Обзор судебной практики Второго арбитражного апелляционного суда по разрешению споров, связанных с привлечением к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ и решением вопроса об изъятых и арестованных вещах

Одобрено на заседании Президиума Второго арбитражного апелляционного суда 24 июня 2008 года

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВТОРОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ПО РАЗРЕШЕНИЮ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ С ПРИВЛЕЧЕНИЕМ К АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО СТАТЬЕ 14.10 КОАП РФ И РЕШЕНИЕМ ВОПРОСА ОБ ИЗЪЯТЫХ И АРЕСТОВАННЫХ ВЕЩАХ

Во исполнение пункта 3.4 Плана работы Второго арбитражного апелляционного суда на 1 полугодие 2008 года судебной коллегией по рассмотрению споров, возникающих из административных правоотношений, и отделом анализа и обобщения судебной практики, законодательства и статистики Второго арбитражного апелляционного суда обобщена практика разрешения дел, связанных с привлечением к административной ответственности по статье 14.10 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (далее — КоАП РФ) и решением вопроса об изъятых и арестованных вещах в порядке части 3 статьи 29.10 КоАП РФ.
Всего проанализировано 20 дел о привлечении к административной ответственности юридических и физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность за совершение правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 КоАП РФ.
Согласно статье 14.10 КоАП РФ незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров влечет наложение административного штрафа с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара.
В практике рассмотрения дел о привлечении лиц к административной ответственности возникли не только вопросы квалификации вменяемых деяний по статье 14.10 КоАП РФ, но и вопросы о полномочиях таможенного органа, прокурора, арбитражного суда.
Весьма актуальным оставался вопрос о толковании и применении части 3 статьи 29.10 КоАП РФ при решении судьбы изъятых или арестованных в ходе производства по делу товаров.
1. Вопросы квалификации деяния как незаконного использования чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения
1.1. Незаконным использованием товарного знака считается применение его на товарах, для которых товарный знак зарегистрирован, и (или) их упаковке без согласия правообладателя
Отдел внутренних дел обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ (N А28-7230/2007-362/27).
Решением арбитражного суда 31.08.2007, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 12.11.2007, заявленное требование удовлетворено.
Как видно из материалов дела, 13.04.2007 в ходе проверочных мероприятий, проведенных сотрудниками органов внутренних дел в принадлежащей предпринимателю торговой точке на мини-рынке, установлен факт предложения к продаже товара (пяти спортивных костюмов) с изображением товарных знаков PUMA, NIKE, ADIDAS без документов, подтверждающих разрешение на использование данных товарных знаков.
В статье 14.10 КоАП РФ установлена административная ответственность за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ним обозначений для однородных товаров.
В соответствии со статьей 1 Закона Российской Федерации от 23.09.1992 N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" (далее — Закон) товарный знак и знак обслуживания — обозначения, служащие для индивидуализации товаров, выполняемых работ или оказываемых услуг юридических или физических лиц.
В силу пункта 1 статьи 4 Закона правообладатель вправе использовать товарный знак и запрещать использование товарного знака другими лицами. Никто не может использовать охраняемый в Российской Федерации товарный знак без разрешения правообладателя.
Нарушением исключительного права правообладателя (незаконным использованием товарного знака) признается использование без его разрешения в гражданском обороте на территории Российской Федерации товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, в том числе размещение товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения на товарах, на этикетках, упаковках этих товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся и (или) перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации. Товары, этикетки, упаковки этих товаров, на которых незаконно используется товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными (пункт 2 статьи 4 Закона).
На основании пункта 1 статьи 22 Закона использованием товарного знака считается применение его на товарах, для которых товарный знак зарегистрирован, и (или) их упаковке правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основе лицензионного договора в соответствии со статьей 26 Закона.
Соответственно, любое из действий, указанных в пункте 2 статьи 4 Закона, совершенное без согласия правообладателя, следует считать незаконным использованием товарного знака.
Как видно из материалов дела и установили суды, реализуемая предпринимателем продукция (спортивные костюмы), маркированная товарными знаками PUMA, NIKE, ADIDAS, обладает признаками контрафактности, что свидетельствует о совершении предпринимателем административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена в статье 14.10 КоАП РФ.
Выводы судов первой и второй инстанций подтверждены постановлением суда кассационной инстанции от 28.02.2008.
