Требование: О взыскании с заказчика неосновательного обогащения в виде разницы между неустойкой, начисленной по государственному контракту на поставку оборудования, и суммой, выплаченной заказчику посредством банковской гарантии

Обстоятельства: Поставщик указал, что сумма, выплаченная по гарантии и списанная гарантом со счета поставщика, превысила сумму неустойки за просрочку поставки товара.
Решение: Требование удовлетворено, поскольку наличие переплаты подтверждено, оснований для удержания заказчиком спорной суммы не имеется с учетом отсутствия иных претензий к поставщику.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 14.11.2016 N Ф09-9725/16 по делу N А76-2668/2016

Дело N А76-2668/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 08 ноября 2016 г.
Постановление изготовлено в полном объеме 14 ноября 2016 г.
Арбитражный суд Уральского округа в составе:
председательствующего Черкасской Г.Н.,
судей Васильченко Н.С., Гайдука А.А.
рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу федерального государственного бюджетного учреждения здравоохранения "Медико-санитарная часть N 72 Федерального медико-биологического агентства" (далее — учреждение МСЧ N 72 ФМБА) на решение Арбитражного суда Челябинской области от 13.05.2016 по делу N А76-2668/2016 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2016 по тому же делу.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.
В судебном заседании приняли участие представители:
учреждения МСЧ N 72 ФМБА — Соколова М.В. (доверенность от 22.09.2016);
общества с ограниченной ответственностью "Анком-Мед" — Горшков А.Г. (доверенность от 18.02.2016 N 18/02/2016-1).

Общество "Анком-Мед" обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с исковым заявлением к учреждению МСЧ N 72 ФМБА о взыскании 348 609 руб. 42 коп. неосновательного обогащения (с учетом заявленного в последующем отказа от исковых требований о взыскании 1 559 руб. 45 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами). Частичный отказ от иска принят судом на основании п. 2 ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Решением суда от 13.05.2016 (судья Попова Т.В.) исковые требования удовлетворены: с учреждения МСЧ N 72 ФМБА в пользу общества "Анком Мед" взыскано 348 609 руб. 42 коп. неосновательного обогащения, а также 9 972 руб. в возмещение расходов по уплате государственной пошлины.
Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2016 (судьи Малышев М.Б., Арямов А.А., Плаксина Н.Г.) решение суда оставлено без изменения.
В кассационной жалобе учреждение МСЧ N 72 ФМБА просит указанные судебные акты отменить, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований, ссылаясь на нарушение норм материального права, неполное выяснение судами первой и апелляционной инстанций обстоятельств, имеющих значение для дела.
Учреждение МСЧ N 72 ФМБА полагает, что получение им гарантийной суммы от общества с ограниченной ответственностью Коммерческий банк "Вега-банк" (далее — банк) не может считаться неосновательным обогащением и сумма гарантии возврату не подлежит, поскольку получена ответчиком вследствие ненадлежащего исполнения обществом "Анком-Мед" своих обязательств по контракту от 18.05.2015 N 036910004071500059-0001924-01 (далее — контракт).
Заявитель жалобы не согласен с позицией судов, которая сводится к тому, что требование, на основании которого была исполнена банковская гарантия, предъявлено учреждением МСЧ N 72 ФМБА в связи с нарушением обществом "Анком-Мед" предусмотренного контрактом срока поставки товара, то есть по своей сути связано с начислением договорной неустойки.
Учреждение МСЧ N 72 ФМБА указывает, что ни законодательством Российской Федерации, ни контрактом, заключенным между истцом и ответчиком, ни банковской гарантией не предусмотрено, что расчет суммы, включаемой в требование по банковской гарантии, является расчетом неустойки по контракту. По мнению заявителя, суды первой и апелляционной инстанций ошибочно трактуют сумму, выплаченную по банковской гарантии как неустойку, поскольку обязанность банка выплатить указанную сумму предусмотрена условиями банковской гарантии на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства по контракту. В связи с тем, что ненадлежащее исполнение обязательств подтверждено материалами дела, условие для выплаты суммы гарантии наступило.

