Требование: Об отмене решения налогового органа

Обстоятельства: Решением начислены штрафы, а также: 1) Земельный налог в отношении участка, расположенного под многоквартирным домом, в котором находится принадлежавшее налогоплательщику нежилое помещение; 2) Предложено перечислить в бюджет удержанный НДФЛ; 3) Минимальный налог по УСН ввиду занижения налоговой базы путем создания формального документооборота с использованием агентских договоров.
Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку: 1) Налогоплательщику в силу закона принадлежала доля в праве общей собственности на земельный участок; 2) Налог перечислен не полностью, факт переплаты не доказан; 3) Нереальность операций по исполнению агентских договоров доказана, договоры заключены...

Постановление ФАС Уральского округа от 29.12.2011 N Ф09-8621/11 по делу N А60-13959/11

Дело N А60-13959/11

Резолютивная часть постановления объявлена 22 декабря 2011 г.
Постановление изготовлено в полном объеме 29 декабря 2011 г.
Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:
председательствующего Токмаковой А.Н.,
судей Гавриленко О.Л., Первухина В.М.
рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Каргапольцевой Ларисы Юрьевны (далее — заявитель, предприниматель) на решение Арбитражного суда Свердловской области от 11.07.2011 по делу N А60-13959/11 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2011 по тому же делу.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа.
В судебном заседании приняли участие предприниматель и его представитель — Прохоров А.В. (доверенность от 01.07.2011), а также представитель Управления Федеральной налоговой службы по Свердловской области — Эйдлин А.И. (доверенность от 14.12.2010).

Предприниматель обратился в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 21 по Свердловской области (далее — инспекция, налоговый орган), Управлению Федеральной налоговой службы по Свердловской области о признании недействительным решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 31.12.2010 N 09-16/12.
Решением суда от 11.07.2011 (судья Булавинцева Н.А.) в удовлетворении требования отказано.
Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2011 (судьи Сафонова С.Н., Полевщикова С.Н., Борзенкова И.В.) решение суда оставлено без изменения.
В кассационной жалобе предприниматель просит указанные судебные акты отменить, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права, неполное исследование судами обстоятельств, имеющих значение для дела.
Заявитель считает необоснованным доначисление инспекцией земельного налога, поскольку земельный участок не используется им в предпринимательской деятельности. Доказательств обратного инспекция, по мнению предпринимателя, не представила. Кроме того, заявитель полагает, что, признавая законным решение налогового органа в части предложения перечислить налог на доходы физических лиц (далее — НДФЛ), суды не учли наличие у предпринимателя переплаты по указанному налогу на начало проверяемого периода. При этом предприниматель считает, что факт наличия либо отсутствия переплаты в силу ст. 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит доказыванию налоговым органом. Заявитель также указывает на неправомерное доначисление инспекцией налога по упрощенной системе налогообложения (далее — УСН), исходя из того, что им осуществлялась деятельность на основании агентских договоров. Выводы судов о том, что предприниматель фактически деятельность по агентским договорам не осуществляла, считает не соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Кроме того, предприниматель ссылается на то, что при рассмотрении дела судами не учтено, что переданные по агентскому договору денежные средства принадлежали не ей, а принципалу (ее внуку Лаптеву М.).
Отзывы на кассационные жалобы не представлены.
В судебном заседании предпринимателем заявлено ходатайство о привлечении к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, Лаптева Михаила Сергеевича (в лице законного представителя Лаптевой Юлии Михайловны) и Администрации Железнодорожного района г. Екатеринбурга (в лице отдела опеки и попечительства).
Обсудив данное ходатайство, исходя из конкретных обстоятельств дела, принимая во внимание позиции лиц, участвующих в деле, относительно удовлетворения указанного ходатайства, судебная коллегия пришла к выводу о том, что отсутствуют основания для его удовлетворения, поскольку, исходя из системного толкования положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе ч. 2 ст. 284, в арбитражном суде кассационной инстанции не применяются правила ст. 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации о вступлении в дело (привлечении к участию в деле) третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора.
Кроме того, предпринимателем заявлено ходатайство о приостановлении производства по делу на основании п. 1 ч. 1 ст. 143 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с невозможностью его рассмотрения до разрешения Североуральским городским судом гражданского дела по иску Лаптева М.С. к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 21 по Свердловской области (в лице ее правопреемника Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 14 по Свердловской области), Управлению Федеральной налоговой службы по Свердловской области.
В соответствии с ч. 1 ст. 283 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции вправе по ходатайству лиц, участвующих в деле, приостановить исполнение судебных актов, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, при условии, если заявитель обосновал невозможность или затруднительность поворота исполнения либо предоставил обеспечение, предусмотренное в ч. 2 настоящей статьи.
Из содержания данной нормы следует, что ходатайство о приостановлении исполнения судебного акта может быть удовлетворено кассационной инстанцией только в том случае, если заявитель обосновал невозможность или затруднительность поворота исполнения судебного акта.
Поскольку соответствующих доказательств предпринимателем не представлено, суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленного ходатайства.

