Требование: Об отмене решения налогового органа

Обстоятельства: Налоговый орган начислил налог на прибыль, пени, штраф, полагая необоснованными расходы в виде платежей по сублицензионному договору, ссылаясь на взаимозависимость участников лицензионных отношений, отсутствие разумной цели использования товарного знака.
Решение: Требование удовлетворено, поскольку фактическое использование товарного знака и перечисление сублицензионных платежей подтверждены, в результате использования товарного знака увеличены розничный товарооборот и количество магазинов налогоплательщика, влияние взаимозависимости на условия или экономические результаты деятельности налогоплательщика, транзитный характер платежей не доказаны.

Постановление ФАС Уральского округа от 29.12.2011 N Ф09-8395/11 по делу N А60-2650/2011

Дело N А60-2650/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 26 декабря 2011 г.
Постановление изготовлено в полном объеме 29 декабря 2011 г.
Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:
председательствующего Жаворонкова Д.В.,
судей Анненковой Г.В., Лимонова И.В.
рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 25 по Свердловской области (далее — инспекция, налоговый орган) на решение Арбитражного суда Свердловской области от 10.06.2011 по делу N А60-2650/2011 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.09.2011 по тому же делу.
В судебном заседании приняли участие представители:
общества с ограниченной ответственностью "Элемент-Трейд — Н. Тагил" (ОГРН 1069674064844, ИНН 6674182189; далее — общество "Элемент-Трейд — Н. Тагил", налогоплательщик) — Ульянов Е.А. (доверенность от 01.06.2011 N 273-11), Долобань М.А. (доверенность от 01.08.2011 N 497-11), Алексахина Р.А. (доверенность от 18.11.2011 N 371-11), Сергеев А.В. (доверенность от 18.11.2011 N 371-11);
инспекции — Бочаров В.Н. (доверенность от 06.10.2011 N 04-13/02284), Николаев А.Г. (доверенность от 05.09.2011 N 04-13/19342), Пильникова Д.М. (доверенность от 07.10.2011 N 04-13/02414), Балакаев А.Д. (доверенность от 05.09.2011 N 04-13/19276), Суворова М.В. (доверенность от 05.09.2011 N 04-13/19341), Вялых А.Д. (доверенность от 23.12.2011 N 04-13/09455).

Общество "Элемент-Трейд — Н. Тагил" обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по Чкаловскому району г. Екатеринбурга о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 22.12.2010 N 12-09/89 в части доначисления налога на прибыль организаций в сумме 29 207 710 руб., соответствующих сумм пеней и штрафа.
Решением суда от 10.06.2011 (судья Гаврюшин О.В.) заявленные требования удовлетворены.
На основании заявленного заинтересованным лицом ходатайства судом апелляционной инстанции произведена замена Инспекции Федеральной налоговой службы по Чкаловскому району г. Екатеринбурга на ее процессуального правопреемника — Межрайонную инспекцию Федеральной налоговой службы N 25 по Свердловской области.
Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.09.2011 (судьи Савельева Н.М., Полевщикова С.Н., Голубцов В.Г.) решение суда оставлено без изменения.
В кассационной жалобе инспекция просит указанные судебные акты отменить, в удовлетворении требований общества "Элемент-Трейд — Н. Тагил" отказать, ссылаясь на нарушение судами норм материального права.
Заявитель жалобы считает, что все проводимые операции — переуступка права на товарный знак "МОНЕТКА" и дальнейшие передачи прав в рамках договоров неисключительной лицензии и сублицензии носят формальный характер. Их целью является минимизация прибыли. Инспекция отмечает, что отношения между взаимозависимыми лицами влияли на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг). Общество "Элемент-Трейд — Н. Тагил" и должностные лица взаимозависимых организаций осуществляли указанные сделки не с целью получения прибыли от предпринимательской деятельности, а лишь для необоснованного завышения расходов для целей налогообложения, что повлекло занижение налоговой базы по налогу на прибыль организаций.