Законность обжалуемых судебных актов проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном ст. 274, 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Как установлено судами и следует из материалов дела, между обществом "Анком-Мед" (поставщиком) и учреждением МСЧ N 72 ФМБА (заказчиком) 18.05.2015 был заключен контракт, в соответствии с которым поставщик принял на себя обязательства по поставке оборудования (аппарат роботизированный для механотерапии верхних конечностей Flsiotek HP2 RIMEC s.r.l., Италия) в срок не позднее 30.06.2015, а заказчик принял на себя обязательства принять и оплатить поставленные товарно-материальные ценности.
Цена контракта согласована сторонами сделки в размере 1 668 145,04 руб.
Поставка указанных товарно-материальных ценностей была осуществлена истцом ответчику 07.08.2015, то есть с просрочкой на 38 дней, что сторонами не отрицается; при этом каких-либо претензий по качеству и комплектности поставленных товарно-материальных ценностей со стороны учреждения к поставщику не имеется.
В качестве обеспечения исполнения обязательств по контракту, истцом была представлена банковская гарантия от 13.05.2015 N БГ-15/065 на сумму 505 498,50 руб., по условиям которой банк (гарант) принял на себя обязательства уплатить бенефициару по его письменному требованию в случае ненадлежащего исполнения или неисполнения принципалом своих обязательств по контракту любую сумму в пределах 505 498,50 руб.
В связи с нарушением обществом "Анком-Мед" срока поставки товара, предусмотренного контрактом, учреждение МСЧ N 72 ФМБА направило банку требование от 11.12.2015 N 05/2673 о выплате в рамках банковской гарантии суммы 505 498,50 руб.
На основании указанного требования банк исполнил принятые на себя по банковской гарантии обязательства и выплатил учреждению МСЧ N 72 ФМБА денежные средства в размере 505 498 руб. 50 коп. (платежное поручение от 25.12.2015 N 07704), а также произвел бесспорное списание соответствующей суммы с расчетного счета истца (платежное требование от 25.12.2015 N 00032).
Ответчиком в Единой информационной системе в сфере госзакупок 31.08.2015 была размещена информация о начисленных неустойках по контракту в сумме 52 212 руб. 94 коп. и о завершении исполнения контракта.
Полагая, что разница между неустойкой, начисленной за просрочку поставки товара — 156 889 руб. 08 коп., и суммой, выплаченной ответчику посредством банковской гарантии — 505 498 руб. 50 коп., является неосновательным обогащением ответчика и подлежит возврату истцу как излишне уплаченная, общество "Анком-Мед" в целях досудебного урегулирования спора направило в адрес ответчика претензию от 29.12.2015 с предложением вернуть сумму неосновательного обогащения 348 609 руб. 42 коп. Поскольку претензия осталась без удовлетворения, истец обратился в суд с рассматриваемым иском.
Суды первой и апелляционной инстанции, признав сумму взысканной банковской гарантии за нарушение сроков поставки товара по контракту, превышающую сумму неустойки, неосновательным обогащением, удовлетворили исковые требования о взыскании 348 609 руб. 42 коп.
Выводы судов соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и действующему законодательству.
На основании пункта 1 статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.
В силу ч. 3 ст. 96 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее — Закон о контрактной системе, Закон N 44-ФЗ) исполнение контракта может обеспечиваться предоставлением банковской гарантии, выданной банком и соответствующей требованиям ст. 45 названного Федерального закона, или внесением денежных средств на указанный заказчиком счет, на котором в соответствии с законодательством Российской Федерации учитываются операции со средствами, поступающими заказчику. Способ обеспечения исполнения контракта определяется участником закупки, с которым заключается контракт, самостоятельно. Срок действия банковской гарантии должен превышать срок действия контракта не менее чем на один месяц.
По смыслу ст. 368, 369 и 374 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство гаранта по банковской гарантии состоит в выплате определенной суммы по предъявлении бенефициаром письменного требования о платеже и других документов, указанных в гарантии, которые по своим внешним признакам соответствуют условиям гарантии.
При этом согласно ст. 370 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана, даже если в гарантии содержится ссылка на это обязательство. Независимость гарантии обеспечивается наличием специальных (и при этом исчерпывающих) оснований для отказа гаранта в удовлетворении требования бенефициара, которые никак не связаны с основным обязательством (п. 1 ст. 376 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Сам институт банковской гарантии направлен на обеспечение бенефициару возможности получить исполнение максимально быстро, не опасаясь возражений принципала-должника, в тех случаях, когда кредитор (бенефициар) полагает, что срок исполнения обязательства либо иные обстоятельства, на случай наступления которых выдано обеспечение, наступили.
Банк не вправе оспаривать отношения заказчика и поставщика по контракту, в том числе ссылаться на отсутствие у истца права требовать исполнения банком обязательств по банковской гарантии.
Между тем, несмотря на независимый характер банковской гарантии, выданной в обеспечение основного обязательства, она, как и другие способы обеспечения исполнения обязательств, носит акцессорный характер, и призвана обеспечить исполнение основного обязательства. При этом, исходя из смысла ст. 329 и главы 23 Гражданского кодекса Российской Федерации, обеспечение осуществляется лишь в отношении неисполненного должником обязательства.
