Обобщение судебной практики по делам, рассмотренным в кассационном порядке во втором полугодии 2008 года. Споры, возникающие из договоров энергоснабжения

1.1. Энергоснабжающая организация вправе требовать включения в договор энергоснабжения, заключаемый с исполнителем коммунальных услуг, условия о расчете за потребленную электроэнергию по общему прибору учета, установленному на вводе в жилой дом.
Товарищество собственников жилья (далее — ТСЖ) обратилось в арбитражный суд с иском к энергосбытовой организации об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора энергоснабжения: энергосбытовая организация предлагала включить условие об определении количества потребленной электроэнергии по общему прибору учета, установленному на вводе в дом, а ТСЖ — по приборам учета, расположенным в квартирах многоквартирного дома. Истец обосновал свои требования тем, что основными потребителями электроэнергии в многоквартирном жилом доме являются граждане, которые имеют индивидуальные приборы учета энергии.
Решением суда первой инстанции ТСЖ отказано в иске, спорные условия приняты в редакции энергосбытовой организации. Решение мотивировано тем, что по условиям договора энергоснабжения ТСЖ приобретает электроэнергию для снабжения всего многоквартирного дома; истец является исполнителем коммунальных услуг, поэтому ответчик правомерно требует учитывать потребление электроэнергии по общему прибору учета на вводе в жилой дом.
Суд кассационной инстанции оставил решение без изменения, исходя из следующего. Согласно пунктам 3, 4 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 23.05.2006 N 307) коммунальные услуги предоставляются потребителю в порядке, предусмотренном федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и этими Правилами, на основании договора, содержащего условия предоставления коммунальных услуг и заключаемого исполнителем с собственником жилого помещения в соответствии с законодательством Российской Федерации. Исполнителем является юридическое лицо независимо от организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, предоставляющие коммунальные услуги, производящие или приобретающие коммунальные ресурсы и отвечающие за обслуживание внутридомовых инженерных систем, с использованием которых потребителю предоставляются коммунальные услуги. Исполнителем могут быть управляющая организация, товарищество собственников жилья, жилищно-строительный, жилищный или иной специализированный потребительский кооператив, а при непосредственном управлении многоквартирным домом собственниками помещений — иная организация, производящая или приобретающая коммунальные ресурсы.
В данном случае ТСЖ заключает с энергоснабжающей организаций договор энергоснабжения для оказания коммунальных услуг жильцам многоквартирного дома.
В силу пункта 22 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам собственники помещений в многоквартирном доме несут обязательства по оплате коммунальных услуг, исходя из показаний коллективного (общедомового) прибора учета.
В соответствии с пунктом 89 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 31.08.2006 N 530 (далее — Правила N 530), исполнитель коммунальных услуг на основании договора энергоснабжения (договора купли-продажи (поставки) электрической энергии) и в соответствии с названными Правилами приобретает электрическую энергию у гарантирующего поставщика (энергосбытовой организации) для целей оказания собственникам и нанимателям жилых помещений в многоквартирном доме и собственникам жилых домов коммунальной услуги электроснабжения, использования на общедомовые нужды (освещение и иное обслуживание с использованием электрической энергии межквартирных лестничных площадок, лестниц, лифтов и иного общего имущества в многоквартирном доме), а также для компенсации потерь электроэнергии во внутридомовых электрических сетях. При этом количество приобретаемой исполнителем коммунальных услуг у гарантирующего поставщика (энергосбытовой организации) электрической энергии определяется на границе балансовой принадлежности электрических сетей сетевой организации и внутридомовых электрических сетей.
Потери электроэнергии во внутридомовых электрических сетях определяются исполнителем коммунальных услуг как разность между объемом электрической энергии, приобретенным на границе балансовой принадлежности электрических сетей сетевой организации, и внутридомовых электрических сетей, объемом использования электрической энергии на общедомовые нужды и объемом оказанных потребителям коммунальных услуг электроснабжения.
