В связи с ошибочным толкованием статьи "Раздел имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли" Гражданского кодекса РФ суд апелляционной инстанции неправомерно оставил исковые требования в части взыскания стоимости переданных материалов без рассмотрения

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 05.07.2001 N Ф08-1603/2001

от 5 июля 2001 года
Дело N Ф08-1603/2001

(извлечение)

Федеральный арбитражный суд Северо — Кавказского округа при участии в судебном заседании представителей ОАО "Кубаньэнерго", ДОСР МЖК "Насып", рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу ОАО "Кубаньэнерго" в лице филиала Адыгейских электрических сетей на постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Республики Адыгея от 04.04.2001 по делу N А01-1629/2000-1, установил следующее.
ОАО "Кубаньэнерго" в лице филиала Адыгейские электрические сети обратилось в Арбитражный суд Республики Адыгея с иском к добровольному обществу содействия развитию МЖК "Насып" (далее ДОСР МЖК "Насып") о расторжении договора долевого участия в строительстве жилого дома от 14.01.99 и взыскании 3417706 рублей стоимости материальных ценностей, переданных в счет оплаты строительства.
Иск обоснован тем, что ответчик не исполнил надлежащим образом принятые на себя обязательства по строительству жилого дома, что повлекло нарушение сроков окончания строительных работ.
Решением от 12.01.2001 иск удовлетворен со ссылкой на обоснованность требований материалами дела.
Постановлением апелляционной инстанции от 04.04.2001 решение суда первой инстанции в части расторжения договора долевого участия в строительстве жилого дома от 14.01.99 оставлено без изменения, в части взыскания 3417706 рублей иск оставлен без рассмотрения на основании пункта 5 статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Постановление мотивировано тем, что истцом не соблюден досудебный порядок разрешения спора, установленный статьей 252 ГК РФ.
В кассационной жалобе ОАО "Кубаньэнерго" просит отменить вынесенное по делу постановление апелляционной инстанции и оставить в силе решение суда первой инстанции. По мнению заявителя жалобы, суд апелляционной инстанции необоснованно применил при разрешении спора статьи 244, 252 Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие отношения общей собственности, поскольку право общей долевой собственности у сторон не возникло и требование о выделе доли он не заявлял. Заявитель указал, что предметом его исковых требований является возмещение ему затрат в виде стоимости переданных ответчику материалов для строительства дома.
ДОСР МЖК "Насып" не представило отзыв на кассационную жалобу.
В заседании суда кассационной инстанции представитель истца поддержал доводы кассационной жалобы. Представитель ответчика возражал против ее удовлетворения, ссылаясь на законность постановления апелляционной инстанции.
Исследовав материалы дела и выслушав представителей сторон, Федеральный арбитражный суд Северо — Кавказского округа считает, что решение от 12.01.2001 и постановление апелляционной инстанции от 04.04.2001 подлежат отмене по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела, между ОАО "Кубаньэнерго" в лице Адыгейских электрических сетей (дольщиком) и ДОСР МЖК "Насып" (заказчиком) заключен договор N 301 долевого участия в строительстве жилого дома от 14.01.99 (л.д. 9-12).
Предметом договора для дольщика и заказчика является совместное участие в строительстве жилого дома, что позволяет определить договор как общецелевой.
По условиям пунктов 2.3, 2.4 данного договора Адыгейские электрические сети ОАО "Кубаньэнерго" (дольщик) обязались в счет оплаты своей доли передавать авансом строительные материалы и другие материальные ценности, необходимые для осуществления строительства.
ДОСР МЖК "Насып" приняло на себя обязанности по решению вопросов проектирования, заключения договора подряда, ведению технического надзора за строительством объекта (пункт 3.1 договора).
Размер доли дольщика определен в денежном выражении с указанием количества квартир, исходя из стоимости затрат на строительство и поставлен в зависимость от ценообразующих факторов. Окончательный размер долевого участия определяется на момент ввода жилого дома в эксплуатацию.
Дольщик, согласно пункту 3.7 договора, имеет право совместно с заказчиком оформлять акты выполненных работ, осуществлять контроль за ходом и качеством строительства, предъявлять претензии и требовать устранения недостатков работ. В соответствии с пунктом 3.2 договора в случае нарушения подрядчиком графика производства работ дольщик имеет право требовать от заказчика расторжения договора подряда и подбор нового подрядчика осуществляется заказчиком по согласованию с дольщиком.
Данное условие договора, свидетельствующее о личном участии дольщика в управлении строительными делами наравне с заказчиком, является отличительным признаком договора простого товарищества.
Условия о передаче дольщиком материалов, необходимых для осуществления строительных работ, при наличии обязанностей заказчика по ведению строительства жилого дома, свидетельствуют об объединении усилий и имущества в качестве вкладов в совместную деятельность и возникновении у участников договора общей долевой собственности в отношении вкладов.