1.2. Сертификат соответствия не подтверждает факт введения товара в гражданский оборот с согласия правообладателя.
Таможня обратилась в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ (N А31-2831/2006-13).
Решением суда от 25.08.2006, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 22.11.2006, обществу назначено наказание в виде штрафа в сумме 30000 рублей с конфискацией изъятой парфюмерной продукции.
Постановлением кассационного суда от 26.02.2007 судебные акты оставлены без изменения по мотиву обоснованности привлечения ответчика к ответственности.
Как видно из материалов дела, компания "Еврокос Косметик ГмбХ" является правообладателем товарных знаков BOSS и HUGO BOSS на территории Российской Федерации (свидетельства о регистрации объектов интеллектуальной собственности N 697 720 и 728 257).
Таможня в результате проверки установила, что общество в принадлежащем ей магазине предлагало парфюмерную продукцию торговой марки BOSS и HUGO BOSS к продаже без разрешения их правообладателя на территории Российской Федерации — компании "Еврокос Косметик ГмбХ".
Довод Общества о том, что факт нелегального происхождения изъятой парфюмерной продукции не доказан, поскольку в деле имеется копия сертификата соответствия, отклонен судом апелляционной инстанции с учетом следующего.
В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 27.12.2002 N 184-ФЗ "О техническом регулировании" (редакция от 09.05.2005) сертификат соответствия — документ, удостоверяющий соответствие объекта требованиям технических регламентов, положениям стандартов или условиям договоров.
По смыслу пункта 1 статьи 1 указанного закона сертификат соответствия подтверждает, что сертифицированная продукция соответствует обязательным требованиям, предъявляемым к продукции, процессам производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации. Соответственно, основным предназначением указанного документа является обеспечение безопасности.
Согласно статье 1 Закона от 23.09.1992 N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров" товарный знак выполняет индивидуализирующую функцию, а именно отсылает к определенному товаропроизводителю, выделяет его из массы других. Кроме того, товарный знак гарантирует определенные потребительские свойства товара. Следовательно, товарный знак как индивидуализирующее и гарантирующее обозначение на товаре ориентирует приобретателя продукции именно на данный товар.
Таким образом, поскольку сертификат соответствия не выполняет индивидуализирующую функцию и гарантирует только его безопасность, ссылка на сертификат как документ, подтверждающий легальность происхождения изъятой парфюмерной продукции, не обоснована.
1.3. Использование товарных знаков на термоаппликациях, которые не размещены на товаре, не образует события административного правонарушения по статье 14.10 КоАП РФ.
Таможенный орган обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ за незаконное использование чужого товарного знака (N А28-3593/2007-153/12).
Решением арбитражного суда от 18.05.2007, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 17.08.2008 в удовлетворении заявленного требования отказано по мотиву отсутствия события вменяемого правонарушения.
Постановлением суда кассационной инстанции от 03.12.2007 состоявшиеся судебные акты оставлены в силе.
Как следует из материалов дела, таможенный орган провел проверку в торговой точке, принадлежащей предпринимателю, и установил, что на продажу выставлены термоаппликации с изображениями товарных знаков "Adidas", "Nike" и "Reebok". В этот же день таможенный орган вынес определения о возбуждении в отношении предпринимателя дела об административном правонарушении.
По результатам товароведческой экспертизы дано заключение о том, что на термоаппликациях с нанесенными изображениями товарных знаков "Adidas", "Nike" и "Reebok" использованы обозначения, сходные до степени смешения с зарегистрированными правообладателями товарными знаками.
Арбитражный суд первой инстанции и арбитражный апелляционный суд в результате оценки представленных в дело доказательств, в частности копий свидетельств на товарные знаки установили, что термоаппликации не входят в указанные в названных свидетельствах классы товаров, для которых зарегистрированы товарные знаки "Adidas", "Nike" и "Reebok".
Из содержания статьи 4 Закона Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товара" следует, что нарушением исключительного права правообладателя (незаконным использованием товарного знака) признается использование без его разрешения в гражданском обороте на территории РФ товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, в том числе размещение товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения на товарах, на этикетках, упаковках этих товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории РФ, либо хранятся и (или) перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию РФ.
Таким образом, использованием товарного знака считается применение его на товарах, для которых товарный знак зарегистрирован, и (или) их упаковке правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основе лицензионного договора (пункт 1 статьи 22 названного Закона).