Как следует из материалов дела, по результатам выездной налоговой проверки предпринимателя по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов, оформленной актом от 02.12.2010 N 09-16/12, инспекцией вынесено решение от 31.12.2010 N 09-16/12, согласно которому предприниматель привлечен к налоговой ответственности по ст. 126 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) за непредставление расчетов авансовых платежей по земельному налогу, по ст. 119 Кодекса за непредставление деклараций по земельному налогу за 2007 — 2009 гг., по п. 1 ст. 122 Кодекса за неуплату земельного налога и неполную уплату налога по упрощенной системе налогообложения (далее — УСН), по ст. 123 Кодекса за неправомерное неперечисление НДФЛ в период с 01.01.2007 по 25.06.2010. Кроме того, указанным решением предпринимателю доначислены суммы земельного налога, минимального налога по УСН, предложено перечислить неправомерно неперечисленный НДФЛ.
Решением Управления Федеральной налоговой службы по Свердловской области от 18.04.2010 N 375/11 указанное решение инспекции оставлено без изменения, что послужило основанием для обращения налогоплательщика в арбитражный суд.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из следующего.
В соответствии с ч. 4 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
В силу ч. 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).
Согласно с п. 1 ст. 45 Кодекса налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах. Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате налога является основанием для направления налоговым органом налогоплательщику требовании об уплате налога.
Обязанность по уплате налога или сбора возникает, изменяется и прекращается при наличии оснований, установленных данным Кодексом или иным актом законодательства о налогах и сборах. Обязанность по уплате конкретного налога или сбора возлагается на налогоплательщика и плательщика сбора с момента возникновения установленных законодательством о налогах и сборах обстоятельств, предусматривающих уплату данного налога или сбора (ст. 44 Кодекса).
На основании п. 1 ст. 388 Кодекса плательщиками земельного налога признаются организации и физические лица, обладающие земельными участками на праве собственности, праве постоянного (бессрочного) пользования или праве пожизненного наследуемого владения.
Согласно п. 1 ст. 389 Кодекса объектом налогообложения признаются земельные участки, расположенные в пределах муниципального образования (городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга), на территории которого введен земельный налог.
При этом налоговая база определяется в отношении каждого земельного участка как его кадастровая стоимость по состоянию на 1 января года, являющегося налоговым периодом (п. 1 ст. 391 Кодекса).
Абзацем 2 п. 3 ст. 391 Кодекса (в редакции, действовавшей в момент возникновения спорных правоотношений) установлено, что налогоплательщики — физические лица, являющиеся индивидуальными предпринимателями, определяют налоговую базу самостоятельно в отношении земельных участков, используемых ими в предпринимательской деятельности, на основании сведений государственного земельного кадастра о каждом земельном участке, принадлежащем им на праве собственности, праве постоянного (бессрочного) пользования или праве пожизненного наследуемого владения.
В силу п. 1 ст. 398 Кодекса налогоплательщики — организации или физические лица, являющиеся индивидуальными предпринимателями, по истечении налогового периода представляют в налоговый орган по месту нахождения земельного участка налоговую декларацию по земельному налогу.
Согласно п. 3 ст. 398 Кодекса налоговые декларации по земельному налогу представляются налогоплательщиками не позднее 1 февраля года, следующего за истекшим налоговым периодом.
Таким образом, индивидуальные предприниматели обязаны самостоятельно исчислять и уплачивать земельный налог только в отношении земельных участков, используемых ими в предпринимательской деятельности, а также представлять в налоговый орган по месту их нахождения налоговую декларацию по земельному налогу не позднее 1 февраля года, следующего за истекшим налоговым периодом.
Судами установлено, что в проверяемом периоде (01.01.2007 — 31.12.2009) в собственности предпринимателя находилось нежилое помещение общей площадью 804,5 кв. м, расположенное по адресу: Свердловская обл., г. Североуральск, ул. Ленина, д. 42 (запись о праве собственности внесена в ЕГРП 23.04.2007 за N 66-66/23/017/2007-210), которое использовалось налогоплательщиком в предпринимательской деятельности.
Согласно кадастровой выписке от 30.06.2010 N 6660/201/10-914 данные о земельном участке, расположенном по адресу: Свердловская обл., г. Североуральск, ул. Ленина, д. 42, с разрешенным использованием: под жилой дом многоэтажной застройки (пятиэтажный жилой дом), со встроенными объектами торговли (магазин), под объектами социального значения (ЗАГС), площадью 11 592 плюс минус 37 кв. м внесены в государственный земельный кадастр 07.10.2005.
По данным БТИ общая площадь жилого дома, расположенного по адресу: Свердловская обл., г. Североуральск, ул. Ленина, д. 42 составляет 10 476,90 кв. м. С учетом размера принадлежащего предпринимателю помещения ему также принадлежит 0,07667879811776384 доли в праве общей собственности на земельный участок.
Основанием для доначисления земельного налога послужили выводы инспекции о наличии у предпринимателя обязанности по самостоятельному исчислению и уплате налога в отношении указанного земельного участка.
Заявитель оспорил решение инспекции в данной части, ссылаясь на недоказанность использования им спорного земельного участка в предпринимательской деятельности, что, по его мнению, подтверждается тем, что этот участок не был предметом сделок, заключаемых налогоплательщиком в 2007 — 2009 гг.
Оценив представленные в материалах дела доказательства по правилам ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь ст. 36, 37 Жилищного кодекса Российской Федерации, ст. 271 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 2 ст. 23 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", суды признали подтвержденным факт использования налогоплательщиком в предпринимательской деятельности принадлежащего ему на праве собственности нежилого помещения площадью 804,5 кв. м, являющегося частью здания, неразрывно связанного со спорным земельным участком. Данное обстоятельство обоснованно принято судами как доказательство использования земельного участка в предпринимательской деятельности, следовательно, правомерности доначисления земельного налога и привлечения предпринимателя к налоговой ответственности на основании ст. 119, 122 Кодекса.
Доводы заявителя о недоказанности использования им спорного участка в предпринимательской деятельности не нашли подтверждения в ходе судебного разбирательства и отклоняются как направленные на переоценку выводов судов.
Отказывая в удовлетворении требований в части признания неправомерным предложения инспекции перечислить удержанный, но не перечисленный в проверяемом периоде (с 01.01.2007 по 25.06.2010) НДФЛ в размере 10 866 руб., суды исходили из следующего.
В соответствии со ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
В силу ч. 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого решения лежит на налоговом органе.

