Требование: О взыскании убытков, возникших в результате отказа ответчика поставлять товар по договору поставки

Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 14.09.2016 по делу N А33-27446/2015

Резолютивная часть постановления объявлена "09" сентября 2016 года.
Полный текст постановления изготовлен "14" сентября 2016 года.
Третий арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего Морозовой Н.А.,
судей: Иванцовой О.А., Юдина Д.В.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем Елистратовой О.М.,
при участии:
от истца (общества с ограниченной ответственностью "Сибирская генерирующая компания") — Долгаловой Е.Н., представителя по доверенности от 20.06.2016 N 148,
рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Промхим"
на решение Арбитражного суда Красноярского края
от "24" мая 2016 года по делу N А33-27446/2015, принятое судьей Дьяченко С.П.,

установил:

общество с ограниченной ответственностью "Сибирская генерирующая компания" (ИНН 7709832989, ОГРН 1097746400091) (далее — истец, ООО "СГК", покупатель) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Промхим" (ИНН 3811116562, ОГРН 1073811009326) (далее — ответчик, поставщик, ООО "Промхим") о взыскании убытков в размере 120 127 рублей 08 копеек в виде разницы между ценой товара, установленной в договоре от 04.12.2014 N Крф-14/122-4/4158, и ценой товара, указанной в договоре от 08.06.2015 N Крф-15/32-1/1217.
Решением Арбитражного суда Красноярского края от "24" мая 2016 года исковые требования удовлетворены.
Не согласившись с данным судебным актом, ответчик обратился в Третий арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит обжалуемое решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт.
В обоснование апелляционной жалобы ответчик ссылается на следующие обстоятельства.
— Истцом нарушены условия пункта 6.5 договора от 04.12.2014 N Крф-14/122-4/4158, поскольку установленное ограничение в виде превышения цены на 25% превышено на 2%.
— Истец не доказал идентичность сделок с ответчиком и третьим лицом в части предмета поставки (третьим лицом поставлено 28,420 тонны вместо 35 тонн).
— Заключенная с третьим лицом сделка не является разовой, не направлена на восполнение поставки, необходимой в июле 2015 года, заключена сроком до конца 2015 года, то есть распространяет свое действие на период действия договора N Крф-14/122-4/4158 от 04.12.2014.
— Истцом не представлены какие-либо доказательства разумности цены товара, приобретенного взамен товара по первоначальному договору, а также уменьшения размера убытков.
— Выводы суда первой инстанции о том, что для заключения нового договора взамен первоначального не требуется расторжение первоначального договора, не основан на нормах права; в силу положений пункта 1 статьи 524 Гражданского кодекса Российской Федерации покупатель вправе отнести расходы на приобретение недопоставленных товаров у третьих лиц только после расторжения первоначального договора.
— Договор от 04.12.2014 N КрФ-14/122-4/4158 не мог быть расторгнут ответчиком в одностороннем порядке в силу того, что указанное не предусмотрено условиями договора; утверждения суда об отсутствии необходимости в расторжении договора и его одностороннем расторжении ответчиком являются противоречивыми.
Ответчик, уведомленный о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы в соответствии с требованиями статей 121, 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (путем направления копии определения о принятии апелляционной жалобы, а также путем размещения публичного извещения о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы в Картотеке арбитражных дел на сайте Федеральных арбитражных судов Российской Федерации http://kad.arbitr.ru), в судебное заседание своих представителей не направил. Дело рассмотрено в отсутствие представителя ответчика в соответствии со статьями 123, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Представитель истца доводы апелляционной жалобы не признал по основаниям, изложенным в отзыве на апелляционную жалобу; просил суд оставить решение суда первой инстанции без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
При рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции установлены следующие обстоятельства, имеющие значение для дела.
04.12.2014 между ООО "Промхим" (поставщик) и ООО "Сибирская генерирующая компания" (покупатель) заключен договор поставки натра едкого от 04.12.2014 N Крф-14/122-4/4158 (далее — договор от 04.12.2014, первоначальный договор), по условиям которого поставщик обязался передать натр едкий технический ГОСТ Р 55064-2012 марки РД (РМ-А (далее — товар) в адрес указанных покупателем грузополучателей, а покупатель обязался его принять/организовать приемку и оплатить.
Наименование (ассортимент), цена товара в зависимости от способа доставки, указывались в протоколах согласования цен к договору, являющихся неотъемлемыми частями договора.
