Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с применением таможенного законодательства

Правовые, экономические и организационные основы таможенного дела определяются Таможенным кодексом РФ и нормативными актами других отраслей законодательства, связанных с регламентацией таможенных правоотношений. В рамках таможенного дела регулируется порядок и условия перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу Российской Федерации.
Арбитражными судами рассматриваются споры, связанные с таможенным регулированием перемещения товаров по таможенной территории Российской Федерации во исполнение сделок, заключаемых между российскими и иностранными юридическими лицами и предпринимателями.
Особенности правового режима подобных сделок заключаются в их комплексном регулировании нормами гражданского, таможенного, валютного, налогового, международного законодательства. Различные таможенные режимы устанавливаются законодателем в зависимости от видов и условий гражданско-правовых договоров, а также порядка их исполнения.
Таможенные органы осуществляют контроль за соблюдением порядка и условий перемещения через таможенную границу РФ товаров и транспортных средств, таможенного оформления, взимания таможенных платежей.
Рассматривая споры, связанные с привлечением к таможенной ответственности, следует учитывать, что обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием к принятию акта о привлечении к ответственности, в силу статьи 53 Арбитражного процессуального кодекса РФ возлагается на таможенный орган, вынесший данный акт.
1. Вопросы применения норм процессуального права.
Не является основанием для прекращения производства по делу отмена оспариваемого в суде постановления таможенного органа его вышестоящим органом в ходе рассмотрения судебного дела с направлением дела для дополнительного расследования. Арбитражный суд должен рассмотреть заявленный иск и вынести судебный акт в отношении обжалуемого постановления таможенного органа. По делу N 903/2000 после принятия судом к производству иска о признании недействительным постановления таможенного органа и в стадии рассмотрения дела, таможенное управление отменило оспариваемое в судебном порядке постановление, направив таможенное дело для дополнительного производства. Рассмотрение судом дела по существу явилось обеспечением истцу права на судебную защиту его нарушенных прав, так как признание судом недействительным постановления таможенного органа не идентично отмене его вышестоящим органом с направлением дела для дополнительного расследования и имеет отличные правовые последствия для истца.
При неподведомственности спора арбитражному суду производство по делу подлежит прекращению.
Так по делу N Ф08-633/2000 производство по делу было прекращено, поскольку спорное письмо о незамедлительной оплате экспортных пошлин по периодическим таможенным декларациям не является требованием об уплате налогов и сборов, так как не содержит сведений о сумме задолженности, размере пеней, сроке уплаты платежей, сроке исполнения требования, а также о мерах по взысканию платежа и обеспечению исполнения обязанности по уплате налога. Письмо не содержит подробных данных об основаниях взимания платежей и ссылку на положения закона, который устанавливает обязанность налогоплательщика по уплате налога, то есть не является актом, порождающим определенные юридические последствия. По другому делу N Ф08-1171/98-278А судом кассационной инстанции указано, что спор об обязании таможенного органа произвести таможенное оформление товара по определенному истцом таможенному режиму неподведомствен арбитражному суду, так как данный предмет спора не может быть определен как жалоба на решение, действие или бездействие таможенного органа, поскольку в соответствии с нормами таможенного законодательства РФ таможенное оформление представляет собой процедуру помещения товаров и транспортных средств под определенный таможенный режим и завершения действия этого режима. Собственник конфискованного имущества вправе обжаловать постановление таможенного органа о конфискации даже если административное взыскание наложено на другое юридическое лицо.
По делу N 1151/99-285А кассационная инстанция указала, что в пункте 7 Постановления Конституционного Суда РФ N 8-П от 14.05.99 отражено, что положение статьи 380 Таможенного кодекса РФ не может рассматриваться как препятствие для судебной защиты прав и законных интересов собственника конфискуемого имущества, не являющегося нарушителем таможенных правил. Кроме того, данный отказ противоречит общепризнанным принципам и нормам международного права, закрепленным в Конвенции о защите прав человека и основных свобод.
2. Применение сроков в таможенном законодательстве.
Шестимесячный срок, установленный пунктом 3 статьи 378 Таможенного кодекса РФ для взыскания штрафов с нарушителей таможенных правил, является пресекательным. При рассмотрении дела N Ф08-509/99 было установлено, что к моменту принятия постановления таможенного органа была произведена реорганизация истца, о чем в средствах массовой информации было дано объявление. То есть таможенный орган, принимая постановление о привлечении к ответственности, а также оформляя инкассовое поручение, должен был знать о реорганизации истца до возврата этого документа банком без исполнения. Следовательно, неправильное оформление платежного документа таможенным органом не могло быть признано надлежащим обращением постановления о наложении взыскания к исполнению и не являлось основанием для перерыва исполнения исполнительного документа. Поэтому постановление следовало считать примененным за пределами 6-месячного срока со дня его вынесения, установленного пунктом 3 статьи 378 Таможенного кодекса РФ, и не подлежащим исполнению. Высказывая иную точку зрения по данному вопросу, доктор юридических наук, профессор Уральской государственной академии Д. Бахрах говорит о том, что если до истечения срока, установленного законом, исполнение начато, постановление обращено к исполнению, исполнение может быть продолжено в течение необходимого для этого, а значит, не ограниченного действующими нормами срока. При разрешении вопроса о начале течения 6-месячного срока для наложения взысканий, предусмотренных пунктами 1 — 3 статьи 242 Таможенного кодекса РФ, кассационная инстанция исходит из того, что согласно статье 247 Таможенного кодекса РФ течение 6-месячного срока начинается со дня обнаружения правонарушения. Моментом обнаружения правонарушения является дата составления протокола о нарушении таможенных правил в порядке статьи 299 Таможенного кодекса РФ. При рассмотрении дела N Ф08-2548/99 кассационной инстанцией отклонены доводы заявителя жалобы об истечении предусмотренного статьей 247 Таможенного кодекса РФ 6-месячного срока для наложения взыскания за совершенное таможенное правонарушение, поскольку материалами дела подтверждается факт составления протокола о нарушении таможенных правил в пределах данного срока. Если повторное нарушение таможенных правил было совершено истцом в течение 6 месяцев с момента обнаружения таможенного правонарушения, то является возможным продление срока для наложения взыскания. Согласно части 4 статьи 247 Таможенного кодекса РФ течение срока наложения взыскания за нарушение таможенных правил прерывается, если до истечения срока, в данном случае 6 месяцев, лицо совершит новое нарушение таможенных правил. Частью 1 статьи 299 Таможенного кодекса РФ предусмотрено, что о каждом случае обнаружения нарушения таможенных правил, за исключением случаев, указанных в статье 383 Таможенного кодекса РФ, соответствующее должностное лицо таможенного органа составляет протокол о нарушении таможенных правил, дата составления которого и является днем обнаружения нарушения таможенных правил (дело N Ф08-2548/99). У арбитражных судов округа возник вопрос по применению статьи 371 Таможенного кодекса РФ в случаях пропуска срока на обжалование актов таможенных органов.
Пропуск процессуального срока для обращения в суд в силу статьи 371 Таможенного кодекса РФ не является основанием к отказу в иске.