Инспекция ссылается на то, что общество "Элемент-Трейд — Н. Тагил" не является производственным предприятием. Предприятие создано для целей перепродажи продуктов питания и товаров народного потребления, которые зачастую имеют собственные широко известные товарные знаки, не нуждающиеся в какой-либо рекламе со стороны налогоплательщика и тем более в товарном знаке "Монетка".
В отзыве на кассационную жалобу общество "Элемент-Трейд — Н. Тагил" возражает против доводов заявителя жалобы, просит оставить оспариваемые судебные акты без изменения, считает их законными и обоснованными. Налогоплательщик отмечает, что в данном случае приобретение им прав на единый товарный знак необходимо для поддержания и увеличения объема продаж, привлечения большего количества покупателей, продвижения услуг и товаров под единым, узнаваемым товарным знаком, что подтверждается фактом развития сети магазинов, работающих под товарным знаком "Монетка".

Как следует из материалов дела инспекцией по результатам выездной налоговой проверки по вопросам соблюдения обществом "Элемент-Трейд — Н. Тагил" налогового законодательства, в том числе в части правильности исчисления и своевременности уплаты в бюджет налога на прибыль организаций за 2006 — 2008 гг. составлен акт от 12.10.2010 N 12-09/89 и принято решение от 22.12.2010 N 12-09/89, которым налогоплательщику в том числе доначислен налог на прибыль организаций в сумме 29 207 710 руб., начислены соответствующие суммы пеней и штрафов.
Решением Управления Федеральной налоговой службы по Свердловской области от 22.12.2010 N 12-09/89 решение инспекции оставлено без изменения, апелляционная жалоба общества "Элемент-Трейд — Н. Тагил" без удовлетворения.
Основанием для доначисления налога на прибыль организаций за 2006 — 2008 гг. послужили выводы инспекции о необоснованном отнесении обществом "Элемент-Трейд — Н. Тагил" в состав затрат расходов на выплату сублицензионных платежей за использование товарного знака "Монетка" в сумме 121 698 793 руб. по сублицензионному договору от 01.08.2006 N MK-C111R, заключенному им с компанией "Ричмане трейдинг лимитед" (Кипр). По мнению налогового органа операции по переуступке товарного знака носили мнимый характер, в связи с взаимозависимостью обществ с ограниченной ответственностью "РМ-Групп", "Мега-инвест", "Монетка-финанс", а также компании "Ричмане трейдинг лимитед", совпадением дат совершения операций, использованием посредников при осуществлении операций по переуступке товарного знака, отсутствием у общества "Элемент-Трейд — Н. Тагил" разумной деловой цели уплачивать роялти компании "Ричмане трейдинг лимитед", поскольку оно могло приобрести эти права непосредственно у правообладателя Заболотнова Р.Н., наличием цели вывода части прибыли из-под налогообложения на территории Российской Федерации в связи с применением Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Кипр от 05.12.1998 "Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал".
Полагая, что решение инспекции является незаконным и необоснованным, общество "Элемент-Трейд — Н. Тагил" обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.
Удовлетворяя заявленные требования суды пришли к выводу об экономической обоснованности и документальном подтверждении понесенных налогоплательщиком затрат по уплате сублицензионных платежей.

Объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций в соответствии со ст. 247 *** Кодекса *** признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с положениями Кодекса.
Согласно п. 1 ст. 252 Кодекса налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 Кодекса). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных ст. 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.
Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.
Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.
В соответствии с подп. 37 п. 1 ст. 264 Кодекса в составе прочих расходов, связанных с производством и реализацией, учитываются периодические (текущие) платежи за пользование правами на результаты интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации (в частности, правами, возникающими из патентов на изобретения, промышленные образцы и другие виды интеллектуальной собственности).
В силу ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами; они служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.
Согласно позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Пленума от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды" (далее — постановление от 12.10.2006 N 53) судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны.
Под налоговой выгодой для целей данного постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.
Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
В соответствии с ч. 1 ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.
В связи с этим при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям ст. 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).
Пунктом 4 постановления от 12.10.2006 N 53 определено, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
Согласно п. 5 постановления от 12.10.2006 N 53 о необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа, в частности, о невозможности реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствии необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств.
В случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).
