Требование: О признании незаконным предписания органа внутренних дел об устранении нарушений Правил по обеспечению безопасности и антитеррористической защищенности объектов топливно-энергетического комплекса

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 03.11.2016 по делу N А33-1105/2016

Резолютивная часть постановления объявлена "19" октября 2016 года.
Полный текст постановления изготовлен "03" ноября 2016 года.
Третий арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Иванцовой О.А.,
судей: Севастьяновой Е.В., Юдина Д.В.,
при ведении протокола судебного заседания Елистратовой О.М.,
при участии:
от заявителя (акционерного общества "Енисейская территориальная генерирующая компания (ТГК-13)"): Калугина А.С., представителя на основании доверенности от 22.07.2016 N 68, паспорта; Фрейберг М.Р., представителя на основании доверенности от 21.01.2016 N 65, паспорта;
от ответчика (Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Красноярскому краю): Лапиной Д.Л., представителя на основании доверенности от 09.03.2016 N 9/14-16, служебного удостоверения; Никитина Е.А., представителя на основании доверенности от 01.12.2015 N 9/14-98, служебного удостоверения,
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Красноярскому краю
на решение Арбитражного суда Красноярского края
от "25" мая 2016 года по делу N А33-1105/2016, принятое судьей Фроловым Н.Н.,

установил:

акционерное общество "Енисейская территориальная генерирующая компания (ТГК-13)" (ИНН 1901067718, ОГРН 1051901068020) (далее — АО "Енисейская ТГК (ТГК-13)", общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к Главному управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Красноярскому краю (ИНН 2466050868, ОГРН 1022402662204) (далее — ГУ МВД России по Красноярскому краю, Управление, ответчик) о признании незаконным предписания от 23.10.2015 в части пунктов 3 — 7 в отношении филиала "Красноярская ТЭЦ-2", пунктов 3, 5, 6, 11, 16 в отношении филиала "Красноярская ТЭЦ-3", пунктов 3, 6, 23, 25 в отношении филиала "Минусинская ТЭЦ".
Решением Арбитражного суда Красноярского края от 25 мая 2016 года по делу N А33-1105/2016 (с учетом определения от 31.05.2016 об исправлении опечатки) заявление удовлетворено частично. Признано недействительным предписание ГУ МВД России по Красноярскому краю от 23.10.2015 в части пунктов 4, 7 в отношении "Красноярская ТЭЦ-2", пункта 16 в отношении "Красноярская ТЭЦ-3", пункта 25 в отношении "Минусинской ТЭЦ". В удовлетворении остальной части требований отказано. С Управления в пользу общества взысканы судебные расходы в размере 3000 рублей по оплате государственной пошлины.
Не согласившись с данным судебным актом, ГУ МВД России по Красноярскому краю обратилось в Третий арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит обжалуемое решение суда первой инстанции отменить, производство по делу прекратить. В апелляционной жалобе (с учетом дополнений) Управление ссылается на следующие обстоятельства:
— рассмотрение настоящего спора неподведомственно арбитражному суду, поскольку спор по настоящему делу не носит экономический характер (обществу вменяется нарушение Правил по обеспечению безопасности и антитеррористической защищенности объектов топливно-энергетического комплекса, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 05.05.2012 N 458;
— резолютивная часть решения не соответствует мотивировочной части оспариваемого решения суда первой инстанции; в мотивировочной части решения не указаны доводы в пользу принятого решения по пункту 6 в отношении филиала Красноярская ТЭЦ-3 и не указаны доводы в пользу принятого решения по пункту 4 в отношении филиала Красноярская ТЭЦ-2 в части невозможности оборудования объекта запретной зоны (указаны лишь мотивы невозможности оборудования зоны (полосы) отторжения;
— при вынесении решения о недействительности пунктов 7 в отношении "Красноярская ТЭЦ-2", пункта 16 в отношении "Красноярская ТЭЦ-3", пункта 25 в отношении "Минусинской ТЭЦ" судом первой инстанции приняты во внимание только доводы заявителя, при этом не учтены доводы ответчика; исходя из текста приложения N 1 к Правилам, под применением инженерно-технических средств охраны подразумевается применение их по отношению к объекту ТЭК, т.е. объекты должны быть оборудованы такими инженерно-техническими средствами охраны, для чего их необходимо приобрести; у заявителя имелась объективная возможность (в том числе техническая) приобрести взрывозащитные средства с целью оборудования ими объект ТЭК, доводы заявителя об обратном необоснованы.
