Требование: Об отмене постановления о привлечении к административной ответственности по ст. 15.14 КоАП РФ

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 07.11.2016 по делу N А33-24597/2015

Резолютивная часть постановления объявлена "01" ноября 2016 года.
Полный текст постановления изготовлен "07" ноября 2016 года.
Третий арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Иванцовой О.А.,
судей: Борисова Г.Н., Севастьяновой Е.В.,
при ведении протокола судебного заседания Маланчик Д.Г.
в отсутствие представителей лиц, участвующих в деле,
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу федерального государственного бюджетного учреждения "Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии" Министерства здравоохранения Российской Федерации
на решение Арбитражного суда Красноярского края
от "16" сентября 2016 года по делу N А33-24597/2015, принятое судьей Чурилиной Е.М.,

установил:

федеральное государственное бюджетное учреждение "Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии" Министерства здравоохранения Российской Федерации (ИНН 2466228533, ОГРН 1102468014824, г. Красноярск) (далее — ФГБУ "ФЦССХ" Минздрава России, учреждение, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к Территориальному управлению Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Красноярском крае (ИНН 2460063620, ОГРН 1042401791640, г. Красноярск) (далее — ТУ Росфиннадзор в Красноярском крае) о признании незаконным и отмене постановления от 22.10.2015 N 06-14-70/13ю о назначении административного наказания.
В соответствии со статьей 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судом произведена замена ответчика — ТУ Росфиннадзор в Красноярском крае на правопреемника — Управление федерального казначейства по Красноярскому краю (далее — УФК по КК, административный орган).
Решением Арбитражного суда Красноярского края от 16 сентября 2016 года по делу N А33-24597/2015 постановление ТУ Росфиннадзор в Красноярском крае от 22.10.2015 N 06-14-70/13ю о назначении административного штрафа признано незаконным и отменено в части назначения наказания; ФГБУ "ФЦССХ" Минздрава России назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 59 124 рубля 18 копеек.
Не согласившись с данным судебным актом, ФГБУ "ФЦССХ" Минздрава России обратилось в Третий арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит обжалуемое решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт. В обоснование апелляционной жалобы заявитель ссылается на следующие обстоятельства:
— оплата труда работникам, отнесенным к 3 категории, и начислений по их оплате труда за счет средств субсидии на финансовое обеспечение высокотехнологичных видов медицинской помощи не является использованием субсидии не по целевому назначению; к 3 категории работников относятся, в том числе специалисты-врачи и медицинский персонал, которые обладают необходимыми знаниями и квалификацией и непосредственно участвуют в оказании высокотехнологичной медицинской помощи;
— о том, что понятие "работники, обеспечивающие оказание высокотехнологичной медицинской помощи" не может быть сведено только к работникам, непосредственно оказывающим высокотехнологичную медицинскую помощь, свидетельствуют формулировки, изложенные в Федеральном законе от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации";
— понятие "медицинской деятельности" и "медицинской помощи" шире понятия "медицинского вмешательства". Предоставление врачами-специалистами в рамках специализированной медицинской помощи медицинских услуг является только частью этого комплекса;
— распределение по подстатьям КОСГУ 211 и 213 не превышает 30% от общего размера субсидии; при этом, категории работников не выделяются;
— в итоговую субсидию, включена оплата труда работников медицинского учреждения, осуществляющего высокотехнологичную медицинскую помощь, безотносительно к их категории;
— заявитель, при первоначальном распределении доведенного объема субсидии на финансирование высокотехнологичных видов медицинской помощи по подстатьям КОСГУ учел расходы на выплату стимулирующего и компенсационного характера для административно-хозяйственного персонала; такое распределение денежных средств утверждено Минздравом России, являющимся главным распорядителем указанной субсидии, без замечаний.
Административный орган отзыв на апелляционную жалобу не представил.
Лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, о времени и месте его проведения извещены надлежащим образом путем направления копий определения о принятии апелляционной жалобы к производству и размещения информации в Картотеке арбитражных дел на общедоступном сайте в сети интернет: http://kad.arbitr.ru. Заявитель представил ходатайство о проведении судебного заседания в отсутствие своего представителя. В соответствии со статьей 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебное заседание проводится в отсутствие указанных лиц.
Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции установлены следующие, имеющие значение для дела, обстоятельства.
При проведении ТУ Росфиннадзор в Красноярском крае проверки целевого расходования субсидий на финансовое обеспечение высокотехнологичных видов медицинской помощи установлено, что ФГБУ "ФЦССХ" Минздрава России в нарушение пункта 9 Постановления Правительства Российской Федерации от 26.12.2013 N 1278, приказа Минфина России от 01.07.2013 N 65н "Об утверждении указаний о порядке применения бюджетной классификации РФ" (далее — приказ Минфина России от 01.07.2013 N 65н) за счет средств, выделенных из федерального бюджета в 2014 году в виде субсидии на финансовое обеспечение высокотехнологичных видов медицинской помощи по КБК 056.0901.0122009.612, израсходовано на оплату труда сотрудников, не обеспечивающих оказание высокотехнологичной медицинской помощи, за август 2014 года в сумме 2 004 967 рублей 18 копеек.
