Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Онищенко Григория Николаевича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 10, подпунктами 3 и 6 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 26.05.2016 N 1166-О

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию гражданина Г.Н. Онищенко вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Как следует из представленных гражданином Г.Н. Онищенко материалов, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации он оспаривает конституционность следующих положений Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (данный Закон не применяется с 1 января 2015 года, за исключением норм, регулирующих исчисление размера трудовых пенсий и подлежащих применению в целях определения размеров страховых пенсий в соответствии с Федеральным законом от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях" в части, не противоречащей данному Федеральному закону):
пункта 1 статьи 10, которым предусмотрено, что в страховой стаж включаются периоды работы и (или) иной деятельности, которые выполнялись на территории Российской Федерации лицами, указанными в части первой статьи 3 данного Федерального закона, при условии, что за эти периоды уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации;
положений пункта 1 статьи 28, согласно которым трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 названного Федерального закона, инвалидам вследствие военной травмы: мужчинам по достижении возраста 55 лет и женщинам по достижении возраста 50 лет, если они имеют страховой стаж соответственно не менее 25 и 20 лет (подпункт 3), и мужчинам по достижении возраста 55 лет и женщинам по достижении возраста 50 лет, если они проработали не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера либо не менее 20 календарных лет в приравненных к ним местностях и имеют страховой стаж соответственно не менее 25 и 20 лет (подпункт 6).
Г.Н. Онищенко в 2008 году уволен с военной службы во внутренних войсках МВД России, в связи с чем ему в соответствии с Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" была назначена пенсия за выслугу лет. После увольнения с военной службы заявитель осуществлял трудовую деятельность и по достижении 55-летнего возраста обратился в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации с заявлением о назначении страховой части досрочной трудовой пенсии по старости (как инвалид II группы вследствие военной травмы, проработавший в районах Крайнего Севера более 15 лет и имеющий страховой стаж более 25 лет). В назначении страховой части трудовой пенсии Г.Н. Онищенко было отказано из-за отсутствия требуемого страхового и специального стажа работы в указанных местностях.
По мнению заявителя, пункт 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" противоречит статьям 2, 6 (часть 2), 7, 15, 17, 18, 19 (часть 2), 39 (части 1 и 2), 46, 52 и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования не позволяет засчитывать в страховой стаж, учитываемый при определении права на трудовую пенсию и влияющий на ее размер, периоды обучения в образовательных учреждениях среднего профессионального образования.
Противоречие приведенным статьям Конституции Российской Федерации положений пунктов 3 и 6 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" Г.Н. Онищенко усматривает в том, что они во взаимосвязи с пунктом 1 статьи 12 данного Федерального закона не позволяют засчитывать в страховой стаж периоды прохождения военной службы, в том числе в районах Крайнего Севера, при досрочном назначении трудовой пенсии по старости.
Оспариваемые нормы применены в деле заявителя судами общей юрисдикции.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
2.1. Правило, закрепленное пунктом 1 статьи 10 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (аналогичная норма установлена в части 1 статьи 11 Федерального закона "О страховых пенсиях"), о включении в страховой стаж застрахованных лиц периодов их работы при условии уплаты за эти периоды страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, с соблюдением которого связывается реализация права на получение трудовой пенсии в надлежащем объеме и которому корреспондирует законодательно закрепленная обязанность страхователя своевременно и в полном объеме уплачивать страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации, призвано обеспечивать нормальное функционирование финансового механизма обязательного пенсионного страхования и, в конечном счете, выплату трудовых пенсий застрахованным лицам в размере, предусмотренном законом и адекватном результатам их труда, что не может расцениваться как нарушающее права заявителя.