При рассмотрении дела N Ф08-570/2000-157А, признавая недействительным постановление таможни и восстанавливая срок на обжалование постановления таможенного органа, суд апелляционной инстанции исходил из того, что суд первой инстанции, отказывая истцу в восстановлении 10-дневного срока на обжалование постановления о нарушении таможенных правил, отказал по сути в судебной защите. Кроме того, в соответствии с Письмом Высшего Арбитражного Суда РФ N 5 от 17.06.96 срок, установленный частью 2 статьи 371 Таможенного кодекса РФ может быть восстановлен арбитражным судом, рассматривающим спор, поэтому отказ в судебной защите противоречит общепризнанным принципам права. Отменяя судебные акты по делу N Ф08-1151/99-285А, суд кассационной инстанции указал, что пропуск процессуального срока для обжалования в суд актов таможни нормами статьи 371 Таможенного кодекса РФ не предусмотрен в качестве основания для отказа в иске.
Не является основанием для прекращения производства по делу пропуск истцом срока на обжалование акта таможенного органа, если не заявлено ходатайство о его восстановлении.
Арбитражный процессуальный кодекс РФ не предусматривает истечение срока, установленного статьей 371 Таможенного кодекса РФ, на обжалование актов таможенных органов в качестве основания для прекращения производства по делу, поэтому требование о защите нарушенного права должно приниматься судом и рассматриваться по существу с выяснением всех обстоятельств дела, в том числе, причин пропуска установленного статьей 371 Таможенного кодекса РФ срока (дело N Ф08-979/98-236А).
3. Конфискация как мера ответственности в таможенном законодательстве.
Таможенным кодексом РФ конфискация установлена в качестве санкции за ряд правонарушений. Несмотря на то, что Таможенный кодекс РФ не содержит определения конфискации, оно имеется в Кодексе РСФСР об административных правонарушениях. Статьей 29 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях установлено, что конфискация предмета, явившегося орудием совершения или объектом административного правонарушения, состоит в принудительном безвозмездном обращении этого предмета в собственность государства. При конфискации предполагается безвозмездное изъятие у собственника имущества, принадлежащего ему на праве собственности.
Многие авторы, обращаясь к теме конфискации, как одной из мер административной ответственности за нарушение таможенных правил говорят о том, что правомочность применения таможенными органами РФ внесудебной (в административном порядке) конфискации имущества нарушителей таможенных правил разъяснялась Конституционным Судом РФ в ряде решений. И каждое из них содержало положения, позволяющие неоднозначно толковать нормы Таможенного кодекса РФ с точки зрения их соответствия Конституции РФ. Так же на протяжении двух лет не имела единообразия и судебно-арбитражная практика, в связи с чем необходимо обратить внимание на два вопроса при рассмотрении споров, связанных с конфискацией товаров при нарушении таможенных правил.
Во-первых, Определением Конституционного Суда РФ от 13.01.2000 N 21-О разъяснено, что конфискация имущества как санкция за правонарушение может применяться только судом. Решения Конституционного Суда РФ, содержащие названный вывод, сохраняют свою силу. Изложенные в них правовые позиции о надлежащей процедуре назначения конфискации как меры административного взыскания носят общий характер и обязательны для судов, других органов и должностных лиц при применении ими статей Таможенного кодекса РФ, в которых предусмотрена возможность конфискации товаров, транспортных средств и иных предметов в качестве санкции за нарушение содержащихся в этих статьях таможенных правил. На что было указано в Постановлении Конституционного Суда РФ от 14 мая 1999 года N 8-П. Поэтому вне зависимости от того признана ли неконституционной норма таможенного законодательства, на основании которой лицо привлекается к ответственности в виде конфискации, суду необходимо, проверяя законность решений таможенных органов, в том числе проверить их и с точки зрения соразмерности назначенной меры взыскания (санкции) совершенному деянию. Во-вторых, если за совершенное правонарушение применена норма об ответственности, в последующем признанная не соответствующей Конституции, или применена конфискация по ныне действующей статье, то вне зависимости от данных обстоятельств, суд, оценивая законность привлечения лица к ответственности за нарушение таможенных правил, также должен проверить обжалуемый акт таможенного органа с точки зрения соразмерности назначенного взыскания совершенному деянию, так как конституционно-правовой смысл нормативных положений, касающихся назначения санкции за административные правонарушения в виде конфискации имущества, является общеобязательным. Исключением является ситуация, при которой лицо, привлеченное к ответственности, обратилось с жалобой в Конституционный Суд РФ и в результате рассмотрения данной жалобы оспариваемая норма признана не соответствующей Конституции РФ с отменой всех вынесенных судебных актов и направлением дела на новое рассмотрение. Решение таможенного органа о применении конфискации на основании нормы, признанной неконституционной по жалобе истца, не подлежит проверке на соразмерность назначенной меры взыскания совершенному деянию. Данные вопросы нашли свое отражение в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа N Ф08-2475/2000-708А от 19.09.2000.
На основании заявления истца Конституционный Суд РФ вынес Определение от 13.01.2000 N 21-О, которым положение статьи 276 Таможенного кодекса РФ о конфискации имущества, назначаемой в качестве санкции за перемещение товаров и транспортных средств через таможенную границу РФ помимо таможенного контроля, признано не подлежащим применению, как противоречащее конституционно-правовому смыслу нормативных положений о порядке назначения конфискации имущества за совершение административных правонарушений.
В пункте 4 Определения содержится прямое указание на то, что данное дело подлежит пересмотру в установленном порядке, поэтому выводы суда кассационной инстанции по делу N 1053/98 о наличии в действиях истца состава таможенного правонарушения и правомерности применения к нему ответственности в виде конфискации подлежали пересмотру и суд правомерно не исследовал вопрос о соразмерности меры взыскания в виде конфискации совершенному деянию.
В Определении от 14.01.99 N 4-О Конституционный Суд РФ указал, что часть 2 статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде РФ" устанавливает, что признание закона не соответствующим Конституции РФ, во всяком случае, влечет пересмотр разрешенного на его основе дела гражданина, оспорившего этот закон в Конституционном Суде РФ, компетентным органом в обычном порядке. Такой пересмотр осуществляется безотносительно к истечению пресекательных сроков обращения в эти органы и независимо от наличия оснований для пересмотра дела, предусмотренных иными, помимо Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде РФ", актами.
4. Порядок применения статьи 125 Таможенного кодекса РФ.
Обязанность таможенного органа по возврату излишне перечисленных таможенных платежей считается исполненной в момент надлежащего зачисления соответствующей денежной суммы на счет банка получателя, если договором банковского счета клиента и банка плательщика не предусмотрено иное.