Выявив в вышеуказанных действиях нарушение статьи 306.4 Бюджетного кодекса Российской Федерации, выразившееся в нецелевом расходовании средств федерального бюджета, уполномоченным должностным лицом ТУ Росфиннадзор в Красноярском крае по факту совершения учреждением административного правонарушения, предусмотренного статьей 15.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, составлен протокол об административном правонарушении от 14.07.2015 N 06-14-70/13ю.
Постановлением о назначении административного наказания от 22.10.2015 N 06-14-70/13ю учреждение привлечено к административной ответственности по статье 15.14 КоАП РФ; заявителю назначено административное наказание в виде штрафа в размере 100 248 рублей 35 копеек, что составляет 5% от суммы 2 004 967 рублей 18 копеек, полученной из бюджета бюджетной системы Российской Федерации и использованной не по целевому назначению.
ФГБУ "ФЦССХ" Минздрава России, не согласившись с постановлением по делу об административном правонарушении от 14.07.2015 N 06-14-70/13ю, обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о признании его незаконным и отмене.
Проверив в пределах, установленных статьей 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального права и соблюдения норм процессуального права, оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции не установил оснований для отмены судебного акта в силу следующего.
В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 7, 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается, как на основания своих требований и возражений.
В соответствии с частью 4 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по делам об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для привлечения к административной ответственности, возлагается на административный орган, принявший оспариваемое решение.
Согласно части 6 статьи 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.
Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленного требования, пришел к выводу о доказанности наличия в действиях учреждения состава вменяемого административного правонарушения и отсутствия процессуальных нарушений при производстве по делу об административном правонарушении.
Суд апелляционной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции по следующим основаниям.
Исходя из статей 28.3, 23.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ), Положения о Федеральной службе финансово-бюджетного надзора, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 04.02.2014 N 77, Положения о территориальных органах Федеральной службы финансово-бюджетного надзора, утвержденного приказом Минфина России от 11.07.2005 N 89н, приказа Росфиннадзора от 17.11.2004 N 102 "О должностных лицах Федеральной службы финансово-бюджетного надзора, уполномоченных составлять протоколы в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях", суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что протокол об административном правонарушении составлен, оспариваемое постановление по делу об административном правонарушении вынесено должностными лицами административного органа в пределах предоставленной компетенции.
Процедура привлечения заявителя к административной ответственности, в том числе требования, установленные статьями 28.2, 29.7 КоАП РФ, административным органом соблюдены, права заявителя, установленные статьей 25.2 КоАП РФ и иные права, предусмотренные настоящим Кодексом, обеспечены. Данный факт учреждением не оспаривается.
В соответствии со статьей 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.
Статьей 15.14 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нецелевое использование бюджетных средств, выразившееся в направлении средств бюджета бюджетной системы Российской Федерации и оплате денежных обязательств в целях, не соответствующих полностью или частично целям, определенным законом (решением) о бюджете, сводной бюджетной росписью, бюджетной росписью, бюджетной сметой, договором (соглашением) либо иным документом, являющимся правовым основанием предоставления указанных средств, или в направлении средств, полученных из бюджета бюджетной системы Российской Федерации, на цели, не соответствующие целям, определенным договором (соглашением) либо иным документом, являющимся правовым основанием предоставления указанных средств, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния.
Объективной стороной вмененного учреждению правонарушения является использование денежных средств в целях, не соответствующих целям, определенным бюджетной сметой.
В соответствии со статьей 38 Бюджетного кодекса Российской Федерации принцип адресности и целевого характера бюджетных средств означает, что бюджетные ассигнования и лимиты бюджетных обязательств доводятся до конкретных получателей бюджетных средств с указанием цели их использования.
На основании абзаца 4 статьи 162 Бюджетного кодекса Российской Федерации участник бюджетного процесса обеспечивает результативность, целевой характер использования предусмотренных ему бюджетных ассигнований.
Согласно пункту 1 статьи 306.4 Бюджетного кодекса Российской Федерации нецелевым использованием бюджетных средств признается направление средств бюджета бюджетной системы Российской Федерации и оплата денежных обязательств в целях, не соответствующих полностью или частично целям, определенным законом (решением) о бюджете, сводной бюджетной росписью, бюджетной росписью, бюджетной сметой, договором (соглашением) либо иным документом, являющимся правовым основанием предоставления указанных средств.
На основании изложенного, апелляционный суд приходит к выводу о том, что заявитель, являясь в силу статьи 6 Бюджетного кодекса Российской Федерации получателем бюджетных средств, обязан соблюдать требования бюджетного законодательства, использовать бюджетные средства по целевому назначению.
