Требование: О взыскании неосновательного обогащения в виде стоимости урожая озимой пшеницы

Обстоятельства: Истцы ссылались на то, что ответчиком произведена уборка спорного урожая на части участка, не принадлежавшего ему.
Решение: Дело передано на новое рассмотрение, поскольку не оценен заключенный истцами договор о совместной деятельности на предмет его соответствия нормам действующего законодательства и условиям ранее заключенного договора аренды, не предложено сторонам представить достоверные сведения органов статистики и иных компетентных структур о средних урожайности и стоимости озимой пшеницы в спорном году.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25.08.2016 N Ф08-5603/2016 по делу N А22-3389/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 16 августа 2016 года.
Постановление в полном объеме изготовлено 25 августа 2016 года.
Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего судьи Анциферова В.А., судей Волкова Я.Е. и Мещерина А.И. при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Епифановым М.В., при организации видеоконференц-связи Арбитражным судом Республики Калмыкия в составе судьи Шевченко В.И., при участии в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи от истца — сельскохозяйственного производственного кооператива (колхоз-племзавод) "Путь Ленина" (ИНН 2602000851, ОГРН 1022602622360) — Ветохо В.А. (доверенность от 21.04.2016), от ответчика — индивидуального предпринимателя Харманджиевой Валентины Ивановны (ИНН 080200012220, ОГРНИП 307080212700021) — Мукубенова В.П. (доверенность от 07.09.2015), в отсутствие представителей истца — индивидуального предпринимателя Санджиковой Ларисы Петровны (ИНН 081402815711, ОГРНИП 305081420700074), надлежащим образом извещенной о времени и месте судебного заседания, в том числе путем размещения информации на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, рассмотрев кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Харманджиевой Валентины Ивановны на решение Арбитражного суда Республики Калмыкия от 10.02.2016 (судья Джамбинова Л.Б.) и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.06.2016 (судьи Джамбулатов С.И., Бейтуганов З.А., Сомов Е.Г.) по делу N А22-3389/2015, установил следующее.
Сельскохозяйственный производственный кооператив (колхоз-племзавод) "Путь Ленина" (далее — кооператив) и индивидуальный предприниматель Санджикова Лариса Петровна (далее — предприниматель-1) подали в Арбитражный суд Республики Калмыкия иск к индивидуальному предпринимателю Харманджиевой Валентине Ивановне (далее — предприниматель-2) о взыскании 7 776 415 рублей неосновательного обогащения в виде стоимости урожая озимой пшеницы, собранного в июле 2015 года с части площадью 226 га земельного участка площадью 498,7 га с кадастровым номером 08:02:270101:0047, расположенного по адресу: Республика Калмыкия, Ики-Бурульский район, в 7,9 км по направлению на запад от ориентира п. Маныч Манычского СМО (далее — земельный участок, его часть).
Решением Арбитражного суда Республики Калмыкия от 10.02.2016, оставленным без изменения постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.06.2016, иск удовлетворен со следующей мотивировкой. Право аренды земельного участка возникло у предпринимателя-2 с момента государственной регистрации соответствующего договора аренды с сохранением у предпринимателя-1 и кооператива как предыдущих арендаторов права на завершение начатого сельскохозяйственного цикла (выращивание засеянных культур и сбор урожая). Государственная регистрация договора аренды, заключенного с предпринимателем-2, не повлекла возникновение у последнего права на урожай, принадлежащий предпринимателю-1 и кооперативу. Договорные отношения, порождающие названное право, между сторонами отсутствуют. До заключения предпринимателем договора аренды земельного участка посевные работы на нем произведены предпринимателем-1 и кооперативом, являющимися простыми товарищами по договору о совместной деятельности. Предприниматель-2 неосновательно обогатился за счет предпринимателя-1 и кооператива на стоимость собранного с части земельного участка урожая злаковых. Усредненные величины урожайности озимой пшеницы и ее цены обоснованы относимыми и допустимыми доказательствами и не опровергнуты предпринимателем-2.