По делу N 448/2000 на основании заявления истца таможенным органом передано на исполнение в банк истца платежное поручение на перечисление излишне уплаченных таможенных платежей, однако указанная сумма ни на счет истца, ни на счет обслуживающего его банка не поступила. В связи с непоступлением валютных средств на счет истца обязанность таможни по возврату излишне уплаченных сумм таможенных платежей судебными инстанциями обоснованно признана не исполненной. В соответствии со статьей 125 Таможенного кодекса РФ порядок возврата излишне уплаченных или взысканных таможенных платежей определяется ГТК РФ по согласованию с Минфином РФ. Возврат таможенных платежей производится таможенным органом в соответствии с положениями, установленными Порядком возврата излишне уплаченных или взысканных таможенных платежей от 28.07.95 N 01-20/12098. Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 5 от 19.04.99 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета" разъяснено, что обязательство банка плательщика перед клиентом по платежному поручению считается исполненным в момент надлежащего зачисления соответствующей денежной суммы на счет банка получателя, если договором банковского счета клиента и банка плательщика не предусмотрено иное. Статья 75 Налогового кодекса распространяется на отношения по взысканию таможенных платежей и является нормой, смягчающей ответственность за неуплату таможенных платежей. В соответствии со статьей 234 Таможенного кодекса РФ акты, смягчающие или отменяющие ответственность за нарушение таможенных правил распространяются на правонарушения, совершенные до издания этих актов. Согласно статье 2 Налогового кодекса РФ к таможенным отношениям законодательство о налогах и сборах применяется в случаях, предусмотренных Налоговым кодексом РФ. В соответствии со статьей 13 Налогового кодекса РФ таможенная пошлина и таможенные сборы относятся к федеральным налогам и сборам. В соответствии со статьей 34 Налогового кодекса РФ таможенные органы взыскивают налоговые и таможенные платежи в соответствии с налоговым и таможенным законодательством. Согласно статье 75 Налогового кодекса РФ пеня уплачивается при просрочке внесения сборов, уплачиваемых в связи с перемещением товаров через таможенную границу Российской Федерации, и является самостоятельной мерой воздействия компенсационного характера, применяющейся наряду с другими обеспечительными мерами исполнения обязанности по уплате налога или сбора, а также мерами ответственности.
5. Вопросы, возникающие в связи с применением таможенных льгот.
Не является нецелевым использованием (по статье 29 Таможенного кодекса РФ) отдельные случаи предоставления транспортных средств для коммерческих рейсов, если они были ввезены с предоставлением таможенных преференций как транспорт общественного пользования. В соответствии со статьей 5 Закона РФ "О налоге на добавленную стоимость" (с учетом ФЗ N 25-ФЗ от 01.04.96) от налога на добавленную стоимость освобождается ввозимый на территорию РФ транспорт общественного пользования. При рассмотрении дела N Ф08-904/2000-256А установлено, что указанная льгота была предоставлена истцу при ввозе автобусов. Поскольку автобусы осуществляли перевозки пассажиров на городских маршрутах, отдельные случаи их использования для коммерческих рейсов не являются основанием для отмены таможенной преференции.
Кроме того, необходимо подчеркнуть, что товар, в отношении которого предоставлены льготы по таможенным платежам, является выпущенным условно. Условный выпуск товара представляет собой выпуск, сопряженный с обязательствами лица о соблюдении установленных ограничений, требований или условий, при этом товар может использоваться только в тех целях, в связи с которыми были предоставлены льготы.
По делу N Ф08-2346/99-646А истец получил в качестве вклада в уставный капитал от своего учредителя товар, который был выпущен под условием внесения в уставной капитал, в связи с чем истец был освобожден от уплаты НДС. В дальнейшем в учредительные документы истца были внесены изменения, согласно которым его уставный капитал уменьшился в 160 раз и сумма внесенного вклада возвращена учредителю, в том числе без разрешения таможенного органа и уплаты НДС возвращена стоимость уставного капитала, в отношении которой было предоставлено условное освобождение от НДС. Поскольку пользование и распоряжение условно выпущенными товарами, в отношении которых предоставлены льготы по таможенным платежам, в иных целях, чем те, в связи с которыми были предоставлены такие льготы, без разрешения таможенного органа, образует состав таможенного правонарушения, предусмотренного статьей 281 Таможенного кодекса РФ, истец обоснованно привлечен к ответственности оспариваемым им постановлением таможенного органа. В данном случае речь шла о товарах, которыми учредитель оплачивает свою долю в уставном капитале, то есть используется такая форма оплаты, как передача движимого имущества в собственность предприятия. Следовательно, при зачислении сумм, вырученных от реализации товара, последний переходит совершенно в иное качество и соответственно с него должны быть уплачены все причитающиеся платежи. До внесения изменений в учредительные документы при ввозе имущества, являющегося вкладом для увеличения уставного капитала ООО, возможно использование льготного порядка уплаты таможенных платежей. В соответствии со статьей 19 Закона РФ от 08.02.98 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", предусматривающей порядок увеличения уставного капитала общества за счет дополнительных вкладов его участников и вкладов третьих лиц, принимаемых в общество, ответчик обязан сначала реально произвести увеличение уставного капитала, а затем зарегистрировать их в установленном порядке (дело N Ф08-461/99).
Предоставление льгот по уплате НДС и таможенной пошлины при внесении иностранным учредителем имущества, стоимость которого в учредительном договоре определялась в иностранной валюте, для увеличения уставного капитала при изменении имущественного вклада в рублевой оценке является правомерным.
По делу N Ф08-270/2000-74А оценка вклада была произведена в соответствии со статьей 15 частью 1 Закона "Об иностранных инвестициях" с учетом курса доллара США, действовавшего на момент заключения соглашения. Соглашение об увеличении уставного фонда и порядок формирования уставного фонда истца соответствовало требованиям Закона РСФСР "Об иностранных инвестициях" статьям 13 и 15 и статье 52 Гражданского кодекса РФ. Итальянским учредителем передано оборудование в обусловленном учредительном договоре количестве и по установленной договором цене в долларах США. Изменение оценки имущественного вклада в рублях явилось следствием повышения курса валюты США по отношению к рублю после 18.08.98. При этом основание предоставления льготы по уплате таможенных платежей с изменением рублевой оценки имущества не было утрачено. Предоставление льготы закон связывает с фактом внесения имущества в уставный капитал, а не с размером рублевой стоимости внесенного имущества.
6. Применение правил определения страны происхождения товаров.
Правовые основы определения страны происхождения товара установлены Законом РФ "О таможенном тарифе". Они соответствуют международной практике, нашедшей отражение в Киотской Конвенции об упрощении и унификации таможенных процедур.
В соответствии со статьей 26 Закона РФ "О таможенном тарифе" под страной происхождения понимается страна, в которой товар был полностью произведен или подвергну достаточной переработке в соответствии с установленными критериями. Правила определения страны происхождения товара, утвержденные решением Советом глав правительств СНГ от 24.09.93, содержат пример того, когда под страной происхождения товара понимается группа стран. Правила действуют в отношении товаров, происходящих из государств — участников СНГ и обращающихся в торговле между этими государствами.
Продукция морского промысла, добытая вне территориальных вод Российской Федерации и переданная в заем российскому предприятию, правомерно задекларирована как российская.
По делу N Ф08-1254/98-298А агентирующей испанской фирмой на основании агентского соглашения и контракта в целях полной загрузки судна была произведена дозагрузка транспортного судна имеющейся в ее распоряжении рыбой и рыбной мукой с последующим возвратом продукции того же качества, в том же количестве и ассортименте, в том же районе промысла. Указанная сделка была совершена вне таможенного режима Российской Федерации под контролем таможенных органов Мавритании, которыми был выдан Грузовой манифест перевозки, где вся рыбопродукция обозначена как российская.