1.4. Обязанность по доказыванию нелегального ввода товара в гражданский оборот возложена на административный орган.
Таможня обратилась в суд с заявлением о привлечении к ответственности общества за совершение правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 КоАП РФ (N А28-5702/2006-178/30).
Решением суда от 02.08.2006, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 01.11.2006, в удовлетворении заявленных требований отказано по мотиву недоказанности таможней контрафактности изъятой продукции, соответственно, совершения обществом вменяемого правонарушения.
Как следует из материалов дела, 26.04.2006 при проведении оперативных мероприятий сотрудниками таможни совместно с сотрудниками милиции в принадлежащем обществу магазине выявлен факт реализации коньяка "Otard VSOP".
В соответствии с пунктом 1 статьи 4 Закона N 3520-1 правообладатель имеет исключительное право на использование товарного знака. В силу пункта 2 названной статьи нарушением исключительного права правообладателя признается использование без его разрешения в гражданское обороте на территории Российской Федерации товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, в том числе размещения товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения на товарах, которые предлагаются к продаже, продаются.
В силу статьи 23 Закона N 3520-1 регистрация товарного знака не дает права правообладателю запретить использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия.
Согласно имеющимся в деле справкам к грузовым таможенным декларациям коньяк "Otard VSOP" приобретены у правообладателя товарного знака "Otard", Компании "Шато Де Коньяк С.А.", следовательно, для совершения всех последующих сделок согласие правообладателя не требуется.
Довод таможни о том, что бутылки с изображением товарного знака "Otard" обладают признаками однородного товара, а представленные обществом копии грузовых таможенных деклараций не позволяют идентифицировать изъятый товар, отклонен, поскольку не опровергает вероятность легального происхождения и ввоза на территорию России товара.
В материалах дела отсутствуют неопровержимые доказательства того, что выставленные на продажу коньяк "Otard VSOP" нелегально введен в гражданский оборот, а именно: приобретен поставщиком, контрагентом общества, не у правообладателя. Следовательно, отсутствуют доказательства неисполнения ответчиком предусмотренной в пункте 1 статьи 4 Закона N 3520-1 обязанности использовать охраняемый товарный знак только с разрешения правообладателя.
Выводы судов первой инстанции и второй инстанции подтверждены постановлением ФАС ВВО от 31.01.2007.
1.5. Использованием товарного знака считается применение его на товарах, для которых товарный знак зарегистрирован, и (или) их упаковке.
Прокурор обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности на основании статьи 14.10 КоАП РФ (N А29-3350/2007).
Решением арбитражного суда от 13.07.2007, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 19.09.2007, в удовлетворении заявленного требования отказано.
Как следует из материалов дела, 17.03.2007 должностные лица отдела внутренних дел в ходе проверки установили, что предприниматель выставил на продажу наручные механические часы с изображением товарного знака Adidas. По результатам осмотра помещения составлен акт от 17.03.2007, из которого следует, что названные наручные часы изъяты. Согласно заключению представленные на экспертизу часы являются контрафактными.
В соответствии со статьей 1 Закона Российской Федерации от 23.09.1992 N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров" (далее — Закон) под товарным знаком и знаком обслуживания понимаются обозначения, служащие для индивидуализации товаров, выполняемых работ или оказываемых услуг юридических или физических лиц.
Правовая охрана товарного знака в Российской Федерации предоставляется на основании его государственной регистрации в порядке, установленном настоящим Законом, или в силу международных договоров Российской Федерации. Обладателем исключительного права на товарный знак (правообладателем) может быть юридическое лицо или осуществляющее предпринимательскую деятельность физическое лицо (статья 2 Закона).
В силу статьи 22 Закона использованием товарного знака считается применение его на товарах, для которых товарный знак зарегистрирован, и (или) их упаковке правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основе лицензионного договора в соответствии со статьей 26 настоящего Закона.
Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении заявленного требования о привлечении предпринимателя к административной ответственности, поскольку пришли к выводу о том, что прокурор не представил доказательств того, что товарный знак Adidas является зарегистрированным в установленном порядке товарным знаком в отношении часов, хронометрических инструментов и сходных с ними товаров.
