Требование: О признании недействительным решения налогового органа

Обстоятельства: Налоговый орган начислил налог на имущество, пени, штраф ввиду неправомерного применения льгот в отношении спорных объектов.
Решение: В удовлетворении требования отказано в части, поскольку здания электроэнергетики не включены в установленный законом перечень льготируемого имущества, наружные тепловые сети относятся к источнику тепла и не предназначены для транспортировки теплоносителя, основания для применения льгот в отношении спорного имущества отсутствуют, пени и штраф не подлежат взысканию, так как налогоплательщик выполнял письменные разъяснения налогового органа, содержавшиеся в решении о возврате излишне уплаченного налога.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 08.12.2015 N Ф09-8292/15 по делу N А71-15077/2014

Дело N А71-15077/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 01 декабря 2015 г.
Постановление изготовлено в полном объеме 08 декабря 2015 г.
Арбитражный суд Уральского округа в составе:
председательствующего Ященок Т.П.,
судей Василенко С.Н., Кравцовой Е.А.
рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Удмуртской Республике (ИНН 1835059990, ОГРН 1041805001501; далее — инспекция, налоговый орган), публичного акционерного общества "Т Плюс" Филиал "Удмуртский" (далее — общество "Т Плюс", общество, налогоплательщик) на решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 21.05.2015 по делу N А71-15077/2014 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.07.2015 по тому же делу.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.
В судебном заседании приняли участие представители:
общества "Т Плюс" — Басманов Е.В. (доверенность от 10.07.2015 N 507);
инспекции — Телицина Н.А. (доверенность от 14.01.2015 N 03-14/00208), Карнаухова И.О. (доверенность от 06.10.2015 N 03-11-17369).

Открытое акционерное общество "Волжская территориальная генерирующая компания" филиал "Удмуртский" (ИНН 6315376946, ОГРН 1056315070350; далее — общество "Волжская ТГК", налогоплательщик, общество) обратилось в Арбитражный суд Удмуртской Республики к налоговому органу с заявлением о признании недействительным решения от 02.10.2014 N 958 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.
Решением суда от 21.05.2015 (судья Иютина О.В.) в удовлетворении заявленных требований отказано.
Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.07.2015 (судьи Гулякова Г.Н., Васильева Е.В., Савельева Н.М.) изменено наименование ОАО "Волжская территориальная генерирующая компания" на Публичное акционерное общество "Т Плюс". Решение суда отменено в части; решение инспекции от 02.10.2014 N 958 в части начисления пени в сумме 402 652 руб., привлечения к ответственности по п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ, Кодекс) в виде штрафа в сумме 1 560 341 руб. признано недействительным. В остальной части решение оставлено без изменения.
В кассационной жалобе налоговый орган просит постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.07.2015 отменить, решение суда от 21.05.2015 оставить в силе, ссылаясь на неправильное применение апелляционным судом норм материального права.
Инспекция считает обоснованным привлечение налогоплательщика к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, указывая на документальное подтверждение наличия у общества "Волжская ТГК" за проверяемый период недоимки по налогу на имущество.

Налоговый орган полагает, что апелляционным судом при рассмотрении данного дела неверно применены положения ст. 75 НК РФ, а также не учтены п. 8 ст. 101 НК РФ, постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2006 N 16085/05.
В отзыве на кассационную жалобу общество "Т Плюс" просит постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.07.2015 оставить без изменения, в удовлетворении кассационной жалобы инспекции отказать.
В кассационной жалобе общество "Т Плюс" просит решение суда от 21.05.2015 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.07.2015 отменить в части отказа в удовлетворении заявленных требований о признании недействительным решения инспекции от 02.10.2014 N 958 по доначислению спорного налога в сумме 7 801 704 руб., дело направить на новое рассмотрение, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права.
Общество "Т Плюс" считает необоснованным вывод суда со ссылкой на п. 6 ст. 88 НК РФ о правомерности проверки инспекции по налогу на имущество в полном объеме, а не только в той части, которая изменилась по сравнению с предыдущей налоговой декларацией.
Заявитель кассационной жалобы считает, что судом нарушены ст. 31, 32, 33 Кодекса, так как, проводя проверку уточненной налоговой декларации N 2, в части объектов, заявленных в целях льготирования по п. 11 ст. 381 НК РФ, налоговый орган фактически провел повторную проверку, посчитав, что проверка уточненной налоговой декларации N 2 должна проводиться в рамках тех сведений, которые заявлены к изменению в этой декларации.
Общество "Т Плюс" полагает, что, поскольку иные основания для проведения повторной проверки данных первичной декларации в НК РФ не предусмотрены, судом не применены положения п. 6, 7, 8.3 ст. 88 НК.