Согласно пункту 3 Указания Государственного таможенного комитета РФ N 01-12/960 от 03.08.95 "О таможенном оформлении продукции морского промысла" (в ред. указания ГТК РФ от 30.08.96 N 01-14/989) продукция морского промысла, добытая и/или произведенная российскими судами в Мировом океане, за исключением территориальных вод РФ, при ввозе на таможенную территорию РФ для постоянного оставления на этой территории подлежит таможенному оформлению применительно к таможенному режиму выпуска для свободного обращения без взимания ввозных таможенных пошлин, налога на добавленную стоимость. Статьями 26, 27, 30 Закона РФ "О таможенном тарифе" предусмотрен порядок определения страны происхождения товара, и поскольку рыбопродукция была передана в заем российскому предприятию с последующим ее возвратом на условиях FOB — район промысла, она правомерно задекларирована как российская.
В Киотской Конвенции установлены три критерия для определения страны происхождения, одним из которых является критерий достаточной переработки, предполагающий такую переработку импортного товара на территории данной страны, которая изменяет его положение в товарной классификации, то есть переводит его из одной товарной позиции таможенного тарифа в другую. Данный критерий включает в себя так же и правило смены товарной позиции, то есть изменение классификационного кода по Товарной номенклатуре на уровне любого из первых четырех знаков, произошедшее в результате переработки товара.
По делу N Ф08-656/2000-183А страной происхождения сахара-сырца были третьи страны, поскольку сертификат не подтверждал смену товарной позиции и украинское происхождение сахара, то истцу в иске о возврате из бюджета таможенных платежей было правомерно отказано. Главами правительств государств — участников СНГ 15.04.94 заключено Соглашение о создании зоны свободной торговли, в пункте 1 статьи 3 которого установлены тарифные преференции в отношении товаров, происходящих из государств, образующих вместе с Российской Федерацией зону свободной торговли, а в пункте 4 этой статьи предусмотрено, что страна происхождения товара определяется в соответствии с Правилами определения страны происхождения товаров от 24.09.93. Сахар белый, переработанный из сахара-сырца, ввезенного из третьих стран, в соответствии с пунктом 5 Правил определения страны происхождения товаров не может считаться подвергнутым достаточной обработке и, соответственно, не может быть отнесен к товарам, происходящим из страны СНГ.
7. Особенности применения статьи 254 Таможенного кодекса РФ.
Ответственность, установленная нормами статьи 254 Таможенного кодекса РФ направлена на то, чтобы лицо, перемещающее товар, находящийся под таможенным контролем, обеспечило его сохранность и своевременную доставку вместе с сопроводительными документами в определенное таможенным органом место.
Субъектами правонарушения являются перевозчики, на которых возлагаются соответствующие таможенные обязанности в отношении находящегося под таможенным контролем товара.
В соответствии с пунктом 11 статьи 18 Таможенного кодекса РФ перевозчиком является лицо, фактически перемещающее товары либо являющееся ответственным за использование транспортного средства.
Данная норма свидетельствует о том, что законодатель не относит к числу перевозчиков только специализированные транспортные организации, осуществляющие перевозку грузов (например, железные дороги или автотранспортные предприятия). Доставка товара может производиться силами самого собственника, который в рамках диспозиции статьи 254 Таможенного кодекса РФ рассматривается как перевозчик, поэтому можно сделать вывод о том, что привлечению к ответственности по части 1 статьи 254 Таможенного кодекса РФ подлежит, лицо, виновное в недоставлении товара. Перевозчик не должен привлекаться к ответственности в тех случаях, когда недоставление товара произошло по вине собственника. Если перевозчик не совершил действий, вследствие которых был недоставлен товар, ответственность должна быть возложена на собственника товара. Так при рассмотрении дела N Ф08-1210/99-306А решением суда признано недействительным постановление таможенного органа о привлечении к ответственности по статье 254 Таможенного кодекса РФ собственника утраченного товара. Суд сделал вывод о том, что таможенные органы и перевозчик не обеспечили фактическую доставку товара на склад временного хранения, в связи с чем отсутствует вина собственника в непомещении товара на хранение. Отменив решение суда, кассационная инстанция указала, что поскольку недоставление товара произошло вследствие того, что при транспортировке товара с железнодорожной станции на склад временного хранения представитель собственника товара скрылся с товаром от работника склада временного хранения, вина перевозчика в утрате товара отсутствует, в связи с чем собственник привлечен к ответственности по части 1 статьи 254 Таможенного кодекса РФ обоснованно. Если утрата или недоставление товара (или документов на товар), находящегося под таможенным контролем, произошла вследствие его транспортировки по железной дороге, к ответственности за недоставление товара в качестве перевозчика должна привлекаться железная дорога, а не ее подразделения. При практическом разрешении вопроса о том, кого следует привлекать к ответственности в качестве субъекта правонарушения по статье 254 Таможенного кодекса РФ при транспортировке товара по железной дороге, в судах округа мнения разделились. На сегодняшний день можно определить две позиции по данной проблеме:
1) в качестве перевозчика должно привлекаться отделение железной дороги, которое виновно в недоставлении товара, находящегося под таможенным контролем и документов на него, поскольку, если отделение наделено правами юридического лица, то оно самостоятельно может нести ответственность;
2) в качестве перевозчика следует привлекать железную дорогу, в состав которой входят отделения, на территории которых произошла утрата товара, находящегося под таможенным контролем, и документов на него.
Обоснование первого обозначенного подхода заключается в том, что к ответственности привлекается отделение, как юридическое лицо, непосредственно совершившее правонарушение, что должно обеспечить эффективность применения санкций статьи 254 Таможенного кодекса РФ и при этом дисциплинировать отделения железной дороги, перемещающие товары, находящиеся под таможенным контролем и документы на них.
Целесообразность второго подхода определяется тем, что в качестве перевозчика должна привлекаться к ответственности железная дорога, как основное государственное унитарное предприятие железнодорожного транспорта, которое в дальнейшем во внутриведомственном порядке может строить свои отношения с учрежденными отделениями дороги.
Анализируя приведенные мнения, можно отметить, что привлечение в качестве правонарушителя железной дороги с точки зрения процессуальной экономии является более предпочтительным, поскольку все железные дороги являются юридическими лицами, несущими ответственность за деятельность учрежденных ими отделений дороги. Проблематично привлечь к ответственности определенное как место доставки отделение дороги, не являющееся юридическим лицом, или отделение, в уставе которого не содержится норм, устанавливающих пределы его ответственности. Выяснив, что отделение дороги не обладает статусом юридического лица, таможенный орган привлечет к ответственности железную дорогу, в состав которой входит данное отделение.
В подобных ситуациях отделение железной дороги следует рассматривать как представителя перевозчика, наделенного в уставных документах полномочиями на заключение сделок от имени перевозчика и представление его интересов в арбитражном суде. При рассмотрении дел Ф08-1168/99, 1169/99, 1165/99 кассационной инстанцией отклонены доводы железной дороги о том, что ответственность за недоставку товара по статье 254 Таможенного кодекса РФ в качестве перевозчика должно нести принявшее товар к перевозке отделение дороги, являющееся юридическим лицом.