АО "Енисейская ТГК (ТГК-13)" представило отзыв на апелляционную жалобу, в котором (с учетом дополнений) ссылается на следующие основания:
— ответчик при рассмотрении дела в суде первой инстанции ни разу не сослался на не подведомственность дела арбитражному суду; на момент обращения в суд заявитель полагал, что ненормативный правовой акт не соответствует требованиям законодательства и нарушает его права и законные интересы в сфере предпринимательской (экономической) деятельности;
— резолютивная часть решения суда первой инстанции соответствует мотивировочной части и основано на имеющихся в деле доказательствах;
— ответчиком не доказан факт наличия у заявителя технической возможности применения взрывозащитных средств; в Правилах речь идет о применении взрывозащитных средств, а не о приобретении;
— Правилами от 05.05.2012 N 458 дсп установлена обязанность предусматривать осуществление комплекса специальных мер по безопасному функционированию объектов, однако данная обязанность возложена лишь для субъектов ТЭК на стадиях проектирования и строительства; ни Федеральный закон от 21.07.2011 N 256-ФЗ, ни Правила от 05.05.2012 N 458 дсп не содержат сроков, в течение которых действующие субъекты ТЭК должны привести свои объекты в соответствие с установленными требованиями; органам Министерства внутренних дел Российской Федерации не предоставлено право самостоятельно устанавливать сроки приведения ТЭК в соответствие с требованиями установленными Правилами N 458, такими полномочиями обладает Правительство Российской Федерации.
В судебном заседании представители ГУ МВД России по Красноярскому краю уточнили требования апелляционной жалобы (с учетом изменения пределов обжалования решения суда первой инстанции), просят отменить решение суда первой инстанции в полном объеме, производство по делу прекратить, сослались на доводы, изложенные в апелляционной жалобе и в дополнении к ней.
Представители АО "Енисейская ТГК (ТГК-13)" в судебном заседании доводы апелляционной жалобы (с учетом дополнения) не признали, сослались на основания, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу и дополнении к нему, просили решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Представители ответчика заявили ходатайство о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств, а именно: копий фотографий на 5-ти листах.
В соответствии со статьями 159, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции вынес протокольное определение от 11.10.2016 об отказе в удовлетворении заявленного ходатайства, поскольку данные доказательства является новыми, появившимися после принятия решения судом первой инстанции, следовательно, не могут повлиять на законность и обоснованность обжалуемого судебного акта.
Судом апелляционной инстанции установлено, что к отзыву на апелляционную жалобу приложены документы, которые не относятся к рассмотрению настоящего дела; представители общества ходатайство о приобщении данных документов не заявили.
Руководствуясь статьей 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции вынес протокольное определение от 19.10.2016 о возврате указанных документов заявителю, в связи с отсутствием ходатайства о приобщении дополнительных доказательств к материалам дела. Документы не подлежат фактическому возврату обществу, поскольку представлены в суд апелляционной инстанции в электронном виде.
Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Судом апелляционной инстанции установлено, что 14.03.2016 в судебном заседании представитель заявителя пояснил, что предписание в части пункта 3 в отношении филиала "Красноярская ТЭЦ-3" заявителем не оспаривается. Из текста решения следует, что суд первой инстанции рассматривал заявленные требования с учетом уточнения, сделанного представителем заявителя. На основании изложенного, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что заявитель в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации уточнил предмет требований, исключив из предмета оспаривания пункт 3 предписания от 23.10.2015 в отношении филиала "Красноярская ТЭЦ-3".
При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции установлены следующие обстоятельства.
В период с 30.09.2016 по 23.10.2015 года, в целях осуществления контроля за обеспечение безопасности объектов топливно-энергетического комплекса комиссией ГУ МВД России по Красноярскому краю, проведена плановая документарная и выездная проверка субъекта топливно-энергетического комплекса ОАО "Енисейская ТГК (ТГК-13)", составлен акт проверки от 23.10.2015, вынесено предписание об устранении выявленных нарушений от 23.10.2015.
