Суд не выяснил, имеет ли место договор цессии с одновременным изменением способа исполнения по согласию должника либо указание исполнить в пользу третьего лица также с одновременным изменением способа исполнения. Достигли ли стороны соглашения по всем существенным условиям договора, предусматривающего изменение способа исполнения. В зависимости от этого суд не оценил законность договора о дальнейшей цессии в пользу нового кредитора

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22.09.1999 N Ф08-1978/99

от 22 сентября 1999 года
Дело N Ф08-1978/99
(извлечение)

Федеральный арбитражный суд Северо — Кавказского округа при участии представителей ООО "Донснаб", в отсутствие представителей ОАО "Ростсельмаш" и ООО "Заря", надлежаще извещенных о месте и времени судебного заседания, рассмотрев кассационную жалобу ОАО "Ростсельмаш" на решение от 11.05.99 и постановление апелляционной инстанции от 22.07.99 Арбитражного суда Ростовской области по делу N А53-3391/99-С4-11, установил следующее.
ООО "Донснаб" (г. Ростов — на — Дону) обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с иском к ОАО "Ростсельмаш" (г. Ростов — на — Дону) о взыскании 874912 рублей 66 копеек, в том числе 473702 рублей 87 копеек основного долга, 318262 рублей 29 копеек инфляционной суммы, 62947 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами.
До вынесения решения по делу истец в порядке статьи 37 Арбитражного процессуального кодекса РФ изменил исковые требования, увеличив взыскиваемую сумму до 1365635920155 рублей 60 копеек.
В качестве третьего лица к участию в деле привлечено ООО "Заря".
Решением от 11.05.99 иск удовлетворен частично на сумму 838597 рублей 73 копейки, в том числе 485982 рубля 38 копеек неосновательного обогащения и 352615 рублей 35 копеек процентов. Суд мотивировал решение тем, что истец получил от первоначального кредитора — ООО "Заря" — право требования долга с ответчика. Данный долг должен был погашаться поставкой продукции. Поскольку договор поставки не заключен, ответчик неосновательно пользовался денежными средствами истца, на которые начислены проценты в размере, предусмотренном статьей 395 Гражданского кодекса РФ.
Постановлением апелляционной инстанции от 22.07.99 решение оставлено без изменения.
В кассационной жалобе ОАО "Ростсельмаш" указало на неправильное применение судами обеих инстанций норм материального права, считая, что договор цессии ничтожен, поскольку первоначальный кредитор из обязательства не выбыл. Судом неправомерно применен к спорным правоотношениям институт неосновательного обогащения. ОАО "Ростсельмаш" просило отменить решение и постановление и отказать в иске.
В отзыве на жалобу ООО "Донснаб" отклонило ее доводы, указав, что, по его мнению, договор соответствует главе 24 Гражданского кодекса РФ.
ООО "Заря" в отзыве на жалобу также отклонило ее доводы, считая передачу права требования истцу соответствующей закону. ООО "Заря" направлено извещение по последнему известному суду адресу, указанному в том числе в отзыве на жалобу, которое возвратилось с отметкой почты об отсутствии адресата. При таких обстоятельствах ООО "Заря" считается надлежаще извещенным.
В судебном заседании представители ООО "Донснаб" повторили доводы, изложенные в отзыве.
Федеральный арбитражный суд Северо — Кавказского округа, рассмотрев материалы дела и выслушав представителей ООО "Донснаб", считает, что решение и постановление подлежат отмене с передачей дела на новое рассмотрение по следующим основаниям.
Суды обеих инстанций не исследовали обстоятельства, имеющие существенное значение для правильной оценки правоотношений сторон.
Как следует из материалов дела, АО "Новочеркасская ГРЭС", ОАО "Ростовэнерго", ЭС ЦЭС ОАО "Ростовэнерго", ОАО "Ростсельмаш", ООО "Заря" подписали акт зачета взаимных требований (л.д. 10, т. 1), правовой оценки которому обе судебные инстанции не дали, в то же время указав, что на основании данного акта у ООО "Заря" возникло право требования к ОАО "Ростсельмаш". Из данного вывода судов обеих инстанций следует, что акт зачета расценен ими как сделка цессии, по которой имеющееся у ЭС ЦЭС ОАО "Ростовэнерго" право требования к ОАО "Ростсельмаш" за потребленную электроэнергию передано ООО "Заря". Однако из буквального смысла содержащихся в акте слов и выражений следует, что ЭС ЦЭС ОАО "Ростовэнерго" снижает задолженность ОАО "Ростсельмаш" на 1,5 млн. рублей в результате отпуска должником (ОАО "Ростсельмаш") продукции на такую же сумму ООО "Заря", что соответствует институту договора в пользу третьего лица (статья 430 Гражданского кодекса РФ) и может означать, что первоначальный кредитор (ЭС ЦЭС ОАО "Ростовэнерго") не выбывает из обязательства. Кроме того, у ОАО "Ростсельмаш" перед ЭС ЦЭС ОАО "Ростовэнерго" было денежное обязательство, а акт зачета взаимных требований предусматривает погашение задолженности путем поставки товаров. Суд не выяснил действительную волю сторон при подписании акта зачета взаимных требований: предпринята ли попытка передачи права требования от ЭС ЦЭС ОАО "Ростовэнерго" к ООО "Заря" с одновременным изменением способа исполнения по согласию должника (намерение заключить договор новации), либо имеет место указание исполнить обязательство в пользу третьего лица с изменением способа исполнения по согласию должника (в последнем случае ЭС ЦЭС ОАО "Ростовэнерго" как кредитор не выбывает из обязательства и истцу право требования могло быть передано только им, но не ООО "Заря").