Суд кассационной инстанции исходит из того, что, путь транспортировки товара проходит по территории нескольких отделений, входящих в состав одной железной дороги, в связи с чем, процесс установления и доказывания виновности того или иного отделения в утрате товара, будет являться более длительным и затруднительным как для таможенных органов, так и при рассмотрении дела в арбитражном суде. Железная дорога может во внутриведомственном порядке решать вопросы о возложении расходов, вызванных виновными действиями своих отделений. Согласно статье 2 Федерального закона "О федеральном железнодорожном транспорте" под понятием железная дорога понимается основное государственное унитарное предприятие железнодорожного транспорта. В пункте 2 статьи 7 данного Закона указано, что ответственность железных дорог, других предприятий и учреждений железнодорожного транспорта, в том числе входящих в состав железных дорог, определяются настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ, а также уставами и положениями, утверждаемыми указанным федеральным органом или по его поручению — железными дорогами. В таких случаях отделения железной дороги выступают в качестве представителя перевозчика, перемещающего товар. При всей казуальности ситуации, наличие статуса юридического лица у отделений железной дороги определяет их правоспособность прежде всего как учреждения, созданного железной дорогой. Но при этом следует заметить, что если отделения железной дороги, обладают статусом юридического лица, то, как самостоятельные субъекты, они могут заключать договоры от своего имени, если исполнение данных договоров как должником полностью и непосредственно зависит только от них, и осуществляется этими отделениями в пределах своей территории без привлечения к исполнению со стороны должника других отделений. Так при рассмотрении дел N Ф08-2275/2000-644А , 2291/2000, 2292/2000, 2355/2000, признавая недействительным постановления таможенного органа о привлечении отделения Северо-Кавказской железной дороги к ответственности по части 2 статьи 254 Таможенного кодекса РФ, судебные инстанции исходили из того, что истец не подпадает под понятие перевозчик, и потому ответственность за недоставление принятых для вручения таможенному органу таможенных или иных документов на товары и транспортные средства, находящиеся под таможенным контролем должна нести железная дорога.
Отменяя вынесенные при рассмотрении дел судебные акты, суд кассационной инстанции исходил из того, что, предоставляя цистерны и осуществляя доставление помещенного в них товара, находящегося под таможенным контролем, в определенное таможенным органом место в пределах своей территории, отделение железной дороги выступало в качестве самостоятельного субъекта таможенных отношений, и может быть привлечено к ответственности за правонарушение, предусмотренное частью 2 статьи 254 Таможенного кодекса РФ.
С учетом приведенных аргументов можно сделать вывод о том, что к ответственности по статье 254 Таможенного кодекса РФ в качестве перевозчика следует привлекать железную дорогу, но если таможенный орган установил, что в совершении правонарушения виновно конкретное отделение железной дороги, которое является юридическим лицом, и материалами таможенного расследования данные обстоятельства подтверждаются, то привлечение к ответственности в качестве перевозчика отделения железной дороги является обоснованным. Исследуя обстоятельства, послужившие основаниями для привлечения перевозчика к ответственности по статье 254 Таможенного кодекса РФ, суд должен в полном объеме проверять законность принятия таможенным органом акта. Рассматривая дело N Ф08-17/2000-16А, суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении иска о признании недействительным постановления таможни о привлечении перевозчика к ответственности, в связи с тем, что материалами дела подтверждается правомерность привлечения перевозчика к ответственности по статье 254 Таможенного кодекса РФ. Отменяя вынесенные судебные акты, суд кассационной инстанции указал, на то, что, делая вывод о доказанности вины истца, суды не приняли во внимание его доводы о несогласии с размером штрафных санкций и в деле отсутствует их надлежащий расчет. Также не дана оценка расчетной стоимости товара, представленной ответчиком, и в материалах дела отсутствует документальное обоснование стоимости груза. Проверяя правомерность привлечения к ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 254 Таможенного кодекса РФ, суд должен исследовать вопрос о том, заполнялся ли таможенным органом ДКД и вручался ли он перевозчику. По делу Ф08-2056/99 решением и постановлением апелляционной инстанции отказано в иске о признании недействительным постановления таможенного органа о привлечении перевозчика к ответственности по части 2 статьи 254 Таможенного кодекса РФ. Судебные акты основаны на том, что отсутствие у перевозчика ДКД (документа контроля за доставкой товара) при наличии отметки о составленном ДКД на железнодорожной накладной, свидетельствует о принятии перевозчиком ДКД. Отправляя дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, кассационная инстанция указала на необходимость исследования основного вопроса о том, заполнялся ли таможенным органом отправления ДКД, в соответствии с установленным порядком, и передавался ли он перевозчику. При квалификации таможенного правонарушения и установлении лица, виновного в его совершении, необходимо исследовать действия всех участников исполнения договоров, послуживших основанием для перемещения товара через таможенную границу. Так при рассмотрении дела N Ф08-838/99-204А, установив поддельность печатей и штампов таможенных органов о пересечении товаром таможенной границы РФ на таможенных декларациях, таможенный орган привлек продавца товара к ответственности по статье 273 Таможенного кодекса РФ за нарушение порядка совершения экспортной сделки. Суды первой и апелляционной инстанций признали недействительным постановление таможенного органа, в связи с тем, что в материалах дела имеются основания для привлечения перевозчика к ответственности за нарушение правил доставки товара, согласно статье 254 Таможенного кодекса РФ. Кассационной инстанцией оставлены в силе вынесенные судебные акты. Вещи как багаж гражданина, которые направляются под таможенным контролем, следует рассматривать как товар, за недоставление которого установлена ответственность по статье 254 Таможенного кодекса РФ. При рассмотрении данного дела Ф08-2247/99-614А кассационной инстанцией отклонены доводы перевозчика о том, что багаж физического лица не является грузом, в отношении которого распространяется таможенный режим в соответствии с Временной технологией взаимодействия таможенных органов и железных дорог при таможенном оформлении грузов, перевозимых железнодорожным транспортом, утвержденной 20.04.95 ГТК РФ и МПС РФ. Если в перевозочных документах отсутствуют отметки таможенного органа об указании таможни назначения и сроках доставки груза в данную таможню, то данное обстоятельство может быть оценено как факт, подтверждающий отсутствие вины перевозчика в нарушении сроков доставки грузов. Отменяя судебные акты, вынесенные при рассмотрении дела N Ф08-17/2000-16А, суд кассационной инстанции указал, что при отсутствии в перевозочных документах отметок таможенного органа об указании таможенного органа назначения и сроках доставки груза, вывод суда о виновности перевозчика в просрочке доставки груза не является обоснованным. Если акт о передаче товара (транспортного средства) на ответственное хранение не содержит сведений о его состоянии на момент помещения на склад временного хранения, то владелец склада временного хранения не может быть признан виновным в утрате данного товара, выраженной в его разукомплектации, и привлечен к ответственности по статье 254 Таможенного кодекса РФ. По делу N Ф08-1274/2000-344А акт таможенного органа правильно квалифицирован судом как незаконный, поскольку отсутствие в акте о передаче товара сведений о состоянии товара на момент его помещения на склад временного хранения, не дает оснований для вывода о виновности владельца склада временного хранения в разукомплектации товара (тепловоза), из чего следует неправомерность привлечения его к ответственности по статье 254 Таможенного кодекса РФ. Передача перевозчиком товара, находящегося под таможенным контролем, владельцу склада временного хранения без согласия таможенного органа, обоснованно квалифицирована таможенным органом как выдача товара без разрешения таможенного органа в соответствии с частью 1 статьи 254 Таможенного кодекса РФ. По делу Ф08-728/2000-198А, оставляя в силе судебные акты первой и апелляционной инстанций, суд кассационной инстанции указал, что судебные инстанции правомерно посчитали обоснованным привлечение перевозчика к ответственности по части 1 статьи 254 Таможенного кодекса РФ. В соответствии со статьей 131 Таможенного кодекса РФ никто не вправе пользоваться и распоряжаться товарами, в отношении которых не завершено таможенное оформление. Факт отсутствия разрешения таможенного органа на выдачу спорного груза подтверждается материалами дела и не оспаривается перевозчиком.
