Требование: О признании ничтожным договора купли-продажи земельного участка, применении последствий недействительности, обязании возвратить участок в собственность РФ

Обстоятельства: Орган исполнительной власти субъекта РФ указал, что участок относится к лесному фонду и является частью принадлежащего РФ участка, орган местного самоуправления не имел полномочий на заключение договора.
Решение: В удовлетворении требования отказано, так как участок к землям лесного фонда не относится, он был переведен в состав иных земель согласно действовавшему на тот момент законодательству, передан покупателю на законных основаниях, участок не входит в состав принадлежащего РФ участка, кроме того, пропущен срок исковой давности.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 10.11.2016 N Ф09-9579/16 по делу N А07-28287/2015

Дело N А07-28287/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 02 ноября 2016 г.
Постановление изготовлено в полном объеме 10 ноября 2016 г.
Арбитражный суд Уральского округа в составе:
председательствующего Рябовой С.Э.,
судей Семеновой З.Г., Татариновой И.А.
рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Министерства лесного хозяйства Республики Башкортостан (далее — Министерство) на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 26.04.2016 по делу N А07-28287/2015 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.07.2016 по тому же делу.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.
В судебном заседании приняли участие представители:
Министерства — Арсланов А.А. (доверенность от 11.01.2016 N 31);
открытого акционерного общества "Уфимский хлопчатобумажный комбинат" — Легашова И.В. (доверенность от 24.10.2016 N 66).

Министерство обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с исковым заявлением к Администрации муниципального района Уфимский район Республики Башкортостан (далее — Администрация Уфимского района), открытому акционерному обществу "Уфимский хлопчатобумажный комбинат" (далее — общество "Уфимский хлопчатобумажный комбинат"), Комитету по управлению собственностью Министерства земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан по Уфимскому району (далее — Комитет по управлению собственностью) о признании недействительным (ничтожным) договора купли-продажи от 11.06.2008 N 177-чес земельного участка с кадастровым номером 02:47:150301:6 площадью 29 800 кв. м (далее — спорный земельный участок), заключенного между обществом "Уфимский хлопчатобумажный комбинат" и Комитетом по управлению собственностью и применении последствий недействительности ничтожной сделки в виде отмены государственной регистрации права собственности общества "Уфимский хлопчатобумажный комбинат" на спорный земельный участок, обязании общества "Уфимский хлопчатобумажный комбинат" возвратить указанный земельный участок в собственность Российской Федерации (с учетом уточнения исковых требований, принятого судом в порядке, установленном ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
На основании ст. 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственной собственностью в Республике Башкортостан, Федеральное государственное бюджетное учреждение "Федеральная кадастровая палата Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии" в лице филиала по Республике Башкортостан, Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Башкортостан, общество с ограниченной ответственностью "Башкирское аграрное финансирование".
Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 25.04.2016 (судья Кузнецов Д.П.) в удовлетворении исковых требований отказано.
Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.07.2016 (судьи Богдановская Г.Н., Карпачева М.И., Суспицина Л.А.) решение суда оставлено без изменения.
В кассационной жалобе Министерство просит указанные судебные акты отменить и принять по делу новый судебный акт, ссылаясь на неправильное применение норм материального права, нарушение норм процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам. Как считает заявитель, суды пришли к ошибочному выводу о том, что спорный земельный участок не относится к землям лесного фонда, необоснованно отклонив в качестве доказательств, представленные истцом материалы лесоустройства, в том числе таксационное описание от 01.01.1997 Демского участкового лесничества. Судами не дано оценки тому обстоятельству, что согласно п. 6 ст. 47 Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" спорный земельный участок является федеральной собственностью как ранее учтенный участок лесного фонда. Заявитель полагает, что вывод судов об исключении спорного участка из состава земель лесного фонда не основан на материалах дела. Кроме того, Министерство считает, что суды пришли к необоснованному выводу о пропуске истцом срока исковой давности, поскольку надлежащих доказательств, подтверждающих, что Министерство было извещено либо должно было знать о совершении оспариваемой сделки, в материалы дела не представлено. О факте отчуждения спорного участка обществу "Уфимский хлопчатобумажный комбинат" истцу стало известно 21.09.2015 при получении выписки из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — ЕГРП). По его мнению, суд первой инстанции также необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства общества с ограниченной ответственностью "Башкирское аграрное финансирование" о проведении судебной лесоустроительной экспертизы, судом апелляционной инстанции аналогичному доводу апелляционной жалобы оценки не дано.