Предприниматель-2 обжаловал решение Арбитражного суда Республики Калмыкия от 10.02.2016 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.06.2016 в порядке, определенном нормами главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — Арбитражный процессуальный кодекс), приведя следующие основания проверки законности судебных актов судов первой и апелляционной инстанций. Иск заявлен только в интересах кооператива, а сумма неосновательного обогащения взыскана в пользу кооператива и предпринимателя-1, что свидетельствует о выходе суда первой инстанции за пределы исковых требований. Акты контрольного обмолота на земельном участке не подписаны арендодателем — министерством по земельным и имущественным отношениям Республики Калмыкия (далее — министерство). Ни ответчик, ни министерство не были проинформированы о проведении контрольного обмолота. Администрация Ики-Бурульского района не обладает полномочиями по распоряжению и обследованию земельного участка, принадлежащего на праве собственности Республике Калмыкия. Контрольный обмолот произведен после расторжения договора аренды земельного участка с предпринимателем-1. Объективные данные о средней урожайности озимой пшеницы в Республике Калмыкия и ее цене отсутствуют. Соответствующие справки не отвечают критериям относимости и допустимости доказательств. Размер неосновательного обогащения предпринимателем-1 и кооперативом не доказан. У кооператива отсутствовал титул на земельный участок, поэтому он не вправе был претендовать как на возмещение понесенных в период посевных работ затрат, так и на произведенную на земельном участке сельскохозяйственную продукцию. Предприниматель-1 как арендатор земельного участка не имел права на заключение договора субаренды, каковым, по сути, является договор о совместной деятельности. Притворный договор о совместной деятельности, прикрывающий договор субаренды, ничтожен. Соответствующая оценка названному договору судами первой и апелляционной инстанций не дана. В период осуществления предпринимателем-1 и кооперативом посевных работ предприниматель-2 владел земельным участком на основании договора аренды от 12.08.2014, вносил соответствующие арендные платежи. Расторжение договора аренды с предпринимателем-1 повлекло прекращение договора о совместной деятельности. Воспроизводство посеянной на земельном участке озимой пшеницы после 23.01.2015 осуществлялось предпринимателем-2. Взыскание стоимости собранного с части земельного участка урожая озимых культур повлечет неосновательное обогащение на стороне предпринимателя-1 и кооператива. Сев озимой пшеницы предпринимателем-1 и кооперативом произведен незаконно. Определение действительной стоимости урожая озимой пшеницы по состоянию на 23.01.2015 невозможно. Передача предпринимателю-2 прав и обязанностей арендатора с сохранением права на завершение сельскохозяйственного цикла не производилась. Предприниматель-2 не должен был сохранять посевы озимой пшеницы на земельном участке. Предприниматель-1 и кооператив после 23.01.2015 продолжили пользоваться земельным участком в отсутствие законных оснований, что свидетельствует о самовольном захвате арендуемого предпринимателем-2 имущества. Сев озимой пшеницы произведен после акцепта министерством оферты предпринимателя-1 о расторжении договора аренды. Арендные отношения с предпринимателем-1 прекращены с даты его обращения в министерство. Предприниматель-1 своими действиями затягивал государственную регистрацию соглашения о расторжении заключенного с ним договора аренды, что препятствовало государственной регистрации договора аренды с предпринимателем-2. Истцы произвели сев озимой пшеницы, осознавая создание тем самым непреодолимых препятствий ответчику в пользовании земельным участком. Названные обстоятельства свидетельствуют о злоупотреблении предпринимателем-1 правом. Неосведомленность кооператива о намерении предпринимателя-1 расторгнуть договор аренды и о его фактическом расторжении не препятствовала кооперативу в осознании незаконности использования земельного участка в условиях имевшегося в договоре аренды запрета на субаренду. Недостаточная степень осмотрительности кооператива, несшего затраты при наличии очевидных препятствий в достижении целей совместной деятельности, привела к отнесению на него предпринимательского риска несения убытков. В отзыве на кассационную жалобу кооператив просит обжалуемые судебные акты оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Изучив материалы дела и доводы кассационной жалобы, заслушав представителей общества и предпринимателя-2, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа находит решение Арбитражного суда Республики Калмыкия от 10.02.2016 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.06.2016 подлежащими отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Калмыкия.