Согласно предписанию от 23.10.2015 обществу необходимо устранить (срок установлен — до 23.10.2016), в том числе следующие выявленные нарушения Правил по обеспечению безопасности и антитеррористической защищенности объектов топливно-энергетического комплекса (далее — ТЭК), утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 05.05.2012 N 458 (далее — Правила N 458):
1) филиал "Красноярская ТЭЦ-2":
— пункт 3 предписания — устранить нарушение пункта 4 примечания к приложению N 1 к Правилам N 458 в части обеспечения заданной защищенности объекта "Красноярская ТЭЦ-2" путем создания дополнительного рубежа охраны, организуемого с помощью технических средств охраны, в связи с отсутствием возможности, обусловленной объективными факторами, выполнить требование пунктов 86 — 87 Правил N 458, подпункта "в" пункта 1 приложения N 1 к Правилам N 458 в части оборудования внешнего предупредительного ограждения;
— пункт 4 предписания — устранить нарушение пунктов 94, 96 — 97 Правил N 458 и подпункта "а" пункта 2 приложения N 1 к Правилам N 458 в части оборудования объекта "Красноярская ТЭЦ-2" зоной (полосой) отторжения. Оборудовать запретную зону объекта "Красноярская ТЭЦ-2" в соответствии с требованиями пункта 71 Правил N 458 и подпункта "б" пункта 2 приложения N 1 к Правилам N 458;
— пункт 5 предписания — устранить нарушение подпунктов "в" и "г" пункта 8 приложения N 1 к Правилам N 458 в части обеспечения системы охранного телевидения объекта "Красноярская ТЭЦ-2" обнаружением проникновения — видеодетекторами и обнаружением оставленных предметов;
— пункт 6 предписания — оборудовать охранное освещение объекта "Красноярская ТЭЦ-2" в соответствии с требованиями пунктов 251, 253, 256, подпунктов "в", "г", "д" пункта 255 и пункта 13 приложения N 1 к Правилам N 458;
— пункт 7 предписания — устранить нарушение пункта 16 приложения N 1 к Правилам N 458 в части приобретения взрывозащитных средств.
2) филиал "Красноярская "ТЭЦ-3":
— пункт 5 предписания — устранить нарушение пункта 4 примечания к приложению N 1 к Правилам N 458 в части обеспечения заданной защищенности объекта "Красноярская ТЭЦ-3" путем создания дополнительного рубежа охраны, организуемого с помощью технических средств охраны, в связи с отсутствием возможности, обусловленной объективными факторами, выполнить требование пунктов 86 — 87 Правил N 458, подпункта "в" пункта 1 приложения N 1 к Правилам N 458 в части оборудования внешнего предупредительного ограждения;
— пункт 6 предписания — устранить нарушение пунктов 94, 96 — 97 Правил N 458 и подпункта "а" пункта 2 приложения N 1 к Правилам N 458 в части оборудования объекта "Красноярская ТЭЦ-3" зоной (полосой) отторжения. Оборудовать запретную зону объекта "Красноярская ТЭЦ-3" в соответствии с требованиями пункта 71 Правил N 458 и подпункта "б" пункта 2 приложения N 1 к Правилам N 458;
— пункт 11 предписания — оборудовать охранное освещение объекта "Красноярская ТЭЦ-3" в соответствии с требованиями пунктов 251, 253, 256, подпунктов "в", "г", "д" пункта 255 и пункта 13 приложения N 1 к Правилам N 458;
— пункт 16 предписания — устранить нарушение пункта 16 приложения N 1 к Правилам N 458 в части приобретения взрывозащитных средств.
3) филиал "Минусинская ТЭЦ":
— пункт 3 предписания — устранить нарушение пункта 86 Правил N 458 и подпункта "в" пункта 1 приложения N 1 к Правилам N 458 в части оборудования объекта "Минусинская ТЭЦ" внешним предупредительным ограждением;
— пункт 6 предписания — оборудовать запретную зону объекта "Красноярская ТЭЦ-3" в соответствии с требованиями пункта 71 Правил N 458 и подпункта "б" пункта 2 приложения N 1 к Правилам N 458;
— пункт 23 предписания — устранить нарушение пунктов 251, 253, подпункта "г" пункта 255, пункта 256 Правил N 458 и пункта 13 приложения N 1 к Правилам N 458 в части оборудования объекта дополнительным охранным освещением, ручным управлением аппаратурой освещения из помещения охраны, а также подключения сети охранного освещения к отдельной группе распределительного щита, расположенного в помещении охраны, закрытого за замок и оборудованного охранной сигнализацией;
— пункт 25 предписания — устранить нарушение пункта 16 приложения N 1 к Правилам N 458 в части приобретения взрывозащитных средств.
ОАО "Енисейская ТГК (ТГК-13)", полагая, что предписанием от 23.10.2015 в указанной части нарушены его права и законные интересы, обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с вышеуказанным заявлением.
Проверив в пределах, установленных статьей 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения арбитражным судом первой инстанции норм материального права и соблюдения норм процессуального права, заслушав и оценив доводы лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции пришел к следующим выводам.
В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 7, 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равенства сторон. В соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основания своих требований и возражений, представить доказательства.