Налогоплательщик не согласен с выводом суда о соответствии действий налогового органа в части проведения экспертизы норме, предусмотренной ст. 95 НК РФ, указав при этом на нарушение порядка ее проведения, поскольку полагает, что в рассматриваемом случае не соблюден разумный срок для проведения экспертизы, в результате чего налогоплательщик лишен возможности представления эксперту своих вопросов, дачи пояснений, а также реализации иных прав, связанных с проведением экспертизы.
Заявитель кассационной жалобы, ссылаясь на п. 4 ст. 101 Кодекса, считает, что заключение экспертов не могло быть использовано налоговым органом при вынесения решения по результатам рассмотрения материалов налоговой проверки.
Общество полагает, что выводы суда о необоснованном применении налогоплательщиком льготы, предусмотренной п. 11 ст. 381 НК РФ, в отношении объектов основных средств — в отношении железнодорожных путей общего пользования, федеральных автомобильных дорог общего пользования, магистральных трубопроводов, линии электропередачи, а также сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью указанных объектов являются неправомерными, привлечение к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ, начисление пени незаконны, считая, что льгота применена правильно с учетом присвоенных основным средствам кодов ОКОФ и функционала (фактически размещенного сетевого оборудования) основных средств. По мнению налогоплательщика, судом дана оценка только инвентарным карточкам при отсутствии оценки иных доказательств (протокол осмотра, экспертное заключение, схемы, техническая документация).
Налогоплательщик полагает неправомерным вывод апелляционного суда о возможности льготирования только непосредственно линий электропередач, указав на то, что после 2004 года перечень расширен и включает в себя не только электросетевые объекты.
В отзыве на кассационную жалобу инспекция просит в удовлетворении кассационной жалобы общества "Т Плюс" отказать.

Как следует из материалов дела, основным видом деятельности общества "Т Плюс" является производство, передача и распределение электроэнергии (код ОКВЭД 40.10 в соответствии с постановлением Госстандарта России от 06.11.2001 N 454-ст), основным видом деятельности филиала "Удмуртский" является производство пара и горячей воды (тепловой энергии) тепловыми электростанциями (код ОКВЭД 40.30.11).
Инспекцией проведена камеральная проверка представленной 28.03.2014 открытым акционерным обществом "Территориальная генерирующая компания" (правопреемник — общества "Волжская ТГК") уточненной налоговой декларации N 2 по налогу на имущество за 2012 год с заявлением налога к уменьшению на 8 069 943 руб., согласно которой налогоплательщиком заявлено право на применение льготы по коду 2010238 (согласно приказу Федеральной налоговой службы России от 24.11.2011 N ММВ-7-11/895 — "организации в отношении линий электропередачи, а также сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью указанных объектов") с указанием среднегодовой стоимости не облагаемого налогом имущества за налоговый период в сумме 983 530 051 руб., о чем составлен акт от 11.07.2014 N 10116.
По результатам проверки принято решение от 02.10.2014 N 958 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, в соответствии с которым обществу "Волжская ТГК" назначен штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ в сумме 1 560 341 руб., предложено уплатить недоимку по налогу на имущество в сумме 7 801 704 руб., соответствующие пени в сумме 402 652 руб.
Основанием для вынесения указанного решения послужили выводы налогового органа о неправомерном применении льготы, предусмотренной подп. 11 ст. 381 НК РФ, по 9 объектам (теплофикационная установка для подогрева сетевой воды — городская бойлерная — (новый контур), водогрейная котельная, здание главного корпуса с баками запаса конденсата, водогрейная котельная, оборудование КИПиА водогрейного котла КВГМ-180 N 5 по двум водогрейным котлам, тепломеханическое оборудование и трубопроводы котла КВГМ-180 N 5, технологическое оборудование водогрейного котла N 3, технологическое оборудование водогрейного котла N 4, водогрейная котельная) среднегодовой стоимостью в сумме 354 622 885 руб.
Управлением Федеральной налоговой службы России по Удмуртской Республике принято решение от 03.12.2014 N 06-07/18332@, в соответствии с которым решение инспекции от 02.10.2014 N 958 оставлено без изменения и утверждено.
Полагая, что оспариваемое решение инспекции незаконно, общество "Волжская ТГК" обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции пришел к выводу о необоснованности применения обществом заявленной льготы в отношении названных выше объектов.
Частично отменяя решение суда первой инстанции, апелляционный суд исходил из незаконности привлечения общества к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, а также начисление соответствующих сумм пени.
Проверив законность обжалуемых судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационных жалобах и возражениях относительно жалоб, суд кассационной инстанции не находит оснований для его отмены.