Поставка товара осуществлялась на основании ежемесячной заявки, оформленной в отдельности по каждому грузополучателю, определяющей подекадно количество подлежащего поставке товара в течение конкретного периода, утвержденной покупателем. Заявки после их подписания являлись неотъемлемыми частями настоящего договора (пункты 1.1, 1.2 договора от 04.12.2014).
Заявка подавались посредством факсимильной связи или в отсканированном варианте на электронный адрес по реквизитам, указанным в договоре и должны были содержать информацию о пункте поставки, и объеме получаемого товара, и реквизитах получателя. Заявка направлялась поставщику не менее, чем за 30 дней до начала каждого календарного месяца поставки и является обязательным для исполнения поставщиком. Срок согласования заявки поставщиком — один календарный день, по истечении которого при отсутствии мотивированного отказа, заявка считалась принятой поставщиком и обязательной для исполнения (пункты 3.1, 3.3, 3.3.1 договора от 04.12.2014).
Цена на товар, указанная в протоколах согласования цен к договору, включала НДС 18% на поставляемый товар и другие расходы поставщика без учета транспортных расходов поставщика, являлась твердой. Цена товара могла быть пересмотрена только в части изменения транспортных расходов поставщика, не чаще одного раза в 12 месяцев (пункты 4.1, 4.2 договора от 04.12.2014).
Согласно пункту 6.5 договора от 04.12.2014, если поставщик не поставил предусмотренное договором количество товара либо не выполнил требования покупателя (грузополучателя) о замене недоброкачественного товара или доукомплектовании товара в установленный срок, помимо штрафной неустойки, указанной в пунктах 6.3 и 6,4, покупатель (грузополучатель) вправе приобрести товар у других лиц с отнесением на поставщика всех необходимых и разумных расходов на их приобретение, включая стоимость тары, упаковки, страхования, доставки, погрузки, разгрузки и т.п. расходов. Исчисление расходов покупателя (грузополучателя) производилось с учетом того, что товар мог быть куплен по более высокой, но разумной цене (не превышающей 25% от цены товара по настоящему договору).
В соответствии с пунктом 7.3 договора от 04.12.2014 претензии должны будут предъявляться в письменной форме и рассматриваться в течение 20 календарных дней с момента их получения. Настоящий договор вступил в силу с момента его подписания и действует до 31.12.2017, а в части взаиморасчетов — до полного исполнения обязательств (пункт 8.3 договора от 04.12.2014).
В соответствии с протоколом согласования цен на поставку товара от 26.12.2014 (приложение N 1 к договору), являющимся неотъемлемой частью договора от 04.12.2014, цена на товар без учета транспортных расходов зафиксирована (в частности 16 907 рублей 40 копеек) и не подлежала изменению на весь период действия договора, то есть по 31.12.2017. Доказательств, подтверждающих изменение цены товара в части изменения транспортных расходов поставщика, в материалы дела не представлено.
Согласно заявке N 2/32/1205 от 01.06.2015, направленной истцом в адрес ответчика, покупатель сообщил о потребности его красноярского филиала в товаре в июле 2015 года в количестве 35 тн. на сумму 591 759 рублей
В письме от 06.07.2015 исх. N 686 ответчик сообщил истцу о том, что поставка товара по действующим условиям договора от 04.12.2014 невозможна, сослался на часть 2 статьи 451 Гражданского кодекса Российской Федерации. Ответчик указал, что обстоятельства исполнения договора изменились радикально, речь идет не о невозможности исполнения договорных обязательств, а о крайней затруднительности; исполнить договор, исполнение приведет к настолько нежелательным последствиям для поставщика, что потеряется смысл вступления в договорные отношения, которые должны быть по общему правилу взаимовыгодными. Ответчик предложил расторгнуть договор от 04.12.2014 N N КрФ-14/122-4/4158 с 01.07.2015 по соглашению сторон.
Согласно ответу истца от 08.07.2015 на письма ответчика от 06.07.2015 N 686, N 687, покупатель сообщил о сохранении интереса на поставку товара только в рамках уже согласованных цен, указал, что расторжение договора является неприемлемым.
Учитывая отказ ответчика осуществить поставку товара в соответствии с заявкой N 2/32/1205 от 01.06.2015, истец в соответствии с пунктом 6.5 договора от 04.12.2014 заключил с ООО "Энерго-Химическая компания" договор N КрФ-15/32-1/1217 от 08.06.2015 (далее — договор от 08.06.2015, новый договор) на поставку натра едкого, по условиям которого покупатель приобрел не поставленный ответчиком товар по цене выше, чем согласовано сторонами по договору от 04.12.2014.