В отзыве на кассационную жалобу общество "Уфимский хлопчатобумажный комбинат" просит оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в порядке, предусмотренном ст. 274, 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе.
При рассмотрении спора судами установлено, что за Российской Федерацией было зарегистрировано право собственности на земельный участок, занятый объектами лесхоза, общей площадью 49 510 000 кв. м, с кадастровым номером 02:47:00 00 00:0154, расположенный по адресу: Республика Башкортостан, Уфимский район (свидетельство о государственной регистрации права серии 02 АА N 303049 от 20.08.2004).
Согласно свидетельству о государственной регистрации права серии 04АД 847949 за Российской Федерацией 22.11.2013 зарегистрировано право собственности на земельный участок, категория земель: земли лесного фонда, разрешенное пользование: под Уфимский лесхоз, общая площадь 46 284 536 кв. м, кадастровый номер 02:47:000000:381, адрес (местонахождение) объекта: местоположение установлено относительно ориентира, расположенного в границах земельного участка. Почтовый адрес ориентира: Республика Башкортостан, Уфимский район.
Решением исполкома Уфимского районного Совета народных депутатов Башкирской АССР от 26.04.1983 N 229 об отводе земельного участка Уфимскому хлопчатобумажному комбинату под расширение пионерского лагеря решено просить Совет Министров Башкирской АССР произвести изъятие 3,96 га земли, в том числе из землепользования Уршакского лесничества Бельского ПЛХО 3,46 га лесов и колхоза им. Калинина 0,5 га пастбищ и отвод указанной площади Уфимскому хлопчатобумажному комбинату для реконструкции существующего пионерского лагеря с вырубкой леса.
Распоряжением Совета Министров РСФСР от 07.03.1984 N 274-р приняты предложения, в том числе Совета Министров Башкирской АССР, об изъятии в установленном порядке земельных участков и предоставлении предприятиям и организациям согласно приложению.
В соответствии с Приложением к распоряжению Совета Министров РСФСР от 07.03.1984 N 274-р у Бельского ПЛХО изымается и отводится в пользу Уфимского хлопчатобумажного комбината земельный участок, площадью 3,5 га для расширения пионерского лагеря с правом вырубки леса под сооружения, а также изымается у колхоза им. Калинина 0,5 га.
Постановлением Администрации Уфимского района от 12.04.1993 N 180 за пионерским лагерем "Буревестник" Уфимского ХБК закреплен земельный участок по фактическому использованию общей площадью 2,98 га; на баланс Уфимского лесхоза передан земельный участок площадью 1,02 га, не занятый пионерским лагерем, отведенный распоряжением Совета Министров РСФСР от 07.03.1984 N 274-р; Комитету по земельной реформе и земельным ресурсам Уфимского района поручено внести изменения в государственный учет земли и выдать Уфимскому ХБК государственный акт на право пользования землей.
Согласно государственному Акту N РБ-47-003, выданному на основании решения Администрации Уфимского района Республики Башкортостан от 12.04.1993 N 180 Уфимскому хлопчатобумажному комбинату предоставлено в постоянное пользование 2,98 га земель под пионерский лагерь. Из экспликации к государственному Акту N РБ-47-003 следует, что Уфимскому хлопчатобумажному комбинату предоставлено в постоянное пользование 2,98 га с видом пользования "другие земли". В чертеже границ земель к государственному Акту N РБ-47-003 имеется описание смежных границ земельного участка, предоставляемого в постоянное пользование, среди которых — земли пионерских лагерей "Гидравлика", "Восток", "Ракета", земли АКХ "Зубово" Уфимского района.
Постановлением Главы муниципального образования Чесноковский сельсовет Уфимского района Республики Башкортостан от 06.12.2004 N 145 прекращено право постоянного (бессрочного) пользования Уфимского хлопчатобумажного комбината на земельный участок, площадью 2,98 га, указанный земельный участок предоставлен обществу "Уфимский хлопчатобумажный комбинат" в аренду на 49 лет под пионерский лагерь "Буревестник".
