Требование: О взыскании с подрядчика убытков в виде расходов на устранение недостатков работ

Обстоятельства: Заказчик указал, что понес спорные расходы ввиду неустранения подрядчиком дефектов кровельного покрытия.
Решение: Требование удовлетворено в части, поскольку подрядчиком нарушена технология выполнения работ, при этом в повреждении кровли имеется и вина заказчика, который не принял мер к снижению ущерба, поручил подрядчику ремонт только части кровли, отсутствие в договоре права заказчика на самостоятельное устранение недостатков не препятствует их устранению и взысканию расходов при неисполнении подрядчиком соответствующих обязательств.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 22.08.2016 N Ф09-7969/16 по делу N А07-8579/2015

Дело N А07-8579/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 15 августа 2016 г.
Постановление изготовлено в полном объеме 22 августа 2016 г.
Арбитражный суд Уральского округа в составе:
председательствующего Шавейниковой О.Э.,
судей Рогожиной О.В., Артемьевой Н.А.
рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества ограниченной ответственностью "Строительная Компания "Горизонт" (далее — общество "СК "Горизонт", ответчик, подрядчик) на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 10.03.2016 по делу N А07-8579/2015 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2016 по тому же делу.
Представители лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа, в судебное заседание не явились.

Общество с ограниченной ответственностью "Башкирская медь" (далее — общество "Башкирская медь", истец, заказчик) обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан к обществу "СК "Горизонт" с исковым заявлением о взыскании убытков в сумме 861 612 руб. (с учетом уточнений, принятых судом в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
На основании ст. 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью "Урал-Инжиниринг" (далее — общество "Урал-Инжиниринг"), общество с ограниченной ответственностью "Велд", закрытое акционерное общество "НМТЦ Диагностика", общество с ограниченной ответственностью "Кровельные и фасадные системы-М".
Решением суда от 10.03.2016 (судья Архиереев Н.В.), с учетом дополнительного решения от 29.03.2016, исковые требования удовлетворены частично, с общества "СК "Горизонт" в пользу истца взысканы убытки в размере 430 806 руб.; в удовлетворении остальной части требований отказано. В порядке распределения судебных расходов с ответчика в пользу истца взысканы расходы по уплате государственной пошлины в размере 2 935 руб.; с истца в пользу ответчика взысканы расходы на проведение экспертизы в размере 50 000 руб.
Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2016 (судьи Мальцева Т.В., Деева Г.А., Ширяева Е.В.) решение суда оставлено без изменения.
В кассационной жалобе общество "СК "Горизонт", ссылаясь на нарушение судами норм материального права, выразившееся в неприменении закона подлежащего применению, просит указанные судебные акты отменить, принять по делу новый судебный акт, которым в удовлетворении исковых требований отказать в полном объеме. В обоснование кассационной жалобы заявитель указывает, что судами не дана оценка доводам относительно отсутствия в договоре прямого указания на возможность устранения недостатков заказчиком, представленным в дополнениях к отзыву. Общество "СК "Горизонт", отмечает, что судом апелляционной инстанции, не обосновано неприменение положений ст. 723 Гражданского кодекса Российской Федерации, которую, по мнению заявителя, следовало применить. Заявитель считает, что документы, представленные истцом в обоснование требований и принятые судами, не могут являться надлежащими, поскольку все документы, подтверждающие наличие недостатков, являются односторонними. Ссылаясь на результаты экспертизы, указывает на отсутствие вины со стороны подрядчика, при этом отмечает несоразмерность размера предъявленных требований.

Арбитражный суд кассационной инстанции, проанализировав доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела и проверив законность обжалуемых судебных актов в порядке, предусмотренном ст. 274, 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы в связи со следующим.
Как установлено судами и следует из материалов дела, 04.09.2013 между ответчиком (подрядчик) и истцом (заказчик) заключен договор подряда N 26/432-2013, согласно которому подрядчик обязался осуществить ремонт кровли главного корпуса Хайбуллинской обогатительной фабрики в соответствии с утвержденной заказчиком проектной документацией, расположенного по адресу: с. Петропавловское, Хайбуллинский район, Республика Башкортостан (п. 1.1 договора).
Гарантийный срок на строительно-монтажные работы составляет 5 лет (60 месяцев), которые устанавливаются с момента подписания сторонами акта приемки этапа выполненных работ (п. 6.2 договора).
Работы подрядчиком выполнены в полном объеме и приняты заказчиком 30.11.2013 на сумму 5 362 923 руб. 10 коп., оплачены в полном объеме.
