Требование: Об отмене постановления о привлечении к ответственности по части 2 статьи 13.13 КоАП РФ за подготовку геодезических и картографических материалов, содержащих сведения, составляющие государственную тайну, при невозможности осуществления обществом данной деятельности вследствие приостановления действия лицензии

Решение: Требование удовлетворено, поскольку на момент вынесения постановления истек срок давности привлечения к ответственности.

Постановление ФАС Уральского округа от 13.10.2010 N Ф09-8255/10-С1 по делу N А76-5755/2010-44-249

Дело N А76-5755/2010-44-249

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:
председательствующего Черкезова Е.О.,
судей Поротниковой Е.А., Лукьянова В.А.,
рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Челябинской области (далее — управление), общества с ограниченной ответственностью "Недра-Гео" (далее — общество) на постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.07.2010 по делу N А76-5755/2010-44-249 Арбитражного суда Челябинской области.
Лица, участвующие в деле, о времени и месте судебного разбирательства извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа.
В судебном заседании приняли участие представители:
общества — Малюков А.А. (доверенность от 01.02.2010 N 15);
управления — Подкорытов И.Н. (доверенность от 09.08.2010 б/н), Волков А.В. (доверенность от 08.04.2010 б/н).

Общество обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления управления от 09.03.2010 N 268 о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 13.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — Кодекс), в виде взыскания штрафа в размере 40 000 руб.
Решением суда от 20.05.2010 (судья Елькина Л.А.) в удовлетворении заявления общества отказано.
Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.07.2010 (судьи Арямов А.А., Тимохин О.Б., Плаксина Н.Г.) решение суда отменено. Заявление общества удовлетворено.
В кассационной жалобе управление просит указанное постановление апелляционного суда отменить, ссылаясь на ошибочность вывода суда об истечении срока давности привлечения общества к административной ответственности.
В кассационной жалобе общество просит постановление апелляционного суда изменить, признать отсутствие вины общества в совершении вменяемого ему административного правонарушения, а также наличие в действиях управления существенных процессуальных нарушений при производстве по делу об административном правонарушении, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Как следует из материалов дела, общество осуществляет геодезическую и картографическую деятельность.
При этом общество имеет лицензии: на осуществление геодезической деятельности от 02.04.2007 N УРГ-002009Г со сроком действия до 12.04.2012; на осуществление картографической деятельности от 12.04.2007 N УРГ-02010К со сроком действия до 12.04.2012; на осуществление работ, связанных с использованием сведений, составляющих государственную тайну при условии оказания услуг открытому акционерному обществу "ЧелябинскНИИгипрозем" (далее — общество "ЧелябинскНИИгипрозем") от 28.04.2007 N 1016 (на бланке N Б 361082), со сроком действия до 28.04.2010.
Решением управления от 28.02.2008 в связи с выявленными нарушениями приостановлено действие лицензий ФСБ России на право проведения работ, связанных с использованием сведений, составляющих государственную тайну, и на право проведения мероприятий и (или) оказание услуг в области защиты государственной тайны, выданных обществу "ЧелябинскНИИгипрозем".
Управлением в адрес общества направлено извещение от 29.02.2008 о запрете обществу "ЧелябинскНИИгипрозем" оказывать услуги по защите государственной тайны в интересах общества "Недра-ГЕО" в связи с приостановлением действия лицензий. Этим же письмом обществу предписано приостановить подготовку и работу с документами, содержащими сведения, составляющие государственную тайну. Письмо получено обществом 05.03.2008.
По результатам проведенного Министерством по управлению государственным имуществом Свердловской области (далее — министерство) открытого конкурса на право заключение государственного контракта на оказание услуг (выполнение работ) по осуществлению комплекса геодезических, картографических и землеустроительных работ по созданию планово-картографических материалов на земли сельскохозяйственного назначения и земли запаса, 20.04.2009 между обществом и министерством заключен государственный контракт, предусматривающий обязанность заявителя осуществить комплекс геодезических, картографических и землеустроительных работ по созданию планово-картографических материалов на земли сельскохозяйственного назначения и земли запаса. При этом Приложением N 1 к контракту предусмотрено, что работа выполняется при наличии лицензии ФСБ России на работу с документами, составляющими государственную тайну, а также при наличии соответствующих допусков и разрешений.
Работы в соответствии с условиями государственного контракта обществом выполнены, что подтверждено актом проверки работ от 28.07.2009 N 2.
Результаты выполненных работ на DVD-дисках переданы в министерство.
Управлением в рамках официального контроля за защитой сведений, составляющих государственную тайну 11.12.2009 в адрес Уральского окружного управления геодезии и картографии направлен запрос о проведении исследования степени секретности подготовленных обществом в рамках указанного контракта геодезических и картографических материалов (электронных ортофотопланов и технического отчета).
Заключением Уральского окружного управления геодезии и картографии от 28.12.2009, поступившим в адрес управления 11.01.2010, установлено, что в созданных обществом электронных ортофотопланах, как отдельно в одном ортофотоплане, так и в их совокупности, содержатся сведения, составляющие государственную тайну, подлежащие засекречиванию с грифом "секретно" в соответствии с п. 119 Перечня сведений, подлежащих засекречиванию, утвержденного приказом Минтранса России от 10.11.2007 N 05.
По данному факту управлением в отношении общества составлен протокол об административном правонарушении от 29.01.2010, на основании которого вынесено постановление от 09.03.2010 N 268 о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 13.13 Кодекса, в виде взыскания штрафа в размере 40 000 руб.
Не согласившись с названным постановлением, общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из наличия в действиях общества состава вменяемого ему административного правонарушения.
Суд апелляционной инстанции отменил решение суда, согласившись с выводом суда первой инстанции о наличии в действиях общества состава вменяемого ему административного правонарушения, при этом указал на истечение на момент вынесения оспариваемого постановления срока давности привлечения общества к административной ответственности.
