Учреждение не представило достоверных доказательств, подтверждающих выполнение именно тех работ, в отношении которых заявлен налоговый вычет. Суд сделал обоснованный вывод о недобросовестности учреждения как налогоплательщика и указал, что сделки, по которым учреждением к возмещению заявлена спорная сумма НДС, являются притворными, направленными на неправомерное получение налогового вычета

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 05.03.2008 N Ф08-470/08-134А по делу N А32-8565/2006-60/231

Дело N А32-8565/2006-60/231

(извлечение)

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа при участии в судебном заседании от заявителя — федерального государственного учреждения "Аварийно-спасательное формирование" "Южно-Российская противофонтанная военизированная часть"" Министерства энергетики Российской Федерации — П. (д-ть от 14.01.08) и Д. (д-ть от 14.01.08), от заинтересованного лица — Инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по г. Краснодару — С. (д-ть от 11.01.08 N 05-07/10), рассмотрев кассационную жалобу федерального государственного учреждения "Аварийно-спасательное формирование" "Южно-Российская противофонтанная военизированная часть"" Министерства энергетики Российской Федерации на решение от 15.08.07 и постановление апелляционной инстанции от 15.10.07 Арбитражного суда Краснодарского края по делу N А32-8565/2006-60/231, установил следующее.
Федеральное государственное учреждение "Аварийно-спасательное формирование" "Южно-Российская противофонтанная военизированная часть"" Министерства энергетики Российской Федерации (далее — учреждение) обратилось в арбитражный суд с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по г. Краснодару — (далее — налоговая инспекция; налоговый орган) о признании недействительным решения налогового органа от 14.03.06 N 59/135 о привлечении учреждения к ответственности за совершение налоговых правонарушений в части доначисления 375 тыс. рублей налога на добавленную стоимость за ноябрь 2002 года, 188 603 рублей 64 копеек пени (требования уточнены в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Решением от 15.08.07, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 15.10.07, суд отказал учреждению в удовлетворении требования.
Судебные акты мотивированы тем, что учреждение не представило достоверных доказательств, подтверждающих выполнение именно тех работ, в отношении которых заявлен налоговый вычет. Суд сделал вывод о недобросовестности учреждения как налогоплательщика и указал, что сделки, по которым учреждением к возмещению заявлена спорная сумма НДС, являются притворными, направленными на неправомерное получение налогового вычета.
В Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа обратилось учреждение с кассационной жалобой, в которой просит отменить судебные акты, дело направить на новое рассмотрение. По мнению подателя жалобы, судебные акты вынесены с нарушением норм материального и процессуального права, выводы суда не соответствуют материалам дела.
В отзыве на кассационную жалобу налоговая инспекция просит оставить решение и постановление апелляционной инстанции без изменения, полагая, что они приняты в соответствии с действующим законодательством и обстоятельствами дела.
Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, выслушав представителей участвующих в деле лиц, считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
Как видно из материалов дела, налоговая инспекция провела выездную налоговую проверку учреждения по вопросам соблюдения налогового законодательство за период с 01.01.02 по 31.12.03 и составила акт от 13.02.06 N 60.
По результатам проверки налоговая инспекция вынесла решение от 14.03.06 N 59/135 о привлечении учреждения к налоговой ответственности в виде взыскания налоговых санкций в размере 165 650 рублей. Данным решением учреждению предложено уплатить 1 719 734 рублей 50 копеек налогов (в том числе 375 тыс. рублей НДС), 434 053 рублей 39 копеек пени (в том числе 188 603 рубля 64 копеек по НДС).
В соответствии со статьями 137, 138 Налогового кодекса Российской Федерации учреждение обратилось в суд о признании недействительным решения налоговой инспекции в части доначисления 375 тыс. рублей НДС и 188 603 рублей 64 копеек пени по НДС.
Суд всесторонне и полно исследовал фактические обстоятельства по делу, оценил представленные доказательства и доводы участвующих в деле лиц, в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и сделал правильный вывод об отсутствии оснований для удовлетворения заявленного учреждением требования.
Согласно статье 171 Налогового кодекса Российской Федерации (действовавшей в спорном периоде) налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные данной статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные и при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в отношении: товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Кодекса; товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.
В соответствии со статьей 172 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), и документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 — 8 статьи 171 Кодекса.