Из материалов дела видно и судами установлено, что министерство (арендодатель) и предприниматель-1 (арендатор) заключили договор от 21.10.2011 N 78-2011 аренды земельного участка на 5 лет для сельскохозяйственного производства. Запись о договоре аренды внесена в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — Единый государственный реестр прав) 13.12.2011.
Предприниматель-1 и кооператив заключили договор о совместной деятельности от 05.08.2014 N 05/08 в целях совместного производства на земельном участке сельскохозяйственной продукции (пшеницы озимой урожая 2015 года) и ее реализации. Доли предпринимателя-1 и кооператива в результатах совместной деятельности и связанных с ней затратах составили соответственной 10 и 90%. Во исполнение условий договора о совместной деятельности на арендуемом предпринимателем-1 земельном участке кооператив осуществил сев озимой пшеницы. Материалы дела содержат противоречивые сведения о периоде выполнения названных сельскохозяйственных работ (август — сентябрь — октябрь 2014 года).
Министерством и предпринимателем подписано соглашение от 08.07.2014 о расторжении договора от 21.10.2011 N 78-2011 аренды земельного участка, после чего министерством и предпринимателем-2 подписан договор от 12.08.2014 N 72-2014 аренды земельного участка. Запись о соглашении от 08.07.2014 о расторжении договора аренды от 21.10.2011 N 78-2011 внесена в Единый государственный реестр прав 23.01.2015 (N 01/051/2015-851), а запись о договоре аренды от 12.08.2014 N 72-2014 внесена в Единый государственный реестр прав 02.03.2015.
В период 01-04.07.2015 неизвестными лицами произведена уборка урожая озимой пшеницы на части земельного участка, о чем предпринимателем-1 и кооперативом заявлено в органы внутренних дел (заявления в ЭБ и ПК МО МВД России "Приютненский" от 04.07.2015 и от 06.07.2015). В постановлении старшего оперуполномоченного ЭБ и ПК МО МВД России "Приютненский" от 03.08.2015 об отказе в возбуждении уголовного дела отражено, что уборка урожая озимой пшеницы на части земельного участка в период 02-03.07.2015 осуществлена Даваевым В.И., действовавшим по доверенности от предпринимателя-2, нанявшим для этих целей бригаду комбайнеров закрытого акционерного общества ПМТС "Александровское". Собранный урожай вывезен в неизвестном направлении. Данные обстоятельства также подтверждены копией договора на уборку зерновых от 29.06.2015, объяснениями комбайнеров Довгалева М.И., Чаплыгина А.И., Швеглер И.А., Клеменко А.И.
В статистической форме N 4-СХ "Сведения об итогах сева под урожай 2015 года" отражен факт осуществления кооперативом в 2014 году сева озимой пшеницы на площади 9918 га. В справке муниципального казенного учреждения "Управление сельского хозяйства администрации Ики-Бурульского районного муниципального образования" со ссылкой на акт контрольного обмолота от 07.07.2015 указано, что при контрольном обмолоте в 2015 году урожайность озимой пшеницы на земельном участке составила 36,22 центнера с гектара. По сведениям Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Республике Калмыкия предприниматель-2 в спорный период не осуществлял сев озимой пшеницы, не представлял статистическую отчетность по формам N 1-фермер "Сведения об итогах сева", N 2-фермер "Сведения о сборе урожая сельскохозяйственных культур", N 3-фермер "Сведения о производстве продукции животноводства и поголовье скота". В справке кооператива указано, что цена реализации полученного на земельном участке зерна озимой пшеницы 3 класса урожая 2015 года составила 9500 рублей за тонну.
Считая, что предприниматель-2 в результате незаконной уборки урожая озимой пшеницы 2015 года на части земельного участка оказался в состоянии неосновательного обогащения, произведя расчет суммы неосновательного обогащения (7 776 434 рубля) как произведение площади части земельного участка (226 га), установленной в результате контрольного обмолота урожайности озимой пшеницы (36,22 ц/га) и определенной кооперативом цены реализации озимой пшеницы (9500 руб. /т), кооператив и предприниматель-1 обратились в арбитражный суд.