В силу п. 6 постановления от 12.10.2006 N 53 судам необходимо иметь в виду, что следующие обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной: создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции; взаимозависимость участников сделок; неритмичный характер хозяйственных операций; нарушение налогового законодательства в прошлом; разовый характер операции; осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика; осуществление расчетов с использованием одного банка; осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций. Однако эти обстоятельства в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, указанными в п. 5 данного постановления, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.
В соответствии с п. 9 данного постановления установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.
По п. 10 постановления от 12.10.2006 N 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.
Признание судом налоговой выгоды необоснованной влечет отказ в удовлетворении требований налогоплательщиков, связанных с ее получением (п. 11 постановления от 12.10.2006 N 53).
Судами установлено, что в подтверждение расходов на выплату лицензионных платежей (роялти) лицензиару (Компании "Ричмане трейдинг лимитед" (Кипр) общество "Элемент-Трейд — Н. Тагил" представило в налоговый орган и в материалы дела сублицензионный договор от 01.08.2006 N MK-C111R, заключенный им с Компанией "Ричмане трейдинг лимитед" (Кипр), акты приема-передачи. Из документов следует, что в проверяемые периоды лицензиар предоставил лицензиату неисключительное право на использование товарного знака "Монетка" в отношении всех видов услуг, классы которого указаны в соответствующем свидетельстве о регистрации товарного знака, а лицензиат пользовался таким неисключительным правом и выплачивал лицензиару вознаграждение в виде лицензионного платежа (роялти), подлежащего уплате за предоставленное право на использование товарного знака. Срок действия договора — с даты его регистрации в Роспатенте (30.11.2006 г.); правообладатель товарного знака — "Уорренс консолидэйтед, Инк.", Британские Виргинские Острова. Договор подписан со стороны иностранной Компании Ладыгиным С.В., со стороны общества — Шуровым Ю.Н.
Перечисление обществом "Элемент-Трейд — Н. Тагил" Компании "Ричмане трейдинг лимитед" (Кипр) лицензионных платежей (роялти) в общей сумме 121 698 793 руб. за 2006 — 2008 гг. по сублицензионному договору подтверждается представленными в материалы дела платежными поручениями и не оспаривается налоговым органом.
Налоговым органом не оспаривается и фактическое использование обществом "Элемент-Трейд — Н. Тагил" товарного знака.
На основании представленных в дело документов суды пришли к выводу, что, заключая сублицензионный договор, общество "Элемент-Трейд — Н. Тагил" действовало в соответствии со своей уставной деятельностью, направленной на извлечение прибыли и увеличение ее показателей, развитие сети магазинов розничной торговли "Монетка". Приобретение налогоплательщиком прав на использование товарного знака необходимо для поддержания и увеличения объема продаж, привлечения большего количества покупателей, продвижения услуг и товаров общества "Элемент-Трейд — Н. Тагил" под единым узнаваемым товарным знаком. Наличие узнаваемого товарного знака "Монетка", ассоциируется у покупателей с низкими ценами и может индивидуализировать торговую сеть, ориентированную на малообеспеченные слои населения. Кроме того, хозяйствующие субъекты вправе самостоятельно по своему усмотрению выбирать способы достижения результата от предпринимательской деятельности.
Из материалов дела следует, что товарный знак "Монетка" широко используется при оформлении фасадов зданий, внутренних помещений магазинов, при оформлении витрин магазинов, в предложениях к продажам товаров, что подтверждается договорами на разработку дизайн-макетов рекламной и информационной продукции и распространение рекламной информации в средствах массовой информации, а также макетами размещаемых в магазинах сети "Монетка" плакатов. В результате использования товарного знака "Монетка" обществом "Элемент-Трейд — Н. Тагил" увеличен розничный товарооборот и количество магазинов.
С учетом установленных обстоятельств суды указали, что инспекцией не представлены доказательства того, что понесенные обществом расходы на уплату сублицензионных платежей за право использования товарного знака не направлены на получение налогоплательщиком прибыли.
В соответствии со ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства в их совокупности и взаимосвязи, осуществляя проверку каждого доказательства, в том числе, с позиции его достоверности и соответствия содержащихся в нем сведений действительности. При этом в судебном акте указываются не только результаты оценки принятых судом доказательств, но и мотивы, по которым было отказано в принятии иных доказательств.