Ответчик в апелляционной жалобе ссылается на то, что рассмотрение настоящего спора неподведомственно арбитражному суду, поскольку спор по настоящему делу не носит экономический характер (обществу вменяется нарушение Правил по обеспечению безопасности и антитеррористической защищенности объектов топливно-энергетического комплекса, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 05.05.2012 N 458).
Согласно статье 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности (часть 1). Арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя (далее — организации и граждане) (часть 2).
В силу пункта 2 части 1 статьи 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности об оспаривании затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц.
В соответствии с частью 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.
В силу пункта 33 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" (в редакции от 19.12.2013) судам общей юрисдикции подведомственны споры об оспаривании постановлений о привлечении лиц к административной ответственности объективная сторона которых в действиях (бездействии), направленных на нарушение или невыполнение норм действующего законодательства в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия населения, в области охраны окружающей среды и природопользования, безопасности дорожного движения, пожарной безопасности, законодательства о труде и охране труда, в случаях, когда административное правонарушение не связано с осуществлением им предпринимательской и иной экономической деятельности.
В данном случае предметом спора является предписание государственного органа — ГУ МВД России по Красноярскому краю, а не постановление о привлечении к административной ответственности; спор подлежит рассмотрению в порядке главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; с заявлением обратилось юридическое лицо — ОАО "Енисейская ТГК (ТГК-13)". Следовательно, спор рассмотрен с соблюдением правил подведомственности.
Данный вывод соответствует правовой позиции Верховного суда Российской Федерации, изложенной в определении от 28.11.2014 N 306-КГ14-1538.
Ссылка ответчика на то, что судом общей юрисдикции рассмотрено в порядке административного судопроизводства дело о признании незаконным и отмене аналогичного предписания ГУ МВД России по Красноярскому краю, выданного иному юридическому лицу (решение Центрального районного суда г. Красноярска от 02.02.2016 дело N 2а-1292/2016), не принимается судом апелляционной инстанции, поскольку в суд общей юрисдикции с заявлением обратилось физическое лицо — Борисов В.Н.
Кроме того, суд апелляционной инстанции также принимает во внимание, что Управление при рассмотрении дела в суде первой инстанции доводы о не подведомственности спора не заявляло; наоборот, ссылаясь на положения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, просило в удовлетворении заявления общества отказать в полном объеме.
Апелляционная коллегия также считает необходимым учесть правовую позицию Верховного Суда Российской Федерации, изложенную в определении от 08.02.2016 N 309-ЭС15-8851, согласно которой прекращение производства по делу в связи с неподведомственностью спора арбитражному суду по формальным основаниям, а не с целью исправить ошибку, имеющую существенное значение, не отвечает принципу правовой определенности.
С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции не усматривает правовых оснований для прекращения производства по делу. Дело подлежит рассмотрению по существу.
В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Согласно части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).
В силу части 2 статьи 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для признания оспариваемого ненормативного правового акта (действий, бездействия) недействительным необходимо наличие одновременно двух условий — несоответствие его закону или иным нормативным правовым актам и нарушение им прав и охраняемых законом интересов субъектов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
При этом, исходя из правил распределения бремени доказывания, установленных статьями 65, 198, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, обязанность доказывания факта нарушения своих прав и законных интересов возлагается на заявителя.
Судом первой инстанции установлено, что проверка проведена государственным органом в пределах предоставленных полномочий, соответствует его компетенции, существенных нарушений процедуры проведения проверки, составления акта проверки, вынесения предписания не установлено. Данный вывод суда первой инстанции не оспаривается в суде апелляционной инстанции.
Согласно статье 3 Федерального закона от 21.07.2011 N 256-ФЗ "О безопасности объектов топливно-энергетического комплекса" (далее — Федеральный закон от 21.07.2011 N 256-ФЗ) целями обеспечения безопасности объектов топливно-энергетического комплекса являются их устойчивое и безопасное функционирование, защита интересов личности, общества и государства в сфере топливно-энергетического комплекса от актов незаконного вмешательства.
Статьей 4 названного Федерального закона закреплены основные принципы обеспечения безопасности объектов топливно-энергетического комплекса, в том числе, принцип обеспечения антитеррористической защищенности объектов топливно-энергетического комплекса.
На основании статьи 6 Федерального закона от 21.07.2011 N 256-ФЗ обеспечение безопасности объектов топливно-энергетического комплекса осуществляется субъектами топливно-энергетического комплекса, если иное не установлено законодательством Российской Федерации.
Как следует из материалов дела ОАО "Енисейская ТГК (ТГК-13)" является субъектом топливно-энергетического комплекса, объекты топливно-энергетического комплекса, принадлежащие заявителю, отнесены к средней категории опасности. Данные обстоятельства заявителем не оспариваются.