Как разъяснил Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 14.1 Постановления от 22.06.2006 N 23 "О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации" использование бюджетных средств на цели, не соответствующие условиям их получения, определенным утвержденным бюджетом, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо иным правовым основанием их получения, является нецелевым использованием бюджетных средств.
Законом (решением) о бюджете утверждается распределение бюджетных ассигнований по разделам, подразделам, целевым статьям, группам (группам и подгруппам) видов расходов либо по разделам, подразделам, целевым статьям (государственным (муниципальным) программам и непрограммным направлениям деятельности), группам (группам и подгруппам) видов расходов и (или) по целевым статьям (государственным (муниципальным) программам и непрограммным направлениям деятельности), группам (группам и подгруппам) видов расходов классификации расходов бюджетов на очередной финансовый год (очередной финансовый год и плановый период) (пункт 3 статьи 184.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации).
В соответствии с Порядком доведения бюджетных ассигнований, лимитов бюджетных обязательств, при организации исполнения федерального бюджета по расходам и источникам финансирования дефицита федерального бюджета и передачи бюджетных ассигнований, лимитов бюджетных обязательств при реорганизации участников бюджетного процесса федерального уровня, утвержденным Приказом Министерством финансов Российской Федерации от 30.09.2008 N 104н (далее — Порядок N 104н): Министерство финансов Российской Федерации доводит до Федерального казначейства бюджетные данные в соответствии с порядком составления и ведения сводной бюджетной росписи федерального бюджета. Федеральное казначейство доводит бюджетные данные до главных распорядителей средств федерального бюджета Казначейскими уведомлениями.
В силу пункта 2.2 раздела 2 "Доведение бюджетных данных до главных распорядителей средств федерального бюджета и главных администраторов источников финансирования дефицита федерального бюджета" Порядка N 104н бюджетные данные, доведенные Министерством финансов Российской Федерации до Федерального казначейства, должны соответствовать в том числе, следующим требованиям: а) коды бюджетной классификации Российской Федерации должны соответствовать кодам, утвержденным в установленном порядке Минфином России, действующим на момент представления бюджетных данных; в) коды КОСГУ должны быть увязаны с кодами видов расходов классификации расходов бюджетов в соответствии с требованиями указаний о порядке применений бюджетной классификации Российской Федерации, утвержденных Минфином России, в случае утверждения бюджетных данных по кодам КОСГУ.
Бюджетные данные, не соответствующие требованиям, установленным подпунктами "а" и "в" данного пункта, не принимаются для доведения до участников бюджетного процесса и не подлежат учету на лицевых счетах главных распорядителей средств федерального бюджета и главных администраторов источников финансирования дефицита федерального бюджета.
Федеральное казначейство в случае соответствия утвержденных бюджетных данных требованиям формирует и доводит до главных распорядителей средств федерального бюджета Казначейские уведомления, на основании которых доводятся утвержденные бюджетные данные.
Главные распорядители и распорядители средств федерального бюджета осуществляют распределение бюджетных данных между находящимися в их ведении распорядителями и получателями (иными получателями) средств федерального бюджета, осуществляют распределение бюджетных ассигнований и формируют Расходные расписания по установленной форме.
Следовательно, доводимые лимиты бюджетных обязательств до распорядителя, получателя средств федерального бюджета должны быть согласованы в части увязки кодов КОСГУ и кодов видов расходов классификации расходов бюджетов в соответствии с требованиями указаний о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации, утвержденных Минфина России.
Приказом Минфина России от 01.07.2013 N 65н утверждены Указания о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации.
Согласно разделу I "Общие положения" Указаний от 01.07.2013 N 65н бюджетная классификация Российской Федерации (далее — бюджетная классификация) является группировкой доходов, расходов и источников финансирования дефицитов бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, используемой для составления и исполнения бюджетов, а также группировкой доходов, расходов и источников финансирования дефицитов бюджетов и (или) операций сектора государственного управления, используемой для ведения бюджетного (бухгалтерского) учета, составления бюджетной (бухгалтерской) и иной финансовой отчетности, обеспечивающей сопоставимость показателей бюджетов бюджетной системы Российской Федерации.
Указания устанавливают правила применения бюджетной классификации участниками бюджетного процесса на всех уровнях бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, а также правила применения классификации операций сектора государственного управления государственными (муниципальными) автономными и бюджетными учреждениями.
В разделе III "Классификация расходов бюджетов" Указаний установлено, что классификация расходов бюджетов представляет собой группировку расходов бюджетов бюджетной системы Российской Федерации и отражает направление бюджетных средств на выполнение федеральными органами государственной власти (государственными органами), органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления (муниципальными органами) и органами управления государственных внебюджетных фондов основных функций, решение социально-экономических задач.