В соответствии с ч. 1 ст. 198, 200, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для признания недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц необходимо установление одновременно двух условий: несоответствие оспариваемого акта, решения, действия (бездействия) закону или иному нормативному правовому акту и нарушение оспариваемым актом, решением, действиями (бездействием) прав и охраняемых законом интересов заявителя в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности.
Согласно подп. 3 п. 1 ст. 21 Кодекса налогоплательщики имеют право использовать налоговые льготы при наличии оснований и в порядке, установленном законодательством о налогах и сборах. При этом льготами по налогам и сборам признаются предоставляемые отдельным категориям налогоплательщиков и плательщиков сборов предусмотренные законодательством о налогах и сборах преимущества по сравнению с другими налогоплательщиками или плательщиками сборов, включая возможность не уплачивать налог или сбор либо уплачивать их в меньшем размере (п. 1 ст. 56 НК РФ).
Пунктом 1 ст. 374 Кодекса установлено, что объектами налогообложения для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (в том числе имущество, переданное во временное владение, в пользование, распоряжение, доверительное управление, внесенное в совместную деятельность или полученное по концессионному соглашению), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета, если иное не предусмотрено ст. 378 и 378.1 данного Кодекса.
В силу п. 11 ст. 381 Кодекса (в редакции, действовавшей до 01.01.2013, до вступления в силу Федерального закона от 29.11.2012 N 202-ФЗ) освобождаются от налогообложения организации — в отношении железнодорожных путей общего пользования, федеральных автомобильных дорог общего пользования, магистральных трубопроводов, линий энергопередачи, а также сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью указанных объектов. Перечень имущества, относящегося к указанным объектам, утверждается Правительством Российской Федерации.
Перечень имущества, относящегося к объектам, поименованным в п. 11 ст. 381 Кодекса, утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 N 504 "О Перечне имущества, относящегося к железнодорожным путям общего пользования, федеральным автомобильным дорогам общего пользования, магистральным трубопроводам, линиям энергопередачи, а также сооружений, являющихся неотъемлемой технологической частью указанных объектов, в отношении которых организации освобождаются от обложения налогом на имущество организаций" (далее — Перечень N 504).
Перечень электросетевых объектов, входящих в состав линий энергопередачи, а также сооружений, предназначенных для поддержания в эксплуатационном состоянии указанных объектов, утвержден Министерством энергетики Российской Федерации 25.04.2001 и согласован с МНС России и Минфином России, указанный перечень разработан на основании ГОСТ 24291-90, ГОСТ 19431-84, СНиП 3.05.06-85 "Электротехнические устройства", "Правил технической эксплуатации электрических станций и сетей" и "Правил устройства электроустановок", данный перечень является действующим до настоящего времени.
Анализ приведенных выше перечней имущества (пообъектно по каждому виду и назначению) свидетельствует об отсутствии их изменений с точки зрения функциональной направленности льготируемого имущества, несмотря на различную группировку и терминологию; приведенные нормативные акты относят к льготируемому имуществу объекты, непосредственно участвующие в передаче электро-, теплоэнергии. Объектов, используемых в производстве энергии, данные перечни не содержат.
Судом апелляционной инстанции верно отмечено, что введение льготы, предусмотренной п. 11 ст. 381 НК РФ, а ранее установленной в п. "г" ст. 5 Закона о налоге, обусловлено высокой стоимостью линий электропередач, магистральных трубопроводов и т.д. (как линейных объектов) в связи с протяженностью на территории Российской Федерации, нахождением на территории разных субъектов Российской Федерации и большими затратами, связанными с их строительством. При введении налога на имущество учитывалась фактическая способность организаций к уплате налога со стоимости данных линий, указанная позиция приведена в письме УМНС России по г. Москве от 24.09.2003 N 23-06/52441.
В Перечне N 504 указан код ОКОФ (Общероссийский классификатор основных фондов) и наименование имущественного объекта; названный перечень содержит также графу "Примечание", в котором имеется краткая характеристика имущественных объектов.
Объектом классификации материальных основных фондов в соответствии с ОКОФ является объект со всеми приспособлениями и принадлежностями или отдельный конструктивно обособленный предмет или обособленный комплекс конструктивно сочлененных предметов. При этом структура кодов ОКОФ состоит из: X0 0000000 — раздел, XX 0000000 — подраздел, XX XXXX000 — класс, XX XXXX0XX — подкласс, XX XXXXXXX — вид.
В соответствии с Перечнем N 504 подлежит льготированию имущественный объект, код которого по ОКОФ содержится в перечне, с учетом иерархической структуры кодов (если иное не указано в самом Перечне). Льготированию подлежит не только имущество, код которого по ОКОФ непосредственно указан в перечне, но и имущество, являющееся составной неотъемлемой частью указанного объекта, которое может иметь свой код ОКОФ, независимый от кода ОКОФ основного объекта (сооружения); такое имущество, являющееся составной частью сложного технологического объекта, поименовано в перечне по соответствующему коду ОКОФ в графе "Примечание", состав имущественных объектов которой является закрытым.