Вычетам подлежат, если иное не установлено данной статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) при наличии соответствующих первичных документов.
Таким образом, основными условиями для принятия НДС к вычету, которые должны быть соблюдены налогоплательщиком, являются: приобретение, оплата и принятие товаров (работ, услуг) на учет; наличие оформленных в установленном порядке счетов-фактур и документов, подтверждающих фактическую передачу товара (работ, услуг); уплату суммы налога.
При этом документы в совокупности должны с достоверностью подтверждать реальность операций, с которыми Налоговый кодекс Российской Федерации связывает право налогоплательщика на получение возмещения налога из бюджета.
При рассмотрении вопросов о применении налоговых вычетов учитываются результаты встречных проверок о достоверности, комплектности и непротиворечивости представленных документов, проверок предприятий-поставщиков с целью установления факта выполнения безусловной обязанности поставщиков уплатить НДС в бюджет в денежной форме.
Налоговый орган вправе отказать в возмещении налога на сумму вычетов, если она не подтверждена надлежащими документами либо выявлена недобросовестность налогоплательщика при совершении операций, в отношении которых заявлены вычеты. При предоставлении налоговых вычетов по НДС необходимо учитывать добросовестность и юридическую правоспособность налогоплательщика и его контрагентов. Суд, оценивая действия налогоплательщика с точки зрения его добросовестности, обязан исходить из совокупности всех обстоятельств, их объективного указания на злоупотребление налогоплательщиком правом на возмещение НДС.
Согласно Определению Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.03 N 329-О истолкование статьи 57 Конституции Российской Федерации в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод о том, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.
В соответствии с действующим законодательством, отказ в удовлетворении заявленных требований налогоплательщиков о возмещении уплаченного НДС, предъявляемых с соблюдением порядка, определенного статьями 171 и 172 Налогового кодекса Российской Федерации, возможен в случае установления в ходе судебного разбирательства факта недобросовестности конкретного лица.
Налогоплательщики обязаны в полном объеме исполнять свои обязанности по правильному исчислению, удержанию, полному и своевременному перечислению в бюджет законно установленных налогов и сборов. Нарушение налогоплательщиками требований закона предполагает возложение на них неблагоприятных правовых последствий такого неправомерного поведения.
Налогоплательщик не может считаться добросовестным, если, вступая в договорные отношения, не проявил необходимой осмотрительности в выборе контрагента.
Как видно из материалов дела, ОАО "Грознефтегаз" (заказчик) и учреждение (исполнитель) заключили договор от 04.12.2000 N 2 об оказании услуг по ликвидации открытых нефтегазовых фонтанов на территории Чеченской Республики (т. 2, л. д. 56-59). В соответствии с пунктом 2.1 договора учреждение приняло на себя обязательство выполнять работы по герметизации скважин с привлечением своего личного состава и специальных технических и защитных средств. Согласно пунктам 2.2.1, 2.2.2, 2.2.6 договора исполнитель: проводит совместно с заказчиком предварительный осмотр и оценку состояния скважин для определения объема работ; разрабатывает совместно с заказчиком план работ на ликвидацию открытых нефтегазовых фонтанов; проводит закупку специального оборудования, спецодежды, противовыбросового оборудования, необходимого для ликвидации фонтанов, по согласованию и за счет средств заказчика; осуществляет с участием заказчика и его техникой очистку устьев скважин. В пункте 2.3 договора стороны предусмотрели, что для выполнения поставленных задач исполнитель вправе привлекать необходимых для ликвидации фонтанов работников, на основании заключенных с ними трудовых контрактов. Согласно пунктам 4.1 и 4.6 договора стоимость работ определяется по фактическим затратам по каждой конкретной скважине, исполнитель согласовывает с заказчиком часовые тарифные ставки. Дополнительным соглашением от 22.05.02 к указанному договору стороны предусмотрели обязанность исполнителя выполнять аварийно-восстановительные работы, связанные с размывом пробок различного происхождения, пуском-подъемом труб под давлением, переоборудованием устья скважины и другими видами внутри скважинных и устьевых работ. Остальные условия договора не изменены.
Доказательства того, что исполнение указанного договора производилось силами личного состава учреждения или последним, для выполнения поставленных перед ним задач, привлекались работники, на основании заключенных с ними трудовых договоров, в материалы дела не представлены. Не представлены учреждением и доказательства о том, что сторонами по договору совместно производился предварительный осмотр и оценка состояния скважин для определения объема работ.
Из материалов дела, в том числе, пояснений учреждения, следует, что выполнение работ во исполнение указанного договора с ОАО "Грознефтегаз" произведено, в частности, по договорам подряда с ООО "Визар-Сервис".