Код классификации расходов состоит из двадцати знаков. Структура двадцатизначного кода классификации расходов представлена в виде трех составных частей: кода главного распорядителя бюджетных средств (1-3 разряды); кода раздела, подраздела, целевой статьи и вида расходов бюджета (4-17 разряды); кода классификации операций сектора государственного управления, относящихся к расходам бюджетов (18-20 разряды).
Таким образом, каждая группировка расходов, в том числе по разделам, подразделам, целевым статьям, группам (группам и подгруппам) видов расходов, являющихся структурным подразделением расходных расписаний, имеет предметно-целевое назначение, определяемое экономической классификацией расходов бюджетов на соответствующий год, соблюдение которых носит строго обязательный характер и произвольному изменению не подлежит. Данное правило вытекает из требований сметно-бюджетной дисциплины, определяемой бюджетным законодательством.
В соответствии с пунктом 1 статьи 78.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации в бюджетах бюджетной системы Российской Федерации предусматриваются субсидии бюджетным и автономным учреждениям на финансовое обеспечение выполнения ими государственного (муниципального) задания, рассчитанные с учетом нормативных затрат на оказание ими государственных (муниципальных) услуг физическим и (или) юридическим лицам и нормативных затрат на содержание государственного (муниципального) имущества.
На основании абзаца 2 пункта 1 статьи 78.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации из бюджетов бюджетной системы Российской Федерации могут предоставляться субсидии бюджетным и автономным учреждениям на иные цели, то есть на цели не связанные с возмещением нормативных затрат Учреждения на выполнение государственного задания (в соответствии с пункта 3 распоряжения Правительства Российской Федерации от 05.11.2009 N 1639-р основной целью деятельности Учреждения является предоставление высокотехнологичной медицинской помощи в рамках государственного задания).
Таким образом, законодательно закреплены существенные различия в понятии "субсидии на выполнение государственного задания" и "субсидии на иные цели".
Субсидия на выполнение государственного задания предусматриваются в бюджетах бюджетной системы; цель предоставления такой субсидии — финансовое обеспечение выполнения государственного задания; данная субсидия рассчитываются с учетом:
а) нормативных затрат на оказание государственных услуг физическим и (или) юридическим лицам;
б) нормативных затрат на содержание государственного (муниципального) имущества.
В то время как субсидия на иные цели может предоставляться из бюджетов бюджетной системы; цель предоставления такой субсидии установлены соответственно Правительством Российской Федерации, высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации, местной администрацией или уполномоченными ими органами государственной власти (государственными органами), органами местного самоуправления; данная субсидия рассчитываются в порядке установленном соответственно Правительством Российской Федерации, высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации, местной администрацией или уполномоченными ими органами государственной власти (государственными органами), органами местного самоуправления.
Согласно пункту 6 статьи 9.2 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" финансовое обеспечение выполнения государственного задания бюджетным учреждением осуществляется в виде субсидий из соответствующего бюджета бюджетной системы Российской Федерации.
Как следует из материалов дела, в соответствии с Соглашением от 31.12.2013 N 175/БУ-2014-497, заключенным между Минздравом России и Учреждением, последнему предоставлены субсидии Учреждению на финансовое обеспечение выполнения государственного задания в 2014 году.
Соглашением определены объемы субсидий в денежном выражении, периодичность их перечисления, права, обязанности и ответственность сторон. Изменения порядка, размера и условий предоставления субсидий оформлялось дополнительными соглашениями.
Распределение направления расходов по статьям и подстатьям операций сектора государственного управления (КОСГУ) соглашением не прописано. Детализация расходов по КОСГУ осуществлялась при составлении Учреждением плана финансово-хозяйственной деятельности (далее — план ФХД).
Таким образом, для выполнения уставных целей Учреждению предусмотрено финансирование на обеспечение выполнения государственного задания.
Учреждение в жалобе указывает, что финансовые документы были согласованы вышестоящим органом. Вместе с тем, по мнению апелляционного суда, неверное толкование вышестоящим органом положений законодательства не исключает фиксации факта нарушения бюджетного законодательства.
Учреждение так же указывает на то, что оплата труда спорных специалистов была предусмотрена в Плане финансово-хозяйственной деятельности. Средняя стоимость лечения одного больного была определена Минздравом России по нормативу финансовых затрат на оказание высокотехнологичной медицинской помощи, утвержденному приказом Минздравсоцразвития России от 18.10.2011 N 1179н "О внесении изменений в приложение N 3 к Приказу Минздравсоцразвития России от 31.12.2010 N 1248н "О порядке формирования и утверждении государственного задания на оказание в 2011 году высокотехнологичной медицинской помощи гражданам Российской Федерации за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета". Заявитель жалобы так же указывает, что в Приказе Минздравсоцразвития России от 31.12.2010 N 1248н "О порядке формирования и утверждении государственного задания на оказание в 2011 году высокотехнологичной медицинской помощи гражданам Российской Федерации за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета" при операциях по начислению заработной платы категории работников не выделяются.