В связи с тем, что коды объектов основных средств по ОКОФ являются более детализированными, чем указанные в перечне, определение льготируемого имущества, относящегося к соответствующему разделу перечня, в случае несовпадения инвентарного кода объекта по ОКОФ с кодом ОКОФ, указанным в перечне, производится по совпадению фактического наименования имущества с примечаниями перечня, а также если в соответствии с проектно-сметной документацией на объект, данное имущество является неотъемлемой технологической частью объекта, код по ОКОФ которого включен в перечень и соответствует основным понятиям, определенным в ОКОФ, и признакам целевого назначения группировок объектов ОКОФ.
В письме Министерства финансов Российской Федерации от 13.07.2006 N 03-06-01-04/143 разъяснено, что объектом классификации материальных основных фондов в Общероссийском классификаторе основных фондов (ОКОФ) является объект со всеми приспособлениями и принадлежностями или отдельный конструктивно обособленный предмет или обособленный комплекс конструктивно сочлененных предметов. Льготированию подлежит не только имущество, код которого по ОКОФ непосредственно указан в перечне, но и имущество, являющееся составной неотъемлемой частью указанного объекта, которое может иметь свой код ОКОФ, независимый от кода ОКОФ основного объекта (сооружения).
Право на применение льготы законодатель связывает с функциональной принадлежностью объектов обложения налогом на имущество, а не с теми данными, которые указаны в учете налогоплательщика (в инвентарных карточках). ОКОФ применяется для выполнения статистических задач, а не регулирует вопросы налогообложения. При этом само по себе присвоение имуществу кода ОКОФ, отмеченного в Перечне, не означает, что у налогоплательщика автоматически возникает право на применение льготы в отношении данного имущества.
Таким образом, право на налоговую льготу возникает у организации при соблюдении одновременно следующих условий: имущество по своему функциональному предназначению относится к одной из категорий, указанных в п. 11 ст. 381 Кодекса; имущество поименовано в перечне, утвержденном Правительством Российской Федерации; имущество учтено на балансе организации в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.
В Перечне N 504, в частности, указано имущество, относящееся к линиям энергопередачи, а также сооружения, являющиеся их неотъемлемой технологической частью.
Поскольку понятие "линии энергопередачи" в налоговом законодательстве отсутствует, суды для уяснения данного понятия правомерно руководствовались понятиями и терминами гражданского и других отраслей законодательства Российской Федерации (п. 1 ст. 11 НК РФ).
Согласно п. 1 ст. 539 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору энергоснабжения, энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии.
В силу п. 4 ст. 539. п. 1 ст. 548 Гражданского кодекса Российской Федерации правила § 6 "Энергоснабжение" применяются, в том числе к договору снабжения электрической энергией, а также отношениям, связанным со снабжением тепловой энергией через присоединенную сеть.
С учетом изложенного суды верно посчитали, что к линиям энергопередачи, о которых идет речь в п. 11 ст. 381 НК РФ, Перечне N 504, относятся, в частности, линии электропередачи и линии теплопередачи (тепловые сети).
Судами обоснованно отмечено, что в Перечне N 504 указаны наименования сложных технологических объектов, относящихся к линиям энергопередачи либо сооружениям, являющимся неотъемлемой технологической частью данных линий и соответствующие данным наименованиям коды ОКОФ.
Согласно введению в Общероссийский классификатор основных фондов (ОК 013-94), утвержденных постановлением Госстандарта России от 26.12.1994 N 359, объектом классификации материальных основных фондов является объект со всеми приспособлениями и принадлежностями или отдельный конструктивно обособленный предмет или обособленный комплекс конструктивно сочлененных предметов, представляющих собой единое целое и предназначенных для выполнения определенной работы.
Комплекс конструктивно сочлененных предметов — это один или несколько предметов одного или разного назначения, имеющие общие приспособления и принадлежности, общее управление, смонтированные на одном фундаменте, в результате чего каждый входящий в комплекс предмет может выполнять свои функции только в составе комплекса, а не самостоятельно.
Судами установлено и материалами дела подтверждено, что основным видом деятельности филиала общества является производство пара и горячей воды (тепловой энергии) тепловыми электростанциями; основным средством производства, расположенным на территории г. Ижевска Удмуртской Республики, является здание главного корпуса с баками запаса конденсата (г. Ижевск, ул. Воткинское шоссе, 284).
