По делу о признании частично недействительным предписания уполномоченного органа об обязании выполнить ряд мероприятий по устранению выявленных нарушений в области промышленной безопасности

Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 03.03.2014 по делу N А43-10279/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 24.02.2014.
Постановление в полном объеме изготовлено 03.03.2014.
Первый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Захаровой Т.А.,
судей Смирновой И.А., Рубис Е.А.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Рышковской Я.И.,
рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Волжско-Окского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору
на решение Арбитражного суда Нижегородской области от 08.11.2013
по делу N А43-10279/2013,
принятое судьей Сандовой Е.М.
по заявлению общества с ограниченной ответственностью "Научно-производственная компания "Астат" (606016, Нижегородская обл., г. Дзержинск, пр. Ленина, д. 121, оф. 107; ИНН 5249102673, ОГРН 1095249004476) о признании недействительным предписания Волжско-Окского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 10.04.2013 N Г-пр 165/13-П,
при участии в судебном заседании представителей:
общества с ограниченной ответственностью "Научно-производственная компания "Астат" — Павлова И.В. по доверенности от 21.01.2014, Новосельцева А.В. по доверенности от 21.01.2014 сроком действия один год,
и

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Научно-производственная компания "Астат" (далее — ООО "НПК "Астат", Общество) обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с заявлением о признании недействительным предписания Волжско-Окского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (далее — Управление Ростехнадзора, надзорный орган) от 10.04.2013 N Г-пр 165/13-П.
Решением Арбитражного суда Нижегородской области от 08.11.2013 заявленные требования удовлетворены в части признания недействительными пунктов 1, 2, 4, 5, 6 предписания Управление Ростехнадзора от 10.04.2013 N Г-пр 165/13-П; в удовлетворении остальной части требований отказано. Одновременно суд взыскал с надзорного органа в пользу Общества судебные расходы.
Не согласившись с принятым судебным актом, Управление Ростехнадзора обратилось в Первый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции отменить и принять по делу новый судебный акт.
В обоснование апелляционной жалобы и дополнения к ней заявитель указывает на неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов, изложенных в решении, фактическим обстоятельствам дела, неправильное применение норм материального и процессуального права.
По мнению надзорного органа, его предписание в части пунктов 1, 2, 4, 5, 6 не противоречит положениям действующего законодательства, требования пунктов 1 — 5 Общество исполнило, а требование пункта 6 фактически признало.
В судебном заседании 03.02.2014 представители Управления уточнили пределы апелляционного обжалования судебного акта и окончательно просили суд пересмотреть решение Арбитражного суда Нижегородской области в части признания недействительными пунктов 1, 2, 4, 5 и 6 предписания и принять новый судебный акт об отказе Обществу в удовлетворении требований.
Возражений от представителей Общества о пересмотре судебного акта в части не поступило.
Управление ходатайствует о рассмотрении дела без участия своего представителя.
В судебном заседании представители Общества поддержали доводы, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу и дополнении к ней.
В соответствии со статьями 123, 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено в отсутствие неявившихся представителей лиц, участвующих в деле.
Согласно части 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть судебного акта, арбитражный суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность судебного акта только в обжалуемой части, если при этом лица, участвующие в деле, не заявят возражений.
В пункте 25 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции" разъяснено, что при применении части 5 статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации необходимо иметь в виду следующее: если заявителем подана жалоба на часть судебного акта, суд апелляционной инстанции в судебном заседании выясняет мнение присутствующих в заседании лиц относительно того, имеются ли у них возражения по проверке только части судебного акта, о чем делается отметка в протоколе судебного заседания.
В данном случае возражений относительно проверки только части судебного акта от Общества не поступило.
Проверив законность и обоснованность принятого по делу решения в обжалуемой части в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исследовав доводы апелляционной жалобы и материалы дела, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.
Установлено по делу, что с целью проверки информации, изложенной в обращении Городской Думы г. Дзержинска Нижегородской области о нарушении обязательных требований в области промышленной безопасности, на основании распоряжения руководителя Управления Ростехнадзора от 12.03.2013 N Г-пр165/13 уполномоченные лица надзорного органа в период с 14.03.2013 по 10.04.2013 осуществили проверочные мероприятия в отношении ООО "НПК "Астат" на предмет соблюдения юридическим лицом действующего законодательства в данной области.