Вместе с тем, с 12.03.2013 начал действовать Приказ Минздрава России от 29.01.2013 N 37н "Об утверждении Правил предоставления в 2013 — 2015 годах из федерального бюджета федеральным государственным бюджетным учреждениям, в отношении которых Министерство здравоохранения Российской Федерации осуществляет функции и полномочия учредителя, субсидий на цели, не связанные с возмещением нормативных затрат на оказание (выполнение) государственных услуг (работ)". В соответствии с названным приказом Минздрава России от 29.01.2013 N 37н субсидии выделяются на цели, не связанные с возмещением нормативных затрат на оказание (выполнение) государственных услуг (работ). Приложением N 1 к данному приказу утвержден перечень целевых субсидий, а также цели их предоставления.
Целью предоставления субсидии на финансовое обеспечение высокотехнологичных видов медицинской помощи является — финансовое обеспечение за счет средств федерального бюджета оказания высокотехнологичных видов медицинской помощи гражданам Российской Федерации в федеральных государственных бюджетных учреждениях, оказывающих медицинскую помощь, подведомственных Минздраву России.
В соответствии с приложением N 1 "Перечень субсидий на цели, не связанные с возмещением нормативных затрат, и цели их предоставления" к приказу Минздрава России от 29.01.2013 N 37н "Об утверждении Правил предоставления в 2013 — 2015 годах из федерального бюджета федеральным государственным бюджетным учреждениям, в отношении которых Министерство здравоохранения Российской Федерации осуществляет функции и полномочия учредителя, субсидий на цели, не связанные с возмещением нормативных затрат на оказание (выполнение) государственных услуг (работ)" (далее — Правила) целью предоставления субсидии на финансовое обеспечение высокотехнологичных видов медицинской помощи является "финансовое обеспечение за счет средств федерального бюджета оказания высокотехнологичных видов медицинской помощи гражданам Российской Федерации в федеральных государственных бюджетных учреждениях, оказывающих медицинскую помощь, подведомственных Минздраву России".
Пунктом 7 названных Правил также указано на то, что финансовое обеспечение оказания высокотехнологичной медицинской помощи в государственных учреждениях осуществляется в пределах бюджетных ассигнований, предусмотренных в федеральном бюджете на соответствующий финансовый год и плановый период Минздрава России на указанные цели, в виде субсидий, предоставляемых государственным учреждениям в соответствии с абзацем вторым пункта 1 статьи 78.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации в дополнение к осуществляемому в установленном порядке финансовому обеспечению государственного задания на оказание ими специализированной медицинской помощи.
В соответствии с пунктом 10 Правил, указанные субсидии являются источником финансового обеспечения следующих расходов государственных учреждений:
а) оплата труда работников, обеспечивающих оказание высокотехнологичной медицинской помощи, с учетом начислений на заработную плату;
б) приобретение лекарственных препаратов, расходных материалов, включая оплату дорогостоящих расходных материалов (в том числе имплантов, имплантатов, других медицинских изделий, имплантируемых в организм человека), предусмотренных стандартами медицинской помощи, утверждаемыми Министерством здравоохранения Российской Федерации;
в) приобретение, техническое обслуживание (предусмотренное нормативной, технической и (или) эксплуатационной документацией производителя) и ремонт медицинских изделий, используемых при оказании государственными учреждениями высокотехнологичной медицинской помощи.
Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что для выполнения уставных целей ФГБУ "ФЦССХ" Минздрава России предусмотрено финансирование на обеспечение выполнения государственного задания, а субсидии на иные цели выделены учреждению в соответствии с вышеуказанными Правилами.
Учитывая вышеизложенное, субсидии, выделенные ФГБУ "ФЦССХ" Минздрава России на иные цели, имеют строго целевой характер и направлены на дополнительную оплату труда лицам, обеспечивающим оказание высокотехнологичной медицинской помощи.
Апелляционный суд не соглашается с расширительным толкованием круга лиц, которых можно отнести работникам, обеспечивающим оказание высокотехнологичной медицинской помощи, данным заявителем жалобы
Согласно пункту 1, 3 статьи 34 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан", раздела II "Виды, условия и формы оказания медицинской помощи" Постановления Правительства Российской Федерации от 22.10.2012 N 1074 "О программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи…", пункта 6 Порядка организации специализированной медицинской помощи, утвержденного приказом Минздравсоцразвития России от 16.04.2010 N 243н "Об организации оказания специализированной медицинской помощи", специализированная медицинская помощь оказывается врачами-специалистами и включает в себя профилактику, диагностику и лечение заболеваний и состояний (в том числе в период беременности, родов и послеродовой период), требующих использования специальных методов и сложных медицинских технологий, а также медицинскую реабилитацию. Высокотехнологичная медицинская помощь является частью специализированной медицинской помощи, и включает в себя применение новых сложных и (или) уникальных методов лечения, а также ресурсоемких методов лечения, с научно доказанной эффективностью, в том числе клеточных технологий, роботизированной техники, информационных технологий и методов генной инженерии, разработанных на основе достижений медицинской науки и смежных отраслей науки и техники.