Вместе с тем согласно выписке из Международного Реестра торговых марок от 05.04.2001, компания "Адидас Интернэшнл Маркетинг Б.В." является правообладателем торгового знака Adidas для применения на приборах для измерения времени и хронометрических инструментах, спортивных часах и прочих часах для использования в спортивных целях. Согласно имеющейся в материалах дела справке от 01.03.2007, выданной ООО "Адидис", в перечне видов продукции Adidas, реализуемой на территории Российской Федерации, указаны "часы".
Как видно из материалов дела, Предприниматель предлагал к продаже продукцию — наручные часы, имеющие маркировку Adidas. Доказательств, подтверждающих право на использование названного товарного знака, предприниматель суду не представил.
При таких обстоятельствах суды сделали ошибочный вывод об отсутствии в действиях Предпринимателя события правонарушения. Судебные акты первой и второй инстанций отменены постановлением ФАС ВВО от 17.01.2008.
1.6. Вина юридического лица в незаконном использовании товарного знака исключается, если оно, используя товарный знак, не знало о переходе прав на товарный знак к другому лицу и факте государственной регистрации Роспатентом договора уступки прав на данный товарный знак.
Отдел внутренних дел обратился в суд с заявлением о привлечении к ответственности общества за совершение правонарушение, предусмотренное статьей 14.10. КоАП РФ (N А82-1493/2007).
Решением суда от 28.04.2007, оставленным без изменения в данной части постановлением апелляционного суда от 30.07.2007, в удовлетворении заявленных требований отказано по мотиву отсутствия доказательств, подтверждающих наличие вины общества в совершении вменяемого административного правонарушения.
Как видно из материалов дела, должностные лица РОВД провели проверку складского помещения, принадлежащего обществу с ограниченной ответственностью, в результате которой установили хранение кофейного и чайного напитка "Голден Игл", на упаковке которых имеется изображение товарного знака N 288192 (изображение головы орла на обороте пакетиков), принадлежащего ООО "Русторгсервис", при этом, разрешение правообладателя на использование товарного знака N 288192 отсутствует.
Согласно части 1 статьи 2.1, пунктом 3 статье 26.1 КоАП РФ по делу об административном правонарушении выяснению подлежит виновность лица в совершении административного правонарушения.
По смыслу статьи 14.10 КоАП РФ лицо, незаконно использующее чужой товарный знак для обозначения однородных товаров, должно осознавать, что вводит в гражданский оборот товар, обозначенный товарным знаком, право на который принадлежит другому лицу, без согласия последнего. Только в этом случае можно утверждать, что у данного лица имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.
В рассматриваемом случае Общество, используя товарный знак N 288192, не знало об изменении его правообладателя и факте государственной регистрации Роспатентом договора уступки прав на данный товарный знак.
При таких обстоятельствах суд сделал вывод об отсутствии в действиях Общества состава вменяемого административного правонарушения ввиду отсутствия его вины.
В постановлении ФАС ВВО от 21.09.2007 кассационный суд согласился с выводами судов первой и второй инстанций.
1.7. Участники предпринимательской деятельности при приобретении на внутреннем российском рынке иностранных товаров, в обозначения которых включены охраняемые товарные знаки, должны устанавливать легальность введения в гражданский оборот данных товаров.
Прокурор обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ (N А29-7186/2007).
Решением суда от 29.11.2007, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 28.01.2008, требования прокурора удовлетворены.
Согласно материалам дела, 14.09.2007 в ходе проверочных мероприятий сотрудниками управления внутренних дел в помещении склада, принадлежащем предпринимателю, был обнаружен выставленный на продажу и хранящийся товар — чайная и кофейная продукция иностранного происхождения с изображением товарного знака "Golden Eagle" с признаками контрафактности.
Согласно статье 4 Закона правообладатель вправе использовать товарный знак и запрещать использование товарного знака другими лицами. Никто не может использовать охраняемый в Российской Федерации товарный знак без разрешения правообладателя.
Согласно части 2 статьи 4 указанного закона, нарушением исключительного права правообладателя (незаконным использованием товарного знака) признается использование без его разрешения в гражданском обороте на территории Российской Федерации товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован.
То есть, под незаконным использованием товарного знака признается любое действие, нарушающее права владельца товарного знака, в том числе предложение к продаже, продажа товара, введенного в хозяйственный оборот предыдущими поставщиками без согласия правообладателя.