Результаты проверочных мероприятий зафиксированы в акте проверки органом государственного контроля (надзора) юридического лица от 10.04.2013 N Г-пр 165/13-А.
10.04.2013 Управление Ростехнадзора выдало ООО "НПК "Астат" предписание N Г-пр165/13-п, согласно которому Обществу надлежало в срок до 10.05.2013 выполнить ряд мероприятий по устранению выявленных нарушений.
Полагая, что предписание Ростехнадзора является незаконным и нарушает его права и законные интересы, Общество обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.
Удовлетворяя заявленные требования в части, суд первой инстанции руководствовался статьями 198, 200, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, положениями Федерального закона от 21.07.1997 N 116 "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" и исходил из того, что надзорный орган не доказал законность оспариваемого предписания в части пунктов 1, 2, 4, 5 и 6.
В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 7, 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.
Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается, как на основания своих требований и возражений.
Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.
В соответствии с частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.
Таким образом, для признания ненормативного правового акта, решения, действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц незаконными суд должен установить наличие совокупности двух условий:
несоответствие ненормативного правового акта, решения, действия (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц закону или иному нормативному правовому акту;
нарушение ненормативным правовым актом, решением, действием (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Согласно части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
К отношениям, связанным с осуществлением государственного надзора в области промышленной безопасности, организацией и проведением проверок юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, применяются положения Федерального закона от 26.12.2008 N 294-ФЗ N О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля" (далее — Закон N 294-ФЗ) с учетом особенностей организации и проведения проверок, установленных пунктом 4 статьи 1 данного Закона.
В случае выявления при проведении проверки нарушений юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем обязательных требований, должностные лица органа государственного контроля (надзора), проводившие проверку, в пределах полномочий, предусмотренных законодательством Российской Федерации, обязаны выдать предписание юридическому лицу, индивидуальному предпринимателю об устранении выявленных нарушений с указанием сроков их устранения (статья 17 Закона N 294-ФЗ).
Согласно Положению о Волжско-Окском управлении Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору, утвержденному приказом Ростехнадзора от 20.12.2010 N 1154 Волжско-Окское управление Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (далее — территориальный орган, Волжско-Окское управление Ростехнадзора) является территориальным органом межрегионального уровня, осуществляющим функции Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (далее — Ростехнадзор) в установленной сфере деятельности на территориях Нижегородской области и Республики Мордовия и функции по надзору за организациями, осуществляющими проектирование, строительство, ремонт, эксплуатацию объектов магистрального трубопроводного транспорта, имеющими юридический адрес на территории Нижегородской области и Республики Мордовия, функции по надзору за линейной частью и объектами инфраструктуры линейной части магистральных трубопроводов, эксплуатируемых поднадзорными организациями, по всей их протяженности, включая территории других субъектов Российской Федерации (Владимирская область, Пензенская область, Ивановская область, Московская область, Рязанская область, Костромская область, Кировская область, Республика Марий Эл, Чувашская Республика, Удмуртская Республика, Республика Татарстан), по которым они проходят или на которых находятся, а также функции по надзору за проектированием и изготовлением химического оборудования на территории Удмуртской Республики, Пермского края, Кировской области.
Территориальный орган в своей деятельности руководствуется Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами, указами и распоряжениями Президента Российской Федерации, постановлениями и распоряжениями Правительства Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, Положением о Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также настоящим Положением.
Территориальный орган осуществляет свою деятельность во взаимодействии с другими территориальными органами Ростехнадзора, территориальными органами других федеральных органов исполнительной власти, с полномочным представителем Президента Российской Федерации в федеральном округе (в рамках установленных полномочий), органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, общественными объединениями, иными организациями.
Федеральный закон от 21.07.1997 N 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" (далее — Федеральный закон N 116-ФЗ) определяет правовые, экономические и социальные основы обеспечения безопасной эксплуатации опасных производственных объектов и направлен на предупреждение аварий на опасных производственных объектах и обеспечение готовности эксплуатирующих опасные производственные объекты юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее также — организации, эксплуатирующие опасные производственные объекты) к локализации и ликвидации последствий указанных аварий.
Положения Федерального закона N 116-ФЗ распространяются на все организации независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, осуществляющие деятельность в области промышленной безопасности опасных производственных объектов на территории Российской Федерации и на иных территориях, над которыми Российская Федерация осуществляет юрисдикцию в соответствии с законодательством Российской Федерации и нормами международного права.