Названный земельный участок 14.12.2004 поставлен на кадастровый учет с присвоением ему N 02:47:150301:6; участок отнесен к категории земель особо охраняемых территорий и объектов и разрешенным использованием под пионерский лагерь "Буревестник".
На основании постановления Главы муниципального образования Чесноковский сельсовет Уфимского района Республики Башкортостан от 06.12.2004 N 145 между Уфимским районным комитетом по управлению собственностью и обществом "Уфимский хлопчатобумажный комбинат" 18.04.2005 заключен договор аренды N 179-чес земельного участка с кадастровым N 02:47:150301:6, находящегося по адресу: Республика Башкортостан, Уфимский район, МО Чесноковский сельсовет, в районе с. Чесноковка под пионерский лагерь "Буревестник", общей площадью 29 800 кв. м.
На основании постановления Главы администрации муниципального района Уфимский район от 04.06.2008 N 750 между Комитетом и обществом "Уфимский хлопчатобумажный комбинат" заключен договор купли-продажи находящегося в государственной собственности спорного земельного участка от 11.06.2008 N 177-чес из земель особо охраняемых территорий и объектов для использования в целях эксплуатации пионерского лагеря "Буревестник".
Право собственности общества "Уфимский хлопчатобумажный комбинат" на указанный земельный участок зарегистрировано, что подтверждено выпиской из ЕГРП от 21.09.2015 N 02-0-1-281/4005/2015-318.
Ссылаясь на то, что договор купли-продажи от 11.06.2008 N 177-чес является недействительной (ничтожной) сделкой в силу распоряжения землями лесного фонда неуполномоченным лицом, поскольку спорный земельный участок является частью земельного участка с кадастровым номером 02:47:000000:381, принадлежащего на праве собственности Российской Федерации, Министерство обратилось в суд с рассматриваемым иском.
Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что спорный земельный участок изъят из земель лесного фонда и отнесен к землям особо охраняемых территорий и объектов, передан в собственность общества "Уфимский хлопчатобумажный комбинат" на законных основаниях, уполномоченным в силу п. 2 ст. 3 Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" публичным органом. В связи с чем, установив, что надлежащих доказательств принадлежности спорного участка к землям лесного фонда не представлено, спорный земельный участок не входит в состав принадлежащего Российской Федерации на праве собственности земельного участка с кадастровым номером 02:47:000000:381, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для признания оспариваемого договора недействительной (ничтожной) сделкой. Кроме того суды пришли к выводу о пропуске истцом срока исковой давности по заявленным исковым требованиям.
Рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе, изучив материалы дела и проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, суд кассационной инстанции полагает, что оснований для отмены судебных актов не имеется.
В силу ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее в редакции, действовавшей на момент совершения оспариваемой сделки) сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
Согласно п. 1 ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации исключительным право владения, пользования и распоряжения вещью обладает собственник.
В соответствии с п. 1 и п. 3 ст. 212 Гражданского кодекса Российской Федерации в Российской Федерации признаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Особенности приобретения и прекращения права собственности на имущество, владения, пользования и распоряжения им в зависимости от того, находится имущество в собственности гражданина или юридического лица, в собственности Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования, могут устанавливаться лишь законом.
Судами установлено и следует из материалов дела, что основанием для обращения Министерства в суд с требованием о признании договора купли-продажи спорного земельного участка от 11.06.2008 N 177-чес недействительной (ничтожной) сделкой послужило то обстоятельство, что, по мнению истца, спорный участок является частью земель лесного фонда, находящихся в федеральной собственности.
Согласно ч. 3 ст. 6 Лесного кодекса Российской Федерации границы земель лесного фонда и границы земель иных категорий, на которых располагаются леса, определяются в соответствии с земельным законодательством, лесным законодательством и законодательством о градостроительной деятельности.
Согласно ст. 7 Лесного кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент спорных правоотношений) лесным участком являлся земельный участок, границы которого определяются в соответствии со ст. 67, 69, 72 Лесного кодекса Российской Федерации. Границы лесничеств и лесных участков определяются при лесоустройстве, которое в соответствии с положениями ст. 68 Лесного кодекса Российской Федерации, наряду с другими работами включает в себя, в том числе, проектирование лесничеств, лесопарков, лесных участков, таксацию лесов.