Доводы инспекции о недобросовестности общества "Элемент-Трейд — Н. Тагил" как налогоплательщика в связи с его взаимозависимостью с компанией "Ричмане трейдинг лимитед", обществами "РМ-Групп", "Мега-инвест", "Монетка-финанс" подробно исследованы и оценены судами.
Суды пришли к выводу о том, что инспекция не обосновала каким образом обстоятельство взаимозависимости участников сублицензионного договора повлияло или могло повлиять на условия и экономические результаты данного договора, а также не представила доказательств влияния взаимозависимости на условия или экономические результаты деятельности налогоплательщика.
В обоснование того, что отношения между взаимозависимыми лицами влияли на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг), инспекция ссылается на следующие обстоятельства.
В проверяемом периоде общество с ограниченной ответственностью "РМ-Групп" (далее — общество "РМ-Групп") являлось учредителем следующих организаций: общества "Элемент-Трейд" (доля в уставном капитале — 99,8%), ООО "Мега-Инвест" (доля в уставном капитале — 99,8%). Общество "Элемент-трейд" являлось учредителем общества "Элемент-Трейд — Н. Тагил" (доля в уставном капитале с 18.04.2006 по 26.09.2008 — 99,8%, с 26.09.2008 — 100%), общества "Монетка-финанс" (доля в уставном капитале — 99,99%). Договор неисключительной сублицензии на использование зарегистрированного товарного знака "МОНЕТКА" от 01.08.2006 N MK-C111R от имени Компании "Ричмане Трейдинг Лимитед" подписан Ладыгиным Станиславом Владимировичем, являющимся членом Правления Компании "Ричмане Трейдинг Лимитед" с 20.10.2005 по 16.05.2008. Одновременно с этим Ладыгин С.В. занимал руководящие должности в организациях, взаимозависимых с обществом "Элемент-Трейд", а именно, в период с 01.06.2007 по 20.04.2008 являлся исполнительным директором общества "Элемент-Трейд", с 21.04.2008 по 21.11.2008 являлся директором общества "Элемент-Трейд", в период с 01.06.2007 по 20.04.2008 являлся исполнительным директором общества "Мега-Инвест".
Вместе с тем из приведенного не следует, каким — образом данные обстоятельства повлияли или могли повлиять на условия и экономические результаты спорного договора, доказательств влияния взаимозависимости на условия или экономические результаты деятельности налогоплательщика инспекцией также не представлены.
Довод инспекции о том, что со стороны иностранного партнера спорный договор подписал Ладыгин С.В., который впоследствии был также директором взаимозависимых с налогоплательщиком организаций, отклонен на том основании, что на момент заключения договора 01.08.2006 он не занимал руководящих должностей. Кроме того, суд установил, что решение о заключении сублицензионного договора от имени иностранной организации принималось другими членами Совета директоров сублицензиара содержащей описание условий сделки, что подтверждается письменной резолюцией (г-жой Тоня Антониу и компанией "АМК Номинис Отд"), в которой Ладыгин С.В. уполномочен лишь на подписание сублицензионного договора.
Отклоняя довод инспекции о том, что учредителем компании "Ричмане Трейдинг Лимитед" является Дьяченко О.В., которая одновременно является учредителем взаимозависимых с налогоплательщиком организаций — обществ с ограниченной ответственностью "Мега-инвест", "Оптфин", "Фуд-центр", "РМ-Актив", "Сигма", а также лицом, получившим в 2007 г. доход от общества "Элемент-Трейд", суды сослались на заявление секретаря компании "Ричман Трейдинг Лимитед" от 18.02.2011 о том, что Дьяченко О.В. никогда не значилась в Реестре акционеров компании.
Судом правомерно не принята в качестве надлежащего доказательства переписка налогового органа и МВД России Национального Центрального Бюро Интерпола, в связи с тем, что инспекцией не соблюдена процедура обращения в Интерпол. Налоговый орган не имел соответствующих оснований для проверки информации по каналам Интерпола (наличие возбужденного уголовного дела, наличие оперативного учета, наличие зарегистрированного в установленном порядке проверочного материала и заявления (сообщения) о преступлении или иной информации, содержащей признаки уголовного наказуемого деяния.