По пункту 1 оспариваемого предписания.
В ходе проверки надзорный орган установил факт использования ООО "НПК "Астат" технологического оборудования, увеличивающего производственные мощности опасного производственного объекта, а именно: реактора поз. Р-4, 5, 6, 7, 8, теплообменника поз. Т-4, 6, 7, 8, емкостей поз. Е-304, поз. Е-305, промежуточных емкостей поз. Е-9, поз. Е-10, аварийной емкости поз. Е-15, емкости готового продукта поз. Е-12, дренажной емкости поз. Е-16, сепаратора поз. Е-17 поз. Е-13, поз. Е-14, насосов шестеренчатых поз. Н-6/1, 2, 3, 5 мерника формалина поз. Е-4/2 и др.
Данное обстоятельство, по мнению надзорного органа, обязывает Общество направить в территориальные органы надзора сведения, характеризующие опасный производственный объект (далее — ОПО) "цех химически стойких материалов" в связи с увеличением мощности производства.
Со своей стороны Общество утверждает, что оборудование на момент проведения проверки (10.04.2013) находилось в состоянии пусконаладочных работ.
Указанное, подтверждается программой и графиком комплексного опробования оборудования "цеха химически стойких материалов" и оформленным впоследствии актом приемки от 25.04.2013 (том 1 л. д. 144).
При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к обоснованному заключению о том, что в действиях Общества отсутствует нарушение положений статьи 2, части 4 статьи 8, части 1 статьи 9 Федерального закона N 116-ФЗ, что свидетельствует о незаконности требований, изложенных в пункте 1 предписания.
По пункту 2 оспариваемого предписания.
В процессе проверки надзорный орган пришел к выводу о том, что суммарное количество опасных веществ, находящихся в технических устройствах, аппаратах, еврокубах и стационарных емкостях, установленных в корпусе N 179, и размещенных на территории опасного производственного объекта "цеха химически стойких материалов" с учетом наибольшей вместимости оборудования, превышает 200 т.
Данное обстоятельство обязывает Общество разработать декларацию промышленной безопасности опасного производственного объекта в силу требований части 2 статьи 14 Федерального закона N 116-ФЗ.
Часть 2 статьи 14 ФЗ N 116 предусматривает обязательность разработки деклараций промышленной безопасности опасных производственных объектов I и II классов опасности, на которых получаются, используются, перерабатываются, образуются, хранятся, транспортируются, уничтожаются опасные вещества в количествах, указанных в приложении 2 к настоящему Федеральному закону (за исключением использования взрывчатых веществ при проведении взрывных работ).
В силу пункта 1 приложения 2 к Федеральному закону N 116-ФЗ и таблицы 2 данного приложения для опасных производственных объектов, на котором находятся или могут находиться опасные (в данном случае токсичные вещества) в количестве свыше 200 и более, но менее 2000 тонн, устанавливается II (второй) класс опасности.
Как установил суд первой инстанции, превышение количества опасных веществ в ходе проверки было определено надзорным органом расчетным путем (суммирование объемов всех емкостей, в том числе и емкости поз. Е-305 и пересчет в массу веществ).
Вместе с тем, последующие действия самого надзорного органа по выдаче Обществу свидетельства о регистрации А40-18147 от 13.05.2013 (том 1 л. д. 136) опровергают законность предписания в этой части, поскольку из свидетельства следует, что эксплуатируемые Обществом опасные производственные объекты относятся к 3 классу опасности.
При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно признал пункт 2 оспариваемого предписания недействительным, не соответствующим Федеральному закону N 116-ФЗ.
Пункты 4 и 5 оспариваемого предписания суд первой инстанции правомерно признал недействительными, поскольку содержащиеся в них требования носят общий характер.
Предписание выносится в случае установления конкретных нарушений законодательства в целях их устранения, при этом требования должны быть реально исполнимы.
Административный орган обязан описать выявленные нарушения таким образом, чтобы их содержание было понятно лицу, которое впоследствии будет устранять эти нарушения.
Между тем, из содержания пунктов 4, 5 невозможно определить, в чем конкретно выражается нарушение требований действующего законодательства, допущенное Обществом, вследствие чего данные пункты не могут быть признаны законными.
По пункту 6 предписания.
