Заключенный сторонами договор содержит элементы возмездного оказания услуг - получение платежей от населения, перечисление денежных средств доверителю. Оказание услуг связано с осуществлением поверенным определенных действий, указанных истцом. Статьей "Оплата услуг" Гражданского кодекса Российской Федерации не предусмотрена возможность отказа от оплаты услуг при невозможности исполнения договора по вине заказчика. Решение арбитражного суда соответствует нормам Гражданского кодекса Российской Федерации

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 19.04.2004 N Ф08-1039/2004

от 19 апреля 2004 года
Дело N Ф08-1039/2004
(извлечение)

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, при участии в судебном заседании представителя от истца — муниципального унитарного предприятия "Спецавтохозяйство", в отсутствие ответчиков: муниципального унитарного предприятия жилищно-коммунального хозяйства г. Георгиевска и дочернего муниципального унитарного предприятия "Единый расчетно-кассовый центр", извещенных о времени и месте судебного разбирательства, рассмотрев кассационную жалобу муниципального унитарного предприятия "Спецавтохозяйство" на решение Арбитражного суда Ставропольского края от 25.11.2003 по делу N А63-1146/2003-С2, установил следующее.
ГМУП "Спецавтохозяйство" обратилось в арбитражный суд с иском к дочернему муниципальному унитарному предприятию "Единый расчетно-кассовый центр" (далее — ДМУП "Единый расчетно-кассовый центр") муниципального унитарного предприятия жилищно-коммунального хозяйства о взыскании 28917 рублей неосновательного обогащения.
В порядке статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд в качестве ответчика привлек Георгиевское муниципальное унитарное предприятие жилищно-коммунального хозяйства (далее — ГМУП ЖКХ) как правопреемника ДМУП "Единый расчетно-кассовый центр" согласно уставу, утвержденному 26.05.2003.
Решением от 25.11.2003 в иске отказано. Суд признал недоказанным факт неосновательного обогащения, применил указанную в договоре цену за оказанные услуги и пришел к выводу о том, что дополнительное соглашение к договору, на которое ссылался истец, является незаключенным, поскольку в нем не согласовано условие о механизме определения цены договора.
В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.
ГМУП "Спецавтохозяйство" обратилось в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение суда от 25.11.2003 и принять решение об удовлетворении иска. Заявитель жалобы полагает, что суд неправильно истолковал условие дополнительного соглашения, которым изменена цена по договору, а выплата поверенному дополнительного вознаграждения в размере 0,5% от суммы принятых платежей установлена при условии погашения не менее 50% задолженности за прошлый период, существовавшей на момент подписания указанного дополнительного соглашения.
В судебном заседании представитель истца поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе. По мнению представителя, суд не проверил статус ответчика, не выяснил вопрос о правопреемстве и размере долга, погашенного при получении платежей. В порядке уточнения кассационной жалобы представитель истца просил обжалованный судебный акт отменить с направлением дела на новое рассмотрение.
ДМУП "Единый расчетно-кассовый центр" в отзыве на кассационную жалобу возражает против ее удовлетворения, считая решение законным и обоснованным. В подтверждение статуса стороны по договору первоначальным ответчиком представлен устав Георгиевского муниципального унитарного предприятия "Единый расчетно-кассовый центр" и свидетельство от 25.02.2004 о государственной регистрации данного юридического лица.
На это же изменение статуса Георгиевского муниципального унитарного предприятия "Единый расчетно-кассовый центр" ссылается в отзыве на кассационную жалобу и Георгиевское муниципальное унитарное предприятие жилищно-коммунального хозяйства.
Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и выслушав представителя истца, считает, что решение суда отмене либо изменению не подлежит по следующим основаниям.
Как видно из материалов дела и установлено судом, ГМУП "Спецавтохозяйство" оказывает услуги населению по сбору, транспортировке и утилизации твердых бытовых отходов.
ГМУП "Спецавтохозяйство" (доверитель) и ДМУП "Единый расчетно-кассовый центр" (поверенный) 11.02.2002 заключили договор-поручение, по которому на поверенного возложена обязанность по приему платежей от населения за услуги, оказываемые истцом по вывозу твердых бытовых отходов. Согласно пункту 3.3 договора вознаграждение и понесенные поверенным издержки определены в размере 3,5% от суммы принятых от населения платежей. В силу пункта 3.4 договора вознаграждение и понесенные поверенным издержки подлежат удержанию и зачислению на счет поверенного из суммы полученных платежей.
Сторонами заключено дополнительное соглашение к договору, изменяющее содержание пункта 3.3 и не содержащее дату его подписания. В новой редакции пункта договора указано: "Вознаграждение и понесенные поверенным издержки определяются как 3% от суммы принятых платежей. При условии снижения задолженности населения по платежам за услуги по вывозу твердых бытовых отходов на 50% вознаграждение и понесенные издержки определяются как 3,5%".
Полагая, что ответчику причитается вознаграждение в размере 3% от суммы полученных платежей, а он необоснованно до погашения 50% задолженности удержал за период с 01.03.2002 по 01.07.2003 за услуги 3,5% от суммы принятых платежей, ГМУП "Спецавтохозяйство", со ссылкой на статью 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, обратилось в арбитражный суд с иском о возвращении излишне удержанных денежных средств.