Таким образом, при наличии таких признаков как общая цель договора, объединение вкладов, личное участие в деятельности по строительству дома, заключенный между сторонами договор долевого участия в строительстве жилого дома от 14.01.99 следует квалифицировать как договор о совместной деятельности, в отношении которого подлежат применению положения главы 55 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Имущество, переданное истцом во исполнение договорных обязательств, является вкладом, внесенным в счет оплаты своей доли в недвижимом объекте, в пределах, установленных договором.
Ввиду чего при расторжении договора выдел в пользу дольщика вклада должен производиться в порядке пункта 2 статьи 1050 Гражданского кодекса Российской Федерации, который позволяет дольщику потребовать компенсацию внесенного им в качестве вклада имущества по правилам статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Выводы суда апелляционной инстанции о том, что правила раздела имущества, установленные статьей 252 Гражданского кодекса Российской Федерации, являются процедурой досудебного порядка разрешения спора между сторонами, являются ошибочными.
Согласно пункту 5 статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации иск оставляется без рассмотрения в случае, если истцом не соблюден досудебный (претензионный) порядок урегулирования спора с ответчиком, когда это предусмотрено федеральным законом для данной категории споров или договором.
Статья 252 Гражданского кодекса Российской Федерации не содержит требование об обязательном соблюдении претензионного порядка.
В связи с ошибочным толкованием статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции неправомерно применил пункт 5 статьи 87 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оставил исковые требования в части взыскания стоимости переданных материалов без рассмотрения.
Отказ суда первой инстанции в возложении на дольщика части расходов на содержание строящегося объекта нельзя признать правильным, поскольку спор рассмотрен судом без учета правовой природы заключенного между сторонами договора на долевое участие в строительстве, который является договором простого товарищества. Вопрос об определении размера подлежащей компенсации, внесенного истцом в качестве вклада имущества, следует решать с учетом требования статьи 249 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающей обязанность каждого участника долевой собственности участвовать соразмерно со своей долей в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в издержках по его содержанию и сохранению.
Ответчик представил расчет расходов на содержание строящегося жилого дома, которые должен нести истец соразмерно со своей долей. Данный расчет арбитражным судом не проверен.
Суд первой инстанции, взыскивая с ответчика стоимость переданных на строительство жилого дома материалов, неправомерно отклонил доводы ответчика о несоответствии стоимости фактически переданных ему в счет оплаты доли в строительство жилого дома материалов и стоимости материалов, предъявленных ко взысканию.
Исходя из условий договора N 301 долевого участия в строительстве дома, размер доли определяется по фактическим затратам дольщика. Пунктом 2.3 договора предусмотрено, что оплата доли производится дольщиком путем передачи заказчику строительных материалов по предъявленным заказчиком расчетам и сметам.
Из материалов дела следует, что обязанность по передаче части материалов на строительство жилого дома истец возложил на третьих лиц, которые являлись его дебиторами, заключив трехстороннее соглашение о взаимозачете.
В соответствии со статьей 403 Гражданского кодекса Российской Федерации должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо. С учетом этого размер компенсации внесенного вклада в строительство дома следует определять исходя из стоимости фактически переданных ответчику материалов, в том числе и третьими лицами.
Решение о расторжении договора N 301 от 14.01.99 также недостаточно обоснованно.
Принимая решение о расторжении договора, суд сослался на статью 450 Гражданского кодекса, указав, что спор в данной части урегулирован сторонами в судебном заседании.
Вместе с тем в силу статьи 452 Гражданского кодекса Российской Федерации расторжение договора совершается в той же форме, что и договор. Однако соглашение о расторжении договора в материалах дела отсутствует.
Статьей 450 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено расторжение договора по соглашению сторон и в судебном порядке.
Согласно части 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд принимает решение о расторжении договора по требованию одной из сторон в случае существенного нарушения договора другой стороной и в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.
Если между сторонами достигнуто соглашение о расторжении договора, то, следовательно, спор в этой части отсутствует и оснований для удовлетворения иска о расторжении договора не имеется.
На основании изложенного решение от 12.01.2001 и постановление апелляционной инстанции от 04.04.2001 подлежат отмене с передачей дела на новое рассмотрение. При новом рассмотрении дела суду следует рассмотреть спор с учетом вышеуказанного.
На основании изложенного, руководствуясь статьями 174, 175, 176, 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо — Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Адыгея от 12.01.2001 и постановление апелляционной инстанции того же суда от 04.04.2001 по делу N А01-1629/2000-1 отменить, дело передать на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.
Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и обжалованию не подлежит.