Надзорный орган указывает, что на вновь смонтированном оборудовании — технические устройства (емкости поз. Е-12, поз. Е-13, поз. Е-14, поз. Е-15, поз. Е-302, поз. Е-304, поз. Е-305) отсутствуют документы, подтверждающие качество их изготовления и соответствие требованиям нормативно-технической документации, разрешение на применение; монтаж на наружной установке опасного производственного объекта емкостного оборудования, эстакады слива с насосами и обвязочными трубопроводами произведен без проекта.
В силу абзаца 2 части 1 статьи 9 Федерального закона N 116-ФЗ организация, эксплуатирующая опасный производственный объект, обязана соблюдать положения настоящего Федерального закона, других федеральных законов, принимаемых в соответствии с ними нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, а также федеральных норм и правил в области промышленной безопасности.
В соответствии с частью 1 статьи 8 Федерального закона N 116-ФЗ техническое перевооружение, капитальный ремонт, консервация и ликвидация опасного производственного объекта осуществляются на основании документации, разработанной в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, с учетом законодательства о градостроительной деятельности. Если техническое перевооружение опасного производственного объекта осуществляется одновременно с его реконструкцией, документация на техническое перевооружение такого объекта входит в состав соответствующей проектной документации. Документация на консервацию и ликвидацию опасного производственного объекта подлежит экспертизе промышленной безопасности. Документация на техническое перевооружение опасного производственного объекта подлежит экспертизе промышленной безопасности в случае, если указанная документация не входит в состав проектной документации такого объекта, подлежащей экспертизе в соответствии с законодательством Российской Федерации о градостроительной деятельности. Не допускаются техническое перевооружение, консервация и ликвидация опасного производственного объекта без положительного заключения экспертизы промышленной безопасности, которое в установленном порядке внесено в реестр заключений экспертизы промышленной безопасности, либо, если документация на техническое перевооружение опасного производственного объекта входит в состав проектной документации такого объекта, без положительного заключения экспертизы проектной документации такого объекта.
Руководствуясь вышеприведенной правовой нормой, суд первой инстанции пришел к заключению о том, что наличие проектной документации требуется только при техническом перевооружении, капитальном ремонте, консервации, ликвидации ОПО.
Однако такая позиция является неверной, поскольку законодатель провел четкое разграничение понятий "проектная документация" и "документация на техническое перевооружение, консервацию, ликвидацию опасного производственного объекта".
Под проектной документацией понимается документация на строительство, реконструкцию и капитальный ремонт опасного производственного объекта, а также другие виды деятельности в области промышленной безопасности, кроме технического перевооружения, консервации и ликвидации ОПО.
Такое заключение следует из части 2 статьи 8 Федерального закона N 116-ФЗ, согласно которой отклонения от проектной документации опасного производственного объекта в процессе его строительства, реконструкции капитального ремонта, а также от документации на техническое перевооружение, капитальный ремонт, консервацию и ликвидацию опасного производственного объекта в процессе его технического перевооружения, консервации и ликвидации не допускаются.
При этом в силу части 1 статьи 6 Федерального закона N 116-ФЗ к видам деятельности в области промышленной безопасности относится, помимо строительства, реконструкции, капитального ремонта, технического перевооружения, консервации и ликвидации ОПО, также и другие виды деятельности, в частности, монтаж и наладка технических устройств, применяемых на опасном производственном объекте.
Положения статьи 8 Федерального закона N 116-ФЗ контролируют исключительно указанные в ней виды деятельности. Порядок монтажа технических устройств, который представляет собой самостоятельный вид деятельности в области промышленной безопасности, данная правовая норма не затрагивает.
Монтаж оборудования регламентируется Общими правилами взрывобезопасности для взрывопожароопасных химических, нефтехимических и нефтеперерабатывающих производств (далее — Общие правила), утвержденными постановлением Госгортехнадзора России от 05.05.2003 N 29.
В пункте 1.2 Общих правил указано, что они разработаны в соответствии с Федеральным законом N 116-ФЗ.
В силу пункта 5.1.1 Общих правил выбор оборудования осуществляется в соответствии с исходными данными на проектирование, требованиями действующих нормативных документов и настоящих Правил.
Согласно пункту 5.1.7 Общих правил, монтаж технологического оборудования и трубопроводов должен производиться в соответствии с проектом.