8. Ответственность за незачисление валютной выручки в таможенном законодательстве.
В отличие от других статей Таможенного кодекса РФ, устанавливающих ответственность за конкретный состав правонарушения, статья 273 Таможенного кодекса РФ рассчитана на применение к тем таможенным правонарушениям, за которые не предусмотрена ответственность конкретными нормами Таможенного кодекса РФ.
Статья 273 Таможенного кодекса РФ применяется к отношениям, связанным с расчетами в иностранной валюте, поскольку расчеты в иностранной валюте при совершении резидентами внешнеэкономических сделок также регулируются нормами таможенного законодательства.
С точки зрения таможенного законодательства иностранная валюта является "товаром", при обороте которого законодательством устанавливается специальный режим его перемещения через таможенную границу. В Обзоре практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с применением валютного законодательства (Информационное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 31.05.2000 N 52, опубликованное в Вестнике Высшего Арбитражного Суда РФ N 7 за 2000 год) указывается о том, что Федеральная служба России по валютному и экспортному контролю обладает правами органа валютного контроля. Если за нарушение таможенного режима экспорта экспортер был привлечен к ответственности по статье 273 Таможенного кодекса РФ органом валютного контроля, то привлечение к ответственности за это же правонарушение со стороны таможенного органа является незаконным. Данная позиция отражена в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ N 7838/98 от 29.06.99. Высший Арбитражный Суд РФ обратил внимание на то, что с учетом требований статьи 201 Таможенного кодекса РФ таможенные органы должны привлекать виновных лиц к ответственности за нарушение валютного законодательства в том случае, когда нарушение валютного законодательства является одновременно и нарушением таможенных правил. Если нарушитель уже был привлечен к ответственности органом валютного контроля в отношении суммы непоступившей валютной выручки, то оснований для повторного привлечения его к ответственности таможенным органом в этой части не имеется.
Если изменением условий и порядка исполнения внешнеторговых сделок превышается установленный законом срок для зачисления валютной выручки, то контрагенты во всех случаях обязаны ставить об этом в известность уполномоченные контролирующие органы и получать от них разрешение, изменяющее режим совершения внешнеторговой сделки. Отсутствие такого разрешения можно рассматривать в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении правонарушения по статье 273 Таможенного кодекса РФ. Возлагая ответственность за нарушение 180-дневного срока для зачисления валютной выручки по статье 273 Таможенного кодекса РФ, при установлении в действиях лица состава правонарушения необходимо установить начало течения срока для зачисления валютной выручки. Исследование документов (паспорта сделки, ГТД) и фактических действий экспортера позволяет определить начало течения 180-дневного срока для зачисления валютной выручки, соблюдение или нарушение экспортером данного срока и принятие мер для его продления. В паспорте сделки указывается срок исполнения обязательства, установленный договором. Дата, указанная в ГТД, свидетельствует о времени фактического перемещения товара во исполнение договорного обязательства. Кассационная инстанция исходит из того, что дата поставки, указанная в паспорте сделки, и дата поставки, указанная в ГТД, должны совпадать. Исчисление 180-дневного срока должно производиться от даты фактического перемещения товара во исполнение договора. Если при отсрочке валютного платежа уполномоченными органами дано разрешение на продление 180-дневного срока зачисления валютной выручки, то привлечение к ответственности экспортера по статье 273 Таможенного кодекса РФ является необоснованным. При рассмотрении дела N Ф08-822/99 кассационной инстанцией оставлены без изменения судебные акты первой и апелляционной инстанций, которыми признано недействительным постановление таможенного органа о привлечении к ответственности экспортера за нарушение срока зачисления валютной выручки. Поскольку ЦБ и ВЭК выдано разрешение на продление срока зачисления валютной выручки, таможенным органом необоснованно привлечен к ответственности экспортер по статье 273 Таможенного кодекса РФ. Если при изменении условий контракта стороны соблюдали требования законодательства, то установленный законом 180-дневный срок для исполнения текущей валютной операции не считается нарушенным, и отсутствуют основания для применения ответственности по статье 273 Таможенного кодекса РФ. Так при рассмотрении дела N Ф08-2397/99-649А судами первой и апелляционной инстанций установлено, что стороны предусмотрели смешанную форму расчетов — валюта и товарообмен. Поскольку экспортером не нарушен 180-дневный срок исполнения данной операции, таможенный орган необоснованно привлек экспортера к ответственности по статье 273 Таможенного кодекса РФ. Кассационной инстанцией оставлены в силе вынесенные судебные акты. Ответственность за незачисление валютной выручки подлежит применению только в том случае, если валютный платеж предусматривается условиями договора. Если дополнительным соглашением контрагентов вместо валютного платежа предусмотрена встречная поставка товара, то данная сделка является бартерной. При рассмотрении дела Ф08-2883/99 кассационной инстанцией оставлены в силе решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции, которыми признано недействительным постановление таможенного органа. Судебные инстанции обоснованно пришли к выводу о том, что поскольку дополнительным соглашением стороны изменили условия договора и вместо иностранной валюты за поставленный товар продавец получил оборудование, привлечение продавца к ответственности за незачисление валютной выручки является незаконным. Принятие экспортером всех необходимых мер для зачисления валютной выручки является основанием для освобождения от ответственности за незачисление валютной выручки. При рассмотрении дел N Ф08-1821/99, 1823/99, 2676/99, 2781/99, кассационной инстанцией указано, что, если резидент принял все необходимые меры для зачисления валютной выручки и она фактически зачислена, то отсутствуют основания для привлечения к ответственности по статье 273 Таможенного кодекса РФ. В качестве необходимых мер следует рассматривать письма, направленные в адрес плательщика валюты, обращение с исками в суд, обращение в уполномоченные органы для отсрочки поступления валютной выручки. Если договором установлена гибкая цена на товар, рассчитываемая по формуле с возможным изменением суммы контракта в связи с колебаниями мировых цен, и недополучение валютной выручки произошло по причине снижения биржевых цен на товар на даты коносаментов, то данная ситуация не свидетельствует о необоснованности недополучения валютной выручки. При рассмотрении дел N Ф08-1631/98, 580/99 судебные инстанции признали недействительным постановление таможенного органа о привлечении к ответственности предприятия, поскольку установление в договоре гибкой цены за проданный товар не является правонарушением, выразившемся в необоснованном недополучении валютной выручки. При обстоятельствах, когда договор расторгнут сторонами и переход права собственности на товар продавца к иностранному покупателю не произошел, а продавец обратился в таможенный орган по поводу изменения режима "экспорт" до истечения 180-дневного срока для зачисления валютной выручки, таможенным органом необоснованно применена к продавцу ответственность установленная статьей 273 Таможенного кодекса РФ. При рассмотрении дела N Ф08-3110/99 кассационной инстанцией оставлены без изменения решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции о признании недействительным постановления таможенного органа. Поскольку до истечения 180-дневного срока со дня выпуска теплоходов в режиме "экспорт" были расторгнуты контракты о купле-продаже теплоходов, теплоходы были поставлены на баланс продавца, который о расторжении экспортных сделок сообщил в таможенные органы, налоговые органы и в банк, таможенные органы необоснованно привлекли продавца к ответственности по статье 273 Таможенного кодекса РФ. Применяя ответственность по статье 273 Таможенного кодекса РФ, следует учитывать степень вины нарушителя в совершенном деянии. При рассмотрении дела N Ф08-1388/99 судебные инстанции отказали в признании недействительным постановления таможенного органа о привлечении правонарушителя к ответственности по статье 273 Таможенного кодекса РФ. Установив сумму штрафа в минимальном размере по статье 273 Таможенного кодекса РФ, таможня учитывала то, что непоступление валютной выручки в установленный срок вызвано отгрузкой некачественного товара поставщиком, но ответственность была применена, так как экспортер не представил доказательств обращения в ЦБ и ВЭК для продления срока поступления валюты. Кассационная инстанция оставила в силе принятые судебные акты.