Таким образом, предложенное энергоснабжающей организацией условие договора о расчете за потребленную ТСЖ (абонентом) электроэнергию по общему прибору учета, установленному на вводе в жилой дом, является правомерным.

1.2. Нарушение сетевой организацией обязательств по оплате электрической энергии, приобретаемой этой организацией в целях компенсации потерь в электрических сетях, не может служить основанием для прекращения (ограничения) подачи сетевой организации электроэнергии, если это приводит к ущемлению прав и законных интересов конечных потребителей энергии.
Сбытовая организация обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения и предписания антимонопольного органа, которыми действия сбытовой организации по ограничению подачи электроэнергии сетевой организации признаны не соответствующими антимонопольному законодательству, так как такие действия привели к нарушению прав потребителей энергии, надлежаще исполняющих свои обязательства по оплате.
Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленных требований отказано. Суд установил, что сбытовая организация заключила с сетевой организацией и смежной сетевой организацией договоры на оказание услуг по передаче энергии конечным потребителям. В связи с нарушением сетевой организацией сроков оплаты энергии, приобретенной в целях компенсации потерь в сетях, смежная сетевая организация по заявке сбытовой организации отключила ряд фидеров сетевой организации, к которым были присоединены конечные потребители энергии. Суд пришел к выводу, что антимонопольный орган правомерно признал действия сбытовой организации по ограничению подачи потребителям электроэнергии противоречащими статье 546 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 38 Федерального закона "Об электроэнергетике", пунктам 168, 170, 171, 173, 175, 178 Правил N 530.
Суд кассационной инстанции оставил судебные акты без изменения, исходя из следующих норм права.
Согласно статье 3 названного Закона потребителями электрической энергии являются лица, приобретающие ее для собственных бытовых и (или) производственных нужд. Электроэнергия, приобретаемая сетевой организацией в целях компенсации потерь в электрических сетях, используется не для собственного потребления, а исключительно для восполнения в сетях объема энергии, доставляемого до потребителей и необходимого для надлежащего исполнения сбытовой компанией своих обязательств перед абонентами по договорам купли-продажи (поставки) электроэнергии. В спорных правоотношениях сетевая организация не является потребителем энергии, а оказывает сбытовой организации возмездные услуги по передаче энергии абонентам (статьи 3, 37 Федерального закона "Об электроэнергетике", пункт 3 Правил N 530). Следовательно, к спорным отношениям между сетевой и сбытовой организациями не могут применяться положения раздела 13 названных Правил, определяющие порядок полного (частичного) ограничения режима потребления электроэнергии в случае нарушения потребителем своих обязательств.
В результате действий сбытовой организации, инициировавшей ограничение режима потребления электроэнергии, прекращена подача энергии потребителям, своевременно оплачивающим текущее электропотребление.
Согласно пункту 1 статьи 38 Федерального закона "Об электроэнергетике" энергосбытовые организации, гарантирующие поставщики и территориальные сетевые организации (в пределах своей ответственности) отвечают перед потребителями за надежность обеспечения их электрической энергией и ее качество в соответствии с техническими регламентами и иными обязательными требованиями. Запрещается ограничение режима потребления электрической энергии, в том числе его уровня, в отношении потребителей электрической энергии, не имеющих задолженности по оплате электроэнергии и исполняющих иные предусмотренные законодательством Российской Федерации и соглашением сторон обязательства.
В силу пункта 168 Правил N 530 в отношении потребителей (отдельных объектов), ограничение режима потребления которых может привести к возникновению угрозы жизни и здоровью людей, экологической безопасности либо безопасности государства, а также в отношении потребителей, ограничение режима потребления которых ниже уровня аварийной брони не допускается, применяется специальный порядок введения ограничения режима потребления. Перечень потребителей (отдельных объектов), ограничение режима потребления которых ниже уровня аварийной брони не допускается, приведен в приложении N 6.