Следовательно, независимость гарантии не является абсолютной, предел ее независимости лежит в плоскости экономической и правовой природы банковской гарантии, которая выражается в наличии предмета обеспечения.
Таким образом, гарантия выдается не для получения кредитором ничем не обусловленного права требования, но для компенсации на случай неисполнения должника.
Иное влечет неосновательное обогащение кредитора, поскольку не соответствует обоснованному получению выгоды и противоречит принципу справедливости.
Исследовав и оценив в соответствии с требованиями ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства, в частности государственный контракт от 18.05.2015, условия банковской гарантии от 13.05.2015 N БГ-15/065, суды, приняв во внимание факт нарушения истцом сроков поставки товара по контракту и перечисления денежных средств по банковской гарантии в сумме 505 498 руб. 50 коп. в счет уплаты неустойки, обоснованно пришли к выводу о том, что полученные заказчиком за счет банковской гарантии денежные средства сверх суммы неустойки (156 889 руб. 08 коп.), начисленной за неисполнение обязательства по контракту, следует считать неосновательным обогащением.
При этом судами учитывалось, что банковская гарантия является одним из видов обеспечения исполнения обязательства, так же как и предусмотренная контрактом неустойка, при этом, установив, что период нарушения срока исполнения контракта поставщиком составил 38 дней, в связи с чем заказчиком получено возмещение от банка в размере неустойки, пришли к выводу, что сумма, превышающая размер неустойки в составе всей суммы выплаченной банковской гарантии необоснованно удерживается заказчиком.
Суды исходили из того, что удовлетворив регрессное требование банка, истец как принципал выплатил сумму большую, чем надлежало уплатить в счет исполнения обязанности по уплате неустойки по контракту.
Статьей 1102 Гражданского кодекса предусмотрено, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 названного Кодекса.
В силу п. 2 ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации правила, предусмотренные названной главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.
При этом основания возникновения неосновательного обогащения могут быть различными. Согласно п. 3 ст. 1103 Гражданского кодекса Российской Федерации, правила о неосновательном обогащении применяются также к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с эти обязательством.
Списание по требованию кредитора денежных сумм со счета должника в счет обеспечения исполнения обязательства (в частности неустойки) не лишает его права ставить вопрос о возврате излишне уплаченного (ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрена обязанность каждого лица, участвующего в деле, доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
Судами установлено, что требование, на основании которого была исполнена банковская гарантия, было предъявлено учреждением МСЧ N 72 ФМБА в связи с нарушением обществом "Анком-Мед" предусмотренного контрактом срока поставки товара, то есть по своей сути связано с начислением договорной неустойки.
Как верно указал суд первой инстанции, банковской гарантией установлен лишь предельный размер суммы, подлежащей выплате бенефициару — 505 498,50 руб., при этом ни банковская гарантия, ни контракт не предусматривают каких-либо самостоятельных условий выплаты ответчику всей суммы банковской гарантии: выплата производится на сумму обязательств истца перед ответчиком в установленных банковской гарантией пределах; банковская гарантия специально оговаривает, что в установленных пределах может последовать как одна выплата, так и несколько.
При таких обстоятельствах суды, оценив условия соглашений и обстоятельства исполнения контракта и банковской гарантии, установив неосновательность удержания суммы обеспечения 348 609 руб. 42 коп. после исполнения контракта и уплаты неустойки в отсутствие каких-либо претензий к поставщику со стороны заказчика, правомерно удовлетворили исковые требования общества "Анком-Мед" о взыскании с учреждения МСЧ N 72 ФМБА неосновательного обогащения.
Оценка доказательственной базы и установление на ее основании фактических обстоятельств дела — прерогатива судов первой и апелляционной инстанций. В рамках настоящего дела суды выполнили данные процессуальные действия в соответствии с нормами действующего процессуального законодательства.
Суд кассационной инстанции не вправе переоценить выводы судебных инстанций, основанные на представленных в материалы дела доказательствах, переоценивать данные доказательства, устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанций (ст. 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.03.2013 N 13031/12).
Нарушений норм материального права, как и процессуальных нарушений, в том числе являющихся безусловными основаниями для отмены судебных актов (ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), судом кассационной инстанции не установлено.
С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба — без удовлетворения.
Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Челябинской области от 13.05.2016 по делу N А76-2668/2016 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2016 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу федерального государственного бюджетного учреждения здравоохранения "Медико-санитарная часть N 72 Федерального медико-биологического агентства" — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий Г.Н.ЧЕРКАССКАЯ

Судьи Н.С.ВАСИЛЬЧЕНКО А.А.ГАЙДУК