Требование: О признании недействительными предписания и представлений управления

Обстоятельства: Оспариваемыми актами на банк возложена обязанность устранить включение в кредитный договор условий, ущемляющих права потребителя, установленные законодательством о защите прав потребителей, обеспечить соблюдение площади на одно рабочее место работников банка.
Решение: Требование удовлетворено частично, поскольку в силу специфики осуществляемой деятельности банк не обязан выполнять требования СанПиН. Включение в договор условий, ущемляющих права потребителя, признано не соответствующим закону.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 28.08.2015 N Ф08-5442/2015 по делу N А32-6966/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 27 августа 2015 года.
Постановление в полном объеме изготовлено 28 августа 2015 года.
Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Драбо Т.Н., судей Мацко Ю.В. и Прокофьевой Т.В., при участии в судебном заседании от заявителя — открытого акционерного общества "Коммерческий банк "Центр-Инвест" (ИНН 6163011391, ОГРН 1026100001949) — Тетериной О.Н. (доверенность от 30.12.2014), в отсутствие заинтересованного лица — Территориального отдела Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Краснодарскому краю в городе-курорте Геленджике (ИНН 2308105360, ОГРН 1052303653269), надлежаще извещенного о времени и месте судебного заседания, в том числе путем размещения информации на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, рассмотрев кассационную жалобу Территориального отдела Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Краснодарскому краю в городе-курорте Геленджике на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 24.02.2015 (судья Погорелов И.А.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.05.2015 (судьи Сурмалян Г.А., Соловьева М.В., Филимонова С.С.) по делу N А32-6966/2014, установил следующее.
Открытое акционерное общество "Коммерческий банк "Центр-Инвест" (далее — банк) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными предписания Территориального отдела Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Краснодарскому краю в городе-курорте Геленджике (далее — отдел) от 27.11.2013 N 375 и представлений от 12.12.2013 N 795 и 796.
Решением суда от 24.02.2015, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 28.05.2015, признано недействительным предписание отдела от 27.11.2013 N 375 в части пунктов 4, 5, 6; представления отдела от 27.11.2013 N 795 и 796 признаны недействительными в части указания банку устранить нарушения при заключении договоров уступки прав кредиторов по кредитным договорам лицу, не являющемуся кредитной организацией; в части обязания банка проводить производственный контроль с принятием лабораторных исследований и испытаний, в т.ч. разработать программу производственного контроля за санитарно-эпидемиологическими параметрами, соблюдать требования пункта 1.10 СанПиН 2.2.0.555-96 "Гигиенические требования к условиям труда женщин", утвержденных постановлением Госкомсанэпиднадзора Российской Федерации от 28.10.1996 N 32 (далее — СанПиН 2.2.0.555-96), в части требования от работников — женщин результатов медосмотра у терапевтов и акушеров — гинекологов. В остальной части в удовлетворении требований отказано. Судебные акты мотивированы тем, что в силу специфики осуществляемой деятельности банк не обязан выполнять требования пункта 14.4 СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03 "Гигиенические требования к персональным электронно-вычислительным машинам и организации работы" (далее — СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03) и пункта 4.1 Санитарных правил СП 1.1.1058-01 "Организация и проведение производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий", утвержденных Государственным санитарным врачом Российской Федерации 10.07.2001 (далее — СП 1.1.1058-01); предписание отдела о соблюдении банком требований пункта 1.10 СанПиН 2.2.0.555-96 противоречит Федеральному закону от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" (далее — Закон N 52-ФЗ).
В Арбитражный суд Северо-Кавказского округа обратился отдел с кассационной жалобой, в которой просит решение суда и постановление апелляционной инстанции отменить в части удовлетворения требований банка и принять новый судебный акт. По мнению подателя жалобы, не обоснованы выводы судов относительно незаконности ненормативных актов отдела; меры, принятые на определенных видах работ для защиты женщин с учетом физиологических особенностей их организма, не должны считаться дискриминационными. Формулировка в общих условиях кредитного договора о праве банка уступать, передавать и распоряжаться иным образом своими правами по договору любому третьему лицу без согласия клиента, а также передавать цессионарию информацию о клиенте, противоречит нормам права, в т.ч. Закону Российской Федерации от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" в той части, в какой допускает такую уступку прав требования третьим лицам, не имеющим лицензии на осуществление банковской деятельности, в отсутствие в самом кредитном соглашении прямого указания на возможность банка уступить права требования по кредитному договору третьим лицам, не имеющим лицензии на осуществление банковской деятельности.