В соответствии с пунктом 20 Порядка оказания медицинской помощи больным с сердечно-сосудистыми заболеваниями, утвержденного приказом Минздрава России от 15.11.2012 N 918н, специализированная медицинская помощь больным оказывается в медицинских организациях, имеющих в своей штатной численности врачей-специалистов по специальностям, предусмотренным Номенклатурой специальностей специалистов с высшим послевузовским медицинским и фармацевтическим образованием в сфере здравоохранения РФ, утвержденной приказом Минздравсоцразвития России от 23.04.2009 N 210н, по профилю "кардиология", "сердечно-сосудистая хирургия". Согласно данной Номенклатуры, специальность по профилю "сердечно-сосудистая хирургия" требует дополнительной подготовки специалистов, окончивших ВУЗ по специальности "Лечебное дело" ("Педиатрия"), основная специальность "Хирургия" ("Детская хирургия").
Проверкой установлено и материалами дела подтверждается, что в 2014 году субсидии на финансовое обеспечение высокотехнологичной медицинской помощи расходовались также на выплату надбавок стимулирующего характера не только врачам-специалистам, осуществляющим профилактику, диагностику и лечение заболеваний и состояний, требующих использования специальных методов и сложных медицинских технологий, но и сотрудникам администрации, канцелярии, юридического, планово-экономического, хозяйственного, информационного отделов, службы инженерно-технического обеспечения, отдела главного энергетика, отдела главного механика, отдела связи и сигнализации, группы по обслуживанию лифтов, вентиляционных систем, пищеблока и др. структурных подразделений Учреждения.
Как следует из материалов дела, материальное стимулирование сотрудников Учреждения в проверяемом периоде производилось в соответствии "Временным положением о дополнительном материальном стимулировании работников Учреждения за оказание высокотехнологичной медицинской помощи", утвержденным приказом от 01.10.2010 N 15/1А осн, "Положением о материальном стимулировании работников за участие в оказании высокотехнологичной медицинской помощи и содействие оказанию высокотехнологичной медицинской помощи гражданам Российской Федерации", утвержденным приказом от 22.07.2011 N 35-осн, с последующими изменениями (далее — Положение). Согласно Положению, сотрудники Учреждения разделены по степени участия в процессе оказания высокотехнологичной медицинской помощи на три категории:
— 1 категория — медицинский персонал, непосредственно принимающий участие в оказании высокотехнологичной медицинской помощи: персонал, выполняющий комплекс лечебных и диагностических медицинских услуг, оказываемых в условиях стационара Учреждения с использованием сложных и (или) уникальных, обладающих значительной ресурсоемкостью, медицинских технологий (операционные бригады). В данную категорию включаются: врачи-хирурги, врачи-анестезиологи, врачи-перфузиологи, медицинские сестры операционные, медицинские сестры-анестезисты, медицинские сестры-перфузионисты;
— 2 категория — медицинский персонал, активно содействующий оказанию высокотехнологичной медицинской помощи: сотрудники клинических подразделений, выполняющие медицинские вмешательства, необходимые на стадии подготовки к высокотехнологичной медицинской помощи (диагностика, лабораторные исследования, осмотры и т.д.) и на стадии послеоперационного периода, а также сотрудники, обеспечивающие медикаментозное сопровождение оказания высокотехнологичной медицинской помощи и осуществляющие работу по организации медицинской помощи. В приложении N 1 к Положению приведен перечень должностей, относящихся к 2 категории, а также количество рекомендованных баллов на 1 ставку за месяц (степень участия);
— 3 категория — медицинский и прочий персонал, содействующий оказанию высокотехнологичной медицинской помощи. К данной категории отнесены сотрудники 14 структурных подразделений Учреждения (приложение N 2 к Положению), в том числе: администрация, канцелярия, юридический, планово-экономический, хозяйственный, информационный отделы, служба инженерно-технического обеспечения, отдел главного энергетика, отдел главного механика, отдел связи и сигнализации, группа по обслуживанию лифтов, вентиляционных систем, пищеблок и др.
Учитывая вышеизложенное, оказание высокотехнологичной медицинской помощи посредством предоставления медицинских услуг осуществляется только врачами-специалистами и (или) медицинскими работниками. Сотрудники Учреждения, занимающие должности, отнесенные к 3 категории, не имеют квалификации, необходимой для выполнения работ по профилактике, диагностике и лечению заболеваний и состояний, требующих использования специальных методов и сложных медицинских технологий. Выполнение указанных работ не предусмотрено должностными инструкциями сотрудников 3 категории.