Предприниматель в апелляционной жалобе указал на отсутствие его вины в связи с тем, что он принял все необходимые и возможные меры для соблюдения законодательства о товарных знаках, реализуемая им продукция прошла таможенный контроль, и таможенным органом не было выявлено признаков контрафактности данного товара.
Апелляционный суд отклонил доводы предпринимателя на основании следующего.
Согласно части 2 статьи 2.2 КоАП РФ административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, не предвидело возможности наступления вредных последствий своего действия, хотя должно было и могло их предвидеть.
Для соблюдения запрета, установленного в статье 4 Закона, участники предпринимательской деятельности при приобретении на внутреннем российском рынке иностранных товаров, в обозначения которых включены охраняемые товарные знаки, должны установить, что данные товары были введены в гражданский оборот правомочным субъектом. Указанное обстоятельство можно установить из содержания коммерческих документов (копий грузовых таможенных деклараций; лицензионного соглашения, заключенного с правообладателем товарного знака; сертификата соответствия на импортные товары с указанием держателя сертификата — правомочного субъекта и т.д.).
То есть предприниматель мог получить информацию об охраняемых на территории Российской Федерации объектах интеллектуальной собственности, установить легальность ввода в гражданский оборот закупаемой продукции, маркированной товарным знаком "Golden Eagle", то есть имел возможность не нарушать требования законодательства в сфере интеллектуальных прав. Однако предприниматель не предпринял всех зависящих от него мер по соблюдению данной обязанности.
2. О компетенции таможенных органов, прокуроров и арбитражного суда.
2.1. Таможенный орган обладает полномочиями по составлению протоколов об административном правонарушении, предусмотренном статьей 14.10 КоАП РФ, лишь в случае перемещения товаров с незаконным использованием чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ним обозначений для однородных товаров через таможенную границу РФ либо в случае нахождения их под таможенным контролем.
Таможенный орган обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ за незаконное использование чужого товарного знака (N А29-3341/2007).
Решением арбитражного суда первой инстанции от 27.09.2007, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 05.12.2007, заявленное требование удовлетворено, предприниматель привлечен к административной ответственности.
Суд кассационной инстанции состоявшиеся судебные акты отменил по мотиву отсутствия у заявителя полномочий на проведение проверки и составление протокола об административном правонарушении (постановление ФАС ВВО от 05.03.2008).
Как следует из материалов дела, таможенный орган провел проверку и установил, что на продажу выставлена парфюмерно-косметическая продукция с изображением товарного знака Guerlain, правообладателем которого является компания Guerlain S.A., в отсутствие разрешения последней на использование указанного товарного знака. В этот же день таможенный орган вынес определение о возбуждении дела об административном правонарушении. Усмотрев в действиях предпринимателя признаки административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 14.10 КоАП РФ, таможенный орган составил протокол об административном правонарушении и обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении предпринимателя к административной ответственности.
Помимо случаев, предусмотренных частью 1 статьи 28.3 КоАП РФ, протоколы об административных правонарушениях вправе составлять должностные лица федеральных органов исполнительной власти, их учреждений, структурных подразделений и территориальных органов, а также иных государственных органов в соответствии с задачами и функциями, возложенными на них федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента РФ или Правительства РФ, в частности, должностные лица таможенных органов — об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 14.10 КоАП РФ (пункт 12 части 2 статьи 28.3 КоАП РФ).
Согласно пунктам 5 и 6 статьи 403 Таможенного кодекса РФ одной из функций таможенных органов является обеспечение в пределах своей компетенции защиты прав интеллектуальной собственности, а также пресечение незаконного оборота через таможенную границу объектов интеллектуальной собственности.
В главе 38 Таможенного кодекса РФ установлены порядок и основания применения таможенными органами мер в отношении товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности.
В силу пункта 1 статьи 393 Таможенного кодекса РФ предусмотренные главой 38 Таможенного кодекса РФ меры принимаются при перемещении товаров через таможенную границу или совершении иных действий с товарами, находящимися под таможенным контролем. В соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 11 Таможенного кодекса РФ таможенный контроль — совокупность мер, осуществляемых таможенными органами в целях обеспечения соблюдения таможенного законодательства Российской Федерации.
Таким образом, должностные лица таможенных органов обладают полномочиями по составлению протоколов об административном правонарушении, предусмотренном статьей 14.10 КоАП РФ, лишь в случае перемещения товаров с незаконным использованием чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ним обозначений для однородных товаров через таможенную границу РФ либо в случае нахождения их под таможенным контролем.