В апреле 2014 года на кровле произошел отрыв кровельного покрытия из ПВХ-мембраны от своего основания в районе угла здания 23/Е. В связи с невыполнением своевременного ремонта кровли и продолжающимся воздействием ветровой нагрузки (задуванием под незакрепленные участки мембраны) произошло значительное увеличение площади поврежденных участков кровли — примерно до условной линии, соединяющей точки 11/Д и 24/А.
Заказчиком в соответствии с п. 17.2 договора проведена независимая экспертиза. Согласно техническому заключению общества "Урал-Инжиниринг, основной причиной повреждения кровельного покрытия 26 — 27 апреля 2014 года является ненормативное крепление ПВХ-мембран к парапетам — увеличенное расстояние между горизонтальными скрытыми полосами крепления, то есть нарушение технологии производства работ при монтаже ПВХ-мембраны.
Истец, в связи с выявленными недостатками в период гарантийного срока письмами от 05.09.2014 исх. N 2466, от 22.09.2014 исх. N 2611 обратился к подрядчику с требованием о восстановлении кровельного покрытия.
Ответчик письмом от 23.09.2014 исх. N 135, отмечая, что разрыв мембранной кровли на участке в осях 23-23 произошел не по причине дефектов или недостатков в результате работ производимых им, а также указывая, что данный ремонт не входит в гарантийные обязательства, но ввиду того, что предстоящий ремонт относительно небольшой, согласился за свой счет его произвести.
Истцом, в рамках гарантийных обязательств проведен осмотр выполненных работ по договору от 04.09.2013 N 26/432-2013, о чем составлен комиссионный акт выявленных дефектов из-за некачественно выполненных работ от 08.09.2014. Ответчик явку представителя для осмотра объекта не обеспечил.
Гарантийным письмом от 16.10.2014 исх. N 149 подрядчик подтвердил свои обязательства по устранению дефектов до 25.10.2014.
Поскольку ответчик не приступил к ремонту кровли в срок, установленный в письмах от 23.09.2014 исх. N 135 и от 16.10.2014 исх. N 149, в результате чего происходило дальнейшее разрушение кровельного покрытия, истец своими силами и за свой счет устранил выявленные дефекты, о чем предупредил ответчика. Стоимость выполнения данных работ составила 861 612 руб., что подтверждается локальным сметным расчетом от 25.11.2014, счетом-фактурой, товарными накладными).
Истец, ссылаясь на то, что он понес убытки в сумме 861 612 руб., обратился в суд с рассматриваемым исковым заявлением.
Удовлетворяя исковые требования частично, суд первой инстанции исходил из совокупности условий необходимых для наступления гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков с ответчика, а также наличия обоюдной вины сторон договора в возникновении дефектов.
Суд апелляционной инстанции, пересмотрев дело, согласился с выводами суда первой инстанции и оставил решение суда без изменения, при этом суды исходили из следующего.
Проанализировав условия договора, суды верно определили его правовую природу и нормы права, регулирующие данные отношения (гл. 37 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Согласно ст. 702 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.
Обязательства должны исполняться надлежащим образом, односторонний отказ от исполнения обязательств не допускается (ст. 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации).
В соответствии с п. 1, 2 ст. 722 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, когда законом, иным правовым актом, договором подряда или обычаями делового оборота предусмотрен для результата работы гарантийный срок, результат работы должен в течение всего гарантийного срока соответствовать условиям договора о качестве. Гарантия качества результата работы, если иное не предусмотрено договором подряда, распространяется на все, составляющее результат работы.
В соответствии с положениями ст. 721 Гражданского кодекса Российской Федерации качество выполненной подрядчиком работы должно соответствовать условиям договора подряда, а при отсутствии или неполноте условий договора требованиям, обычно предъявляемым к работам соответствующего рода.
В случаях, когда работа выполнена подрядчиком с отступлениями от договора подряда, ухудшившими результат работы, или с иными недостатками, которые делают его не пригодным для предусмотренного в договоре использования либо при отсутствии в договоре соответствующего условия непригодности для обычного использования, заказчик вправе, если иное не установлено законом или договором, по своему выбору потребовать от подрядчика: безвозмездного устранения недостатков в разумный срок; соразмерного уменьшения установленной за работу цены; возмещения своих расходов на устранение недостатков, когда право заказчика устранять их предусмотрено в договоре подряда (ст. 397). Подрядчик вправе вместо устранения недостатков, за которые он отвечает, безвозмездно выполнить работу заново с возмещением заказчику причиненных просрочкой исполнения убытков. В этом случае заказчик обязан возвратить ранее переданный ему результат работы подрядчику, если по характеру работы такой возврат возможен. (п. 1, 3 ст. 723 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (п. 2 ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Убытки являются общей мерой гражданско-правовой ответственности.