В качестве доказательств, подтверждающих факт приобретения товара по новому договору, истцом представлен сам договор N КрФ-15/32-1/1217 от 08.06.2015, УПД N 1790 от 05.07.2015, платежное получение N 09672 от 27.07.2015.
Из УПД N 1790 от 05.07.2015 следует, что товар передан истцу в количестве 28,42 тонн по цене за тонну 21 135 рублей 59 копеек. Стоимость товара с учетом НДС 18% составила 708 794 рублей 69 копеек. Из платежного поручения N 09672 от 27.07.2015 следует, что оплата полученного товара произведена истцом в размере 708 794 рублей 69 копеек.
В рамках настоящего дела истец заявил о взыскании убытков в сумме 120 127 рублей 08 копеек, исходя из следующего расчета:
21 135 рублей 59 копеек (цена товара по новому договору) х 28,42 тн. (кол-во приобретенного товара) = 600 635 рублей 39 копеек расходы, понесенные на приобретение товара у нового поставщика.
16 907 рублей 40 копеек (цена за тонну, согласованная с ООО "Промхим") * 28,42 (количество товара, поставленного новым поставщиком) = 480 508 рублей 31 копеек расходы, которые истец должен был понести при приобретении товара по согласованной с ответчиком цене.
600 635 рублей 39 копеек — 480 508 рублей 31 копейка = 120 127 рублей 08 копеек (размер убытков). Указанный размер не превышает предел ответственности, по пункту 6.5 договора от 04.12.2014, поскольку 16 907 рублей 40 копеек х 25% = 4226 рублей 85 копеек, соответственно, цена могла составить 16 907 рублей 40 копеек + 4226 рублей 85 копеек = 21 135 рублей.
Истцом в адрес ответчика была направлена претензия от 06.08.2015, в которой ответчику сообщено о факте заключения договора с ООО "Энерго-Химическая компания", а также о необходимости возмещения убытков по совершенной взамен сделке в течение 20 календарных дней с момента получения претензии. О направлении претензии свидетельствует список отправлений, представленный в материалы дела истцом, в соответствии с которым претензия была направлена по юридическому адресу ответчика. Претензия ответчиком оставлена без удовлетворения.
Указанные обстоятельства послужили поводом для обращения истца в арбитражный суд с вышеуказанным требованием.
Оценив обстоятельства дела и исследованные по делу доказательства в их совокупности, апелляционный суд пришел к следующим выводам.
В соответствии со статьей 123 Конституции Российской Федерации, статьями 7, 8, 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается, как на основания своих требований и возражений.
Истцом соблюден досудебный порядок разрешения спора.
В соответствии со статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации одним из способов защиты гражданских прав является возмещение убытков.
Из материалов настоящего спора следует, что истец возникновение своих убытков обосновал тем фактом, что ответчиком не исполнена заявка, направленная при исполнении обязательств по договору поставки от 04.12.2014, в связи с чем истец был вынужден заключить договор поставки с иным контрагентом, с отнесением на поставщика в порядке пункта 6.5 договора всех необходимых и разумных расходов на его приобретение (не более 25% от цены товара по договору).
В соответствии с пунктом 1 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Если иное не установлено законом, использование кредитором иных способов защиты нарушенных прав, предусмотренных законом или договором, не лишает его права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.
Согласно пункту 2 названной статьи убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 настоящего Кодекса. Возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом.
Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции среди прочего руководствовался положениями статей 393.1 и 524 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В свою очередь ответчик заявляет о неправомерном применении указанных норм, в том числе ссылаясь на обстоятельства того, что первоначальный договор поставки от 04.12.2014 не был расторгнут, а значит, истец не вправе был заключить сделку для замещения непоставленного товара (договор от 08.06.2015 с ООО "Энерго-Химическая компания").
В пункте 1 статьи 393.1 Гражданского кодекса Российской Федерации указано, что в случае, если неисполнение или ненадлежащее исполнение должником договора повлекло его досрочное прекращение и кредитор заключил взамен его аналогичный договор, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары, работы или услуги по условиям договора, заключенного взамен прекращенного договора.
В пункте 2 названной статьи установлено, если кредитор не заключил аналогичный договор взамен прекращенного договора (пункт 1 настоящей статьи), но в отношении предусмотренного прекращенным договором исполнения имеется текущая цена на сопоставимые товары, работы или услуги, кредитор вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой. Текущей ценой признается цена, взимаемая в момент прекращения договора за сопоставимые товары, работы или услуги в месте, где должен был быть исполнен договор, а при отсутствии текущей цены в указанном месте — цена, которая применялась в другом месте и может служить разумной заменой с учетом транспортных и иных дополнительных расходов.