Исходя из ст. 8 Лесного кодекса Российской Федерации, лесные участки в составе земель лесного фонда находятся в федеральной собственности, а формы собственности на лесные участки в составе земель иных категорий определяются в соответствии с земельным законодательством.
В соответствии со ст. 67, 68.1, 69, 92 Лесного кодекса Российской Федерации лесоустройство проводится на землях лесного фонда, а также на землях, указанных в ч. 3 ст. 23 Лесного кодекса Российской Федерации. При проведении таких видов лесоустройства, как проектирование лесничеств и лесопарков, лесных участков осуществляется определение местоположения, границ, площади и иных характеристик лесничеств и отдельных лесных участков.
В силу п. 2 ч. 1 ст. 68 Лесного кодекса Российской Федерации лесоустройство включает в себя среди прочего проектирование эксплуатационных, защитных, резервных лесов и особо защитных участков лесов, закрепление на местности местоположения границ лесничеств и лесов.
Поскольку спорный земельный участок был изначально предоставлен Уфимскому хлопчатобумажному комбинату для строительства (расширения) пионерского лагеря в 1984 году, постольку при рассмотрении настоящего спора суды правильно руководствовались нормами Земельного кодекса РСФСР 1970 года и Лесного кодекса РСФСР 1978 года.
Согласно ст. 4 Земельного кодекса РСФСР 1970 года вся земля в РСФСР входила в состав единого государственного земельного фонда, который в соответствии с основным целевым назначением земель включал в себя среди прочего земли государственного лесного фонда, а также земли курортов, заповедников и иного несельскохозяйственного назначения.
Согласно ст. 3 Лесного кодекса РСФСР 1978 года леса состояли в исключительной собственности государства.
Согласно ст. 113 Земельного кодекса РСФСР 1970 года землями государственного лесного фонда признаются земли, покрытые лесом, а также не покрытые лесом, но предназначенные для нужд лесного хозяйства. Земли государственного лесного фонда используются предприятиями, организациями и учреждениями для нужд лесного хозяйства и лесозаготовок. Для иных нужд земли государственного лесного фонда могут использоваться, если такое использование совместимо с интересами лесного хозяйства.
В силу абз. 3 ст. 5 того же Кодекса отнесение земель к указанным категориям и перевод их из одной категории в другую производится в соответствии с перспективными планами использования единого государственного земельного фонда органами, принимающими решения о предоставлении этих земель, если иной порядок не предусмотрен законодательством Союза ССР и РСФСР.
Аналогичное понятие земель лесного фонда, а также аналогичные полномочия по переводу земель из одной категории в другую были определены Земельным кодексом РСФСР 1991 года (ст. 5 и ст. 94 названного Кодекса).
Статьей 118 Лесного кодекса РСФСР 1978 года предусматривалось, что лесоустройство включает систему государственных мероприятий, направленных на обеспечение рационального использования, повышения продуктивности, воспроизводства, охраны и защиты лесов, а также повышения культуры ведения лесного хозяйства, в частности: определение границ территорий лесохозяйственных предприятий, внутрихозяйственную организацию территорий лесохозяйственных предприятий государственных органов лесного хозяйства, а также территорий, занятых лесами, ведение лесного хозяйства в которых возложено на иные предприятия, учреждения и организации; определение лесных ресурсов, породного и возрастного состава лесов для установления расчетной лесосеки по рубкам главного пользования и размеров других видов лесных пользований, а также способов рубок; выявление участков, на которых необходимо проведение рубок ухода, санитарных рубок, рубок, связанных с реконструкцией малоценных лесных насаждений, осушения и других лесохозяйственных мероприятий; уточнение площадей, предназначенных для восстановления лесов и лесоразведения, и определение способов воспроизводства лесов; определение категорий защитности лесов и обоснование перевода лесов в случае необходимости из одной группы в другую; осуществление топографо-геодезических, лесобиологических и других обследований и изысканий, а также иных лесоустроительных действий.