Теплоэлектроцентраль (ТЭЦ) — это разновидность тепловой электростанции, которая не только производит электроэнергию, но и является источником тепловой энергии в централизованных системах теплоснабжения (в виде пара и горячей воды, в том числе и для обеспечения горячего водоснабжения и отопления жилых и промышленных объектов).
По указанному зданию главного корпуса с баками запаса конденсата заявлена налоговая льгота со стоимости 240 071 385 руб. 59 коп.
Исследовав и оценив в порядке, предусмотренном ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, фактические обстоятельства, доказательства, представленные в материалы дела в их совокупности и взаимосвязи, с учетом приведенного понятия "линий электропередач", функционального назначения спорных объектов, апелляционный суд обоснованно поддержал выводы суда первой инстанции о том, что обществом не доказана правомерность применения налоговой льготы, установленной п. 11 ст. 381 Кодекса Российской Федерации.
При установленных обстоятельствах суды правомерно отклонили доводы налогоплательщика о том, что здание главного корпуса с баками запаса конденсата (инв. N 1032Т102015) можно отнести к такому объекту, указанному в Перечне N 504, как "здания электрических и тепловых сетей" (код 11 4521012), поскольку в данном здании имеются главный щит управления, сетевые насосы для передачи тепловой энергии в сеть, комплектные распределительные устройства для распределения электрической энергии, которые упоминаются в примечаниях к льготируемым объектам ("инженерные сооружения для размещения специального оборудования электрических и тепловых сетей, общестанционного пункта управления"); здания водогрейных котельных (инв. N 1032Т102003, N 1032Т102039, N 103СТ103012) также относятся к объектам "здания электрических и тепловых сетей" (код 11 4521012), поскольку они соответствуют графе "Примечание" Перечня по указанному коду ОКОФ "инженерные сооружения для размещения специального оборудования электрических и тепловых сетей", так как в них размещается оборудование для подогрева сетевой воды с целью последующей передачи потребителям, как основанные на ошибочном толковании норм материального права.
Суды верно посчитали, что согласно представленной в материалы дела инвентарной карточки учета объекта основных средств, в здании главного корпуса установлено основное и вспомогательное оборудование котлов и турбин, а также баки металлические, то есть основное и вспомогательное оборудование электростанции, являющееся источником электрической и тепловой энергии, в связи с чем 9-этажное панельное здание главного корпуса (инв. N 1032Т102015) фактически является зданием электростанции, что соответствует коду ОКОФ 11 4521011, по которому оно и принято обществом к своему учету, поэтому, присвоенный объекту код ОКОФ соответствует его фактическому хозяйственному (экономическому) назначению.
Апелляционным судом верно отмечено, что из инвентарных карточек учета объекта основных средств следует, что здание водогрейное котельной (инв. N 1032Т102003, N 1032Т102039), расположенное по адресу: г. Ижевск, ул. Воткинское шоссе, 284, используется для размещения основного и вспомогательного оборудования пиковых котлов, то есть участвует в выработке, а не передаче теплоэнергии, здания водогрейных котельных приняты обществом к учету по коду ОКОФ 11 4521011, который соответствует их фактическому хозяйственному (экономическому назначению).
Исследовав и оценив инвентарную карточку учета объекта основных средств, суды верно посчитали, что здание водогрейной котельной (инв. N 103СТ103012), расположенное по адресу: г. Сарапул, ул. Электрозаводская, д. 1б, используется для размещения водогрейных котлов для нагрева и подачи горячей воды в городскую сеть; здание водогрейной котельной принято к учету по коду ОКОФ 11 0001010 "Здания производственного назначения, не включенные в другие группировки", подлежало учету по коду ОКОФ 11 4521011, который соответствует его фактическому хозяйственному (экономическому назначению).
Судами установлено, что нельготируемые объекты кода ОКОФ 11 4521011 и льготируемые объекты кода ОКОФ 11 4521012 относятся к разным видам одного и того же подкласса 11 4521010 "Здания электроэнергетики", обоснованно заключив, что в Перечень N 504 здания электроэнергетики не включены, а включены те из них, которые являются зданиями электрических и тепловых сетей, в связи с чем в отличие от зданий электростанций, предназначены не для производства электрической и тепловой энергии, а для размещения специального оборудования электрических и тепловых сетей, упомянутого в примечании к объекту с кодом 11 4521012.
С учетом изложенного вывод судов о том, что применение обществом льготы, предусмотренной п. 11 ст. 381 НК РФ, в отношении указанных объектов необоснованно ввиду отсутствия здания электростанций в Перечне N 504, является правильным, соответствующим требованиям действующего законодательства и материалам дела.