В отзыве на кассационную жалобу банк просит оставить судебные акты без изменения как законные и обоснованные, а кассационную жалобу — без удовлетворения.
В судебном заседании представитель банка поддержал доводы отзыва на кассационную жалобу.
Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, проверив законность судебных актов, оценив доводы кассационной жалобы и отзыва, выслушав представителя банка, считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Как видно из материалов дела, 27.11.2013 отдел провел проверку в дополнительном офисе банка по адресу: Краснодарский край, г. Геленджик, ул. Шевченко, 74 и выявил следующие нарушения: пункт 7.1 предлагаемого банком кредитного договора содержит условие, ущемляющее права потребителя; площадь на одно рабочее место работников банка в отделении обслуживания клиентов (операционный отдел) на первом этаже составляет менее 4,5 кв. м (нарушение пункта 3.4 СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03); рабочие столы специалистов на первом этаже банка, оборудованные ПЭВМ, размещены в нарушение пункта 6.1 СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03 — видеодисплейные терминалы не ориентированы боковыми сторонами к световому проему (окну), естественный свет на рабочие поверхности стола не падает с левой стороны; рабочие места пользователей ПЭВМ не оборудованы подставкой для ног (нарушение пункта 10.5 СанПиНа 2.2.2/2.4.1340-03); не представлена программа производственного контроля за санитарно-гигиеническими параметрами на рабочих местах (нарушение пунктов 1.5, 2.1, 2.3, 2.7 СП 1.1.1058-01); производственно-лабораторный контроль не осуществляется, не представлены протоколы исследований физических факторов на рабочих местах (нарушение статей 11 и 32 Закона N 52-ФЗ, пунктов 1.8, 14.3 и 14.4 СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03); перед поступлением на работу женщины не прошли предварительный медицинский осмотр терапевтом и акушером — гинекологом, результат медосмотра не представлен (нарушение СанПиН 2.2.0.555-96).
По данным фактам отдел составил акт от 27.11.2013 N 514, протоколы об административных правонарушениях от 27.11.2013 N 019801 и от 28.11.2013 N 019804, вынес постановления от 12.12.2013 N 1344 и 1343 о привлечении банка к административной ответственности по части 2 статьи 14.8 и статье 6.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде 10 тыс. рублей штрафа по каждому постановлению, выдал банку предписание от 27.11.2013 N 375 и представления от 12.12.2013 N 795, 796.
Предписанием от 27.11.2013 N 375 на банк возложена обязанность в срок до 15.03.2014 выполнить следующие мероприятия: 1) обеспечить соблюдение площади на одно рабочее место работников банка в отделении обслуживания клиентов (операционный отдел) на первом этаже банка не менее 4,5 кв. м; 2) рабочие столы специалистов банка с ПЭВМ разместить так, чтобы видеодисплейные терминалы были ориентированы боковыми сторонами к световым проемам, и естественный свет на рабочие поверхности стола падал с левой стороны; 3) рабочие места пользователей ПЭВМ оборудовать подставкой для ног; 4) разработать программу производственного контроля за санитарно-гигиеническими параметрами на рабочих местах; 5) осуществлять производственно-лабораторный контроль, представить протоколы исследований физических факторов на рабочих местах; 6) исключить в кредитных договорах между потребителем и банком включение в кредитный договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителей, а именно: пункт 7.1 — передача банком права требования по кредитному договору лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности.
Согласно представлениям от 12.12.2013 N 795 и 796 отдел обязал банк принять меры по устранению причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения, рассмотреть вопрос о привлечении лиц, виновных в допущенных нарушениях, к дисциплинарной ответственности, и сообщить о принятых мерах.
В соответствии со статьями 197 и 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации учреждение обжаловало ненормативные акты отдела в арбитражный суд.
На основании совокупной оценки представленных в материалы дела доказательств и правильного применения норм права к установленным по делу обстоятельствам суды приняли судебные акты, которые отвечают требованиям статей 170 и 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и не подлежат отмене или изменению.