К потребителям (объектам), ограничение режима потребления которых ниже уровня аварийной брони не допускается, в приложении N 6 указаны, в частности, объекты органов государственной власти и управления, медицинские учреждения и учреждения социального обеспечения, организации связи; объекты водоснабжения и канализации, объекты вентиляции и водоотлива.
От фидеров сетевой организации, отключенных от электроснабжения, запитаны не только коммерческие организации и многоквартирные жилые дома, но также больница, госпиталь ветеранов, детские дошкольные учреждения и средние образовательные школы, котельные и очистные сооружения. Таким образом, по существу прекращена подача энергии не сетевой организации, а конкретным потребителям (абонентам сбытовой организации), в том числе тем, ограничение которых ниже аварийной брони не допускается, в связи с чем решение и предписание антимонопольного органа в отношении сбытовой организации признаны соответствующими закону и иным нормативным правовым актам.

1.3. Включение публичной стороной в проект договора поставки газа условий, с которыми не согласен потребитель, само по себе не свидетельствует о навязывании ему невыгодных условий.
Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения и предписаний антимонопольного органа. Указанными ненормативными актами общество признано злоупотребляющим доминирующим положением и совершившим действия, результатом которых может являться ущемление интересов других лиц, то есть нарушившим часть 1 статьи 10 Федерального закона "О защите конкуренции"; на общество возложена обязанность — прекратить навязывание невыгодных условий договоров, исключив из оферты ряд пунктов и приведя другие пункты в соответствие с законом.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, решение и предписание антимонопольного органа признаны недействительными.
Суд установил, что общество (поставщик газа) направило ряду лиц проекты договоров поставки газа. Покупатели представили поставщику протоколы разногласий, предложив исключить из договора некоторые пункты, и, не получив согласия поставщика, обратились в антимонопольный орган с заявлениями о привлечении общества к ответственности за нарушение антимонопольного законодательства и обязании его исключить из договоров спорные пункты. Суд пришел к выводу, что антимонопольный орган не доказал нарушение действиями общества Федерального закона "О защите конкуренции" и необоснованно вмешался в гражданско-правовые отношения между поставщиком и его контрагентами на стадии преддоговорного спора, подлежащего разрешению в судебном порядке.
Суд кассационной инстанции оставил судебные акты без изменения, исходя из следующих оснований.
В соответствии со статьей 10 Федерального закона "О защите конкуренции" запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора.
Содержащиеся в оферте предложения о включении в договор тех или иных условий не являются обязательными и сами по себе не могут расцениваться как навязывание контрагенту невыгодных условий, поскольку у лиц, заключающих публичный договор, имеется право на передачу на рассмотрение суда возникших при заключении договора разногласий (статьи 445, 446 Кодекса).
В постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 N 30 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства" указано, что суд или антимонопольный орган вправе признать нарушением антимонопольного законодательства и иные действия (бездействие), кроме установленных частью 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, поскольку приведенный в названной части перечень не является исчерпывающим. При этом, оценивая такие действия (бездействие) как злоупотребление доминирующим положением, следует учитывать положения статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 2 статьи 10, части 1 статьи 13 Федерального закона "О защите конкуренции", и, в частности, определять, были совершены данные действия в допустимых пределах осуществления гражданских прав либо ими налагаются на контрагентов неразумные ограничения или ставятся необоснованные условия реализации контрагентами своих прав. Необходимо учитывать, что, прекращая нарушение антимонопольного законодательства, антимонопольный орган не вправе в рамках своей компетенции разрешать гражданско-правовые споры хозяйствующих субъектов.
Вывод судебных инстанций о том, что само по себе предложение о включении в договор тех или иных условий не является их навязыванием контрагенту, не противоречит приведенным разъяснениям, так как подобные действия не выходят за допустимые пределы осуществления гражданских прав.

1.4. Законодательство в области газоснабжения не предусматривает отнесение к категории коммунально-бытовых потребителей (либо приравненных к ним) любого участника рынка газа в отношении той части газа, которая используется в конечном итоге на коммунально-бытовые нужды.
