По делу обжалуется отказ в возобновлении трудового договора с преподавателем католической религии и морали после раскрытия им своего статуса "женатого священника". По делу требования статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод нарушены не были

Информация о Постановлении ЕСПЧ от 15.05.2012 по делу "Фернандес Мартинес (Fernandez Martinez) против Испании" (жалоба N 56030/07)

[неофициальный перевод] *

Фернандес Мартинес против Испании (Fernandez Martinez v. Spain) (N 56030/07)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 15 мая 2012 года (вынесено III Секцией)

———————————
* Перевод с английского Г.А. Николаева.

Обстоятельства дела

Заявитель является секулярным католическим священником. В 1984 году он обратился в Ватикан за освобождением от соблюдения требования безбрачия. В следующем году он женился, и у него родились пятеро детей. С 1991 года заявитель работал преподавателем религии и морали в государственной средней школе, его трудовой договор ежегодно возобновлялся на основании заключения местного епископа, которое являлось обязательным для Министерства образования. В 1996 году заявитель участвовал в собрании "Движения за необязательное безбрачие". Участники выразили несогласие с позицией церкви по различным вопросам, включая аборт, развод, сексуальность и контроль рождаемости. Статья была опубликована в региональной газете с фотографией заявителя и его семьи. В ней упоминалось имя заявителя и сообщалось о некоторых его высказываниях. В 1997 году заявитель получил освобождение от безбрачия. Его преподавательский контракт не был возобновлен на том основании, что он нарушил обязанность преподавать "без создания угрозы скандала", сообщив публично о своем статусе "женатого священника". Заявитель обжаловал это решение в судах страны, но безрезультатно. Конституционный суд, в частности, отметил, что епархия была уведомлена о его статусе "женатого священника", но отказалась от возобновления контракта с ним только после публикации в прессе статьи — по подстрекательству самого заявителя.

Вопросы права

По поводу соблюдения статьи 8 Конвенции. Решение не возобновлять контракт заявителя затрагивало его перспективы профессиональной деятельности и имело косвенные последствия для осуществления его права на уважение личной жизни. Таким образом, статья 8 Конвенция является применимой. Основной вопрос, соответственно, заключается в том, должно ли было государство при исполнении своих позитивных обязательств предоставить приоритет праву заявителя на уважение его личной жизни по отношению к праву католической церкви отказать в возобновлении его контракта. Религиозные общины традиционно и повсеместно существовали в форме организованных структур, и в отношении их организации статья 9 Конвенции должна толковаться с учетом статьи 11 Конвенции, которая защищает участие в ассоциациях от неоправданного государственного вмешательства. Согласно испанскому законодательству понятие автономии религиозных общин сопровождается принципом религиозного нейтралитета государства, которое препятствует выражению государством позиции по таким вопросам, как скандал или безбрачие священников. Однако эта обязанность нейтралитета ограничена возможностью обжалования решения епископа. Епископ не мог выдвигать кандидатов, не обладавших профессиональной квалификацией, требуемой для этой должности, и должен был также уважать основные права и свободы. Кроме того, хотя определение религиозных или моральных критериев, являющихся основанием для отказа в возобновлении контракта кандидата, являлось исключительной прерогативой религиозных властей, суды страны, тем не менее, могли сопоставить конкурирующие права и имели юрисдикцию для рассмотрения вопроса о том, не было ли решение об отказе в назначении данного кандидата основано только на строго религиозных критериях, которые являются единственными аспектами, защищаемыми религиозной свободой. Заявитель имел возможность изложить свою позицию в компетентных судах. Поскольку причины отказа в возобновлении его трудового договора имели строго религиозный характер, Европейский Суд ограничился проверкой того, были ли умалены фундаментальные принципы национальной системы или достоинство заявителя. В настоящем деле публикация вышеупомянутой статьи вынудила епископа полагать, что требуемая связь доверия была нарушена. Данная связь неизбежно устанавливала определенные характеристики, которые должны иметь преподаватели католической религии и морали в отличие от других преподавателей. Отказывая в возобновлении контракта с заявителем, церковные власти только исполнили свои обязанности в соответствии с церковным правом и принципом религиозной автономии. При подписании этого контракта заявитель сознавал или должен был сознавать особые свойства трудовой связи для должности такой природы. В итоге Европейский Суд нашел, что заявитель был связан обязанностями лояльности, и отметил, что он не покинул данное собрание, даже заметив присутствие представителей средств массовой информации, и что он принадлежал к тем, кто открыто выражал свое несогласие с политикой церкви по различным вопросам. Вместе с тем компетентные суды продемонстрировали на основе достаточно подробной мотивировки, что такие обязанности лояльности являлись приемлемыми, поскольку их цель заключалась в защите чувств общества и родителей учеников школы. Кроме того, обязанность благоразумия и осмотрительности была тем более важной, что объектом преподавания заявителя являлись несовершеннолетние, которые уязвимы и восприимчивы по природе. С учетом пределов усмотрения государств компетентные суды установили справедливое равновесие между различными частными интересами.

Постановление

По делу требования статьи 8 Конвенции нарушены не были (вынесено шестью голосами "за" и одним — "против").
(См. также Постановление Европейского Суда от 20 октября 2009 г. по делу "Ломбарди Валлаури против Италии" (Lombardi Vallauri v. Italy), жалоба N 39128/05, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" (Information Note on the Case-law of European Court of Human Rights) N 123, Постановление Европейского Суда по делу "Обст против Германии" (Obst v. Germany), жалоба N 425/03, и Постановление Европейского Суда от 23 сентября 2010 г. по делу "Шут против Германии" (Schuth v. Germany), жалоба N 1620/03, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 133, и Постановление Европейского Суда от 3 февраля 2011 г. по делу "Зибенхар против Германии" (Siebenhaar v. Germany), жалоба N 18136/02).