Судебные инстанции установили, что пунктами 4, 5 предписания от 27.11.2013 N 375 и представлением от 12.12.2013 N 795 банку вменяется нарушение статей 11 и 32 Закона N 52-ФЗ, пунктов 1.8, 14.3 и 14.4 СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03 и пунктов 1.5, 2.1, 2.3, 2.7 СП 1.1.1058-01, выразившееся в непредставлении программы производственного контроля за санитарно-гигиеническими параметрами на рабочих местах, неосуществлении производственно-лабораторного контроля и непредставлении протоколов исследований физических факторов на рабочих местах.
В соответствии со статьей 32 Закона N 52-ФЗ производственный контроль, в том числе проведение лабораторных исследований и испытаний за соблюдением санитарно-эпидемиологических требований и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в процессе производства, хранения, транспортировки и реализации продукции, выполнения работ и оказания услуг, а также условиями труда осуществляется индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами в целях обеспечения безопасности и (или) безвредности для человека и среды обитания таких продукции, работ и услуг.
Производственный контроль осуществляется в порядке, установленном техническими регламентами или применяемыми до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов санитарными правилами, а также стандартами безопасности труда, если иное не предусмотрено федеральным законом (часть 2 статьи 32 Закона N 52-ФЗ).
Согласно пункту 1.5 СП 1.1.1058-01 юридические лица в соответствии с осуществляемой ими деятельностью обязаны выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений, предписаний и санитарно-эпидемиологических заключений должностных лиц, осуществляющих государственный санитарно-эпидемиологический надзор, в том числе разрабатывать и проводить санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия.
В силу пункта 1.8 СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03 индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами в процессе производства и эксплуатации ПЭВМ должен осуществляться производственный контроль за соблюдением данных правил.
Инструментальный контроль за соблюдением требований данных правил осуществляется в соответствии с действующей нормативной документацией (пункт 14.3 СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03).
Как указано в пункте 14.4 СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03, производственный контроль за соблюдением санитарных правил осуществляется производителем и поставщиком ПЭВМ, а также предприятиями и организациями, эксплуатирующими ПЭВМ в установленном порядке, в соответствии с действующими санитарными правилами и другими нормативными документами.
Между тем, согласно пункту 2.1. СП 1.1.1058-01 производственный контроль за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий (далее — производственный контроль) проводится юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями в соответствии с осуществляемой ими деятельностью по обеспечению контроля за соблюдением санитарных правил и гигиенических нормативов, выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий.
Пунктом 2.3 СП 1.1.1058-01 предусмотрено, что объектами производственного контроля являются производственные, общественные помещения, здания, сооружения, санитарно-защитные зоны, зоны санитарной охраны, оборудование, транспорт, технологическое оборудование, технологические процессы, рабочие места, используемые для выполнения работ, оказания услуг, а также сырье, полуфабрикаты, готовая продукция, отходы производства и потребления.
В пункте 2.4 СП 1.1.1058-01 указаны виды осуществления производственного контроля, в том числе посредством осуществления (организации) лабораторных исследований и испытаний в случаях, установленных названными санитарными правилами и другими государственными санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами.
Номенклатура, объем и периодичность лабораторных исследований и испытаний согласно пункту 2.5 СП 1.1.1058-01 определяются с учетом санитарно-эпидемиологической характеристики производства, наличия вредных производственных факторов, степени их влияния на здоровье человека и среду его обитания. Лабораторные исследования и испытания осуществляются юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем самостоятельно либо с привлечением лаборатории, аккредитованной в установленном порядке.
Категории объектов, в отношении которых применяется данный вид производственного контроля, перечислены в пункте 4.1 СП 1.1.1058-01. К таким объектам относятся промышленные предприятия; водные объекты; объекты водоснабжения; лечебно-профилактические, стоматологические клиники, кабинеты и иные здания и сооружения в которых осуществляется фармацевтическая и/или медицинская деятельность; производство дезинфекционных, дезинсекционных и дератизационных средств; оказание дезинфекционных, дезинсекционных и дератизационных услуг.
Таким образом, перечень объектов, в отношении которых должен проводиться производственный контроль посредством проведения лабораторных исследований и испытаний, является ограниченным и расширительному толкованию не подлежит.