В соответствии с п. 5 ст. 2 Федерального закона от 27.07.2010 N 190-ФЗ "О теплоснабжении" тепловой сетью признается совокупность устройств (включая центральные тепловые пункты, насосные станции), предназначенных для передачи тепловой энергии, теплоносителя от источников тепловой энергии до теплопотребляющих установок.
Из Перечня N 504 следует, что освобождению от обложения налогом на имущество подлежат тепловые сети, которые являются магистральными (код ОКОФ 12 4521126).
В силу п. 3.6 "СП 124.13330.2012. Свод правил. Тепловые сети. Актуализированная редакция СНиП 41-02-2003", утв. приказом Минрегиона России от 30.06.2012 N 280, магистральные тепловые сети — это тепловые сети (со всеми сопутствующими конструкциями и сооружениями), транспортирующие горячую воду, пар, конденсат водяного пара (теплоноситель) от выходной запорной арматуры (исключая ее) источника теплоты до первой запорной арматуры (включая ее) в тепловых пунктах.
Апелляционным судом установлено, что теплофикационная установка для подогрева сетевой воды — городская бойлерная (новый контур) (инв. N 1031Т401067), оборудование КИПиА водогрейного котла КВГМ-180 N 5 (инв. N 1032Т402056), тепломеханическое оборудование и трубопроводы котла КВГМ-180 N 5 (инв. N 1032Т402058), технологическое оборудование водогрейного котла N 3 (инв. N 1032Т402143), технологическое оборудование котла N 4 (инв. N 1032Т402146) можно отнести к такому объекту, указанному в Перечне N 504, как "оборудование энергетическое прочее (технологическое оборудование газоперекачивающих станций; специальные средства монтажа и ремонта оборудования энергетического и тепловых сетей" (код 14 2911090), по своему производственному назначению имеет непосредственное отношение к паровым (водогрейным) котлам, относящимся к производству тепловой энергии, и не относится к оборудованию тепловых сетей.
Исследовав и оценив инвентарную карточку учета объекта основных средств, суды установили, что оборудование КИПиА водогрейного котла КВГМ-180 N 5 (инв. N 1032Т402056) используется для поддержания надежного режима работы котла и принято к учету по коду ОКОФ 14 3020543 "Аппаратура контрольно-измерительная", который соответствует его фактическому хозяйственному (экономическому назначению); теплофикационная установка для подогрева сетевой воды — городская бойлерная (новый контур) (инв. N 1031Т401067) находится в турбинном цехе, состоит из двух основных бойлеров, одного пикового бойлера, двух конденсатных насосов, трех подпиточных насосов, подпиточного деаэратора, трубопроводов греющего пара, трубопроводов сетевой воды, трубопроводов конденсата и подпиточной воды, арматуры, регулятора, металлоконструкций опорных, площадки обслуживания, принята к учету по коду ОКОФ 14 2813185 "Подогреватели сетевой воды", который соответствует его фактическому хозяйственному (экономическому назначению); технологическое оборудование водогрейного котла N 3 (инв. N 1032Т402143) используется для подогрева сетевой воды и принято к учету по коду ОКОФ 14 2911160 "Оборудование энергетическое различного назначения"; технологическое оборудование водогрейного котла N 4 (инв. N 1032Т402146) связано с функционированием водогрейного котла КВГМ-180 с вспомогательным оборудованием и принято к учету по коду ОКОФ 14 2911160 "Оборудование энергетическое различного назначения"; тепломеханическое оборудование и трубопроводы котла КВГМ-180 N 5 (инв. N 1032Т402058) используется для подогрева сетевой воды и принято к учету по коду ОКОФ 14 2911160 "Оборудование энергетическое различного назначения".
При установленных обстоятельствах обоснованным является вывод судов о том, что "наружные теплосети" относятся к самому источнику тепла, не предназначены для транспортировки теплоносителя до теплопотребляющих установок, основания для применения по ним льготы отсутствуют.
Судами верно заключено, что, поскольку "наружные теплосети" состоят из трубопроводов, упомянутых в примечании к объекту по коду 14 2911090, не является основанием для применения льготы, предусмотренной п. 11 ст. 381 НК РФ, так как позволит применять льготу к любому имуществу, состоящему из трубопроводов; между тем, исходя из наименования объекта по коду 14 2911090, к льготируемому относятся трубопроводы, которые являются средством монтажа и ремонта оборудования энергетического и тепловых сетей.
Судами обоснованно указано на то, что обязанность доказывания правомерности соблюдения всех условий для применения льготы возложено на налогоплательщике; вместе с тем обществом не подтверждено наличие оснований для получения налоговой льготы по указанным объектам.
Правильно применив указанные выше нормы права, оценив по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании доказательств, в порядке, предусмотренном ст. 65 — 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о неправомерном применении в данном конкретном случае обществом льготы к перечисленным выше объектам, которые используются налогоплательщиком в производстве электро-, теплоэнергии.