Ответственность в форме возмещения убытков имеет место тогда, когда лицо, потерпевшее от гражданского правонарушения, понесло убытки, то есть те отрицательные последствия, которые наступили в имущественной сфере потерпевшего в результате совершенного гражданского правонарушения.
Необходимыми условиями для наступления гражданско-правовой ответственности служат: факт неисполнения или ненадлежащего исполнения договорного обязательства (противоправность), наличие убытков (вреда), причинно-следственная связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением договорного обязательства и убытками, вина.
При этом обязанность доказывания факта неисполнения или ненадлежащего исполнения договорного обязательства (противоправности), наличия убытков (вреда), причинной связи между неисполнением или ненадлежащим исполнением договорного обязательства и убытками возложена законом на истца.
Согласно разъяснениям, изложенным в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (п. 2 ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. Суд также вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению. (п. 1 ст. 404 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, определяются арбитражным судом на основании требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права (ч. 2 ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
В обоснование исковых требований истцом представлены: письма от 05.09.2014 N 2466, от 22.09.2014 N 2611, от 23.09.2014 N 135, от 16.10.2014 N 149, акты выявленных дефектов из-за некачественно выполненных работ от 08.09.2014, техническое заключение общества "Урал-Инжиниринг".
Как установлено судами и следует из материалов дела, спор между сторонами возник относительно наличия вины ответчика и причинно-следственной связи между исполнением договорного обязательства последним и возникшими убытками.
В целях определения качества выполненных подрядчиком работ и стоимости устранения выявленных недостатком определением от 21.09.2015 судом по ходатайству ответчика назначена экспертиза, проведение которой поручено эксперту закрытого акционерного общества "Региональное бюро независимой экспертизы и оценки "Стандарт" — Беззубовой Елене Ивановне Перед экспертом поставлены следующие вопросы: 1) соответствует ли качество выполненных ремонтных кровельных работ по договору подряда от 04.09.2013 N 26/432-2013 качеству, предъявляемому к такому виду работ; 2) определить причины разрыва материала кровли, произошедшего в апреле 2014 г., а именно, явилось ли это причиной повреждений некачественно проведенные подрядные работы в феврале 2014 г., если будет установлена некачественность работ, либо иные причины; 3) зависит ли объем повреждений материала кровли от качества прикрепления соседних с отремонтированными в феврале 2014 г. участками кровли; 4) если зависит, то в каком состоянии находились участки кровли, соседствующие с участком кровли, отремонтированным в феврале 2014 г. в момент повреждения; 5) если они были в ненадлежащем состоянии, то каков объем повреждений кровли мог быть при надлежащем состоянии кровли; 6) какова величина затрат, необходимых для ремонта (восстановления) кровли здания с выделением участка кровли отремонтированного в феврале 2014 г. и соседних с ним участков.
Согласно представленному в материалы дела заключению работы по ремонту кровельного ковра были выполнены подрядной организацией в полном соответствии с проектом; однако проект выполнен ненадлежащим образом, а именно без учета состояния основания кровли из ОСБ-панелей и без учета того, что ОСБ панели вообще не могут быть использованы в качестве основания для данной кровли; крепление мембранной кровли к парапету было выполнено подрядной организацией с нарушением Руководства по применению в кровлях полимерного гидроизоляционного материала "Протан" на основе ПВХ, разработанным обществом с ограниченной ответственностью "Протан-Рус" и открытым акционерным обществом "ЦНИИПромизданий", а именно: "п. 18.5. Установка мембраны на парапете выше 300 мм. При монтаже "Протан" мембраны на высоких парапетах, крепление через скрытые полосы должны быть установлены на вертикальной поверхности с интервалом 400 мм"; возможны две причины разрыва кровли, а именно: отрыв кровельного ковра мог произойти на слабом участке кровли, выполненной по основанию из ОСБ панелей; поскольку сопряжение отремонтированного и неотремонтированного участка кровли выполнено внахлест и представляет собой единое целое, то в результате отрыва кровельного ковра на неотремонтированном участке вследствие высокой парусности мог произойти отрыв и отремонтированного участка кровельного покрытия; второй причиной отрыва кровельного покрытия от основания могло быть ненормативное крепление кровельного покрытия к парапету, однако, вторая причина менее вероятна, чем первая, так как в этом случае в первую очередь должен был произойти кровельный отрыв кровельного покрытия вдоль всего парапета, и только затем на прилегающем к парапету участке кровли; по представленным фотографиям видно, что парапет имеет минимальные повреждения, тогда как прилегающий к нему участок кровли имеет значительную площадь отрыва. По мнению эксперта, причина разрушения кровельного покрытия в ошибках, допущенных на этапе обследования и проектирования, которые привели к неверному определению объемов и видов работ, необходимых для выполнения ремонтных работ на данной кровле; величина затрат, необходимых для ремонта (восстановления) неотремонтированной кровли здания составляет 4 841 923 руб. 50 коп., отремонтированной — 3 189 руб. 76 коп.
