям, является юридическим лицом со специальной правоспособностью (пункт 1 статьи 2 Закона о ломбардах).
Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (статья 34 Конституции Российской Федерации).
Предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке (статья 2 Гражданского кодекса).
Согласно статье 55 Конституции Российской Федерации, а также статье 1 Гражданского кодекса ограничение прав может быть установлено "только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства".
Деятельность ломбардов является предпринимательской, но при этом законом наложены ограничения, которые ломбарды обязаны соблюдать.
Деятельность по привлечению ломбардом денежных средств физических лиц, не являющихся его учредителями (участниками), может расцениваться как незаконная банковская деятельность, если будет направлена на систематическое привлечение денежных средств и последующее их размещение в виде краткосрочных займов в целях получения прибыли.
В силу статьи 1 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (далее — Закон N 395-1) кредитной организацией (банком) является юридическое лицо, имеющее исключительное право осуществлять банковские операции, предусмотренные указанным федеральным законом.
К числу банковских операций Законом N 395-1 отнесены операции по привлечению денежных средств физических и юридических лиц во вклады (до востребования и на определенный срок) и размещению указанных привлеченных средств от своего имени и за свой счет. Основными признаками этих операций являются их осуществление в отношении неопределенного круга юридических и (или) физических лиц с единственной целью их дальнейшего размещения на условиях возвратности, срочности, платности от своего имени и за свой счет.
Таким образом, деятельность по систематическому привлечению денежных средств, полученных ломбардом от физических лиц, не являющихся учредителями (членами, участниками) данного ломбарда, и их последующему размещению ломбардом от своего имени в виде краткосрочных займов в целях получения прибыли, на условиях возвратности, срочности, платности, неопределенности круга потенциальных заемщиков (физических лиц) обладает признаками банковской деятельности.
Исходя из изложенного, суд обоснованно отметил, что деятельность по привлечению ломбардом денежных средств от физических лиц, не являющихся учредителями (членами, участниками) общества, влечет нарушение закона, отклонив доводы общества об отсутствии признаков банковской деятельности в работе ломбарда; о правовой возможности заключения ломбардами договора займа с гражданами без банковской лицензии; о том, что деятельность по привлечению ломбардом денежных средств физических лиц под проценты, не являющихся его учредителями (участниками), при ее направленности на систематическое привлечение денежных средств и последующее их размещение в виде краткосрочных займов в целях получения прибыли неправомерно расценена судом в качестве незаконной банковской деятельности.
Судебные инстанции с учетом части 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проанализировали представленные обществом правовые и финансовые заключения юристов-ученых высшей квалификации, а также письмо Центрального банка Российской Федерации от 02.02.2005 N 06-33-2/482, обсудили вопрос об их применении к оцененным по правилам части 1 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательствам.
Судебные инстанции учли, что банки, привлекая денежные средства населения, формируют фонды, обеспечивающие страховые выплаты в установленном размере и порядке при неплатежеспособности кредитной организации, тогда как схема, примененная ломбардом, такой гарантии для населения, денежные средства которого привлекаются по договорам займа, не дает, исключает такое страховое покрытие займодавцу при неплатежеспособности заемщика.
Суд также отметил, что именно такая ситуация (кризис) и возникла в случае с гражданкой Варламовой Л.Е., которая не получив ни займа, ни процентов по нему по мотиву финансовых затруднений заемщика, обратилась с жалобой к мегарегулятору и в прокуратуру. При банкротстве ломбарда физические лица, денежные средства которых он привлек, будут защищены менее, чем вкладчики банков, страхующих в том числе свою ответственность за неисполнение обязательств. Поскольку деятельность по привлечению ломбардом денежных средств от физических лиц под проценты прямо не предусмотрена Законом о ломбардах, а вопрос компенсации потерь населения от такой деятельности не урегулирован, то привлечение ломбардом денежных средств физических лиц, не являющихся учредителями (членами, участниками) общества, влечет нарушение закона, в том числе императивного запрета ломбардам заниматься иной предпринимательской деятельностью, кроме перечисленной в пункте 4 статьи 2 закона о ломбардах, к числу которых займы у населения не отнесены.