Институт цессии (глава 24 Гражданского кодекса РФ) предусматривает перемену лица в конкретном обязательстве, в котором определены права и обязанности сторон. В соответствии со статьей 307 Гражданского кодекса РФ в силу обязательства из договора должник обязан совершить в пользу кредитора определенное действие (в данном случае предполагалась поставка). Договор поставки на основании статьи 432 Гражданского кодекса РФ будет считаться заключенным, когда достигнуто соглашение по всем его существенным условиям. Актом зачета взаимных требований не конкретизировано, какую продукцию (ассортимент, индивидуальные признаки) и в каком количестве по каждому виду ассортимента должно поставить ОАО "Ростсельмаш". Суд не выяснил, достигнуто ли между ОАО "Ростсельмаш" и ООО "Заря" соглашение по всем существенным условиям поставки (путем обмена письмами и т.д.). При отсутствии такого соглашения о будущих поставках продукции договор в силу главы 28 Гражданского кодекса РФ может считаться заключенным только в части реально отгруженной ОАО "Ростсельмаш" и принятой ООО "Заря" продукции. В последнем случае, если обязательство по дальнейшим поставкам отсутствует в связи с отсутствием соглашения по всем его существенным условиям, перемена кредитора (ООО "Заря" на ООО "Донснаб") в несуществующем обязательстве ничтожна.
Если судом будет установлено, что ЭС ЦЭС ОАО "Ростовэнерго" передало ООО "Заря" право требования к ответчику на сумму 1500000 рублей, а последнее до заключения договора уступки права требования от 19.02.99 N 19/02 достигло соглашения с ОАО "Ростсельмаш" по всем существенным условиям поставки, необходимо проверить соответствие договора от 19.02.99 N 19/02 закону.
Суды обеих инстанций посчитали договор от 19.02.99 N 19/02 возмездным договором цессии. В материалах дела имеются копии двух вариантов договора. На л.д. 9, т. 1 в договоре отсутствует пункт 2.7, который имеется в договоре на л.д. 41, т. 3. Суду следует устранить это противоречие и выяснить, какой договор действует. В случае действия первого договора суду необходимо установить, предусмотрели ли стороны отдельным соглашением возмездность сделки, иначе она ничтожна в силу статьи 575 Гражданского кодекса РФ как дарение между коммерческими организациями. Во втором случае из содержания пункта 2.7 договора видно, что ООО "Заря" не выбывает из обязательства, поскольку ООО "Донснаб" после получения от ОАО "Ростсельмаш" продукции обязано перечислить ООО "Заря" основной долг в размере 493702 рубля 87 копеек, то есть выполнение обязанности ООО "Донснаб" оплатить предоставленное право напрямую зависит от выполнения обязательств ОАО "Ростсельмаш". В таком случае договор не является цессией. Несмотря на ссылку в пункте 2.3 на обязанность ООО "Заря" выдать ООО "Донснаб" доверенность на осуществление права требования, договор не является и договором поручения либо агентским договором, поскольку не соответствует главам 49, 52 Гражданского кодекса РФ. В связи с этим суду следует выяснить волю сторон при его заключении и в зависимости от установленного сделать вывод о его правовой природе и его действительности. Судами обеих инстанций неправомерно применен институт неосновательного обогащения, поскольку спорные отношения сложились в связи с неуплатой ответчиком задолженности по договору (энергоснабжения), но не в связи с неосновательным обогащением. Поскольку кассационная инстанция проверяет законность судебных актов и не вправе устанавливать фактические обстоятельства, от которых зависит правильная правовая оценка сложившихся между сторонами отношений, дело следует передать на новое рассмотрение. При новом рассмотрении суду необходимо выяснить, передало ли ЭС ЦЭС ОАО "Ростовэнерго" право требования ООО "Заря", либо имеет место указание исполнить в пользу третьего лица, достигнуто ли между ООО "Заря" и ОАО "Ростсельмаш" соглашение по всем существенным условиям поставки до заключения между ООО "Заря" и ООО "Донснаб" договора от 19.02.99 N 19/02, уточнить содержание последнего договора, в том числе установить действительную волю сторон при его заключении для выяснения его правовой природы, установить, является ли он возмездным и выбыло ли ООО "Заря" из обязательства.
Руководствуясь статьями 162, 174 — 177 Арбитражного процессуального кодекса РФ, Федеральный арбитражный суд Северо — Кавказского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение от 11.05.99 и постановление апелляционной инстанции от 22.07.99 Арбитражного суда Ростовской области по делу N А53-3391/99-С4-11 отменить и передать дело на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда.
Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и обжалованию не подлежит.