Дело по заявлению о признании недействительным решения налогового органа направлено на новое рассмотрение, поскольку суд не дал надлежащую правовую оценку представленным в дело доказательствам, подтверждающим право общества на налоговую льготу по налогу на прибыль

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 19.04.2004 N Ф08-1423/04-562А по делу N А01-410/2003-6

Дело N А01-410/2003-6

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Рудь Г.В., судей Бобровой В.А. (докладчик) и Дорогиной Т.Н., при участии в судебном заседании от заявителя — открытого акционерного общества "Гиагинский сахарный завод" — Кокаревой М.И. (доверенность от 03.09.03) и Шуваловой С.В. (доверенность от 15.08.03 N 18), в отсутствие представителей заинтересованных лиц — Управления Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Республике Адыгея и Межрайонной инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам N 2 по Республике Адыгея, надлежаще уведомленных о времени и месте рассмотрения дела, рассмотрев кассационную жалобу Управления Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Республике Адыгея на решение от 23-24.10.03 (судья Григорян В.А.) и постановление апелляционной инстанции от 15.01.04 (судьи Шебзухов З.М., Макаев Х.Х., Шагуч Б.А.) Арбитражного суда Республики Адыгея по делу N А01-410/2003-6, установил следующее.
ОАО "Гиагинский сахарный завод" (далее — общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением к Управлению Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по Республике Адыгея (далее — налоговая инспекция) о признании недействительным решения налоговой инспекции от 14.03.03 N 03 и требований N 1 и N 2 от 20.03.03 об уплате налога и пени.
В качестве заинтересованного лица привлечена Межрайонная инспекция Министерства Российской Федерации по налогам и сборам N 2 по Республике Адыгея.
Решением суда от 21.04.03, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 09.06.03 заявление удовлетворено в части признания недействительными требований, как оформленных с нарушениями статьи 69 Налогового кодекса Российской Федерации. В остальной части отказано по мотиву доказанности совершения обществом налоговых правонарушений.
Постановлением от 19.08.03 Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение. Постановление мотивировано следующим: не исследована правомерность применения льготы по налогу на прибыль; не исследованы первичные документы при исчислении НДС; выводы суда сделаны не по всем эпизодам доначисления налогов, пеней и штрафов.
При новом рассмотрении дела решением от 23-24.10.03, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 15.01.04, заявление удовлетворено в части признания недействительными требований N 1 и N 2. В части требования о признании недействительным решения от 14.03.03 N 03 производство прекращено, поскольку сторонами достигнуто соглашение от 24.10.03, где общество признало требования налоговой инспекции по НДС, суд данный отказ принял. Суд указал, что налоговой инспекцией нарушен предельный период проверки, установленный статьей 87 Налогового кодекса Российской Федерации, которой установлено, что налоговой проверкой могут быть охвачены только три календарных года деятельности налогоплательщика, плательщика сбора и налогового агента, непосредственно предшествовавшие году проведения проверки. Поскольку налоговая инспекция не имела права проводить проверку за период более чем три года, то акт проверки признан доказательством, полученным с нарушением закона. Кроме того, указано, что общество правомерно применило вычет по налогу на прибыль.