В пункте 1 статьи 524 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что если в разумный срок после расторжения договора вследствие нарушения обязательства продавцом покупатель купил у другого лица по более высокой, но разумной цене товар взамен предусмотренного договором, покупатель может предъявить продавцу требование о возмещении убытков в виде разницы между установленной в договоре ценой и ценой по совершенной взамен сделке.
На основании пункта 3 статьи 524 Гражданского кодекса Российской Федерации, если после расторжения договора по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 настоящей статьи, не совершена сделка взамен расторгнутого договора и на данный товар имеется текущая цена, сторона может предъявить требование о возмещении убытков в виде разницы между ценой, установленной в договоре, и текущей ценой на момент расторжения договора.
Из содержания приведенных норм следует, что уклонение поставщика от исполнения договора влечет возникновение у покупателя права взыскания убытков.
При этом судебная практика свидетельствует, что заключение нового договора до расторжения текущего не препятствует признанию судом нового договора заключенным взаимен текущего. Данный вывод следует из правовой позиции, сформулированной в пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 и подтверждается постановлениями иных судов (например, ФАС Западно-Сибирского округа от 20.06.2014 по делу N А46-9198/2013, от 10.04.2013 по делу N А45-21062/2012, от 27.08.2012 по делу N А27-6805/2011, от 20.03.2012 по делу N 03-1104/2011; ФАС Поволжского округа от 16.06.2010 по делу А65-24515/2009; ФАС Уральского округа от 10.10.2011 по делу N А60-2251/2011 и др.).
Кроме того, право истца на взыскание убытков вытекает в данном случае из договора. Условиями пункта 6.5 договора от 04.12.2014 предусмотрено, что право на возмещение убытков в виде расходов на приобретение товара у третьего лица возникает у покупателя (истца) при непоставке товара поставщиком (ответчиком) по заявке покупателя. Данное право не поставлено в зависимость от условия расторжения первоначального договора.
При этом из переписки сторон, в частности письма ответчика от 06.07.2015 исх. N 686 следует, что волеизъявление ответчика направлено на расторжение договора, начиная с 01.06.2015, ответчик не намеревался производить поставку товара по предусмотренным в договоре ценам.
Таким образом, вышеуказанный довод ответчика не верен.
Суд первой инстанции обоснованно указал, что реализация такого способа защиты права как возмещение убытков предполагает применение к правонарушителю имущественных санкций, а потому возможна лишь при наличии общих условий гражданско-правовой ответственности: совершение противоправного действия (бездействие), возникновение у потерпевшего убытков, причинно-следственная связь между действиями и его последствиями и вина правонарушителя.
В пунктах 11, 12 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", приведены разъяснения о том, что риски изменения цен на сопоставимые товары, работы или услуги возлагаются на сторону, неисполнение или ненадлежащее исполнение договора которой повлекло его досрочное прекращение, например, в результате расторжения договора в судебном порядке или одностороннего отказа другой стороны от исполнения обязательства.
Если кредитор заключил замещающую сделку взамен прекращенного договора, он вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары, работы или услуги по условиям замещающей сделки (пункт 1 статьи 393.1 Гражданского кодекса Российской Федерации). Кредитором могут быть заключены несколько сделок, которые замещают расторгнутый договор, либо приобретены аналогичные товары или их заменители в той же или в иной местности и т.п.
Добросовестность кредитора и разумность его действий при заключении замещающей сделки предполагаются (пункт 5 статьи 10, пункт 3 статьи 307, статья 393.1 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Должник вправе представить доказательства того, что кредитор действовал недобросовестно и/или неразумно и, заключая замещающую сделку, умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению (пункт 1 статьи 404 Гражданского кодекса Российской Федерации). Например, должник вправе представлять доказательства чрезмерного несоответствия цены замещающей сделки текущей цене, определяемой на момент ее заключения по правилам пункта 2 статьи 393.1 Гражданского кодекса Российской Федерации.
В пункте 5 вышеуказанного Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 24.03.2016 N 7 разъяснено, что вина должника в нарушении обязательств предполагается, пока не доказано обратное. Отсутствие вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства доказывается должником (пункт 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Из материалов дела следует, что ответчиком не произведена поставка товара по заявке истца от 01.06.2015 в предусмотренный договором от 04.12.2014 срок. Как отмечено выше, представленными письмами ответчика подтверждается его уклонение от поставки товара по ценам, предусмотренным договором.