Ответчик в возражениях на исковое заявление поставил вопрос о признании дополнительного соглашения ничтожной сделкой в связи с тем, что указанная в дополнительном соглашении задолженность возникла не по вине поверенного и до заключения договора поручения.
Принимая решение, суд указал, что в дополнительном соглашении не достигнуто соглашения об изменении цены вознаграждения, поскольку из условий соглашения невозможно установить, о какой задолженности договорились стороны: указанной на 01.03.2002 задолженности 1565938 рублей 42 копейки либо возникающей за каждый последующий месяц. Ввиду отсутствия механизма определения размера подлежащей снижению задолженности и сроков выплаты повышенного процента суд признал дополнительное соглашение незаключенным.
ГМУП ЖКХ полагает, что процент вознаграждения по соглашению определяется по размеру задолженности населения за отчетный месяц. При этом ответчик указывает, что средний процент погашения задолженности (с учетом субсидий и льгот) за 5 месяцев 2003 года составил 87%. Поскольку размер внесенных платежей составлял не менее 50%, из полученных средств поверенным удерживалось 3,5% вознаграждения. Иное толкование условий дополнительного соглашения, по мнению ответчика, повлечет заинтересованность истца в том, чтобы население вносило менее половины необходимых платежей.
В силу статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если указанные правила не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.
При буквальном толковании условий дополнительного соглашения суд первой инстанции к отношениям сторон правомерно не применил статью 157 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой сделка может быть заключена под отменительным либо отлагательным условием. Условие, которое подразумевает закон, не должно зависеть от сторон, совершающих сделку. Оно должно относиться к будущему времени и носить вероятностный характер. При заключении указанной сделки обе стороны в отношении условия находятся в равном положении. Если наступлению условия недобросовестно воспрепятствовала сторона, которой это невыгодно, то оно считается наступившим. Если наступлению условия недобросовестно содействовала сторона, для которой его наступление выгодно, условие признается ненаступившим.
Из анализа договора от 11.02.2002 следует, что он заключен для приема ежемесячных текущих платежей от населения и не определяет порядка расчетов сторон при образовании задолженности населения по их уплате. Договором не предусмотрена обязанность поверенного по поручению доверителя принимать меры по взысканию имеющейся задолженности. Право на принудительное взыскание имеющегося долга истец оставил за собой, поэтому снижение размера долга зависело от действий, которые истец был вправе совершить в отношении должников, и условие о снижении долга не носило вероятностный характер, не зависящий от воли сторон.
Условия дополнительного соглашения не содержат конкретного указания о периоде возникновения названной в нем задолженности по состоянию на 01.03.2002, о подлежащих принятию ответчиком мерах для получения этих платежей, сроках исковой давности и реальном существовании должников на момент подписания соглашения. Размер вознаграждения поверенного поставлен в зависимость от поведения не установленного соглашением круга третьих лиц, а не от добросовестности ответчика при исполнении договора. Поэтому данное условие судом правомерно не принято в качестве обязательственного.
В силу статьи 973 Гражданского кодекса Российской Федерации указания доверителя поверенному должны быть правомерными, осуществимыми и конкретными, что в дополнительном соглашении отсутствует.
Заключенный сторонами договор содержит элементы возмездного оказания услуг — получение платежей от населения, перечисление денежных средств доверителю. Оказание услуг связано с осуществлением поверенным определенных действий, указанных истцом. Статьей 781 Гражданского кодекса Российской Федерации не предусмотрена возможность отказа от оплаты услуг при невозможности исполнения договора по вине заказчика.
Доводы истца о необходимости признания заключенным первого абзаца дополнительного соглашения правомерно не приняты судом первой инстанции, так как пункт 3.3 договора по условиям дополнительного соглашения заменялся полностью и воля сторон на изменение условий договора только первым абзацем дополнительного соглашения из материалов дела не установлена.
Таким образом, суд первой инстанции при вынесении решения правомерно признал, что к отношениям сторон подлежит применению пункт 3.3 договора, а не условие дополнительного соглашения, которое не может считаться заключенным. Кроме того, истцом не доказаны факт и размер излишнего удержания ответчиком денежных средств истца по конкретным периодам.
Решение арбитражного суда соответствует статьям 309, 431, 781, 971, 972 Гражданского кодекса Российской Федерации, нарушений процессуальных норм, влекущих отмену судебных актов (статья 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), из материалов дела не усматривается.
Руководствуясь статьями 274, 286 — 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 25.11.2003 Арбитражного суда Ставропольского края по делу N А63-1146/2003-С2 оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.