В кассационной жалобе налоговая инспекция просит отменить принятые судебные акты. Налоговая инспекция не согласна с выводами суда о начале проверки 10.01.03 и считает, что налоговая проверка была начата 19.12.02, т.е. с даты предъявления руководителю общества решения налоговой инспекции. По существу спора, налоговая инспекция поясняет, что у общества отсутствует прибыль, остающаяся в его распоряжении в 1999 году, поэтому ему невозможно предоставить льготу по налогу на прибыль. Представленные счета-фактуры не соответствуют пункту 4 Постановления Правительства Российской Федерации от 29.06.96 N 914, поэтому они не могут служить основанием для возмещения НДС.
Отзыв на кассационную жалобу не представлен. В судебном заседании представители общества просили состоявшиеся по делу судебные акты оставить без изменения, ссылаясь на их законность и обоснованность. Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и выслушав представителей общества, считает, что кассационная жалоба подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.
Как видно из материалов дела и установлено судом, налоговая инспекция провела выездную налоговую проверку деятельности общества по вопросам соблюдения законодательства по налогам и сборам, по итогам которой был составлен акт от 17.02.03 N 01, и принято решение от 14.03.03 N 03 о привлечении к налоговой ответственности. Обществу доначислено 852 500 рублей по налогу на прибыль (за 1999 г.), по дополнительным платежам за пользование банковским кредитом 114 600 рублей (за 1999 г.), по НДС — 54 893 рубля (4 393 рубля за 1999 г., 14 844 рубля за 2001 г., 35 656 рублей за 2002 г.), по налогу с владельцев транспортных средств — 16 179 рублей (2 311 рублей за 2000 г., 6 934 рубля за 2001 г., 6 934 рубля за 2002 г.), по налогу на имущество — 3 301 рубль (2000 г.). Начислены пени по состоянию на 17.02.03 всего в сумме 545 694 рубля (по налогу на прибыль — 534 765 рублей, по НДС — 3 111 рублей, по налогу с владельцев транспортных средств — 6 092 рубля, по налогу на имущество — 1 726 рублей). Начислены пени по состоянию на 14.03.03 всего 14 649 рублей (по налогу на прибыль — 14 322 рубля, по налогу с владельцев транспортных средств — 272 рубля, по налогу на имущество — 55 рублей).
На основании указанного решения вынесены требования N 1 и N 2.
Принятие вышеуказанных актов явилось основанием для обращения общества в суд. Суд первой инстанции сделал вывод о том, что налоговой инспекцией при проведении проверки нарушен предельный трехгодичный период проверки, установленный статьей 87 Налогового кодекса Российской Федерации. При этом суд исходил из того, что приостановление проверки было незаконным. Момент начала проверки определен с момента прибытия на объект руководителя комиссии 10.01.03.
Данный вывод ошибочен ввиду следующего. В соответствии с правилом, предусмотренным статьей 87 Налогового кодекса Российской Федерации, налоговой проверкой могут быть охвачены только три календарных года деятельности налогоплательщика, плательщика сбора и налогового агента, непосредственно предшествовавшие году проведения проверки.
Понятие даты начала проверки в Налоговом кодексе отсутствует. Оно раскрыто в Инструкции МНС России от 10.04.2000 N 60 "О порядке составления акта выездной налоговой проверки и производства по делу о нарушениях законодательства о налогах и сборах", утвержденной приказом Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 10.04.2000 N АП-3-16/138.
Согласно пункту 1.10.2 названной Инструкции датой начала проверки считается дата предъявления руководителю проверяемой организации или индивидуальному предпринимателю решения (постановления) руководителя (заместителя руководителя) налогового органа о проведении выездной (повторной выездной) налоговой проверки.
Датой окончания проверки является дата составления проверяющими справки о проведенной проверке.
Руководство общества было уведомлено о принятии решения о проведении проверки 19.12.02, с того же числа сотрудники налоговой инспекции прибыли на объект. Поэтому момент начала налоговой проверки следует исчислять с 19.12.02, а не с 10.01.03. Налоговая инспекция правомерно включила в период, охватываемый налоговой проверкой, 1999 год.
Учитывая изложенное, решение суда подлежит отмене в части вывода об отсутствии у налоговой инспекции права проведения выездной налоговой проверки за период с 4 квартала 1999 года по 9 — й месяц 2002 года. Поскольку требования общества, касающиеся указанного периода, судом первой инстанции по существу не рассматривались, дело подлежит передаче на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При рассмотрении дела в апелляционной инстанции суд исходил из того, что общество имеет право на льготу по налогу на прибыль за 1999 год, поскольку прибыль отчетного периода составила 10 773 000 рублей и была направлена на финансирование капитальных вложений.