Требования обеспечения безопасности объектов топливно-энергетического комплекса и требования антитеррористической защищенности объектов топливно-энергетического комплекса в зависимости от установленной категории опасности объектов определяются Правительством Российской Федерации. Указанные требования являются обязательными для выполнения субъектами топливно-энергетического комплекса (пункт 1 статьи 7 Федерального закона от 21.07.2011 N 256-ФЗ).
Постановлением Правительства Российской Федерации от 05.05.2012 N 458 утверждены Правила по обеспечению безопасности и антитеррористической защищенности объектов топливно-энергетического комплекса.
Как следует из материалов дела, в ходе проведения проверки ответчиком установлены нарушения Правил N 458; по результатам проверки заявителю выдано предписание от 23.10.2015, согласно которому заявителю необходимо устранить перечисленные в нем нарушения.
Заявитель, обращаясь в суд первой инстанции, считает, что ответчик незаконно возложил на него обязанности по устранению нарушений, перечисленных в пунктах 3 — 7 в отношении филиала "Красноярская ТЭЦ-2", пунктах 5, 6, 11, 16 в отношении филиала "Красноярская ТЭЦ-3", пунктах 3, 6, 23, 25 в отношении филиала "Минусинская ТЭЦ".
Оспаривая пункты 5 и 6 в отношении филиала "Красноярская "ТЭЦ-3" и пункты 3 и 6 в отношении филиала "Минусинская ТЭЦ", заявитель не оспаривая факта несоблюдения указанных в них требований Правил N 458, указывает на то, что предписание в указанной части является неисполнимым, в связи с установлением сроков устранения нарушений до 23.10.2016 и отсутствием финансирования этих мероприятий на 2016 год и длительности времени проведения работ.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований в указанной части, суд первой инстанции исходил из того, что факт отсутствия или ненадлежащего финансирования субъекта не является основанием для освобождения от обязанностей, предусмотренных действующим законодательством. Кроме того, судом первой инстанции учтено, что срок исполнения предписания еще не наступил, и довод о том, что предписание не может быть исполнено в срок до 23.10.2016 года, то есть за 9 месяцев (с момента обращения в суд) до его наступления, является преждевременным.
Суд апелляционной инстанции соглашается с указанным выводом суда первой инстанции, поскольку отсутствие финансирования и длительности времени проведения работ само по себе не свидетельствует о неисполнимости предписания, а при наличии соответствующих доказательств может являться основанием для обращения в орган с ходатайством о продлении срока исполнения предписания. Таким образом, указанный в спорных пунктах срок исполнения предписания (учитывая дату вынесения предписания — 23.10.2015) является достаточным, предписание — исполнимым.
Правомерность указанного вывода суда первой инстанции лицами, участвующими в деле, в суде апелляционной инстанции не оспаривается.
Довод ответчика о том, что резолютивная часть решения не соответствует мотивировочной части; в мотивировочной части решения не указаны доводы в пользу принятого решения по пункту 6 в отношении филиала "Красноярская ТЭЦ-3", отклоняется судом апелляционной инстанции. На странице 4 решения, суд первой инстанции приводит мотивы, по которым он признает указанный пункт предписания законным. Однако, в резолютивной части решения, суд первой инстанции признает недействительным указанный пункт предписания. Вместе с тем, определением от 31.05.2016 суд первой инстанции исправляет опечатку, допущенную при изготовлении резолютивной части решения. Таким образом, судом первой инстанции устранены противоречия между мотивированной частью решения и его резолютивной частью.
Также судом первой инстанции изучены и отклонены доводы заявителя в части признания незаконными пунктов 3, 5, 6 предписания в отношении филиала "Красноярская "ТЭЦ-2", пункта 11 в отношении филиала "Красноярская "ТЭЦ-3", а также пункта 23 в отношении филиала "Минусинская ТЭЦ". Отказывая в удовлетворении заявленных требований в части указанных пунктов предписания, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что материалами дела подтверждается не соблюдение заявителем требований Правил N 458, указанных в данных пунктах предписания. При этом, суд первой инстанции правомерно отклонил довод заявителя о том, что требование ответчика об устроении нарушения в части оборудования объекта охранной системой телевидения не является корректным (не указано на каких именно объектах, какого качества и в каком количестве должны быть установлены видеодетекторы и системы обнаружения оставленных предметов), поскольку Правила N 458 не предусматривают указанных условий, следовательно, заявитель вправе самостоятельно определить, руководствуясь целесообразностью места установки и количеством указанного оборудования. Доводы заявителя о соответствии имеющегося освещения пункту 247 Правил N 458, отклонены судом первой инстанции, поскольку общий пункт 247 Правил N 458 конкретизирован в пунктах 251, 253 Правил N 458.