Суд установил и материалами дела подтверждается, что ломбард (заемщик) и Варламова Л.Е. (займодавец) заключили договор займа от 02.09.2014, пунктом 1.1 которого установлена обязанность займодавца передать в собственность заемщика денежные средства в размере 360 тыс. рублей, а заемщика — возвратить займодавцу их с процентами.
Из материалов дела следует, что ломбард возвратил Варламовой Л.Е. денежные средства с нарушением установленного договором срока (17.02.2015 вместо 26.01.2015).
Поскольку согласно сведениям, содержащимся в Едином государственном реестре юридических лиц, размещенном в сети Интернет на сайте www.nalog.ru, Варламова Л.Е. не является учредителем (участником) общества, банк указал, что общество "осуществляло деятельность по привлечению денежных средств от физических лиц, не являющихся учредителями (участниками) ломбарда".
Суд также установил, что ломбард принимает личные сбережения граждан по договорам займа под проценты, на условиях платности и возвратности привлекая по договорам займа денежные средства населения. В условиях приема личных сбережений граждан указаны проценты, начисляемые ежемесячно; возможность пополнения вклада и изменения ставки по доходности ломбардом в одностороннем порядке в соответствии с обстановкой на рынке банковских предложений и финансового результата предприятия путем издания приказа.
Таким образом, ломбард, привлекая денежные средства граждан, не гарантирует гражданам их сохранность, не страхует связанные с этим риски. Из материалов дела следует, что одно из таких физических лиц вследствие невыполнения ломбардом своевременно обязательства по возврату денежных средств обратилось за защитой нарушенных прав к прокурору.
Ссылаясь на пункт 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.10.06 N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", суд отклонил довод ломбарда об отсутствии признаков предпринимательской деятельности в деятельности по привлечению денежных средств физических лиц по договорам займа по мотиву их отнесения к сделкам-издержкам и не связанным с извлечением прибыли (статья 251 Налогового кодекса).
Доказательствами систематического привлечения денежных средств физических лиц под проценты на условиях возвратности судебные инстанции сочли квитанции о поступлении в кассу общества (заемщик) денежных средств по договорам займа, заключенным с физическими лицами, списки заимодавцев ломбарда.
Указанные документально подтвержденные (и не отрицаемые обществом) действия по привлечению денежных средств граждан направлены на пополнение оборотных активов ломбарда. Денежные средства используются обществом в том числе для осуществления своей предпринимательской деятельности с целью получения дохода от деятельности ломбарда.
С учетом имеющихся в материалах дела доказательств суд сделал обоснованный вывод о том, что деятельность общества по привлечению денежных средств от физических лиц, не являющихся его учредителями (членами, участниками), направлена на систематическое получение прибыли от пользования имуществом (денежными средствами, полученными по договорам займа); осуществляется ломбардом как юридическим лицом самостоятельно; носит систематический характер, и, следовательно, обладает признаками предпринимательской деятельности, чем нарушается пункт 4 статьи 2 Закона о ломбардах.
Из пояснений общества в суде первой инстанции следует, что осуществление деятельности по привлечению денежных средств граждан для организации вызвано отсутствием возможности пополнения оборотных резервов иным образом ввиду запрета выдачи кредитными организациями кредитов ломбардам, установленного Центральным банком Российской Федерации.
Ссылаясь на положение Банка России от 26.03.2004 N 254-П "О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности", суд указал, что существующие особенности процедуры выдачи банком ссуды ломбарду не запрещают выдачу таких ссуд.
Указаниями Банка России от 30.12.2015 N 3927-У "О формах, сроках и порядке составления и представления в Банк России документов, содержащих отчет о деятельности ломбарда и отчет о персональном составе руководящих органов ломбарда" (далее — Указания N 3927-У) утверждены новые сроки, формы и порядок предоставления отчетности ломбардами. Начиная с отчетности о деятельности ломбарда за I квартал 2016 года, отчетность составляется в соответствии с Указаниями N 3927-У, предусматривающими предоставление сведений о привлечении денежных средств только от юридических лиц или от физических лиц, являющихся учредителями ломбарда.