Законность решения и постановления арбитражных судов первой и апелляционной инстанций проверяется исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, с учетом установленных статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса пределов рассмотрения дела в арбитражном суде кассационной инстанции. Принимая обжалуемые судебные акты, суды первой и апелляционной инстанций не учли следующее.
По смыслу статьи 136 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс), законом, иными правовыми актами, договором или существом отношений может быть предусмотрено исключение из общего правила о том, что плоды, продукция, доходы, полученные в результате использования вещи, независимо от того, кто использует такую вещь, принадлежат ее собственнику. Одно из таких исключений приведено в пункте 2 статьи 606 Гражданского кодекса, согласно которому плоды, продукция и доходы, полученные в результате использования на основании договора арендованного имущества, являются собственностью арендатора. В случае, когда объектом аренды является земельный участок, у его арендатора, согласно подпункту 1 пункта 2 статьи 40 и пункту 1 статьи 41 Земельного кодекса Российской Федерации (далее — Земельный кодекс), возникает право собственности на посевы и посадки сельскохозяйственных культур, полученную сельскохозяйственную продукцию и доходы от ее реализации.
Нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случаях самовольного занятия земельного участка и в иных предусмотренных федеральными законами случаях. Убытки, причиненные нарушением прав арендатора земельного участка, подлежат возмещению в полном объеме, в том числе упущенная выгода, в предусмотренном гражданским законодательством порядке. Лицо, виновное в нарушении прав арендатора земельного участка, на основании решения суда может быть принуждено к исполнению возникших обязательств (статьи 60, 62 Земельного кодекса). Статьей 76 Земельного кодекса предусмотрен возврат самовольно занятых земельных участков их арендаторам без возмещения затрат, произведенных виновными в нарушении земельного законодательства лицами в период незаконного пользования этими участками.
Статьей 303 с учетом статьи 305 Гражданского кодекса арендатору при истребовании объекта аренды из чужого незаконного владения также предоставлено право требовать от незаконного владельца, осведомленного о незаконности своего владения, (недобросовестного владельца) возврата или возмещения всех доходов, которые это лицо извлекло или должно было извлечь за все время владения. От добросовестного владельца возвращаются или возмещаются доходы, извлеченные с момента вышеназванного осведомления. При этом владелец вправе требовать от арендатора возмещения произведенных им необходимых затрат на имущество с того времени, с которого арендатору причитаются доходы от имущества. В пункте 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 N 73 "Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды" (далее — постановление Пленума N 73) разъяснен приоритет названных положений перед нормами о неосновательном обогащении.
Нормами главы 60 Гражданского кодекса на лицо, без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобретшее (сберегшее) имущество (приобретателя) за счет другого лица (потерпевшего), возложена обязанность по возврату последнему такого имущества (неосновательного обогащения), независимо от субъекта поведения, приведшего к соответствующим обстоятельствам (статья 1102). Эти правила подлежат применению как при истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения, так и при возмещении вреда, причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица (статья 1103). Имущество, составляющее неосновательное обогащение приобретателя, должно быть возвращено потерпевшему в натуре, а в отсутствие такой возможности приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения (статьи 1104, 1105). При возврате неосновательно полученного (сбереженного) имущества или возмещении его стоимости приобретатель вправе требовать от потерпевшего возмещения понесенных необходимых затрат на содержание имущества (статья 1108).
Частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса на участвующее в деле лицо возложено бремя доказывания обстоятельств, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. В случае отыскания в судебном порядке неосновательного обогащения такими обстоятельствами являются наличие у истца прав на спорное имущество, факт использования имущества ответчиком в спорный период, отсутствие у последнего правовых оснований для такого пользования, возможность извлечения и размер доходов ответчика от использования неосновательно приобретенного имущества. Ранее аналогичные рекомендации были сформулированы в пункте 8 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2000 N 49 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении".