Правомерность выводов суда первой инстанции о соответствии названных пунктов предписания требованиям закона лицами, участвующими в деле, в суде апелляционной инстанции не оспаривается. Суд апелляционной инстанции не установил правовых оснований для переоценки указанных выводов Арбитражного суда Красноярского края.
Вместе с этим, суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования и признал недействительным оспариваемое предписание в части пунктов 4, 7 в отношении филиала "Красноярская "ТЭЦ-2", пункта 16 — в отношении филиала "Красноярская "ТЭЦ-3", пункта 25 в отношении филиала "Минусинская ТЭЦ", полагая, что названные пункты предписания вынесены ответчиком с нарушением требований действующего законодательства и нарушают права и законные интересы общества.
Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции не соглашается с указанными выводами суда первой инстанции в силу следующего.
Так, пунктом 4 предписания в отношении филиала "Красноярская "ТЭЦ-2", обществу необходимо устранить нарушение пунктов 94, 96 — 97 Правил N 458 и подпункта "а" пункта 2 приложения N 1 к Правилам N 458 в части оборудования объекта "Красноярская ТЭЦ-2" зоной (полосой) отторжения. Оборудовать запретную зону объекта "Красноярская ТЭЦ-2" в соответствии с требованиями пункта 71 Правил N 458 и подпункта "б" пункта 2 приложения N 1 к Правилам N 458.
Суд первой инстанции, учитывая имеющуюся в материалах дела схему размещения основных зданий и сооружений на территории ТЭЦ-2, копии свидетельств о регистрации прав на недвижимое имущество, примыкающие к сторонам ограждения зоны (полосы) отторжения, установил нарушение пункта 97 Правил N 458. Данный факт обществом ни в суде первой инстанции, ни в суде апелляционной инстанции не оспаривается.
Однако, судом первой инстанции учтено, что указанные заявителем объекты, относятся к технологическому оборудованию, являющемуся частью системы топливно-энергетического комплекса станции в целом, перенос которых влечет невозможность функционирования системы в целом. В связи с этим, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что исполнение предписания в указанной части предполагает устранение указанных объектов недвижимости, что, очевидно, нецелесообразно и не может быть исполнено.
Суд апелляционной инстанции не может согласиться с указанным выводом суда первой инстанции. Кроме того, суд апелляционной инстанции соглашается с доводом ответчика о том, что суд первой инстанции, признавая недействительным указанный пункт предписания, не привел выводов в части невозможности оборудования объекта запретной зоной.
Согласно пункту 2 Правил N 458 под запретной зоной понимается специально выделенная полоса местности, проходящая по периметру охраняемой территории (акватории) объекта и предназначенная для выполнения персоналом физической защиты служебных задач; под зоной (полосой) отторжения понимается зона, непосредственно примыкающая к инженерным ограждениям объекта и свободная от построек, деревьев, кустарника и др.
Согласно пункту 94 Правил N 458 запретная зона и зона (полоса) отторжения относятся к инженерным средствам и сооружениям.
В соответствии с пунктом 71 Правил N 458 запретная зона, где отсутствуют какие-либо строения, сооружения и растительность (деревья, кустарники, трава и др.), оборудуется в 6 метрах от ограждения объекта с внутренней стороны.
В соответствии с пунктами 96, 97 названных Правил зона (полоса) отторжения может использоваться для установки технических средств охраны, а также организации защиты охраняемого объекта при помощи сторожевых собак. К внешней и внутренней сторонам ограждений зоны (полосы) отторжения не должны примыкать здания, сооружения, пристройки, площадки для складирования оборудования и материалов, а также лесонасаждения.
Ссылаясь на неисполнимость указанного пункта предписания, заявитель приводит следующее обоснование: в непосредственной близости от периметрального ограждения филиала "Красноярская ТЭЦ-2" с внешней стороны имеются, принадлежащие другим собственникам здания, строения, сооружения, земельные участки, дороги общего пользования, коммуникации, перенос которых не представляется возможным; на отдельных участках территории на расстоянии менее 6 метров от основного ограждения расположены объекты недвижимости, в частности: железнодорожные пути, пруд-накопитель, нагорная канава, трубопроводы, нежилое здание ЗРУ, сбросные водоводы, паропровод, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, более того, указанные объекты относятся к технологическому оборудованию, являющемуся частью системы ТЭК, перенос которых влечет невозможность функционирования данной системы.