Поставщик газа обратился в арбитражный суд с иском к покупателю о взыскании долга за принятые объемы газа, поскольку покупатель отказался оплачивать допущенный им суточный перерасход газа с применением повышающих коэффициентов, установленных договором и пунктом 17 Правил поставки газа в Российской Федерации (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 05.02.1998 N 162; далее — Правила N 162).
Решением иск удовлетворен. Суд пришел к выводу о том, что ответчик не относится к категории коммунально-бытовых потребителей, поскольку поставляет тепловую энергию коммерческой организации, а также не доказал приобретение газа для коммунально-бытового потребления. В связи с этим в соответствии с пунктом 17 Правил N 162 отобранный ответчиком сверх установленного договором объем газа должен оплачиваться им с применением повышающего коэффициента.
Постановлением апелляционного суда решение отменено, в иске отказано. Суд пришел к выводу, что при расчете стоимости израсходованного ответчиком сверхдоговорного объема газа повышающий коэффициент применению не подлежит, так как ответчик является поставщиком тепловой энергии в виде отопления и горячей воды жителям поселков, отпуская тепловую энергию через сети коммерческой организации и сети истца.
Суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение, исходя из следующих обстоятельств.
Статья 2 Федерального закона от 31.03.1999 N 69-ФЗ "О газоснабжении в Российской Федерации" под потребителем газа (абонентом газоснабжающей организации) понимает юридическое или физическое лицо, приобретающее (покупающее) газ у поставщика и использующее его в качестве топлива или сырья.
В соответствии с пунктом 17 Правил N 162 при перерасходе газа без предварительного согласования с поставщиком покупатель оплачивает дополнительно объем отобранного им газа сверх установленного договором с применением повышающего коэффициента: с 15 апреля по 15 сентября — 1,1; с 16 сентября по 14 апреля — 1,5. Это правило не применяется к объемам газа, израсходованным населением и коммунально-бытовыми потребителями.
Для отнесения лица к категории коммунально-бытового потребителя должна быть определена цель приобретения им топливно-энергетических ресурсов.
Ответчик, используя поставляемый ему обществом газ, вырабатывает тепловую энергию и поставляет ее коммерческой организации, которая, в свою очередь, самостоятельно реализует тепловую энергию конечным потребителям, в том числе коммунально-бытовым. Апелляционный суд не учел, что в материалах дела отсутствуют доказательства поставки ответчиком тепловой энергии конечным коммунально-бытовым потребителям, а стороны не оспаривают, что доля газа, используемого ответчиком на данные цели, является незначительной.
Довод ответчика о необходимости учета конечного назначения приобретаемого газа — для энергоснабжения населения — отклонен, поскольку законодательство в области газоснабжения не предусматривает отнесение к категории коммунально-бытовых потребителей (либо приравненных к ним) любого участника рынка газа в отношении той части газа, которая используется в конечном итоге на коммунально-бытовые нужды.

1.5. Отсутствие утвержденного тарифа на энергию не освобождает от обязанности оплатить фактическое ее потребление. В этом случае размер платы за энергию необходимо определять на основании заключения специалистов регионального тарифного органа.
Теплоснабжающая организация обратилась в суд с иском к абоненту о взыскании платы за тепловую энергию.
Решением в удовлетворении иска отказано со ссылкой на расторжение договора теплоснабжения, недоказанность факта отпуска тепла в принадлежащие потребителю помещения и количество поставленной в спорные периоды ответчику тепловой энергии.
Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, иск удовлетворен частично. Суд апелляционной инстанции признал доказанным факт отпуска истцом в спорные периоды тепловой энергии ответчику, правильным метод расчета количества тепловой энергии. При определении размера долга суд не согласился с применением к отношениям сторон тарифа, рассчитанного истцом самостоятельно (неутвержденного уполномоченным органом). Стоимость тепловой энергии исчислена апелляционным судом исходя из тарифа, утвержденного для истца постановлением органа местного самоуправления.