При установленных обстоятельствах дела судами правомерно отказано обществу в удовлетворении заявленных требований в этой части.
Указанный вывод суда апелляционной инстанции переоценке не подлежит, поскольку право установления обстоятельств по делу и оценки представленных сторонами доказательств принадлежит суду, рассматривающему спор по существу.
При установленных обстоятельствах апелляционным судом правомерно не приняты доводы налогоплательщика о подтверждении его позиции протоколом осмотра помещений, экспертным заключением АНО "Агентство по энергосбережению УР"; представленные налогоплательщиком схемы размещения сетевого оборудования, которые, по его мнению, подтверждают использование спорного имущества в целях передачи энергии, свидетельствуют об участии спорного оборудования в едином цикле производства энергии, то есть, отнесение его к технологической части производства, а не передачи.
Вместе с тем изложенные в кассационной жалобе доводы общества, касающиеся обжалуемого эпизода, не опровергают выводов судов, по существу сводятся к несогласию с этими выводами и с обстоятельствами, установленными судами, в связи с чем подлежат отклонению.
Довод инспекции, изложенный в кассационной жалобе о неверном применении апелляционным судом положения ст. 75 НК РФ, а также непринятие во внимание п. 8 ст. 101 НК РФ, постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2006 N 16085/05, судом кассационной инстанции отклоняется ввиду следующего.
Обстоятельствами, исключающими вину лица в совершении налогового правонарушения, признаются выполнение налогоплательщиком письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога (сбора) или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных ему либо неопределенному кругу лиц финансовым, налоговым или другим уполномоченным органом государственной власти в пределах его компетенции, а также иные обстоятельства, которые могут быть признаны судом или налоговым органом, рассматривающим дело, исключающими вину лица в совершении налогового правонарушения (подп. 3, 4 п. 1 ст. 111 Кодекса).
Пунктом 8 ст. 75 Кодекса в редакции Федерального закона от 27.07.2006 N 137-ФЗ предусмотрено, что не начисляются пени на сумму недоимки, которая образовалась у налогоплательщика (плательщика сбора, налогового агента) в результате выполнения им письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога (сбора) или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных ему либо неопределенному кругу лиц финансовым, налоговым или другим уполномоченным органом государственной власти (уполномоченным должностным лицом налогового органа) в пределах его компетенции (указанные обстоятельства устанавливаются при наличии соответствующего документа этого органа, по смыслу и содержанию относящегося к налоговым (отчетным) периодам, по которым образовалась недоимка, независимо от даты издания такого документа).
Апелляционным суд установлено и материалами подтверждено, что обществом при подаче первичных деклараций налог исчислен верно, и уплачен в бюджет в полном объеме.
После предоставления в инспекцию уточненной налоговой декларации по налогу на имущество за 2012, согласно которой налогоплательщиком применена льгота в отношении объектов, являющихся предметом рассмотрения данного спора, налоговым органом проведена камеральная проверка (в том числе с истребованием соответствующих документов, осмотром спорных объектов), по итогам которой инспекцией принято решение о возврате налога за 2012 год, то есть уменьшение налога признано обоснованным, и налог возвращен обществу по его заявлению.
Вторая уточненная декларация с аналогичными показателями (в оспариваемой части) подана обществом после получения налога из бюджета, то есть в данном случае, при исчислении налоговых обязательств общество руководствовалось ранее сформированным мнением проверяющих.
На указанное обстоятельство указывалось обществом в письме от 14.05.2014, а также возражениях на акт проверки, однако, апелляционным судом установлено, что в акте камеральной проверки, а также в оспариваемом решении указанное обстоятельство не отражено, доводы налогоплательщика в данной части судом первой инстанции не рассмотрены.
Оценив, фактические обстоятельства, доказательства, представленные в материалы дела по своему внутреннему убеждению, основанном на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании в порядке, предусмотренном ст. 65 — 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, апелляционный суд, применив в рассматриваемом случае положения, предусмотренные п. 7 ст. 3 НК РФ, признал оспариваемое решение инспекции о возврате налога, письменным документом, разъясняющим и доказывающим правомерность применения обществом в спорные налоговые периоды льготы, предусмотренной п. 11 ст. 381 НК РФ обоснованно пришел к выводу, что привлечение общества к налоговой ответственности, установленной п. 1 ст. 122 НК РФ, а также начисление соответствующих сумм пени являются незаконными в связи с чем, правомерно отменил решение арбитражного суда в указанной части на основании ч. 1 ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
В данном конкретном деле обстоятельства данного спора, представленные доказательства были предметом рассмотрения и оценки апелляционного суда, согласно ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и основаны на правильном применении норм права, оснований для ее непринятия у суда кассационной инстанции не имеется.