В апелляционной жалобе Учреждение указывает на то, что к 3 категории, кроме сотрудников, обеспечивающих оказание высокотехнологической медицинской помощи, также относятся, в том числе и врачи, медицинский персонал, которые непосредственно участвуют в оказании высокотехнологической медицинской помощи (например, врач-эпидемиолог, врач-диетолог, врач-клинический фармаколог, главная медицинская сестра, медицинская сестра диетическая).
Суд апелляционной инстанции изучив указанный довод, признает его подлежащим отклонению, поскольку в силу приведенных выше норм указанные заявителем медицинский персонал и врачи, отнесенные в 3 категории, непосредственно не оказывают высокотехнологическую медицинскую помощь больным, а как и иной персонал, включенный в указанную категорию, только содействуют оказанию высокотехнологичной медицинской помощи (что подтверждается должностными инструкциями указанных лиц). Более того, сам по себе факт отнесения приведенных заявителем сотрудников именно к 3 категории говорит о том, что названные лица именно содействуют оказанию высокотехнологичной медицинской помощи.
В связи с изложенным, суд апелляционной инстанции не принимает довод заявителя о правомерности расходования выделенной субсидии на выплату надбавок стимулирующего характера не только врачам-специалистам, осуществляющим профилактику, диагностику и лечение заболеваний и состояний, требующих использования специальных методов и сложных медицинских технологий, но и сотрудникам администрации, канцелярии, юридического, планово-экономического, хозяйственного, информационного отделов, службы инженерно-технического обеспечения, отдела главного энергетика, отдела главного механика, отдела связи и сигнализации, группы по обслуживанию лифтов, вентиляционных систем, пищеблока и др. структурных подразделений учреждения.
Как следует из материалов дела, в соответствии с заявками на кассовый расход от 04.04.2014 N 1012, N 1041, N 1042 Учреждением перечислено согласно "Сведений о расходовании субсидий на финансовое обеспечение высокотехнологичных видов медицинской помощи на уплату страховых взносов с сумм надбавок стимулирующего характера сотрудникам 3 категории Учреждения за 2014 год" на оплату труда сотрудников, не обеспечивающих оказание высокотехнологичной медицинской помощи, за август 2014 года в общей сумме 2 004 967 рублей 18 копеек (включая налог на доходы физических лиц).
Учитывая установленные обстоятельства, заявителем в нарушении пункта 1 части 2 статьи 78.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации, пункта 10 Правил финансового обеспечения оказания высокотехнологичной медицинской помощи…", приказа Минфина России от 21.12.2012 N 171н "Об утверждении Указаний о порядке применения бюджетной классификации Российской Федерации", за август 2014 года израсходовано не по целевому назначению субсидии на финансовое обеспечение высокотехнологичных видов медицинской помощи в сумме 2 004 967 рублей 18 копеек.
Таким образом, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что административным органом доказано наличие в действиях учреждения объективной стороны административного правонарушения, предусмотренного статьей 15.14 КоАП РФ.
Статья 1.5 КоАП РФ устанавливает презумпцию невиновности лица, пока его вина в совершении конкретного административного правонарушения не будет доказана в порядке, предусмотренном данным Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело.
Согласно части 2 статьи 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.
Пунктом 16 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях" предусмотрено, что выяснение виновности лица в совершении административного правонарушения осуществляется на основании данных, зафиксированных в протоколе об административном правонарушении, объяснений лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в том числе об отсутствии возможности для соблюдения соответствующих правил и норм, о принятии всех зависящих от него мер по их соблюдению, а также на основании иных доказательств, предусмотренных частью 2 статьи 26.2 КоАП РФ. В пункте 16.1 указанного Постановления Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации разъяснил, что в тех случаях, когда в соответствующих статьях Особенной части КоАП РФ возможность привлечения к административной ответственности за административное правонарушение ставится в зависимость от формы вины, в отношении юридических лиц требуется лишь установление того, что у соответствующего лица имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но им не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Обстоятельства, указанные в части 1 или части 2 статьи 2.2 КоАП РФ применительно к юридическим лицам установлению не подлежат.
По смыслу приведенных норм, с учетом предусмотренных статьей 2 Гражданского кодекса Российской Федерации характеристик предпринимательской деятельности (осуществляется на свой риск), отсутствие вины юридического лица, предполагает объективную невозможность соблюдения установленных правил, необходимость принятия мер, от юридического лица не зависящих (а не отсутствие умысла, как указывает заявитель).
Заявитель не представил ни суду первой инстанции, ни суду апелляционной инстанции достаточных пояснений и доказательств, подтверждающих принятие им необходимых и достаточных мер по соблюдению вышеуказанных требований бюджетного законодательства, а также отсутствия возможности для их соблюдения.
При таких обстоятельствах вина общества в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 15.14 КоАП РФ, является установленной.
Таким образом, административным органом доказано, что действия (бездействие) заявителя образуют состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 15.14 КоАП РФ.