Поскольку в данном случае таможенный орган не представил доказательств перемещения парфюмерно-косметической продукции с изображением товарного знака через таможенную границу РФ, а также нахождения ее под таможенным контролем, у заявителя отсутствовали полномочия на проведение проверки и составления протокола об административном правонарушении по статье 14.10 КоАП РФ.
2.2. Прокурор обладает правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о привлечении к административной ответственности в случае вынесения им постановления о возбуждении дела об административном правонарушении.
Прокурор обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ (N А28-5918/2007-313/12).
Решением арбитражного суда от 30.07.2007, оставленным без изменения постановлением апелляции от 26.10.2007 и постановлением кассации от 26.12.2007, заявленное требование удовлетворено, предприниматель привлечен к административной ответственности.
Как следует из материалов дела, в ходе проверочных мероприятий, проведенных сотрудниками органов внутренних дел, в принадлежащей предпринимателю торговой точке предлагался к продаже товар (солнцезащитные очки) с изображением товарного знака "adidas". Согласно протоколу указанный товар изъят у предпринимателя и направлен на экспертизу. Согласно экспертному заключению представленные на экспертизу солнцезащитные очки обладают признаками контрафактности.
Усмотрев в действиях предпринимателя признаки состава административного правонарушения, ответственность за которое установлена в статье 14.10 КоАП РФ, прокурор вынес постановление о возбуждении производства по делу об административном правонарушении и обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении нарушителя к административной ответственности.
Согласно пункту 1 статьи 28.4 КоАП РФ при осуществлении надзора за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации, прокурор вправе возбудить дело о любом административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена КоАП РФ.
Пленум Высшего Арбитражного Суда в пункте 15 постановления от 27.01.2003 N 2 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" разъяснил, что при возбуждении производства по делам о привлечении к административной ответственности необходимо учитывать положения пункта 2 статьи 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", предоставляющие прокурору и его заместителю право возбуждать производство об административном правонарушении, а также положения статей 28.4 и 28.8 КоАП РФ, определяющие полномочия прокурора по возбуждению дел об административных правонарушениях и направлению материалов в суды, уполномоченные рассматривать соответствующие дела. Производство по делу о привлечении к административной ответственности возбуждается судом на основании заявления прокурора, отвечающего требованиям статьи 204 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. К заявлению должно быть приложено постановление прокурора (вместо протокола об административном правонарушении), вынесенное в соответствии с частью 2 статьи 28.4 КоАП, а также иные документы, предусмотренные частью 2 статьи 204 АПК РФ.
Следовательно, правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о привлечении к административной ответственности обладают либо органы и должностные лица, составившие протокол об административных правонарушениях, либо прокурор в случае вынесения им постановления о возбуждении дела об административном правонарушении.
2.3. В случае прекращения предпринимательской деятельности и утраты статуса индивидуального предпринимателя рассмотрение дела о привлечении к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ подведомственно арбитражному суду.
Отдел внутренних дел обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ за незаконное использование чужого товарного знака (N А28-5494/2007-277/27).
Определением арбитражного суда производство по заявлению административного органа прекращено в связи с неподведомственностью спора арбитражному суду. Поскольку на момент обращения в суд ответчик утратил статус индивидуального предпринимателя.
Постановлением суда апелляционной инстанции от 24.09.2007 определение арбитражного суда отменено, вопрос о подведомственности направлен на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.
Согласно материалам дела, в ходе проверочных мероприятий, сотрудниками органов внутренних дел (милиции), обнаружен выставленный на продажу товар — спортивная обувь (кроссовки) с изображением товарного знака "adidas". Согласно заключению специалиста, представленные на экспертизу кроссовки имеют признаки несоответствия оригинальной продукции "adidas", и являются контрафактными.
В связи с тем, что предприниматель прекратил деятельность в качестве индивидуального предпринимателя, арбитражным судом вынесено определение о прекращении производства по делу в связи с неподведомственностью спора арбитражному суду.
В соответствии с частью 3 статьи 29 АПК РФ арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности, в том числе об административных правонарушениях, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда.
В соответствии с абзацем 3 части 3 статьи 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правоотношениях судьи арбитражных судов рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьями, указанными в данной норме, в том числе статьей 14.10 КоАП РФ, совершенных юридическими лицами, а также индивидуальными предпринимателями.