Суды установили, что в течение проверяемого периода заявитель заключал трудовые договоры с физическими лицами, по которым выплачивалось денежное вознаграждение, исходя из чего пришли к выводу о том, что в силу п. 1 статьи 24 Кодекса предприниматель являлся налоговым агентом — лицом, на которое в соответствии с налоговым законодательством (подп. 3 п. 2, п. 3 ст. 24 Кодекса) возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика, перечислению в соответствующий бюджет и учету НДФЛ.
Судами также установлено, что за период с 01.01.2007 по 25.06.2010 размер удержанного НДФЛ составил 247 913 руб., при этом в бюджет перечислено 237 047 руб.
Таким образом, учитывая, что в обоснование законности решения в части, касающейся НДФЛ, инспекцией представлены доказательства неполного перечисления предпринимателем в бюджет сумм удержанного НДФЛ, а предпринимателем не доказан факт переплаты НДФЛ в качестве налогового агента, суды пришли к правомерному выводу об обоснованности требования инспекции перечислить суммы неперечисленного НДФЛ, привлечения к налоговой ответственности на основании ст. 123 Кодекса.
Довод предпринимателя о неправильном распределении судами бремени доказывания отклоняются как не соответствующий содержанию ст. 65, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 24 Кодекса.
Признавая правомерным доначисление заявителю минимального налога по УСН, привлечения его к налоговой ответственности за неуплату налога, суды исходили из следующего.
Как следует из материалов дела, предприниматель с 01.01.2003 применяет УСН с объектом налогообложения "доходы, уменьшенные на величину расходов".