9. Споры, связанные с применением статьи 279 Таможенного кодекса РФ.
Часто допускаемой ошибкой при привлечении лиц к ответственности по части 1 статьи 279 Таможенного кодекса РФ является неверное определение субъекта правонарушения. Не всегда правомерно к ответственности за недекларирование привлекается таможенный брокер (декларант на основе договора). Согласно нормативным правовым актам по таможенному делу в качестве декларанта может выступать только лицо, перемещающее товары, либо таможенный брокер (декларант на основе договора). Однако последний является посредником между лицом, перемещающим товары, и таможенным органом и не имеет права производить таможенное оформление товаров по собственной инициативе. Такое право делегируется ему лицом, перемещающим товары, при заключении договора об оказании услуг по производству таможенного оформления. При отсутствии такого договора таможенный брокер не только не обязан декларировать товары, но и не имеет права производить такое действие.
По делу N Ф08-3118/99 договор не возлагал на ЗАО "Камаз-Югтранс" (перевозчика товара) обязанности по декларированию груза, поэтому оно не являлось лицом, ответственным за декларирование и подачу таможенной декларации, кроме того, поданные краткие декларации, принятые таможней, исключают событие недекларирования товара и ответственность ЗАО "Камаз-Югтранс" за нарушение, предусмотренное частью 1 статьи 279 Таможенного кодекса РФ.
По делу N Ф08-172/98 истцом, являющимся лицом, перемещающим товар через таможенную границу РФ, и экспортирующим мебель в разобранном виде, для таможенного оформления этого товара в таможне — месте расположения получателя товара, были представлены документы, где указано, что данный товар является частями мебели, что не соответствовало действительности. По данному факту истец обоснованно был привлечен к ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 279 Таможенного кодекса РФ. Согласно статье 172 Таможенного кодекса РФ исполнять обязанности по декларированию может только российское лицо, перемещающее товары или таможенный брокер. Исходя из положений таможенного законодательства, ответственность за заявление недостоверных сведений при декларировании товаров возлагается на декларанта. Индивидуальное частное предприятие и Торгово-промышленная палата, которые в таможенных декларациях указаны в качестве декларантов товара, не могут в силу закона являться декларантами и нести всю ответственность за надлежащее выполнение этих обязанностей, поскольку эти предприятия не являются лицами, перемещающими товары, или таможенными брокерами. Декларант на основе договора, о котором упоминается в Письме ГТК РФ от 03.11.94 N 1-13/12463, не предусмотрен таможенным законодательством РФ как субъект таможенных правоотношений, а, следовательно, такие организации и предприятия не могут нести и ответственность, вытекающую из таможенных правоотношений. Поэтому покупатель товаров выполняет все обязанности по их декларированию и несет в полном объеме ответственность.
Судно, направленное на ремонт в иностранный порт, является товаром в смысле статьи 18 Таможенного кодекса РФ, и в связи с этим подлежит декларированию на основании статей 168, 169 Таможенного кодекса РФ.
По делу N Ф08-1355/2000-359А истец, направляя судно на ремонт в иностранный порт, не заявил таможенный режим переработки товаров вне таможенной территории, требования и условия которого определены главой 13 Таможенного кодекса РФ. Согласно пункту 1 статьи 18 Таможенного кодекса РФ судно, направленное на ремонт в иностранный порт, рассматривается в данном случае как товар, являющийся предметом контракта, поскольку оно выступало как самостоятельный предмет переработки. В соответствии со статьями 168, 169 Таможенного кодекса РФ товары, перемещаемые через таможенную границу РФ, подлежат декларированию в таможенном органе, поэтому, не задекларировав судно, истец обоснованно был привлечен к ответственности по части 1 статьи 279 Таможенного кодекса РФ. Правомерность выводов суда кассационной инстанции подтверждается Постановлением Президиум Высшего Арбитражного РФ от 14.04.98 N 751/98.
10. Вопросы применения статьи 282 Таможенного кодекса РФ.
В случае заявления недостоверных сведений, дающих основание для освобождения от таможенных платежей или занижения их размера, такие действия подлежат квалификации по статье 282 Таможенного кодекса РФ. Примером таких действий может являться указание в грузовой таможенной декларации недостоверных сведений о коде товара по товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности, таможенной стоимости, таможенном режиме, стране происхождения товаров и транспортных средств и т.п.
Привлечение к ответственности по статье 282 Таможенного кодекса РФ правомерно, если вес товара был указан без учета его первичной упаковки. По делу N Ф08-1217/2000-322А при оформлении товара в таможенном отношении истцом заявлялся вес "нетто" товара, то есть "чистый" вес, без учета его первичной упаковки. Международной Конвенцией "О гармонизированной системе описания и кодирования товаров" установлены правила классификации товара вместе с первичной упаковкой. На основании указанной Конвенции странами СНГ было принято Соглашение от 03.11.95 "О единой товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности содружества независимых государств", в статье 1 которого предусмотрено принятие договаривающимися сторонами единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности СНГ (ТН ВЭД СНГ), основанной на базе гармонизированной системы списания и кодирования товаров Всемирной таможенной организации. В соответствии со статьей 2 Закона РФ "О таможенном тарифе" таможенным тарифом является свод ставок таможенных пошлин, применяемых к товарам, перемещаемым через таможенную границу РФ и систематизированным в соответствии с товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности. Поэтому классификация чая черного и его первичной упаковки в товарной позиции определяется как единое целое — товар — чай в первичной упаковке, и объектом обложения таможенными платежами является чай вместе с неотделимой от него первичной упаковкой. Неправомерно последующее привлечение к ответственности по статье 282 Таможенного кодекса РФ, если классификацию товаров по Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности производил получатель товара и товар после таможенного оформления был выпущен таможенным органом в свободное обращение.