В материалы дела представлены договоры, заключенные учреждением (заказчик) с ООО "Визар-Сервис" (исполнитель) от 25.09.02 N 10 и от 26.09.02 N 11 на производство работ по устранению нефтезагрязнений, возникших в результате фонтанирования на объектах ОАО "Грознефтегаз". В соответствии с названными договорами исполнитель принял на себя обязательства, на основании заданий заказчика, в сроки, обусловленные техническим заданием, по согласованной договорной цене собственными силами выполнить работы по зачистке нефтезагрязненных территорий, возникших после ликвидации нефтяных фонтанов, сбору и утилизации нефтезагрязненных грунтов на территории Чеченской Республики в соответствии с приложением N 1 к договору. Стороны предусмотрели, что стоимость работ определяется для каждого конкретного объекта с учетом сложности условий производства работ и их объемов и составляет 466 рублей за 1 куб. м. (по договору N 10) и 469 рублей за 1 куб. м. (по договору N 11). В подтверждение выполнения работ ООО "Визар-Сервис" учреждение представило технические задания и акты выполненных работ, которые суд оценил и сделал правильный вывод о том, что из формулировок актов невозможно определить, какие именно работы, из указанных в техническом задании, выполнены. Суд правомерно указал, что в представленных учреждением документах (договорах на производство работ, технических заданиях, актах) отражены несоизмеримые показатели: кубические метры (для измерения объема) и гектары (для измерения площади) и обоснованно не принял довод учреждения о том, что расхождения в объемах выполненных работ является спецификой их определения. В актах выполненных работ отсутствуют измерители хозяйственных операций в денежном выражении, а измерители в натуральном выражении не соответствуют договору, на что обоснованно указал суд.
Суд, исследуя вопрос о добросовестности учреждения как налогоплательщика при совершении операций, по которым им заявлен налоговый вычет, установил, что контрагент последнего — ООО "Визар-Сервис" (численность которого составляла 1 человек) — осуществлял деятельность по оптовой торговле и другими видами деятельности не занимался. На основании решения учредителя общества П. от 01.11.02 проведена реорганизация ООО "Визар-Сервис" (в форме присоединения к ООО "Холидей", представлявшего нулевую отчетность). ООО "Холидей" реорганизовано в форме слияния с ООО "Сельхозтехника", зарегистрированного по утерянному паспорту М. Факт уплаты ООО "Визар-Сервис" в бюджет НДС, в том числе, по спорным сделкам, не установлен.
Исследуя вопрос о реальности выполнения ООО "Визар-Сервис" работ по спорным сделкам, суд оценил условия заключенного учреждением и ОАО "Грознефтегаз" договора от 04.12.2000 N 2, представленные учреждением доказательства об исполнении договоров от 25.09.02 N 10 и от 26.09.02 N 11 и сделал правильный вывод о нереальности данных сделок. При этом суд обоснованно исходил из того, что договором с ОАО "Грознефтегаз" предусмотрено выполнение работ личным составом учреждения, ООО "Визар-Сервис" в составе 1 человека не могло выполнить указанный в договорах объем работ за срок менее 10 дней, считая с даты заключения договоров по день подписания акта выполненных работ (с 25.09.02 по 03.10.02 и с 26.09.02 по 03.10.02).
В представленных в материалы дела счетах-фактурах от 03.10.02 N 047 и от 04.10.02 N 048 в графе "наименование товара (работ, услуг)" указано "природоохранные работы", что не соответствует работам, выполнение которых приняло на себя учреждение по договору с ОАО "Грознефтегаз", а ООО "Визар-Сервис" по договорам от 25.09.02 N 10 и от 26.09.02 N 11. Платежные поручения от 06.11.02 N 772 и 773 не подтверждают перечисление денежных средств (в том числе уплату спорной суммы НДС) за работы, выполненные по указанным договорам. Отсутствуют в названных платежных документах и ссылки на оплату счетов-фактур от 03.10.02 N 047 и от 04.10.02 N 048 (т.1, л. д. 93, 98).
Суд, оценив в совокупности представленные доказательства и доводы налоговой инспекции, сделал также правильный вывод о недобросовестности учреждения как участника налоговых правоотношений, обоснованно указал, что учреждение несет риск неблагоприятных последствий в связи с тем, что не приняло достаточных мер осмотрительности при выборе контрагента.
Доводы кассационной жалобы направлены на переоценку доказательств, которые суд оценил с соблюдением норм главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, что противоречит требованиям статей 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и не входит в полномочия суда кассационной инстанции.
При указанных обстоятельствах основания для отмены или изменения обжалуемых судебных актов отсутствуют. Нормы права при разрешении спора применены судом правильно, нарушений процессуальных норм, влекущих отмену судебных актов (статья 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), не установлено.
Руководствуясь статьями 274, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

постановил:

решение от 15.08.07 и постановление апелляционной инстанции от 15.10.07 Арбитражного суда Краснодарского края по делу N А32-8565/2006-60/231 оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.