Согласно ст. 37 Лесного кодекса РСФСР 1978 года допускался перевод лесных площадей в нелесные для использования их в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства, и соответствующие полномочия были отнесены к компетенции государственных органов в зависимости от категории лесов: в отношении лесов первой группы такое решение принималось постановлением Совета Министров РСФСР, а в отношении лесов второй и третьей группы — органами, определенными законодательством Союза ССР и РСФСР.
В соответствии со ст. 13 Земельного кодекса РСФСР 1970 года полномочия по распоряжению земельными участками из земель государственного лесного фонда в случаях, предусмотренных ст. 110 Кодекса (служебные земельные наделы) были предоставлены исполнительным комитетам районных Советов народных депутатов, а из земель государственного лесного фонда общей площадью до 50 гектаров в районах с лесистостью от 50 процентов и выше и до 25 гектаров — в районах с лесистостью ниже 50 процентов — исполнительным комитетам областных, краевых Советов народных депутатов, Советы Министров автономных республик. Во всех других случаях, в том числе в части земельных участков для строительства санаторно-курортных и туристско-оздоровительных учреждений в курортных местностях и зонах отдыха в соответствии с перечнем, утверждаемым Советом Министров РСФСР, и для несельскохозяйственных нужд, для использования в целях, не связанных с ведением лесного хозяйства, — земельные участки, независимо от их размеров, предоставление осуществлялось по постановлению Совета Министров РСФСР.
Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам, установленным ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе распоряжение Совета Министров РСФСР от 07.03.1984 N 274-р, на основании которого из земель лесного фонда изъят земельный участок впоследствии переданный Уфимскому хлопчатобумажному комбинату, постановление Администрации Уфимского района Республики Башкортостан от 12.04.1993 N 180, государственный акт о предоставлении земли в постоянное (бессрочное) пользование N РБ-47-003, постановление Главы муниципального образования Чесноковский сельсовет Уфимского района Республики Башкортостан от 06.12.2004 N 145 о переоформлении постоянного (бессрочного) пользования на право аренды, суды установили, что в отношении спорного земельного участка осуществлен перевод из земель лесного фонда в земли иных категорий в соответствии с действующим на тот момент законодательством. Доказательств, подтверждающих наличие допущенных при осуществлении указанной процедуры нарушений, а также того, что спорный земельный участок в соответствии с действовавшим на момент предоставления земельного участка комбинату был отнесен к категории земель лесного фонда в соответствии с решением уполномоченного органа (абз. 3 ст. 5 Земельного кодекса РСФСР 1970 года), истцом в дело не представлено.
Довод заявителя кассационной жалобы о том, что в материалах дела имеются достаточные доказательства, определяющие статус спорного участка как лесного, в том числе таксационное описание по состоянию на 01.01.1997, отклоняется судом кассационной инстанции как противоречащий установленным судами обстоятельствам.
Суды первой и апелляционной инстанции обоснованно не приняли таксационное описание как документ, которым определяются характеристики земельного участка как лесного.
В силу ст. 69.1 Лесного кодекса Российской Федерации, части VI Лесоустроительной инструкции, под таксацией лесов понимаются работы по выявлению, учету и оценке количественных и качественных характеристик лесных ресурсов. При таксации лесов, проводимой в границах лесных участков, лесничеств и лесопарков, осуществляются установление границ лесотаксационных выделов, определение преобладающих и сопутствующих древесных пород, диаметра, высоты и объема древесины, лесорастительных условий, состояния естественного возобновления древесных пород и подлеска, а также других характеристик лесных ресурсов.
Таким образом, при проведении таксации не определяются границы лесничеств либо лесных участков, материалы таксации лесов основаниями для определения и изменения соответствующих границ не являются (определение Верховного Суда Российской Федерации от 20.10.2016 N 306-КГ16-7898).
С учетом изложенного суд первой инстанции правомерно отклонил ходатайство общества с ограниченной ответственностью "Башкирское аграрное финансирование" о проведении судебной землеустроительной экспертизы, поскольку статус земельного участка в силу действующего законодательства определяется не местом его нахождения, а нормами закона, регулирующего соответствующие правоотношения. Нахождение спорного земельного участка в территориальных границах Уфимского лесхоза не свидетельствует о безусловном отнесении участка к категории лесных участков, поскольку спорный земельный участок не был отведен комбинату для нужд лесного хозяйства и лесозаготовок, а был обусловлен необходимостью расширения пионерского лагеря "Буревестник".