Суд кассационной инстанции отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение, указав на следующие обстоятельства.
Теплоснабжающая организация и абонент занимают разные помещения одного здания, при этом в спорный период истцу принадлежала котельная, производящая тепловую энергию для отопления здания.
По условиям заключенного сторонами договора теплоснабжения оплата энергии производится абонентом по тарифу, утвержденному в порядке и на условиях, определенных постановлением главы администрации местного самоуправления.
Постановлением глава администрации утвердил для истца тариф на отпускаемую тепловую энергию. За первое полугодие 2006 года истец выставлял ответчику счета на оплату потребленной энергии по указанному тарифу.
За энергию, потребленную абонентом в IV квартале 2006 года и первом полугодии 2007 года, поставщик требовал оплатить по иной, более высокой цене, рассчитанной истцом самостоятельно, исходя из сметы расходов на отопление здания на период отопительного сезона 2006 — 2007 годов.
Статья 1 Федерального закона от 14.04.1995 N 41-ФЗ "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации" (далее — Закон о тарифах) определяет тарифы на электрическую и тепловую энергию как систему ценовых ставок, по которым осуществляются расчеты за электрическую и тепловую энергию (мощность). Государственное регулирование тарифов на электрическую и тепловую энергию осуществляется посредством установления экономически обоснованных тарифов (цен, платы за услуги) на электрическую и тепловую энергию и (или) их предельных уровней (статья 2 Закона).
Статьи 5 и 6 Закона о тарифах определяют компетенцию федеральных и региональных органов исполнительной власти в области государственного регулирования тарифов. Тарифы на тепловую энергию (за исключением производимой электростанциями, осуществляющими производство в режиме комбинированной выработки электрической и тепловой энергии) устанавливают органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов (статья 6 Закона).
Суд апелляционной инстанции, руководствуясь указанными нормами Закона о тарифах, не применил предложенную (самостоятельно рассчитанную) управлением цену на тепловую энергию.
Вместе с тем при применении к спорным правоотношениям тарифа, утвержденного постановлением главы администрации местного самоуправления, апелляционный суд не учел следующее.
В силу статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации в предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т.п.), установленные или регулируемые уполномоченными на то государственными органами.
Статьей 6 Закона о тарифах предусмотрено, что цены на тепловую энергию устанавливают органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области государственного регулирования тарифов. Редакция закона, действовавшая на момент принятия постановления, не предоставляла органам местного самоуправления полномочий по утверждению тарифов на тепловую энергию, кроме организаций, находящихся в муниципальной собственности, для которых тарифы устанавливались этими органами.
Тариф для учреждения в спорный период уполномоченным органом (Региональной службой по тарифам) не устанавливался. Однако отсутствие утвержденного регулирующим органом тарифа на передаваемую истцом тепловую энергию не может освобождать ответчика от обязанности оплатить фактическое теплопотребление. В то же время размер платы за тепловую энергию формируется регулирующим органом для каждого поставщика тепловой энергии индивидуально. Регулирование ценовых ставок осуществляется уполномоченным органом в соответствии с нормативными правовыми актами в сфере тарифного регулирования, утверждаемыми Правительством Российской Федерации или федеральным органом исполнительной власти.
При отсутствии надлежаще утвержденного тарифа размер платы за тепловую энергию необходимо определять на основании заключения специалистов регионального тарифного органа, привлеченного судом в качестве экспертного учреждения (статья 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Такое заключение, основанное на требованиях нормативных правовых актов в области государственного регулирования тарифов и документах, представленных заинтересованным лицом (поставщиком тепловой энергии), должно подтверждать обоснованность цены, предложенной истцом для расчетов с ответчиком (потребителем энергии). Если специалистами тарифного органа будет установлено, что заявленная поставщиком цена не является завышенной, суд вправе применить ее при разрешении спора.