Из смысла оспариваемого пункта предписания и пояснений представителей лиц, участвующих в деле, установлено, что надзорный орган предлагает Обществу представить документы, подтверждающие безопасность эксплуатации цеха химически стойких материалов с учетом приобретения и установки дополнительного оборудования.
Установлено, что Общество приобрело емкостное оборудование, насосы и трубопроводы в комплекте с другим оборудованием без проектной документации.
Независимо от того, в комплекте приобретено оборудование или нет, приобретено оно в разобранном или уже смонтированном виде, императивная норма Общих правил взрывобезопасности требует, чтобы оборудование было смонтировано в соответствии с проектом.
Именно Общество как организация, эксплуатирующая опасный производственный объект, несет ответственность за необеспечение промышленной безопасности на нем.
Надзорный орган установил, что на момент проверки Общество заключило договор на проведение экспертизы промышленной безопасности, однако о возможности безопасной эксплуатации оборудования может свидетельствовать только положительное заключение экспертизы промышленной безопасности.
Указанное обстоятельство не подтверждает соблюдение заявителем требований промышленной безопасности, в связи с чем надзорный орган правомерно указал в пункте 6 предписания на необходимость устранения допущенного нарушения.
Кроме того, в суд апелляционной инстанции Общество представило заключения экспертизы промышленной безопасности от 10.06.2013 NN 38с/03-13,37с/03-13,42с/03-13, 41с/03-13,22с/03-13, 23с/03-13, 43с/03-13 в отношении технических устройств, применяемых на опасном производственном объекте; заключения экспертизы промышленной безопасности строительных конструкций железнодорожной наливной эстакады от 22.01.2014 N 21/52-К/13-3/6, N 21/52-К/13-1/6.
Следовательно, заявитель признает необходимость соблюдения требований действующего законодательства в этой части и исполнил его.
Также несостоятельным признается вывод суда первой инстанции о том, что у надзорного органа отсутствует право проводить проверку в отношении сливной железнодорожной эстакады, поскольку Общество имеет лицензию Ространснадзора на осуществление погрузочно-разгрузочной деятельности применительно к опасным грузам на железнодорожном транспорте.
Согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 30.07.2004 N 401 "О Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору" контроль и надзор за соблюдением требований промышленной безопасности при проектировании, строительстве, эксплуатации, консервации и ликвидации опасных производственных объектов, изготовлении, монтаже, наладке, обслуживании и ремонте технических устройств, применяемых на опасных производственных объектах, транспортировании опасных веществ на опасных производственных объектах возложены на Ростехнадзор.
Указом Президента Российской Федерации от 09.03.2004 N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" образована Федеральная служба по надзору в сфере транспорта (Ространснадзор), которая находится в ведении Минтранса России, с функциями по контролю и надзору упраздняемых Министерства путей сообщения Российской Федерации и Министерства транспорта Российской Федерации, а также функциями по техническому надзору за спортивными судами упраздняемого Государственного комитета Российской Федерации по физической культуре и спорту.
В постановлении Правительства Российской Федерации от 30.07.2004 N 398 "Об утверждении Положения о Федеральной службе по надзору в сфере транспорта" Федеральная служба по надзору в сфере транспорта (Ространснадзор) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю (надзору) за соблюдением законодательства Российской Федерации о безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта, а также промышленной безопасности на железнодорожном транспорте при осуществлении перевозочного процесса по дорогам общего пользования (пункт 5.1.5 постановления).
В силу подпункта "б" пункта 2 названного постановления, на Федеральную службу по надзору в сфере транспорта возложены контрольные и надзорные функции, ранее возложенные на ныне упраздненное Министерство путей сообщения Российской Федерации.
В соответствии с примечанием к пункту 1.1 Положения об инспекции котлонадзора Министерства путей сообщения Российской Федерации, утвержденного Министром путей сообщения Российской Федерации 25.10.1993 N ЦРБ-208, к объектам котлонадзора среди прочих объектов относятся грузоподъемные краны.
Возложение функции государственного надзора за промышленной безопасностью при использования грузоподъемных кранов на объектах инфраструктуры железнодорожного транспорта на Ространснадзор и его территориальные органы подтверждается "Положением о Центральном управлении государственного железнодорожного надзора Федеральной службы по надзору в сфере транспорта", утвержденным приказом Федеральной службы по надзору в сфере транспорта от 30.09.2009 N АК-1071фс и Административным регламентом Федеральной службы по надзору в сфере транспорта проведения проверок при осуществлении Федерального государственного надзора за соблюдением законодательства РФ, в том числе международных договоров РФ об обеспечении безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта, а также промышленной безопасности на железнодорожном транспорте, утвержденным Приказом Минтранса России от 20.10.2011 N 270.