Как следует из ч. 1 ст. 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для назначения экспертизы является необходимость разрешения вопросов, требующих специальных познаний в какой-либо области, выходящей за пределы правовой компетенции суда. Целью привлечения эксперта является проведение исследования для получения знания о фактах, то есть тех обстоятельствах, которые имеют значение для дела и не могут быть установлены посредством иных письменных доказательств и пояснений сторон. Следовательно, учитывая содержание названной нормы права, судебная экспертиза назначается судом в случаях, когда вопросы права нельзя разрешить без оценки фактов, для установления которых требуются специальные познания.
Кроме того, предложенные третьим лицом вопросы, касаются обстоятельств, не входящих в предмет доказывания по спору о признании сделки недействительной (ничтожной).
Таким образом, установив, что доказательств того, что спорный земельный участок в соответствии с действовавшим на момент его предоставления комбинату в постоянное пользование, а также на момент заключения оспариваемого договора был отнесен к категории земель лесного фонда, истцом в дело не представлено, напротив, исходя из целевого использования земельного участка и вышеизложенных доказательств следует факт его отнесения к иным участкам, использование которых не связано с ведением лесного хозяйства, что не противоречило вышеизложенным нормам о классификации земель, суды первой и апелляционной инстанций правомерно отказали в удовлетворении исковых требований Министерства о признании недействительным (ничтожным) договора купли-продажи от 11.06.2008 N 177-чес спорного земельного участка, обоснованно указав, что оснований для возврата спорного участка в собственность Российской Федерации на основании ст. 301 Гражданского кодекса Российской Федерации также не имеется.
Довод Министерства о неправильном применении судами ст. 196, 181, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, что привело к ошибочному выводу о пропуске истцом срока исковой давности, отклоняется судом кассационной инстанции по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности составляет три года.
Срок исковой давности начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (ст. 200 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В соответствии с п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.
Поскольку Российская Федерация стороной оспариваемой сделки не является, суды правильно квалифицировали требование Министерства о возврате спорного земельного участка как виндикационное, а не реституционное. Срок давности по иску об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о том, что недвижимое имущество выбыло из его владения.
Суды, исследовав градостроительное заключение от 08.08.2007 N 161, согласно которому Отдел архитектуры и градостроительства Администрации муниципального района Уфимский район Республики Башкортостан указал на возможность предоставления земельного участка, площадью 2,98 га в собственность ответчику, приложение 2 к градостроительному заключению от 08.08.2007 N 161, которое среди прочих согласовано Министерством природопользования лесных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Башкортостан — правопредшественником истца по настоящему делу, акт от 26.09.2007 N 01-13/РК, составленной Центральным межрайонным управлением Министерства природопользования лесных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Башкортостан, которым установлено, что общество "Уфимский хлопчатобумажный комбинат" арендует земельный участок в соответствии с договором от 18.04.2005 N 179-чес, общей площадью 29 800 кв. м, который исключен из состава гослесфонда и передан п/л "Буревестник" на основании распоряжения Совета Министров РСФСР N 274-р от 07.03.1984, пришли к правильному выводу о том, что истцу было известно об изъятии спорного земельного участка из состава гослесфонда и передаче его обществу "Уфимский хлопчатобумажный комбинат" с 2007 года.
Суд кассационной инстанции полагает, что все обстоятельства имеющее существенное значение для дела судами установлены, все доказательства исследованы и оценены в соответствии с требованиями ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Оснований для иной оценки доказательств и сделанных на их основании выводов у суда кассационной инстанции не имеется (ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Нормы материального права применены судами первой и апелляционной инстанций правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены решения, постановления арбитражного суда, не выявлено.
С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба — без удовлетворения.
Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 26.04.2016 по делу N А07-28287/2015 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.07.2016 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу Министерства лесного хозяйства Республики Башкортостан — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий С.Э.РЯБОВА

Судьи З.Г.СЕМЕНОВА И.А.ТАТАРИНОВА