1.6. Покупатель вправе требовать включить в договор поставки весь объем потребляемого газа, который может выделить ему поставщик. Поставщик не вправе требовать заключения отдельных договоров в отношении газа, поставляемого по регулируемым и нерегулируемым ценам.
Покупатель газа обратился в суд с иском к поставщику газа об обязании ответчика заключить договор на поставку газа и предусмотреть в нем годовой объем поставляемого газа в размере 562 тыс. куб. м.
Решением в иске отказано. Судебный акт мотивирован тем, что предусмотренный в договоре ежегодный объем поставки газа на 2008 — 2012 годы соответствует объему, установленному истцу на 2007 год. Поставщик полностью распределил доведенный объем газа среди покупателей. Заключение договора на условиях истца может повлечь ненадлежащее исполнение обязательств перед указанными покупателями и затронет их интересы.
Суд кассационной инстанции отменил решение и направил дело на новое рассмотрение, исходя из следующего.
Возникшие при заключении договора поставки газа на период с 01.01.2008 по 31.12.2012 разногласия касались ежегодного объема поставки газа. В соответствии с проектом договора в редакции поставщика ежегодный объем поставки газа составляет 418 тыс. куб. м. В протоколе разногласий покупатель предложил согласовать ежегодный объем газа в размере 562 тыс. куб. м. В протоколе согласования разногласий покупатель отклонил предложение об увеличении объема поставляемого газа.
Поставщик сослался на то, что предусмотренный в проекте договора ежегодный объем поставки газа на 2008 — 2012 годы соответствует объему, установленному комбинату на 2007 год, а также пункту 15.3 Основных положений формирования и государственного регулирования цен на газ и тарифов на услуги по его транспортировке на территории Российской Федерации (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2000 N 1021, в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 28.05.2007 N 333), согласно которым поставщики реализуют газ, добываемый ОАО "Газпром" и его аффилированными лицами, по оптовым ценам, определяемым по соглашению сторон в соответствии с пунктами 15.1 и 15.2 Основных положений, при условии обеспечения ежегодного выполнения обязательств по договорам поставки этого газа в объемах, зафиксированных в договорах поставки газа на 2007 год (без учета дополнительных объемов газа, предусмотренных дополнительными соглашениями к указанным договорам). Доведенный обществу объем газа для поставки покупателям полностью распределен между ними, что исключает возможность удовлетворения потребности истца. Поставщик указал, что необходимые покупателю дополнительные объемы газа сверх объемов базового 2007 года приобретаются по договорной цене при наличии заявки.
Суд первой инстанции, принимая указанные доводы, не учел, что в соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратился, является публичным. Отказ коммерческой организации от заключения такого договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы не допускается.
Таким образом, единственным основанием, дающим право коммерческой организации отказаться от заключения публичного договора, является отсутствие реальной возможности его заключения.
Поскольку обязанность по заключению публичного договора возложена на коммерческую организацию в силу закона, бремя доказывания отсутствия возможности передать потребителю товары, выполнить соответствующие работы, предоставить услуги возложено на коммерческую организацию (статья 426 Гражданского кодекса Российской Федерации, часть 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пункт 55 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").
В материалах дела отсутствовали доказательства, свидетельствующие об отсутствии у поставщика возможности поставки газа в заявленном покупателем объеме. В нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ответчик не представил документы в обоснование довода о пропорциональном и полном распределении объемов доведенного ему газа между всеми покупателями.
Пункты 15.1 — 15.3 упомянутых Основных положений предусматривают порядок ценообразования при заключении договоров между поставщиками и потребителями газа. При этом каких-либо ограничений на получение газа в большем объеме, чем зафиксировано в договорах на 2007 год, Основные положения не содержат.
Стороны имеют возможность согласовать в договоре поставки, к каким объемам газа применяются оптовые цены, определяемые по соглашению сторон, а к каким объемам — регулируемые цены на газ.