В соответствии с пунктом 9 Постановления пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.01.2003 N 2 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие КоАП РФ" судам следует обратить внимание на то обстоятельство, что в силу абзаца 3 части 3 статьи 23.1 КоАП РФ дела по правонарушениям, предусмотренным перечисленными в ней статьями КоАП РФ, подведомственны арбитражным судам только в том случае, когда соответствующие правонарушения совершены юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями.
Таким образом, поскольку на момент совершения административного правонарушения — предприниматель обладал соответствующим статусом, вопрос о привлечении его к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ подведомственен арбитражному суду.
3. Применение части 3 статьи 29.10 КоАП РФ при решении судьбы изъятых или арестованных в ходе производства по делу товаров.
3.1. Если материалы дела свидетельствуют о наличии события правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 КоАП РФ, контрафактный товар подлежит изъятию из оборота на территории РФ.
Отдел внутренних дел обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении к административной ответственности общества на основании статьи 14.10 КоАП РФ (N А82-1493/2007-22).
Решением арбитражного суда от 28.04.2007 в удовлетворении заявленного требования отказано по мотиву недоказанности вины общества в совершении вменяемого правонарушения. Вопрос о судьбе арестованного товара не решен.
Постановлением суда апелляционной инстанции от 30.07.2007 резолютивная часть решения дополнена абзацем: "Возвратить обществу с ограниченной ответственностью продукцию, на которую, согласно протоколу, наложен арест".
Как следует из материалов дела, сотрудники РОВД провели проверку складского помещения, принадлежащего обществу и установили факт хранения кофейного и чайного напитков "Голден Игл", упаковка которых отмечена товарным знаком N 288192 (изображение головы орла на обороте пакетиков в отсутствие разрешения правообладателя на использование указанного товарного знака. На спорную продукцию наложен арест.
Апелляционная инстанция поддержала вывод суда об отсутствии в действиях Общества состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 КоАП РФ, ввиду отсутствия вины, поскольку Общество, используя товарный знак N 288192, не знало об изменении его правообладателя и факте регистрации Роспатентом договора уступки прав на данный товарный знак.
Вместе с тем, поскольку суд первой инстанции ошибочно не решил вопрос об арестованной продукции, апелляция обязала заявителя вернуть ответчику арестованную продукцию.
Постановлением ФАС ВВО от 21.09.2007 решение суда и постановление апелляционного суда изменены в части решения вопроса о товарах, на которые был наложен арест на основании следующего. Резолютивная часть постановления в части возврата арестованной продукции изложена в следующей редакции: "Изъять и уничтожить продукцию, на которую, согласно протоколу, наложен арест".
На основании статьи 4 Закона товары, этикетки, упаковки этих товаров, на которых незаконно используется товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.
Контрафактный товар не может находиться в обороте на территории Российской Федерации и подлежит изъятию в силу части 3 статьи 3.7 КоАП РФ.
В соответствии с частью 3 статьи 29.10 КоАП РФ в постановлении по делу об административном правонарушении должны быть решены вопросы об изъятых вещах и документах, а также о вещах, на которые наложен арест, если в отношении их не применено или не может быть применено административное наказание в виде конфискации или возмездного изъятия. При этом данные вопросы разрешаются судом независимо от привлечения лица к административной ответственности.
Таким образом, при наличии в деле доказательств контрафактности товара, то есть события правонарушения по статье 14.10 КоАП РФ, в отношении изъятых и арестованных вещей применяется пункт 2 части 3 статьи 29.10 КоАП РФ.
3.2. Если акт проверки и протокол об административном правонарушении составлены неуполномоченным лицом, то изъятый товар подлежит возвращению владельцу, поскольку в материалах дела отсутствуют иные доказательства контрафактности товара.
Таможня обратилась в арбитражный суд с заявлением к индивидуальному предпринимателю о привлечении к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ (N А29-3342/2007).
Решением от 25.09.2007, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 05.12.2007, заявленные требования удовлетворены, предприниматель привлечен к ответственности в виде штрафа в размере 10 000 с конфискацией продукции, содержащей незаконное воспроизведение товарного знака.