Сформулированная в пункте 14 постановления Пленума N 73 правовая позиция о том, что подлежащий государственной регистрации, но не зарегистрированный договор аренды при согласованности и выполнении сторонами его существенных условий связывает стороны соответствующим обязательством, права арендатора по которому не могут быть противопоставлены третьим лицам, нашла отражение в пункте 3 статьи 433 Гражданского кодекса в редакции Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ. Согласно данной норме, подлежащий государственной регистрации договор считается заключенным с момента его регистрации для третьих лиц, но не для его сторон. В пункте 3 постановления от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее — постановление Пленума N 25) Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил, что для лиц, не являющихся сторонами сделки, подлежащие государственной регистрации права на имущество возникают, изменяются и прекращаются с момента внесения соответствующей записи в государственный реестр, а не в момент совершения или фактического исполнения сделки. При этом с момента возникновения соответствующего основания для государственной регистрации права стороны такой сделки не вправе в отношениях между собой недобросовестно ссылаться на отсутствие в государственном реестре записи об этом праве.
С учетом вышеприведенных нормативных положений для рассмотрения требований предпринимателя-1 и кооператива имеют решающее значение выводы о моменте прекращения отношений по аренде земельного участка, о наличии (отсутствии) у предпринимателя-1 законного основания использования земельного участка в периоды сева, выращивания и уборки урожая пшеницы 2015 года, о соответствии заключенного министерством и предпринимателем-2 договора от 12.08.2014 N 72-2014 аренды земельного участка законодательству (о его (не) действительности), об исполнении предпринимателем-1 обязанности по возврату объекта аренды министерству, а последним — обязанности по передаче предпринимателю-2 земельного участка, свободного от прав прежнего арендатора. При недействительности договора аренды от 12.08.2014 N 72-2014, сохранении земельного участка во владении предпринимателя-1 в период сева озимых культур, неисполнении министерством обязанности по передаче этого участка, свободного от прав иных лиц, предпринимателю-2 у последнего не имелось бы каких-либо оснований как для выращивания посеянного предпринимателем-1 или кооперативом урожая озимой пшеницы, так и для его сбора. В этом случае размер неосновательного обогащения предпринимателя-2 за счет предпринимателя-1 (кооператива) равнялся бы разнице между стоимостью собранного на части земельного участка урожая озимой пшеницы и понесенными предпринимателем-2 затратами в связи с проведением соответствующих уборочных мероприятий. В отсутствие у договора аренды от 12.08.2014 N 72-2014 пороков, свидетельствующих о его недействительности, при исполнении предпринимателем-1 обязанности по возврату объекта аренды арендодателю до осуществления сева озимой пшеницы и исполнении министерством обязанности по передаче предпринимателю-2 объекта аренды, свободного от прав иных лиц, размер неосновательного обогащения не мог бы превысить сумму затрат на посевные мероприятия, сбереженную предпринимателем-2 за счет предпринимателя-1.
В Постановлениях от 05.02.2007 N 2-П, от 21.12.2011 N 30-П Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что преюдициальная связь судебных актов арбитражных судов обусловлена именно свойством обязательности как элемента законной силы судебного акта, в силу которой в процессе судебного доказывания суд не должен дважды устанавливать один и тот же факт в отношениях между теми же сторонами. Иной подход означает возможность опровержения опосредованного вступившим в законную силу судебным актом вывода суда о фактических обстоятельствах другим судебным актом, что противоречит общеправовому принципу определенности, а также принципам процессуальной экономии и стабильности судебных решений. Признание преюдициального значения судебного решения, направленное на обеспечение стабильности и общеобязательности этого решения и исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если имеют значение для его разрешения. В качестве единого способа опровержения (преодоления) преюдиции во всех видах судопроизводства должен признаваться пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам.