Суды правильно указали, что деятельность банка не является промышленной и не связана ни с одним из перечисленных в пункте 4.1 СП 1.1.1058-01 видов деятельности. Банк указанными объектами не располагает и перечисленные виды деятельности не осуществляет, поэтому обязанность проведения производственного контроля посредством проведения лабораторных исследований и испытаний за соблюдением санитарных правил и проведением санитарно-противоэпидемиологических (профилактических) мероприятий при выполнении работ и оказании услуг у банка отсутствует. Доказательства обратного отдел не представил.
Кроме того, суды указали, что в письме Роспотребнадзора от 13.04.2009 N 01/4801-9-32 "О типовых программах производственного контроля" установлен список объектов, для которых выполнение лабораторно-инструментальных исследований в рамках производственного контроля обязательно. Банк не относится к объектам, отраженным в данном списке, поэтому проведение лабораторных и инструментальных исследований, испытаний, замеров в рамках производственного контроля для банковской сферы деятельности не установлено. Соответственно, проведение указанных исследований не включено в предоставленную банком Программу производственного контроля.
В материалы дела не представлены доказательства того, что в ходе проведенной проверки отдел выявил в действиях общества нарушения пунктов 2.2, 2.5, 2.6 и 4.5 СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03.
При таких обстоятельствах и с учетом того, что банк не является лицом, обязанным осуществить производственный контроль с применением лабораторных исследований согласно пункту 14.4 СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03 и пункту 4.1 СП 1.1.1058-01, судебные инстанции сделал верный вывод о том, что у отдела отсутствуют законные основания для выдачи предписания, обязывающего банк представить протоколы исследований физических факторов на всех рабочих местах банка, оборудованных ПЭВМ в соответствии с пунктами 2.2, 2.5, 2.6 и 4.5 СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03, и недействительности в этой связи предписания от 27.11.2013 N 375 и представления от 12.12.2013 N 795 в соответствующей части.
Согласно представлению отдела от 12.12.2013 N 795 банк нарушил пункт 1.10 СанПиН 2.2.0.555-96, поскольку перед поступлением на работу в банк женщины не прошли предварительный медицинский осмотр терапевтом и акушером — гинекологом, результат медосмотра не представлен.
Пунктом 1.9 (1.10) СанПиН 2.2.0.555-96 установлено, что перед поступлением на работу женщины должны проходить медицинское обследование с учетом предстоящей профессии и иметь медицинское заключение о состоянии здоровья по результатам осмотра комиссией врачей, включая акушера — гинеколога. Женщины, поступающие на работы, не предусмотренные приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации, подлежат предварительному медицинскому осмотру терапевтом и акушером — гинекологом.
Между тем, СанПиН 2.2.0.555-96 подлежат применению до их отмены либо принятия новых нормативных правовых актов взамен существующих в части, не противоречащей санитарно-эпидемиологическому законодательству, что следует из Перечня основных действующих нормативных и методических документов по гигиене труда по состоянию на 01.04.2007, утвержденного руководителем Роспотребнадзора Российской Федерации.
Частью 1 статьи 34 Закона N 52-ФЗ предусмотрено, что в целях предупреждения возникновения и распространения инфекционных заболеваний, массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) и профессиональных заболеваний работники отдельных профессий, производств и организаций при выполнении своих трудовых обязанностей обязаны проходить предварительные при поступлении на работу и периодические профилактические медицинские осмотры.
Суды указали, что Перечень вредных и (или) опасных производственных факторов и работ, при выполнении которых проводятся предварительные и периодические медицинские осмотры (обследования), утвержден приказом Минздравсоцразвития Российской Федерации от 12.04.2011 N 302н и банки в этот перечень не входят.
При таких обстоятельствах судебные инстанции сделали верный вывод о том, что возложение на банк обязанности по соблюдению пункта 1.10 СанПиН 2.2.0.555-96 в части требования от работников — женщин результатов медосмотра терапевтом и акушером — гинекологом, противоречит Закону N 52-ФЗ.