Как следует из материалов дела, 30.03.2007 Таможня провела проверку и установила, что на продажу выставлена парфюмерно-косметическая продукция с изображением товарного знака "Celvin Klein", правообладателем которого является компания "Celvin Klein Treidmark Trast US" и товарного знака "Jil Sander", правообладателем которого является компания "Jil Sander AG", в отсутствие разрешения правообладателей на использование указанных товарных знаков.
Постановлением ФАС ВВО от 13.03.2008 состоявшиеся судебные акты отменены по мотиву отсутствия у таможенного органа законных полномочий на возбуждение производства по делу об административном правонарушении и составление протокола об административном правонарушении. Таможня вопреки требованиям части 5 статьи 205 АПК РФ не представила в суд доказательств, подтверждающих факт нахождения спорного товара под таможенным контролем или перемещения его через таможенную границу Российской Федерации.
Также суд кассационной инстанции постановил вернуть предпринимателю изъятые в ходе производства по делу и конфискованные по решению суда товары.
При этом суд кассационной инстанции исходил из того, что отсутствуют доказательства контрафактности изъятых товаров.
3.3. Изъятие контрафактного товара, произведенное в рамках уголовного дела и зафиксированное в протоколе осмотра места происшествия, не исключает возможности использования данного протокола в качестве доказательства по административному делу, который должен исследоваться судом на основании части 2 статьи 26.2 и статьи 26.7 КоАП РФ наряду с другими доказательствами.
Прокурор обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности на основании статьи 14.10 КоАП РФ (А29-3350/2007).
Решением арбитражного суда от 13.07.2007, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 19.09.2007, в удовлетворении заявленного требования отказано.
Как следует из материалов дела, 17.03.2007 должностные лица отдела внутренних дел в ходе проверки установили, что предприниматель выставил на продажу наручные механические часы с изображением товарного знака Adidas. По результатам осмотра помещения составлен акт от 17.03.2007, из которого следует, что названные наручные часы изъяты. Согласно заключению представленные на экспертизу часы являются контрафактными.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из недоказанности факта использования предпринимателем чужого товарного знака, а также наличия процессуальных нарушений при производстве по делу об административном правонарушении.
Рассмотрев кассационную жалобу, ФАС ВВО указал в постановлении от 17.01.2008 на ошибочность вывода судов об отсутствии события правонарушения.
Кроме того, суд кассационной инстанции не согласился с выводом апелляционного суда об отсутствии доказательств изъятия у предпринимателя контрафактного товара.
В соответствии со статьей 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых устанавливаются обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора. Эти данные устанавливаются не только протоколами, предусмотренными КоАП РФ, но и иными документами.
В силу части 1 статьи 27.1 КоАП РФ в целях пресечения административного правонарушения, исполнения принятого по делу постановления уполномоченное лицо вправе в пределах своих полномочий применить меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, в том числе изъятие вещей и документов.
На основании части 2 статьи 27.10 КоАП РФ изъятие вещей, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения, и документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении и обнаруженных при осуществлении осмотра принадлежащих индивидуальному предпринимателю территорий, помещений и находящихся у него товаров, транспортных средств и иного имущества, а также соответствующих документов, осуществляется лицами, указанными в статье 28.3 настоящего Кодекса, в присутствии двух понятых.
Согласно части 5 названной статьи об изъятии вещей и документов составляется протокол либо делается соответствующая запись в протоколе о доставлении или в протоколе об административном задержании.
В протоколе об изъятии вещей и документов указываются сведения о виде и реквизитах изъятых документов, о виде, количестве, об иных идентификационных признаках изъятых вещей, в том числе о типе, марке, модели, калибре, серии, номере, об иных идентификационных признаках оружия, о виде и количестве боевых припасов (часть 6 статьи 27.10 КоАП РФ).
При этом изъятие контрафактного товара, произведенное в рамках уголовного дела и зафиксированное в протоколе осмотра места происшествия, не исключает возможности использования данного протокола в качестве доказательства по административному делу, который должен исследоваться судом на основании части 2 статьи 26.2 и статьи 26.7 КоАП РФ наряду с другими доказательствами. Сведения об изъятии контрафактного товара, указанные в данном протоколе, соответствуют требованиям, предусмотренным в статье 27.10 КоАП РФ.
В силу изложенного, ФАС ВВО признал доказанным факт события правонарушения и факт изъятия контрафактного товара и отменил обжалованные судебные акты. Дело направлено на новое рассмотрение.