Выводы апелляционного суда являются правильными и соответствуют обстоятельствам дела.
В соответствии с ч. 1 ст. 2.1 Кодекса, административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов РФ об административных правонарушениях установлена административная ответственность.
Статьей 1.5 Кодекса установлено, что лицо подлежит административной ответственности за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.
Частью 2 ст. 13.13 Кодекса установлена административная ответственность за занятие видами деятельности, связанными с использованием и защитой информации, составляющей государственную тайну, созданием средств предназначенных для защиты информации, составляющей государственную тайну, осуществлением мероприятий и (или) оказанием услуг по защите информации, составляющей государственную тайну, без лицензии.
Согласно ст. 2 Федерального закона от 08.08.2001 N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности", лицензия — это специальное разрешение, выданное лицензирующим органом юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю, на осуществление конкретного вида деятельности при обязательном соблюдении лицензионных требований и условий. Под лицензионными требованиями и условиями понимается совокупность установленных положениями о лицензировании конкретных видов деятельности требований и условий, выполнение которых обязательно при осуществлении лицензируемого вида деятельности.
В соответствии со ст. 27 Закона Российской Федерации от 21.07.1993 N 5485-1 "О государственной тайне", деятельность по проведению работ, связанных с использованием сведений, составляющих государственную тайну, созданием средств защиты информации, а также с осуществлением мероприятий и (или) оказанием услуг по защите государственной тайны, подлежит лицензированию.
Судами установлено и материалами дела подтверждено наличие в разработанных обществом, в соответствии с условиями государственного контракта от 20.04.2009, материалах сведений, составляющих государственную тайну.
Поскольку лицензия заявителя на осуществление работ, связанных с использованием сведений, составляющих государственную тайну от 28.04.2007 N 1016 (на бланке N Б 361082) обусловлена оказанием соответствующих услуг обществу "ЧелябинскНИИгипрозем", приостановление действия соответствующих лицензий общества "ЧелябинскНИИгипрозем" свидетельствует о невозможности осуществления заявителем деятельности в соответствии с выданной ему лицензией.
При таких обстоятельствах, с учетом правовой позиции, содержащейся в п. 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.10.2006 N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", суды пришли к обоснованному выводу о доказанности наличия в действиях общества признаков объективной стороны административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 2 ст. 13.13 Кодекса.
Кроме того, вина общества в совершении вменяемого ему административного правонарушения правильно установлена судами в соответствии со ст. 1.5, 2.1 Кодекса.
Таким образом, законными и обоснованными являются выводы судов о наличии в действиях общества состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 2 ст. 13.13 Кодекса.
Вместе с тем, в силу п. 6 ст. 24.5 Кодекса одним из обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении, является истечение сроков давности привлечения к административной ответственности.
Срок давности привлечения к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 13.13 Кодекса, согласно статье 4.5 Кодекса, составляет два месяца с момента совершения административного правонарушения.
Как правильно отметил апелляционный суд, из анализа диспозиции ч. 2 ст. 13.13 Кодекса следует, что объективную сторону правонарушения образует фактическое занятие лицом без соответствующей лицензии деятельностью, связанной с использованием и защитой информации, составляющей государственную тайну.
Неосуществление обществом засекречивания материалов, содержащих сведения, составляющие государственную тайну, выходит за пределы объективной стороны административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 13.13 Кодекса, а потому длительность такого деяния не может учитываться при определении срока давности привлечения к ответственности в соответствии с указанной нормой.
Окончание рассматриваемого правонарушения возможно путем фактического прекращения деятельности, связанной с использованием информации, составляющей государственную тайну.
Поскольку фактически такая деятельность в связи с исполнением контракта от 20.04.2009 окончена обществом в момент окончательной передачи результатов выполненных работ в министерство и Управление Роснедвижимости Свердловской области (по накладным от 29.06.2009 N 15 и от 28.07.2009 N 24), и сведений о фактическом осуществлении заявителем иной деятельности, связанной с использованием информации, составляющей государственную тайну, в материалы дела не представлено, правильным является вывод апелляционного суда о том, что названное правонарушение следует признать оконченным 28.07.2009.
Основания для квалификации правонарушения в качестве длящегося отсутствуют.
Поскольку на момент вынесения оспариваемого постановления управления (09.03.2010) срок давности привлечения общества к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 13.13 Кодекса истек, суд апелляционной инстанции правомерно удовлетворил заявление общества об отмене названного постановления управления.
Доводы управления, изложенные в кассационной жалобе, судом кассационной инстанции отклоняются, поскольку им дана надлежащая правовая оценка судом апелляционной инстанции. Оснований для переоценки выводов апелляционного суда, у суда кассационной инстанции не имеется.
Доводы общества о нарушении управлением порядка привлечения его к административной ответственности и отсутствия его вины в совершении вменяемого ему административного правонарушения судом кассационной инстанции отклоняются, как не основанные на материалах дела.
С учетом изложенного обжалуемый судебный акт подлежит оставлению без изменения, кассационная жалоба — без удовлетворения.
Руководствуясь ст. 286, 287, 289, 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.07.2010 по делу N А76-5755/2010-44-249 Арбитражного Суда Челябинской области делу оставить без изменения, кассационные жалобы Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Челябинской области, общества с ограниченной ответственностью "Недра-Гео" — без удовлетворения.

Председательствующий ЧЕРКЕЗОВ Е.О.

Судьи ПОРОТНИКОВА Е.А. ЛУКЬЯНОВ В.А.