Таким образом, у Ростехнадзора имеются общие полномочия на проведение проверки в области промышленной безопасности опасных производственных объектов, в том числе за счет полномочий, поступивших от Госгортехнадзора, указанных в 5.3.1.5 постановления Правительства Российской Федерации N 401, а у Ространснадзора — специальные полномочия управления в сфере промышленной безопасности на железнодорожном транспорте.
В частности, Федеральная служба по надзору в сфере транспорта (Ространснадзор) из правил промышленной безопасности контролирует лишь правила устройства и безопасной эксплуатации грузоподъемных кранов.
Контроль за соблюдением Общих правил взрывобезопасности для взрывопожароопасных химических, нефтехимических и нефтеперерабатывающих производств Ространснадзор не осуществляет.
В данном случае используемая Обществом сливная железнодорожная эстакада связана не с железнодорожным транспортом, а со складом и технологической установкой, на которой используются опасные вещества. Она предназначена для транспортирования опасных веществ от вагона-цистерны до склада и технологической установки.
Транспортирование опасных веществ наряду с их использованием и переработкой является признаком опасности опасного производственного объекта и не подпадает под понятие погрузо-разгрузочной деятельности с опасными грузами.
Следовательно, Ростехнадзор вправе проводить проверку в отношении сливной железнодорожной эстакады, которая технологически связана не с железнодорожным транспортом, а со складом и технологической установкой, на которой используются опасные вещества.
Из вышеизложенного следует, что пункт 6 предписания надзорного органа соответствует требованиям Федерального закона N 116-ФЗ, Федерального закона N 294-ФЗ.
Ссылка суда первой инстанции на выводы постановления Дзержинского городского суда Нижегородской области от 23.07.2013 N 5-555/2013 является несостоятельной, поскольку часть 3 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации говорит об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции по гражданскому делу, а не по делу об административном правонарушении.
Повторно исследовав обстоятельства, имеющие значение для дела, оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, применив нормы материального права, суд апелляционной инстанции приходит к итоговому выводу о том, что предписание в части пункта 6 принято уполномоченным органом, соответствует Федеральному закону N 294-ФЗ и Федеральному закону N 116-ФЗ и не нарушает права и законные интересы Общества в сфере предпринимательской деятельности, что в силу части 3 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации влечет отказ в удовлетворении заявленных требований.
Неправильное применение норм материального права, несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела в соответствии со статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации являются основаниями для отмены решения суда первой инстанции.
Решение Арбитражного суда Нижегородской области подлежит отмене в части удовлетворения требования Общества о признании недействительным пункта 6 предписания Управления Ростехнадзора от 10.04.2013 N Г-пр 165/13-П с принятием в этой части нового судебного акта об отказе ООО "НПК "Астат" в удовлетворении требований.
В остальной части решение Арбитражного суда Нижегородской области подлежит оставлению без изменения, апелляционная жалоба надзорного органа — без удовлетворения.
Иные доводы апелляционной жалобы надзорного органа признаются судом несостоятельными, они опровергаются обстоятельствами дела и представленными в материалы дела документами.
Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены судебного акта, не установлено.
В соответствии со статьей 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации надзорный орган освобожден от уплаты государственной пошлины при обращении в арбитражный суд.
Руководствуясь статьями 266 — 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Первый арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Нижегородской области от 08.11.2013 по делу N А43-10279/2013 отменить в части признания недействительным пункта 6 предписания Волжско-Окского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 10.04.2013 N Г-пр 165/13-П.
Обществу с ограниченной ответственностью "Научно-производственная компания "Астат" отказать в удовлетворении требования о признании недействительным пункта 6 предписания Волжско-Окского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 10.04.2013 N Г-пр 165/13-П.
В остальной части решение Арбитражного суда Нижегородской области от 08.11.2013 по делу N А43-10279/2013 оставить без изменения, апелляционную жалобу Волжско-Окского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.
Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в двухмесячный срок со дня его принятия.

Председательствующий судья Т.А.ЗАХАРОВА

Судьи И.А.СМИРНОВА Е.А.РУБИС