Постановление по делу об административном правонарушении от 22.10.2015 N 06-14-70/13ю вынесено в пределах срока давности привлечения к административной ответственности, установленного статьей 4.5 КоАП РФ.
Исключительные обстоятельства, свидетельствующие о наличии, по настоящему делу, предусмотренных статьей 2.9 КоАП РФ признаков малозначительности совершенного административного правонарушения судом апелляционной инстанции не установлены.
В соответствии с частью 3 статьи 4.1. КоАП РФ при назначении административного наказания юридическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, имущественное и финансовое положение юридического лица, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность.
Доказательства, подтверждающие наличие отягчающих ответственность обстоятельств, предусмотренных статьей 4.3. КоАП РФ, лицами, участвующими в деле, не представлены, об их наличии не заявлено; указанные обстоятельства судом не установлены.
В качестве смягчающего ответственность обстоятельства административный орган указано — совершение правонарушения впервые.
Постановлением от 22.10.2015 N 06-11-70/13ю заявителю назначено административное наказание в виде штрафа в размере 100 248 рублей 35 копеек, что составляет 5% от суммы 2 004 967 рублей 18 копеек, полученной из бюджета бюджетной системы Российской Федерации и использованной не по целевому назначению.
В соответствии с частями 3.2, 3.3 статьи 4.1 КоАП РФ при наличии исключительных обстоятельств, связанных с характером совершенного административного правонарушения и его последствиями, имущественным и финансовым положением привлекаемого к административной ответственности юридического лица, судья, орган, должностное лицо, рассматривающие дела об административных правонарушениях либо жалобы, протесты на постановления и (или) решения по делам об административных правонарушениях, могут назначить наказание в виде административного штрафа в размере менее минимального размера административного штрафа, предусмотренного соответствующей статьей или частью статьи раздела II настоящего Кодекса, в случае, если минимальный размер административного штрафа для юридических лиц составляет не менее ста тысяч рублей.
При назначении административного наказания в соответствии с частью 3.2 настоящей статьи размер административного штрафа не может составлять менее половины минимального размера административного штрафа, предусмотренного для юридических лиц соответствующей статьей или частью статьи раздела II настоящего Кодекса.
Суд первой инстанции, при рассмотрении вопроса о законности размера определенного наказания в виде административного штрафа, учел представленные заявителем документы (налоговая декларация по налогу на прибыль организации за 9 месяцев 2015 года, план финансово-хозяйственной деятельности от 30.12.2015), учел, что в рассматриваемом случае оплата административного штрафа приведет к полному изъятию прибыли, полученной учреждением при осуществлении приносящей доход деятельности, а также к изъятию сумм, которые запланировано перечислить на определенные расходы, необходимые для осуществления приносящей доход деятельности (в том числе расходные медицинские материалы и продукты питания, расходы по обязательным платежам в бюджет) и может повлечь прекращение приносящей доход деятельности в связи с невозможностью пополнения необходимых материальных запасов для ее осуществления, а также отсутствием денежных средств для уплаты обязательных платежей в бюджет.
Принимая во внимание такие критерии, обозначенные Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 25.02.2014 N 4-П и Постановлении от 17.01.2013 N 1-П, как справедливость и соразмерность административного наказания, учитывая конкретные обстоятельства совершения правонарушения и отсутствие негативных последствий от его совершения, имущественное и финансовое положение организации, множественность вынесенных в отношении заявителя постановлений с назначением значительных сумм штрафов, а также исходя из размера административного штрафа, назначенного заявителю, ссылаясь на положения частей 3.2, 3.3 статьи 4.1 КоАП РФ, суд первой инстанции пришел выводу о наличии оснований для уменьшения размера административного штрафа до 50 124 рублей 18 копеек.
Административный орган правомерность названного вывода суда первой инстанции не оспаривает.
Суд апелляционной инстанции считает, что избранная судом первой инстанции мера наказания соответствует тяжести совершенного правонарушения и обусловлена достижением целей, предусмотренных частью 1 статьи 3.1 КоАП РФ.
При изложенных обстоятельствах, судом апелляционной инстанции не установлено оснований для отмены решения суда первой инстанции и для удовлетворения апелляционной жалобы. Согласно статье 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, решение Арбитражного суда Красноярского края от 16 сентября 2016 года по делу N А33-24597/2015 подлежит оставлению без изменения, апелляционная жалоба — без удовлетворения.
В силу части 4 статьи 208 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, заявление об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности государственной пошлиной не облагается. Следовательно, по данной категории спора государственная пошлина не уплачивается в целом по делу, в том числе при подаче апелляционной жалобы.
Руководствуясь статьями 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Красноярского края от "16" сентября 2016 года по делу N А33-24597/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через арбитражный суд, принявший решение.

Председательствующий О.А.ИВАНЦОВА

Судьи Г.Н.БОРИСОВ Е.В.СЕВАСТЬЯНОВА