Исследовав материалы дела по правилам ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе техническое заключение общества "Урал-Инжиниринг", акт совместного осмотра от 29.04.2014, протоколы технического совещания аварийного состояния отдельных участков кровли главного корпуса от 05.05.2014 N 17 и от 08.08.2014 N 18, проанализировав и оценив результаты экспертизы, признав заключение соответствующим требованиям ст. 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды учитывая, что подрядчиком при выполнении работ нарушена технология крепления мембранной кровли к парапету, пришли к выводу о ненадлежащем исполнении ответчиком договора, в связи с чем истец правомерно воспользовался правом на требование о взыскании убытков.

Учитывая, что основной причиной повреждения кровельного покрытия является ненормативное крепление ПВХ-мембраны на парапетах — увеличенное расстояние между горизонтальными скрытыми полосами крепления, допущенное подрядной организацией при производстве строительно-монтажных работ, руководствуясь положениями ч. 1 ст. 754, п. 5 ст. 755 Гражданского кодекса Российской Федерации, принимая во внимание, что в пределах гарантийного срока действует презумпция вины подрядчика в виде ответственности за недостатки (дефекты) выполненных работ, также учитывая отсутствие доказательств того, что выявленные недостатки произошли вследствие нормального износа объекта или его частей, неправильной его эксплуатации или неправильности инструкций по его эксплуатации, разработанных самим заказчиком или привлеченными им третьими лицами, ненадлежащего ремонта объекта, произведенного самим заказчиком или привлеченными им третьими лицами, принимая во внимание, что заказчик неоднократно обращался к подрядчику с требованием устранить недостатки работ, однако, последний уклонился от исполнения своей обязанности, суды пришли к выводу о наличии вины со стороны подрядчика в причинении убытков.
Между тем, принимая во внимание, что истцом поручено выполнение ремонтных работ части кровли, в то время как значительная часть мембранной кровли находилась в ненадлежащем состоянии, что способствовало увеличению ущерба, принимая во внимание, что заказчик, имея технических специалистов длительное время эксплуатируя здание, зная о ветровой нагрузке на местности не предпринял мер по снижению ущерба, при этом поручил ответчику выполнение ремонтных работ только части кровли, учитывая, что ответчик является профессионалом в проведении кровельных работ, руководствуясь положениями п. 1 ст. 404 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о том, что в повреждении кровли имеется обоюдная вина сторон договора.
Установив обоюдную вину сторон в повреждении кровли, суды пришли к выводу о необходимости удовлетворения исковых требований частично, в размере 430 806 руб.
Выводы судов основаны на правильном применении норм права, соответствуют установленным фактическим обстоятельствам дела, имеющимся в деле доказательствам.
Довод заявителя жалобы об отсутствии в договоре прямого указания на возможность устранения недостатков заказчиком подлежит отклонению ввиду следующего.
Последствия выполнения работ с недостатками установлены в ст. 723 Гражданского кодекса Российской Федерации.
На основании абз. 4 п. 1 ст. 723 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда работа выполнена подрядчиком с отступлениями от договора подряда, ухудшившими результат работы, или с иными недостатками, которые делают его не пригодным для предусмотренного в договоре использования либо при отсутствии в договоре соответствующего условия непригодности для обычного использования, заказчик вправе, если иное не установлено законом или договором, по своему выбору потребовать от подрядчика возмещения своих расходов на устранение недостатков, когда право заказчика устранять их предусмотрено в договоре подряда (статья 397 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Кроме того, из п. 3 ст. 723 Гражданского кодекса Российской Федерации, если недостатки результата работы являются существенными или неустранимыми, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков.