Согласно пункту 6 предписания от 27.11.2013 N 375 и представлению от 12.12.2013 N 796 закрепление в кредитных договорах полномочий банка по передаче права требования по договору лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, ущемляет установленные законом права потребителя, в связи с чем отдел обязал банк устранить допущенное, по мнению отдела, нарушение.
Признав данное требование отдела незаконным, суды правильно учли следующее.
В силу статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) либо перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.
Уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору (статья 388 Гражданского кодекса Российской Федерации).
При уступке требования по возврату кредита условия кредитного договора, в случаях, когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, не изменяются, его положение при этом не ухудшается (статьи 384, 386 Гражданского кодекса Российской Федерации), гарантии, предоставленные гражданину — заемщику законодательством о защите прав потребителей, сохраняются.
Уступка требований, вытекающих из кредитного договора, также не нарушает и нормативные положения о банковской тайне (статья 26 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 "О банках и банковской деятельности", далее — Закон о банках), так как в соответствии с частью 13 статьи 26 Закона о банках цессионарий, его должностные лица и работники обязаны хранить ставшую им известной информацию, составляющую банковскую тайну, и эти лица несут установленную законом ответственность за ее разглашение (в том числе и в виде обязанности возместить заемщику причиненный разглашением банковской тайны ущерб).
Согласно пункту 51 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" банк имеет право уступить право требования по кредитному договору с потребителем лицу, не имеющему лицензии на право осуществления банковской деятельности, только в том случае, если такое право ему предоставлено законом или договором.
Как видно из пункта 7.1 представленного в материалы дела проекта кредитного договора, банк вправе передать полностью или частично свои права и требования как кредитора по договору третьему лицу, не имеющему лицензии на право осуществления банковской деятельности. Доказательства возражения клиентов банка против такого условия в договоре в материалы дела не представлены.
Действующее законодательство не содержит нормы, запрещающие банку уступить права по кредитному договору лицу, не являющемуся кредитной и не имеющей лицензии на занятие банковской деятельностью. Уступка требований по кредитному договору не относится к числу банковских операций, указанных в статье 5 Закона о банках. Из данной нормы следует обязательность наличия лицензии только для осуществления деятельности по выдаче кредитов за счет привлеченных средств. По смыслу Закона о банках, с выдачей кредита лицензируемая деятельность банка считается реализованной. Ни Закон о банках, ни статья 819 Гражданского кодекса Российской Федерации не содержат предписания о возможности реализации прав кредитора по кредитному договору только кредитной организацией.
Таким образом, суды сделали верный вывод о том, что оспариваемый пункт предписания, обязывающий банк исключить из кредитных договоров между потребителем и банком условия, ущемляющие установленные законом права потребителей (пункт 7.1 о передаче банком права требования по договору лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности), не соответствует закону, а предписание от 27.11.2013 N 375 и представление от 12.12.2013 N 796 в соответствующей части нарушают права и законные интересы банка.
При таких обстоятельствах судебные инстанции обоснованно признали недействительными предписание отдела от 27.11.2013 N 375 в части пунктов 4, 5 и 6, представления отдела от 27.11.2013 N 795 и 796 в части указания банку на устранение нарушений при заключении договоров уступки прав кредиторов по кредитным договорам лицу, не являющемуся кредитной организацией; в части обязания банка проводить производственный контроль с принятием лабораторных исследований и испытаний, в т.ч. в части обязания банка разработать программу производственного контроля за санитарно-эпидемиологическими параметрами, а также в части возложения на банк обязанности соблюдения пункта 1.10 СанПиН 2.2.0.555-96 в части требования от работников — женщин результатов медосмотра терапевтом и акушером — гинекологом.
В соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.
Доводы кассационной жалобы не основаны на нормах права, направлены на переоценку доказательств, дословно повторяют доводы апелляционной жалобы, полно и всесторонне проверенные судом апелляционной инстанции, и в соответствии со статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отклонению.
Нормы права при рассмотрении дела применены правильно, нарушения процессуальных норм, влекущие отмену судебных актов (статья 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), не установлены.
Основания для удовлетворения кассационной жалобы отдела отсутствуют.
Руководствуясь статьями 274, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 24.02.2015 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.05.2015 по делу N А32-6966/2014 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий Т.Н.ДРАБО

Судьи Ю.В.МАЦКО Т.В.ПРОКОФЬЕВА