Суд апелляционной инстанции соглашается с доводом ответчика о том, что наличие объектов недвижимости, которые попадают в зону (полосу) отторжения и находятся в собственности иных лиц, а также технологические объекты, которые находятся в запретной зоне, не препятствуют исполнению заявителем вышеуказанных требований Правил N 458. Под установлением указанных зон понимаются только полосы местности вдоль периметра объекта ТЭК (с внешней и внутренней сторон основного ограждения), не предусматривающие какого-либо ограждения, препятствием для установление которого являлись бы указанные заявителем объекты недвижимости.
В соответствии с пунктом 4 примечаний к приложению N 1 к Правилам N 458 независимо от категории объекта при отсутствии возможности, обусловленной объективными факторами, допускается не применять отдельные инженерно-технические средства охраны, при этом обеспечение заданной защищенности объекта достигается созданием дополнительных рубежей охраны, организуемых с помощью технических средств охраны.
Таким образом, как обоснованно указывает ответчик, для оборудования указанных зон в соответствии с требованиями Правил N 458 не требуется устранять все объекты недвижимости, но при этом необходимо расчистить от растительности (кустарников, травы) участки местности по периметру объекта ТЭК, где какие-либо объекты недвижимости отсутствуют.
Следовательно, для устранения вышеуказанных нарушений Правил N 458 обществу необходимо ликвидировать кустарники, а на участках зоны отторжения, где имеются объекты недвижимости, ликвидация которых невозможна (в том числе с точки зрения целесообразности, на которую ссылается общество), компенсировать отсутствие зоны отторжения созданием дополнительного рубежа охраны в соответствии с пунктом 4 примечаний к приложению N 1 к Правилам N 458.
Доказательств невозможности совершения указанных действий обществом в нарушение требований статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в материалы дела не представлено.
При таких фактических и правовых обстоятельствах, суд апелляционной инстанции не усматривает правовых оснований для вывода о неисполнимости оспариваемого предписания в указанной части.
Таким образом, пункт 4 оспариваемого предписания в отношении филиала "Красноярская "ТЭЦ-2" вынесен в соответствии с требованиями закона и не нарушает права и законные интересы общества.
Пунктом 7 предписания в отношении в отношении филиала "Красноярская "ТЭЦ-2", пунктом 16 в отношении филиала "Красноярская "ТЭЦ-3", пунктом 25 в отношении филиала "Минусинская ТЭЦ" предусмотрено, что обществу необходимо устранить нарушение пункта 16 приложения N 1 к Правилам N 458 в части приобретения взрывозащитных средств.
Признавая указанные пункты предписания недействительными, суд первой инстанции исходил из того, что пункт 16 приложения N 1 к Правилам N 458 предусматривает обязательность наличия взрывозащитных средств только при наличии соответствующей технической возможности применения соответствующих инженерно-технических средств охраны. Административным органом не представлено доказательств наличия технической возможности применения указанных средств. По мнению суда первой инстанции требование органа приобрести взрывозащитные средства не соответствует Правилам N 458, потому что задачей является применение соответствующих средств, а не сам факт его наличия на объекте.
Суд апелляционной инстанции не может согласиться с толкованием указанного пункта Правил N 458, приведенным судом первой инстанции.
Согласно пункту 16 приложения N 1 к Правилам N 458 в состав инженерно-технических средств охраны на объекте топливно-энергетического комплекса, относящегося к средней категории опасности, входят взрывозащитные средства. При этом, из пункта 2 примечания к приложению N 1 к Правилам N 458 следует, что применения соответствующих инженерно-технических средств охраны (в данном случае взрывозащитные средства) является обязательным при наличии технической возможности.
Исходя из буквального и системного толкования указанных положений Приложения N 1 к Правилам N 458 (учитывая перечисленные виды инженерно-технических средств), апелляционная коллегия приходит к выводу, что в данном случае под "наличием технической возможности применения" следует понимать не возможность использования самим обществом взрывозащитных средств по прямому их назначению, а как возможность размещения данных средств на объекте ТЭК (возможность иметь в наличии, в том числе взрывозащитные средства). Доводы общества об обратном основаны на неправильном толковании указанных норм.
Доказательств невозможности иметь в наличии (разместить) взрывозащитные средства на филиалах "Красноярская "ТЭЦ-2", пунктом 16 в отношении филиала "Красноярская "ТЭЦ-3", пунктом 25 в отношении филиала "Минусинская ТЭЦ" обществом в материалы дела не представлены.
Таким образом, вопреки утверждению заявителя, на него возложена обязанность по обеспечению названных объектов взрывозащитными средствами.