Таким образом, указанные нормы регулируют обязательства сторон по качеству исполнения подрядных работ и гарантируют заказчику соответствие результата его обоснованным ожиданиям как одну из целей договора подряда.
В то же время заказчик после принятия результата работ вправе рассчитывать на бесперебойное использование этого результата. Подрядчик гарантирует заказчику возможность такого использования. Недостаток качества подлежит устранению по правилам ст. 723 Гражданского кодекса Российской Федерации, в том числе предоставлением заказчику возможности отказаться от оплаты некачественных работ, либо потребовать возмещения расходов на устранение недостатков выполненных работ, либо возмещения убытков.
Содержащаяся в п. 1 ст. 723 Гражданского кодекса Российской Федерации отсылка к ст. 397 Гражданского кодекса Российской Федерации имеет тот смысл, что если в договоре закреплено такое право заказчика, он может устранить недостатки своими силами либо поручить это сделать третьему лицу за разумную цену.
Однако это не означает, что отсутствие в договоре соответствующего условия лишает заказчика (в случае игнорирования подрядчиком его требования об устранении недостатков) устранить их самостоятельно, либо путем привлечения третьих лиц, с возложением расходов на подрядчика в порядке п. 3 ст. 723 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Устранение недостатков означает выполнение подрядчиком работ ненадлежащего качества, результат которых не может быть использован по назначению, что исключает потребительскую ценность выполненных работ.
Таким образом, как в абз. 4 п. 1 ст. 723 Гражданского кодекса Российской Федерации, так и в п. 3 ст. 723 Гражданского кодекса Российской Федерации фактически речь идет о возмещении заказчику понесенных расходов и других убытков. Различие в применении указанных положений состоит в том, что в случае отсутствия в договоре условия о возможности самостоятельного устранения заказчиком недостатков, последний для правомерности требования возмещения соответствующих расходов в качестве убытков, обязан обратиться к подрядчику с требованием об устранении недостатков, и если оно останется без удовлетворения, заказчик вправе устранить недостатки собственными силами.
Наличие в договоре указанного условия предоставляет заказчику право устранить недостатки до обращения с соответствующим требованием к подрядчику.
Договором от 04.09.2013 N 26/432-2013 не предусмотрено право заказчика на самостоятельное устранение недостатков.
Вместе с тем, принимая во внимание факт извещения заказчиком подрядчика о наличии недостатков (п. 4 ст. 720 Гражданского кодекса Российской Федерации), осведомленность подрядчика об их наличии, наличие гарантийного письма на выполнение работ, а также невыполнение требования заказчика об их устранении в разумный срок, суды обоснованно пришли к выводу о наличии права заказчика на их устранение силами третьих лиц, с последующим возмещением заказчику соответствующих расходов.
Довод об отсутствии вины со стороны подрядчика был предметом тщательного исследования судов первой и апелляционной инстанции и правомерно отклонен, как опровергающийся материалами дела.
Довод заявителя жалобы о несоразмерности предъявленных требований несостоятелен; учитывая техническое заключение общества "Урал-Инжиниринг", согласно которому для устранения повреждений кровельного покрытия ремонтно-восстановительные работы произведены истцом на сумму 872 746 руб., тогда как последним заявлено требование о взыскании 861 612 руб., принимая во внимание обоюдную вину сторон договора в причинении убытков, судами правомерно взыскана сумма убытков в размере 430 806 руб.; доказательств, свидетельствующих о несоразмерности взысканной суммы, обществом "СК "Горизонт" не представлено (ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Ссылка заявителя жалобы на то, что документы, представленные истцом в обоснование требований, являться ненадлежащими судом округа не принимается, выводов судов о наличии вины и причинно-следственной связи подрядчика в причинении убытков, основанных, в том числе на результатах проведенной экспертизы, не опровергают. Фактически приведенные в кассационной жалобе доводы, не свидетельствуют о нарушении судами норм права и по существу сводятся к несогласию заявителя с оценкой судами обстоятельств дела и имеющихся в деле доказательств. Суд кассационной инстанции полагает, что все обстоятельства имеющее существенное значение для дела судами установлены, все доказательства исследованы и оценены в соответствии с требованиями ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Нормы материального права применены судами правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебных актов не выявлено.
С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба — без удовлетворения.
Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 10.03.2016 по делу N А07-8579/2015 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.05.2016 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества ограниченной ответственностью "Строительная Компания "Горизонт" — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий О.Э.ШАВЕЙНИКОВА

Судьи О.В.РОГОЖИНА Н.А.АРТЕМЬЕВА