Довод общества о неправомерном неприменении судом первой инстанции положения п. 8.3. ст. 88 НК РФ, обоснованно отклонен апелляционной инстанцией, поскольку при проведении камеральной налоговой проверки налоговые органы вправе истребовать в установленном порядке у налогоплательщиков, использующих налоговые льготы, документы, подтверждающие право на их применение (п. 6 ст. 88 Кодекса).
Согласно абз. 2 п. 3 ст. 88 НК РФ при проведении камеральной налоговой проверки на основе уточненной налоговой декларации (расчета), в которой уменьшена сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, по сравнению с ранее представленной налоговой декларацией (расчетом), налоговый орган вправе требовать у налогоплательщика представить в течение пяти дней необходимые пояснения, обосновывающие изменение соответствующих показателей налоговой декларации (расчета).
Пунктом 8.3 ст. 88 Кодекса, введенным в действие с 01.01.2014, предусмотрено, что при проведении камеральной налоговой проверки на основе уточненной налоговой декларации (расчета), представленной по истечении двух лет со дня, установленного для подачи налоговой декларации (расчета) по соответствующему налогу за соответствующий отчетный (налоговый) период, в которой уменьшена сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, или увеличена сумма полученного убытка по сравнению с ранее представленной налоговой декларацией (расчетом), налоговый орган вправе истребовать у налогоплательщика первичные и иные документы, подтверждающие изменение сведений в соответствующих показателях налоговой декларации (расчета), и аналитические регистры налогового учета, на основании которых сформированы указанные показатели до и после их изменений.
Судом апелляционной инстанции правомерно указано на то, что предметом камеральной проверки является налоговая декларация в целом, а не только ее изменившиеся показатели, в связи с чем апелляционным судом обоснованно заключено, что поскольку уточненная налоговая декларация (корректировка N 2) по налогу на имущество за 2012 год подана налогоплательщиком до истечения двух лет со дня, установленного для подачи налоговой декларации (расчета) по соответствующему налогу за соответствующий отчетный (налоговый) период, налоговый орган на основании абз. 2 п. 3 ст. 88 Кодекса правильно, проводя камеральную проверку, истребовал у налогоплательщика необходимые пояснения.
Судом апелляционной инстанции установлено, что основанием для проверки представленной декларации явилось расхождение данных, отраженных во второй уточненной декларации за 2012 год и декларации за 2013 год (по остаточной стоимости основных средств, подлежащих налогообложению по ставке 2,2% и по ставке 0,4% (с 2013) и не подлежащих налогообложению в 2012 году).
Таким образом, с учетом изложенного выше вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии в рассматриваемом деле нарушений положений действующего законодательства и прав налогоплательщика при проведении камеральной проверки, результаты которой являлись предметом судебного разбирательства, основаны на нормах права и соответствуют материалам дела.
Приведенные в кассационной жалобе доводы общества о допущенных нарушениях при проведении налоговым органом экспертизы также проверялись судами и им дана надлежащая правовая оценка. Доводы налогоплательщика не опровергают выводов судов, в связи с чем правомерно отклонены с приведением в судебных актах мотивов их отклонения, по существу доводы сводятся к несогласию с выводами и обстоятельствами, установленными судом апелляционной инстанции.
Кроме того, доводы заявителей кассационных жалоб основаны на неверном толковании норм права, с учетом установленных судом апелляционной инстанции обстоятельств, по существу направлены на переоценку имеющихся в материалах дела доказательств и сделанных на их основании выводов, что не входит в полномочия суда кассационной инстанции в соответствии с положениями ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем подлежат отклонению, в том числе по основаниям, изложенным в мотивировочной части данного постановления. Также, приведенные в кассационных жалобах доводы заявителей проверялись апелляционным судом и были отклонены с приведением в судебном акте мотивов их отклонения.
Доводов и доказательств, которые не были исследованы судами и которые свидетельствовали бы о незаконности постановления, заявителями не приведено в кассационных жалобах.
Нормы материального права судом апелляционной инстанции применены правильно. Нарушений норм процессуального права, влекущих отмену постановления в соответствии с ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом кассационной инстанции не установлено.
С учетом изложенного обжалуемый судебный акт подлежит оставлению без изменения, кассационная жалоба — без удовлетворения.
Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.07.2015 по делу N А71-15077/2014 Арбитражного суда Удмуртской Республики оставить без изменения, кассационные жалобы Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Удмуртской Республике, публичного акционерного общества "Т Плюс" Филиал "Удмуртский" — без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий Т.П.ЯЩЕНОК

Судьи С.Н.ВАСИЛЕНКО Е.А.КРАВЦОВА