Пунктом 1 ст. 346.16 Кодекса предусмотрено, что объектом налогообложения по единому налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН, признается сумма доходов, уменьшенная на сумму расходов, определяемых в порядке, предусмотренном ст. 346.16 Кодекса.
Согласно п. 6 ст. 346.18 Кодекса налогоплательщик, который применяет в качестве объекта налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов, уплачивает минимальный налог в случае, если за налоговый период сумма исчисленного в общем порядке налога меньше суммы исчисленного минимального налога.
В силу п. 4 ст. 346.21 Кодекса налогоплательщики, выбравшие в качестве объекта налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов, по итогам каждого отчетного периода исчисляют сумму авансового платежа по налогу, исходя из ставки налога и фактически полученных доходов, уменьшенных на величину расходов, рассчитанных нарастающим итогом с начала налогового периода до окончания соответственно первого квартала, полугодия, девяти месяцев с учетом ранее исчисленных сумм авансовых платежей по налогу.
В силу подп. 1 п. 1.1 ст. 346.15 Кодекса при определении объекта налогообложения не учитываются доходы, указанные в ст. 251 Кодекса;
В соответствии с подп. 9 п. 1 ст. 251 Кодекса при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества (включая денежные средства), поступившего комиссионеру, агенту и (или) иному поверенному в связи с исполнением обязательств по договору комиссии, агентскому договору или другому аналогичному договору, а также в счет возмещения затрат, произведенных комиссионером, агентом и (или) иным поверенным за комитента, принципала и (или) иного доверителя, если такие затраты не подлежат включению в состав расходов комиссионера, агента и (или) иного поверенного в соответствии с условиями заключенных договоров. К указанным доходам не относится комиссионное, агентское или иное аналогичное вознаграждение.
Согласно представленным предпринимателем в инспекцию книгам доходов и расходов в проверяемый период им осуществлялись хозяйственные операции (деятельность по реализации мебели) от своего имени и за свой счет в рамках собственной предпринимательской деятельности, а также приобретение и продажа комиссионных товаров, принадлежащих принципалу (агентские договоры от 31.12.2002 с дополнительным соглашением б/н и б/д, от 31.12.2003).
Условиями агентского договора от 31.12.2002 предусмотрено, что агент обязуется по поручению инвестора от своего имени, но за счет инвестора и в дальнейшем за счет принципала, за вознаграждение, указанное в п. 6.1 настоящего договора совершать юридические и фактические действия по приобретению, изготовлению и продаже различных товаров (в т.ч. ценных бумаг и имущественных прав) в интересах указанного инвестором принципала как третьего лица. Инвестор обязуется принимать отчеты агента, в случае необходимости освобождать агента от обязательств, принятых им на себя перед третьими лицами по исполнению агентского поручения, и в момент вступления в силу настоящего договора поручает агенту производить исполнение (передавать будущие доходы от исполнения агентского поручения) не кредитору (инвестору), а непосредственно принципалу (п. 1.1 договора).
Пунктом 2.2 указанного договора предусмотрено, что для исполнения настоящего договора инвестор 01.01.2003 и в дальнейшем по требованию агента передаст агенту денежные средства (деньги) и принадлежащие принципалу товарные запасы на общую сумму 1 469 381 руб. При совершении сделок в интересах инвестора агент имеет право использовать, помимо полученных от инвестора средств, собственные или заемные (кредитные) средства.
Согласно п. 4.1, 4.2 договора агент обязан передавать принципалу денежные средства, полученные в результате исполнения договора.
В соответствии с п. 2.2. агентского договора от 31.12.2003, который признан судами изменением (пролонгацией) агентского договора от 31.12.2002, состав, количество и стоимость товарных запасов определяется сторонами по данным бухгалтерского учета агента.