В рамках дела N А22-1141/2015 рассматривается иск предпринимателя-1 к предпринимателю-2 и министерству о признании недействительным договора аренды от 12.08.2014 N 72-2014 и об аннулировании в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о его регистрации. Отменяя решение Арбитражного суда Республики Калмыкия от 27.08.2015 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.12.2015 по названному делу и направляя дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Калмыкия, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в постановлении от 04.04.2016 указал на необходимость установления обстоятельств, связанных с нарушением оспариваемой сделкой прав и законных интересов предпринимателя-1, не являющегося ее стороной, с наличием у министерства правовых и фактических оснований для проведения специальной процедуры предоставления земельного участка предпринимателю-2, с необходимостью предварительной и заблаговременной публикации (информирования населения) об имеющемся земельном участке и условиях его предоставления, с нарушением законных прав и интересов неограниченного круга лиц, в том числе предпринимателя-1, лишением возможности участия в процедуре предоставления земельного участка в пользование. Суд кассационной инстанции указал на необходимость проверки доводов министерства и предпринимателя-2 о недобросовестном поведении предпринимателя-1, о злоупотреблении им своими правами, об отсутствии у его заявки признаков конкуренции с заявкой предпринимателя-2, исследования и правовой оценки поданного предпринимателем-1 заявления о предоставлении в аренду земельного участка, установления у него названных конкурирующих признаков, проверки и учета обстоятельств прекращения заключенного министерством и предпринимателем-1 договора от 21.10.2011 N 78-2011 аренды земельного участка, исследования вопросов исполнения предпринимателем-1 обязанности по возврату земельного участка министерству при прекращении договора аренды от 21.10.2011 N 78-2011 и исполнения министерством обязанности по передаче этого участка предпринимателю-2 по договору аренды от 12.08.2014 N 72-2014, обсуждения вопроса о применении последствий недействительности оспариваемой сделки в виде возврата земельного участка предпринимателем-2.
В целях исключения конфликта судебных актов, основанных на противоречивых выводах о фактических обстоятельствах, соблюдения общеправовых принципов определенности, процессуальной экономии и стабильности судебных решений, обеспечения стабильности и общеобязательности судебных актов при принятии обжалуемого решения суд первой инстанции не обсудил вопросы о целесообразности рассмотрения дел N А22-1141/2015, А22-3389/2015 в рамках одного производства или приостановления производства по настоящему делу до рассмотрения дела N А22-1141/2015 в порядке статей 130, 143 Арбитражного процессуального кодекса. В соответствии с данными в пункте 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 57 "О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств" разъяснениями суды не оценили заключенный предпринимателем-1 и кооперативом договор о совместной деятельности на предмет его соответствия нормам действующего законодательства и условиям ранее заключенного с министерством договора аренды от 21.10.2011 N 78-2011. В целях проверки произведенного предпринимателем-1 расчета суммы неосновательного обогащения суды не предложили сторонам представить достоверные сведения органов статистики и иных компетентных структур о средних урожайности и стоимости озимой пшеницы в 2015 году.
Без устранения названных недостатков и устранения выявленных судом кассационной инстанции противоречий содержащиеся в обжалуемых судебных актах выводы о возникновении у предпринимателя-2 права аренды земельного участка с момента государственной регистрации соответствующего договора аренды, о сохранении у предпринимателя-1 и кооператива как предыдущих арендаторов права на завершение начатого сельскохозяйственного цикла (выращивание засеянных культур и сбор урожая), об отсутствии у предпринимателя-2 права на урожай, о его принадлежности предпринимателю-1 и кооперативу, о неосновательном обогащении предпринимателя-2 за счет предпринимателя-1 и кооператива на стоимость собранного с части земельного участка урожая злаковых, об обоснованности усредненных величин урожайности озимой пшеницы и ее цены относимыми и допустимыми доказательствами не могут быть признаны соответствующими установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.
Пунктом 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса суд кассационной инстанции уполномочен на отмену решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции и направление дела на новое рассмотрение в соответствующий арбитражный суд, решение, постановление которого отменено, если выводы, содержащиеся в обжалуемом решении, постановлении, не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам.
Направление дела на новое рассмотрение обусловлено необходимостью принятия находящегося вне компетенции суда кассационной инстанции комплекса процессуальных мер, направленных на установление дополнительных обстоятельств и оценки представленных доказательств (часть 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса).
При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенные указания суда кассационной инстанции, в силу статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязательные для арбитражного суда, вновь рассматривающего дело, устранить выявленные недостатки, установить дополнительные обстоятельства, после чего принять законное и обоснованное решение.
Руководствуясь статьями 284, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Калмыкия от 10.02.2016 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.06.2016 по делу N А22-3389/2015 отменить. Дело N А22-3389/2015 направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Калмыкия.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1. Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий В.А.АНЦИФЕРОВ

Судьи Я.Е.ВОЛКОВ А.И.МЕЩЕРИН