Данный вывод является недостаточно обоснованным ввиду следующего. В соответствии с подпунктом "а" пункта 1 статьи 6 Закона Российской Федерации "О налоге на прибыль предприятий и организаций" при исчислении налога на прибыль облагаемая прибыль при фактически произведенных затратах и расходах за счет прибыли, остающейся в распоряжении предприятия, уменьшается суммы направленные предприятиями отраслей сферы материального производства на финансирование капитальных вложений производственного назначения (в том числе в порядке долевого участия), а также на погашение кредитов банков, полученных и использованных на эти цели, включая проценты по кредитам.
Из содержания данной статьи Закона следует, что одним из оснований получения льготы у организации по итогам отчетного периода должен быть положительный финансовый результат хозяйственной деятельности прибыль, остаток которой после расчетов с бюджетом может покрыть фактически произведенные расходы, предусмотренные пунктом 1 статьи 6 Закона.
Согласно пункту 2 статьи 8 Закона предприятия исчисляют сумму налога, исходя из фактически полученной прибыли, подлежащей налогообложению с учетом предоставленных льгот и ставки налога на прибыль, нарастающим итогом. Следовательно, для целей предоставления льготы должны приниматься во внимание фактически льготируемые затраты и расходы в текущем налоговом (отчетном) периоде, которые произведены за счет прибыли, остающейся в распоряжении предприятия в этом же налоговом (отчетном) периоде.
В противном случае законодательством должен был быть установлен порядок отслеживания доходов и расходов, источников и льгот из одного налогового периода в другой, а также срок использования нераспределенной прибыли.
Прибыль, остающаяся в распоряжении предприятия, формируется по правилам бухгалтерского учета при определении финансового результата в целом от хозяйственной деятельности юридического лица по итогам налогового отчетного периода.
Поскольку понятие "прибыль, остающаяся в распоряжении предприятия" налоговым законодательством специально не определено, то в силу пункта 1 статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации оно определяется правилами бухгалтерского учета и совпадает с суммой нераспределенной прибыли.
Ссылаясь на данные бухгалтерского учета, налогоплательщик заявляет, что прибыль, остающаяся в распоряжении предприятия в спорный период, была достаточной для финансирования заявленных льгот в сумме 6 266 000 рублей. Непокрытый убыток по результатом 1999 года, возник после финансирования льготируемых расходов.
Однако из акта проверки следует, что сумма нераспределенной прибыли общества в 1999 году после уплаты налога на прибыль составила убыток в размере 1 119 000 рублей, а сумма расходов на финансирование заявленных льгот — 6 266 000 рублей.
Из отчета о прибылях и убытках следует, что нераспределенная прибыль отчетного периода составляет убыток в 1 119 000 рублей, что подтверждает доводы налоговой инспекции.
Таким образом, выводы суда противоречат имеющимся в деле доказательствам, и судебные акты в этой части подлежат отмене с направлением дела в этой части на новое рассмотрение.
При новом рассмотрении суду необходимо дать надлежащую правовую оценку представленным в дело доказательствам, подтверждающим право общества на налоговую льготу по налогу на прибыль и с учетом норм налогового законодательства принять законное и обоснованное решение в этой части.
Кроме того, при новом рассмотрении дела суду следует учесть, что в соответствии с пунктом 2 статьи 8 Закона одновременно с расчетами налога по фактически полученной прибыли предприятиями представляются дополнительные материалы по определению налогооблагаемой прибыли, а также обоснованные расчеты по предоставлению налоговых льгот.
Следовательно, именно налогоплательщик должен представить доказательства наличия у него оснований и соблюдения им порядка использования льготы. Суд же должен, оценив представленные доказательства, разрешить вопрос о том, имело ли общество в 1999 году прибыль, достаточную для покрытия льготируемых расходов. Кроме того, судом не были выполнены указания, отраженные в постановлении от 19.08.03 Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа.
В остальной части выводы судебных инстанций являются правильными, судебные акты в части отказа в иске и прекращении производства по делу отмене не подлежат.
Руководствуясь статьями 274, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

постановил:

решение от 23-24.10.03 и постановление апелляционной инстанции от 15.01.04 Арбитражного суда Республики Адыгея по делу N А01-410/2003-6 отменить в части удовлетворенных требований и в этой части дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.
В остальной части судебные акты оставить без изменения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий Г.В.РУДЬ

Судьи В.А.БОБРОВА Т.Н.ДОРОГИНА