В ходе проверки инспекция пришла к выводу о необоснованном применении налогоплательщиком подп. 1.1 п. 1 ст. 346.15, подп. 9 п. 1 ст. 251 Кодекса в связи с тем, что осуществление деятельности в качестве агента предпринимателем документально не подтверждено. В связи с этим доходы и расходы, отраженные налогоплательщиком как относящиеся к деятельности агента, учтены инспекцией при определении объекта налогообложения без применения указанных норм.
Оценив представленные в материалах дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи, суды пришли к выводу о том, что нереальность операций по исполнению предпринимателем агентских договоров инспекцией доказана.
Исследовав содержание агентских договоров, суды установили, что они заключены между взаимозависимыми лицами: агент — предприниматель (проверяемый налогоплательщик); принципал — Лаптев М.С. (25.05.1998 г.р., сын Лаптевой Ю.М., внук предпринимателя), инвестор — Лаптева Ю.М. (дочь предпринимателя).
Взаимозависимость данных лиц учтена судами при оценке представленных сторонами доказательств.
В соответствии с положениями подп. 3, 6, 8 п. 1 ст. 23, ст. 346.15, 346.16 Кодекса доказывать возможность исключения из состава доходов определенных сумм, а также подтверждать состав расходов должен предприниматель.
На налоговый орган ст. 65, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возложена обязанность доказывания законности оспариваемого решения.
Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам, установленным ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды признали подтвержденным факт осуществления налогоплательщиком в проверяемый период торгово-закупочной деятельности по реализации мебели с распоряжением всеми денежными средствами, получаемыми от продажи товаров, как собственными.
Судами принят во внимание довод инспекции об отсутствии документального подтверждения передачи принципалом (инвестором) агенту товарно-материальных ценностей во исполнение агентских договоров.
Суды исходили из того, что также отсутствуют относящиеся к проверяемому периоду документы, подтверждающие состав, количество и стоимость товаров, отраженных в учете как переданные агенту (полученные агентом) от принципала либо инвестора в рамках исполнения агентского договора и с целью исполнения данного договора. Предпринимателем не представлено доказательств совершения им сделок с имуществом в интересах принципала в соответствии с условиями агентского договора. Также отсутствуют доказательства, подтверждающие перечисление принципалу полученных агентом от реализации товаров в рамках агентского договора денежных средств, и получение агентом вознаграждения. При этом ссылка заявителя на наличие кредиторской задолженности перед принципалом не имеет документального подтверждения.
Взаимозависимость агента, принципала и инвестора признана судами значимым для дела обстоятельством, свидетельствующим о возможности создания участниками сделки формального документооборота.
Исходя из того, что инспекцией подтверждены отражение налогоплательщиком хозяйственных операций не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, направленность действий предпринимателя на получение необоснованной налоговой выгоды путем создания ситуации, когда результат деятельности не учитывается в целях налогообложения, объекты налогообложения скрываются, суды отказали в удовлетворении заявленных требований.
Суд кассационной инстанции считает, что выводы судов соответствуют установленным ими по делу фактическим обстоятельствам.
Учитывая обстоятельства дела, предмет доказывания определен судами правильно. Доводы заявителя направлены на установление обстоятельств, не относящихся к налоговым правоотношениям и не влияющих на эти отношения, в связи с чем подлежат отклонению.
С учетом изложенного оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.
Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Свердловской области от 11.07.2011 по делу N А60-13959/11 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2011 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Каргапольцевой Ларисы Юрьевны — без удовлетворения.

Председательствующий ТОКМАКОВА А.Н.

Судьи ГАВРИЛЕНКО О.Л. ПЕРВУХИН В.М.