Следовательно, пункт 7 предписания в отношении в отношении филиала "Красноярская "ТЭЦ-2", пункт 16 в отношении филиала "Красноярская "ТЭЦ-3", пункт 25 в отношении филиала "Минусинская ТЭЦ" содержат законные требования. Доказательств неисполнимости предписания в указанной части обществом также не представлено.
При таких фактических и правовых обстоятельствах, в удовлетворении заявления общества в указанной части также следовало отказать.
Доводы общества о том, что Правилами N 458 дсп установлена обязанность предусматривать осуществление комплекса специальных мер по безопасному функционированию объектов, однако данная обязанность возложена лишь для субъектов ТЭК на стадиях проектирования и строительства; ни Федеральный закон от 21.07.2011 N 256-ФЗ, ни Правила от 05.05.2012 N 458 дсп не содержат сроков, в течение которых действующие субъекты ТЭК должны привести свои объекты в соответствие с установленными требованиями; органам Министерства внутренних дел Российской Федерации не предоставлено право самостоятельно устанавливать сроки приведения ТЭК в соответствие с требованиями установленными Правилами N 458, такими полномочиями обладает Правительство Российской Федерации, отклоняются судом апелляционной инстанции.
Как указывалось выше, в силу статьи 7 Федерального закона от 21.07.2011 N 256-ФЗ указанные требования являются обязательными для выполнения субъектами топливно-энергетического комплекса. Объекты ТЭК, существовавшие до введения в действие Правил N 458, должны быть приведены в соответствие с данными требованиями. Установление сроков исполнения предписания входит в полномочия органа, выдавшего данный ненормативный правовой акт (при этом орган, в каждом конкретном случае должен установить реальный срок исполнения предписания, исходя из характера выявленных нарушений, возможных способов их устранения).
Ссылка заявителя на выводы, изложенные в решении Центрального районного суда г. Красноярска от 02.02.2016 дело N 2а-1292/2016, не принимается судом апелляционной инстанции, поскольку данный судебный акт не имеет преюдициального значения для данного дела.
На основании изложенного, решение суда первой инстанции в части удовлетворения заявленных требований подлежит отмене в связи с неправильным применением судом первой инстанции норм материального права пункт 4 части 1 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) и принятием в указанной части нового акт об отказе в удовлетворении заявления о признании недействительным предписания от 23.10.2015 в части пунктов 4, 7 в отношении "Красноярская ТЭЦ-2", пункта 16 в отношении "Красноярская ТЭЦ-3", пункта 25 в отношении "Минусинской ТЭЦ".
Поскольку решение суда первой инстанции в части удовлетворения заявленных обществом требования отменено, а в части отказа в удовлетворении заявленных требований оставлено без изменения, т.е. в удовлетворении заявленных требований общества отказано в полном объеме, то в соответствии с положением статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы за рассмотрения дела в суде первой инстанции подлежат отнесению на заявителя. Поскольку Управление на основании подпункта 1.1 пункта 1 статьи 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации освобождено от уплаты государственной пошлины, следовательно, расходы по оплате государственной пошлины при рассмотрении апелляционной жалобы не понесены, в связи с чем, не подлежат распределению.
Руководствуясь статьями 268, 269, 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Красноярского края от "25" мая 2016 года по делу N А33-1105/2016 отменить в части признания недействительными пунктов 4, 7 в отношении "Красноярская ТЭЦ-2", пункта 16 в отношении "Красноярская ТЭЦ-3", пункта 25 в отношении "Минусинской ТЭЦ" предписания об устранении выявленных нарушений от 23.10.2015, вынесенного Главным управлением Министерства внутренних дел Российской Федерации по Красноярскому краю, в отношении акционерного общества
"Енисейская территориальная генерирующая компания (ТГК-13)". В указанной части принять новый судебный акт.
Отказать акционерному обществу "Енисейская территориальная генерирующая компания (ТГК-13)" в удовлетворении требования о признании недействительным предписания об устранении выявленных нарушений от 23.10.2015, вынесенного Главным управлением Министерства внутренних дел Российской Федерации по Красноярскому краю, в части пунктов 4, 7 в отношении "Красноярская ТЭЦ-2", пункта 16 в отношении "Красноярская ТЭЦ-3", пункта 25 в отношении "Минусинской ТЭЦ".
В остальной части решение Арбитражного суда Красноярского края от "25" мая 2016 года по делу N А33-1105/2016 оставить без изменения.
Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через арбитражный суд, принявший решение.

Председательствующий О.А.ИВАНЦОВА

Судьи Е.В.СЕВАСТЬЯНОВА Д.В.ЮДИН