В классификации товаров в Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Содружества Независимых государств (ТН ВЭД СНГ) не имеется точного указания, к какому именно классификатору относится ввезенный товар, поэтому истец по делу N Ф08-883/2000-246А обосновано исходил из субъективного отнесения к тому или иному классификатору данный товар. Товар по грузовым таможенным декларациям таможенными органами первоначально был выпущен в свободное обращение и в соответствии с пунктом 2 статьи 18 Таможенного кодекса РФ стал российским товаром. Поэтому при возникновении разногласий по квалификации они должны были быть разрешены в порядке, установленном Таможенным кодексом РФ, а не привлечением к ответственности получателя товара. Так как суд пришел к выводу, что код ввезенного истцом товара соответствует международным нормам, то в действиях истца отсутствует состав правонарушения, предусмотренный статьей 282 Таможенного кодекса РФ.
В судебно-арбитражной практике возник вопрос об определении таможенной стоимости товара путем применения различных методов определения цены сделки с ввозимыми товарами. В соответствии со статьей 19 Закона РФ "О таможенном тарифе" таможенной стоимостью ввозимого на таможенную территорию РФ товара является цена сделки, фактически уплаченная или подлежащая уплате за ввозимый товар на момент пересечения им таможенной границы РФ (до порта или иного места ввоза). При определении таможенной стоимости в цену сделки включается стоимость транспортировки, комиссионные и брокерские вознаграждения. При рассмотрении дела N Ф08-1261/98 суд кассационной инстанции поддержал выводы судебных инстанций о правомерности привлечения предприятия к ответственности по статье 282 Таможенного кодекса. Поскольку в соответствии с договором в обязанности истца входила оплата продавцу стоимости автобусов и стоимости затрат (стоимость ГСМ и заработная плата водителя микроавтобуса, сопровождавшего партию товара), указанные расходы были включены сторонами в цену сделки при ее совершении и должны были учитываться при определении таможенной стоимости товара. Кроме того, в Приказе ГТК РФ от 05.01.94 N 1 "О таможенной стоимости товаров, ввозимых на территорию РФ" (Приложение N 2 к Положению, утвержденному Приказом ГТК России от 05.01.94 N 1) в пункте 2.4 содержится требование об указании расходов на комиссионные и прочие посреднические услуги (за исключением комиссионных по закупке), понесенных покупателем в том случае, если они ранее не были включены в цену сделки. Судом с учетом исследования содержания договора "на выполнение маркетинговых услуг" и фактического его исполнения сделан правильный вывод о его посредническом характере и фактическом выделении сумм из договоров купли-продажи, что привело к недоплате таможенных платежей в федеральный бюджет. Статья 19 Закона РФ "О таможенном тарифе" также предусматривает, что метод определения таможенной стоимости по цене сделки с ввозимыми товарами не может быть использован для определения таможенной стоимости товара, если продажа и цена сделки зависят от соблюдения условий, влияние которых не может быть учтено. Поскольку сведения, заявленные о таможенной стоимости товара истцом-декларантом, не подтверждены документально либо не являются количественно определенными и достоверными, таможенный орган обоснованно применил резервный метод определения таможенной стоимости, исходя из цен на момент ввоза на таможенную территорию Российской Федерации (дело N Ф08-2115/99-571А). Навигационное оборудование, установленное на арендованном иностранной компанией российском судне, переоформленном в таможенном режиме "реимпорт" является товаром и подлежит декларированию. По делу N 1589/2000 основанием для привлечения к ответственности явилось указание истцом таможенной стоимости теплохода при оформлении реимпорта без учета ввоза навигационного оборудования, которое не являлось составной частью судна и подлежало как товар, имеющий свою стоимость, обязательному декларированию. Установка на судне навигационного оборудования иностранной компанией, арендовавшей это судно, не освобождает российского владельца судна при таможенном оформлении его в режиме реимпорта от обязанности по декларированию данного оборудования и уплате таможенных платежей, поскольку декларантом согласно таможенному законодательству, является только российское лицо и таможенные платежи за ввезенное оборудование должны быть уплачены независимо от того, что стоимость судна осталась неизменной и теплоход был переоформлен в таможенном режиме "реимпорт". Потому истец правомерно привлечен таможенным органом к ответственности по статье 282 Таможенного кодекса РФ.
11. Споры, связанные с возмещением убытков.
В большинстве случаев иски о возмещении убытков, причиненных неправомерными действиями таможенных органов, связаны с определением стоимости конфискованного и проданного товара. Согласно статье 393 Гражданского кодекса РФ при определении размера убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора либо в день предъявления иска или вынесения решения. При отсутствии информации компетентных органов (территориального подразделения Госкомстата России, Торгово-промышленной палаты субъектов РФ) о цене товара его оценка должна быть произведена на основании заключения эксперта (статья 326 Таможенного кодекса РФ). Поэтому поручать проведение экспертизы сотрудникам отделов таможенной стоимости и валютного контроля, а также отделов по работе с конфискатами и взиманию штрафов (что распространено в ряде таможенных органов) неправомерно.
По делу N Ф08-2901/99-837А рыночная стоимость конфискованного товара соответствовала цене иска и определялась в соответствии с экспертным заключением экспертно-консультационного бюро города Таганрога, так как орган статистики не располагал информацией о цене на смолу ПВХ марки 5868 ПЖ, в связи с тем, что она не входила в перечень наблюдаемых товаров. Ссылки таможни на экспертное заключение Северо-Кавказской таможенной лаборатории не могли быть приняты судом во внимание, поскольку позиция таможенного органа, полагающего, что убытки должны определяться по той цене, по которой товар был фактически реализован, противоречила нормам материального права о возмещении убытков и не обеспечивала стороне, обратившейся за защитой нарушенного права, восстановление этого права в полном объеме.
Взыскание с таможенных органов, не имеющих договорных отношений с железной дорогой, убытков, исходя из тарифов, утвержденных железной дорогой при расчетах со своими клиентами, невозможно.
По делу N Ф08-2615/99 железнодорожные вагоны с изъятым таможней грузом были помещены на склад временного хранения, принадлежащий железной дороге, по краткой декларации. Заявляя исковые требования о взыскании убытков, связанных с хранением груза и сверхнормативным содержанием рабочего парка вагонов, железная дорога произвела расчет суммы убытков, исходя из тарифов, утвержденных железной дорогой при расчетах с клиентами железной дороги. Вместе с тем, таможня ни грузополучателем, ни грузоотправителем не являлась, договорные отношения с отделением железной дороги отсутствовали, поэтому у истца не имелось правовых оснований производства расчета убытков на основе сводной таблицы расходных ставок по Северо-Кавказской железной дороге.
Взыскание с таможенного декларанта убытков, выразившихся во взыскании с собственника товара пени за просрочку уплаты НДС, является возможным.
По делу N Ф08-382/2000-113А документальное нарушение таможенных правил при декларировании в части классификации вспомогательного оборудования по ТН ВЭД — повлекли неуплату таможенных платежей в виде НДС, в связи с чем истцу за просрочку ее уплаты в соответствии со статьей 124 Таможенного кодекса РФ была начислена пеня. Истец по требованию таможни уплатил НДС и предъявил иск к отделению Северо-Кавказской железной дороги о возмещении убытков, вызванных уплатой пени. Так как таможней было выдано свидетельство о признании станции Скачки Северо-Кавказской железной дороги в качестве декларанта, и согласно грузовым таможенным декларациям ответчик являлся декларантом, то есть лицом, представляющим и предъявляющим товар таможенным органам от собственного имени, и, следовательно, ответственным за определение кода товара по ТН ВЭД СНГ.