Суд отметил, что принятие Указаний N 3927-У повлекло привлечение под проценты денежных средств населения ломбардами при наличии такого запрета в Законе о ломбардах, в связи с чем мегарегулятор обязан защищать интересы вкладчиков и кредиторов, которыми при данных обстоятельствах являются займодавцы.
Суд проверил и обоснованно отклонил доводы общества об отсутствии законодательного запрета на привлечение кредитных средств от населения со ссылкой на статьи 807, 816 Гражданского кодекса, указав, что Закон о ломбардах не предоставляет право этим учреждениям привлекать денежные средства граждан в виде займа под проценты, напротив, содержит прямой запрет на осуществление иных, помимо разрешенных ломбардам, видов предпринимательской деятельности.
Следовательно, ломбард не вправе размещать публичную оферту населению о привлечении денежных средств в качестве займа под проценты.
Исходя из пункта 4 статьи 2 Закона о ломбардах источником деятельности, осуществляемой ломбардами, являются вознаграждения за предоставление заемных средств, консультационные (информационные) услуги, а также вклады учредителей (участников) юридического лица.
С учетом конкретных установленных обстоятельств дела, суд счел названные действия ломбарда подпадающими под признаки банковской деятельности, что является прямым нарушением требований пункта 4 статьи 2 Закона о ломбардах.
Прекращение по состоянию на дату выдачи предписания нарушения требований пункта 4 статьи 2 Закона о ломбардах только по одному из нарушений само по себе не свидетельствует об исполнении пункта 1 предписания до его выдачи.
Суд установил и общество подтвердило, что на дату выдачи предписания ломбард имел действующие договоры займа, заключенные в нарушение требований пункта 4 статьи 2 Закона о ломбардах, не только с гражданкой Варламовой Л.Е.
Судебные инстанции посчитали оспариваемое предписание исполнимым. Общество не доказало невозможность исполнения предписания в установленный в нем срок.
Ссылаясь на статью 76.1 Закона N 86-ФЗ, в силу которой Банк России не вмешивается в оперативную деятельность некредитных финансовых организаций, суд отметил, что у управления не имелось полномочий на указание обществу в предписании конкретных действий, которые оно должно совершить в целях исполнения предписания. Ломбард был свободен в выборе способа исполнения предписания. Кроме того, оно не содержит требований о внесении изменений в договоры займа. Поскольку управление установило факт привлечения денежных средств населения под проценты при отсутствии данного права в силу закона, оно вправе требовать как устранения этого и иных сходных нарушений, так и предотвращения их совершения в будущем. Суд также указал, что при возникновении сомнений о способе устранения указанных в предписании нарушений или необходимости увеличения срока его исполнения общество могло обратиться в управление с соответствующими письмами, ходатайством о продлении срока исполнения предписания, мотивировав его. Однако с подобным ходатайством в управление общество не обращалось, никаких мер, направленных на исполнение выданного предписания, не предприняло, о причинах невозможности его исполнения управление не уведомило.
Аналогичные выводы содержатся в судебных актах по делу N А53-17441/2015, по которым обществу отказано в удовлетворении требования о признании недействительным постановления управления о привлечении его к ответственности по части 9 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде взыскания 500 тыс. рублей штрафа по факту невыполнения в установленный срок предписания.
Таким образом, выводы суда основаны на правильном применении норм права к установленным им обстоятельствам и соответствуют имеющимся в материалах дела доказательствам. Основания для отмены или изменения обжалуемых судебных актов не установлены.
Руководствуясь статьями 274, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Ростовской области от 04.05.2016 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.07.2016 по делу N А53-12376/2015 оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий Л.А.ЧЕРНЫХ

Судьи Т.Н.ДОРОГИНА Л.А.ТРИФОНОВА