Оспаривая конституционность указанной нормы, Г.Н. Онищенко полагает, что в страховой стаж наравне с периодами трудовой деятельности необходимо засчитывать периоды обучения в образовательных учреждениях среднего профессионального образования, как это предусматривало ранее действовавшее законодательство, в частности Закон Российской Федерации от 20 ноября 1990 года N 340-1 "О государственных пенсиях в Российской Федерации" (статья 91). Однако Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что Федеральный законодатель обладает достаточно широкой дискрецией в указанной сфере и вправе закрепить в законе правовые основания назначения пенсий, размеры пенсий, порядок их исчисления и выплаты, а также вправе изменять установленное им в данной сфере регулирование, учитывая финансово-экономические возможности государства на соответствующем этапе его развития и соблюдая при этом конституционные принципы справедливости, равенства, соразмерности и поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, которые предполагают сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм (постановления от 24 мая 2001 года N 8-П, от 26 декабря 2002 года N 17-П, от 29 января 2004 года N 2-П и др.).
Сам по себе переход к новому правовому регулированию в области пенсионного обеспечения граждан в рамках системы обязательного пенсионного страхования осуществлен законодателем в пределах дискреционных полномочий. Закрепляя новый порядок исчисления обязательного страхового обеспечения, в целях сохранения ранее приобретенных пенсионных прав застрахованных лиц законодатель при определении размера страховой пенсии по старости предусмотрел в Федеральном законе "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" возможность выбора застрахованным лицом варианта исчисления расчетного размера его трудовой пенсии (статья 30), один из которых, в частности, в целях определения расчетного размера трудовой пенсии позволяет учитывать продолжительность общего трудового стажа, под которой понимается суммарная продолжительность трудовой и иной общественно полезной деятельности до 1 января 2002 года, в которую включаются в том числе периоды подготовки к профессиональной деятельности — обучение в училищах, школах и на курсах по подготовке кадров, повышению квалификации и по переквалификации, в образовательных учреждениях среднего профессионального и высшего профессионального образования (в средних специальных и высших учебных заведениях), пребывание в аспирантуре, докторантуре, клинической ординатуре (пункт 4 статьи 30).
С целью сохранения ранее приобретенных пенсионных прав застрахованных лиц в статье 36 Федерального закона "О страховых пенсиях" также закреплено правило о том, что со дня вступления в силу данного Федерального закона ранее принятые федеральные законы, предусматривающие условия и нормы пенсионного обеспечения, применяются в части, не противоречащей ему, а Федеральный закон "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" не применяется, за исключением норм, регулирующих исчисление размера трудовых пенсий и подлежащих применению в целях определения размеров страховых пенсий.
2.2. Подпункт 3 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (аналогичная норма установлена пунктом 3 части 1 статьи 32 Федерального закона "О страховых пенсиях"), закрепляя условия назначения трудовой пенсии по старости инвалидам вследствие военной травмы, устанавливает для указанных лиц льготный порядок реализации права на пенсионное обеспечение и направлен на их повышенную социальную защиту, что не может рассматриваться как нарушающее права граждан, в том числе заявителя, который является получателем пенсии за выслугу лет, назначенной при наличии соответствующей выслуги военной службы независимо от возраста.
Подпункт 6 пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (аналогичная норма установлена пунктом 6 части 1 статьи 32 Федерального закона "О страховых пенсиях"), определяющий условия назначения трудовой пенсии по старости с уменьшением общеустановленного пенсионного возраста лицам, осуществляющим трудовую деятельность в районах Крайнего Севера, в том числе закрепляющий минимальную продолжительность стажа работы в указанных районах, выступает элементом механизма досрочного пенсионного обеспечения названной категории граждан.
Такое правовое регулирование, закрепленное как ранее действовавшим, так и ныне действующим законодательством при назначении пенсий по данному основанию, в равной мере распространяется на всех лиц, работавших в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также выехавших на постоянное жительство за пределы указанных территорий, и направлено на обеспечение реализации их пенсионных прав, а потому как само по себе, так и в системной связи с положениями статьи 12 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", закрепляющими порядок исчисления страхового стажа, не может расцениваться как нарушающее конституционные права заявителя, которому период военной службы в районах Крайнего Севера был учтен при подсчете выслуги лет для определения размера пенсии за выслугу лет в соответствии с Законом Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей".
Разрешение же вопроса об одновременном зачете в страховой стаж и в выслугу лет периода военной службы в районах Крайнего Севера требует внесения соответствующих изменений в действующее правовое регулирование и к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, закрепленной в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Онищенко Григория Николаевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.ЗОРЬКИН