Кроме того, судом установлено, что первоначальный правообладатель прав на товарный знак Заболотнов Р.Н. уступил права на товарный знак иностранной компании до того, как общество "РМ-Групп" стало учредителем налогоплательщика, и на момент заключения сублицензионного договора, первоначальный правообладатель не являлся директором учредителя налогоплательщика — общества "РМ-Групп". При этом налоговым органом не учтено, что право на товарный знак "Монетка" по договору уступки права требования было передано Заболотновым Р.Н. не компании "Ричмане трейдинг лимитед", а Компании "Уорренс консолидэйтед, Инк", а какой-либо взаимозависимости налогоплательщика с данной организацией налоговым органом не установлено.
Из материалов дела следует, что первоначальный правообладатель прав на товарный знак Заболотнов Р.Н. уступил права на товарный знак иностранной компании "Уорренс Консолидэйтед Инк." за 8 000 000 долларов США, частично указанная сумма уплачена. Срок погашения долга в полном объеме установлен до 29.12.2013, то есть на момент выездной проверки не наступил. Указанная стоимость была определена сторонами на основании оценки рыночной стоимости на товарный знак, проведенной обществом с ограниченной ответственностью "Юридическая фирма Городисский и Партнеры", что отражено в оценочном отчете N 2004/46. В связи с чем, суд отклонил довод налогового органа о необоснованном завышении стоимости сублицензионных платежей и несопоставимости суммы.
Довод налогового органа о наличии у налогоплательщика цели вывода части прибыли из-под налогообложения на территории Российской Федерации в связи с тем, что одна из сторон (иностранная компания, зарегистрированная на Кипре) освобождена от налогообложения, правомерно отклонен судом, поскольку порядок такого налогообложения предусмотрен законодательно в подп. 37 п. 1 ст. 264 Кодекса и в ст. 12 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Кипр от 05.12.1998 "Об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал".
Суд обоснованно отклонил довод инспекции на тот факт, что регистрация одного лицензионного и семи сублицензионных договоров на использование товарного знака "Монетка" была произведена ООО "Юридическая фирма "Городисский и партнеры" на основании письменного поручения генерального директора общества и оплаты обществом данных услуг отклоняется, поскольку он не свидетельствует о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, не подтверждает какую-либо взаимозависимость лиц, участвующих в сделке, а также необоснованность расходов общества по уплате сублицензионных платежей.
Отклоняя довод налогового органа о том, что факт мнимости сделок подтверждается возвратом денежных средств, перечисленных в адрес иностранной компании к проверяемому лицу через цепочку взаимозависимых организаций, суд пришел к выводу, что совокупность доказательств, имеющихся в материалами дела, подтверждает реальный характер взаимоотношений по договорам займа, налоговым органом не доказан транзитный характер платежей между участниками хозяйственных операций.
Соответственно суды, исходя из оценки совокупности доказательств, сделали правильный вывод о том, что налогоплательщик не допустил при определении размера своих налоговых обязательств отклонение от предписанных законодательством о налогах и сборах правил; налоговым органом не доказано совершение обществом "Элемент-Трейд — Н. Тагил" операций, не обусловленных разумными экономическими причинами и целями делового характера.
С учетом изложенного суды правомерно признали решение инспекции в оспариваемой части недействительным.
Выводы судов и установленные фактические обстоятельства переоценке судом кассационной инстанции в силу ст. 286, ч. 2 ст. 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не подлежат.
Нарушений и неправильного применения норм материального и процессуального права, являющихся основаниями для отмены обжалуемых судебных актов (ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), судом кассационной инстанции не установлено.
Руководствуясь ст. 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Свердловской области от 10.06.2011 по делу N А60-2650/2011 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.09.2011 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 25 по Свердловской области — без удовлетворения.

Председательствующий ЖАВОРОНКОВ Д.В.

Судьи АННЕНКОВА Г.В. ЛИМОНОВ И.В.