Истец доказал, что в целях получения товара, не поставленного ответчиком по договору от 04.12.2014, им был заключен договор поставки от 08.06.2015; исполнение договора подтверждается счетом-фактурой (УПД), платежным поручением.
Суд апелляционной инстанции в ходе исследования и оценке представленных в материалы дела доказательств пришел к выводу о том, что имеются все необходимые элементы для признания факта убытков истца, понесенных в связи с заключением сделки для замещения товара, не поставленного ответчиком по договору от 04.12.2014; суммы подлежит отнесению на ответчика.
В силу вышеприведенных разъяснений суд апелляционной инстанции отклоняет доводы ответчика о том, что истцом не представлены доказательства того, что он действовал добросовестно, цена приобретенного товара является разумной, действия истца были направлены на уменьшение размера убытков.
Добросовестность истца в данном случае предполагается, соответственно, ответчик неправомерно пытается переложить бремя доказывания о недобросовестности на истца.
Доказательства того, что истец действовал недобросовестно и/или неразумно и, заключая замещающую сделку, умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению (пункт 1 статьи 404 Гражданского кодекса Российской Федерации), ответчик не представил.
Апелляционный суд также соглашается с выводами суда первой инстанции и отклоняет доводы ответчика о том, что истец не принял мер к уменьшению убытков по вышеизложенным основаниям.
В части заявленного ответчиком довода о том, что заключенный между истцом и ООО "Энерго-химическая компания" договор от 08.06.2015 не отвечает признакам разовой сделки, суд апелляционной инстанции отмечает, что представленные истцом доказательства (договор, счет-фактура, платежное поручение) подтверждают, что произведенная поставка новым поставщиком ООО "Энерго-Химическая компания" была направлена на удовлетворение потребностей истца, что не было сделано ответчиком в соответствии с условиями договора от 04.12.2014. Оба договора заключены на один и тот же товар, истец поясняет, что данный товар ему необходим, количество товара соотносимо; товар поставляется в тот же период, что и по первоначальному договору — все это указывает на то, что данные поставки являются взаимозаменяемыми. В силу этого апелляционный суд так же отклоняет довод ответчика о том, что заключенный истцом новый договор не может быть сопоставлен с договором от 04.12.2014 по причине разницы в количестве товара, что составляет предмет поставки, отклоняется судом апелляционной инстанции.
Приведенные ответчиком возражения в части разовости, совпадения сроков действий договоров от 04.12.2014, 08.06.2015, по убеждению суда апелляционной инстанции, основанному на вышеприведенных нормах и разъяснениях, не влияют на правомерность заявленного истцом требования в рамках настоящего спора.
Довод ответчика о том, что истец при заключении договора с другим поставщиком вышел за рамки ограничения превышения цены, установленного в пункте 6.5 договора, обоснованно не принят судом первой инстанции.
Согласно статье 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.
Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.
Суд апелляционной инстанции соглашается с проведенным суд первой инстанции в соответствии с положениями статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации толкованием условий договора от 04.12.2014, согласно которому данным пунктом стороны установили максимальный размер расходов, которые должен будет понести поставщик в случае приобретения покупателем товара у других лиц. Расходы в размере не превышающим 25% от цены товара по настоящему договору, будут являться разумными и должны быть отнесены на поставщика в случае неисполнения им обязательств.
Каких-либо ограничений в отношении цены, по которой фактически должен быть приобретен товар, в договоре от 04.12.2014 не содержится.
Суд первой инстанции обоснованно указал, что заявленная ко взысканию сумма убытков не превышает ограничение размера ответственности, установленное пунктом 6.5 договора.
В соответствии с протоколом согласования цен от 26.12.2014, цена за натр едкий технический, поставляемый на ОАО "Красноярская ТЭЦ-1" составляет 16 907 рублей 40 копеек за тонну с НДС и транспортными расходами.
Цена 16 638 рублей 09 копеек, которую указывает ответчик в жалобе, была указана в протоколе согласования цен от 04.12.2014, который, согласно протоколу от 26.12.2014, утратил силу.
В таком случае более высокая цена, не превышающая 25% от цены товара по договору, могла составить 21 134 рубля 25 копеек с НДС, разница 4226 рублей 85 копеек.
Истец приобрел 28,420 тонн по цене 21 135 рублей 59 копеек без НДС, на сумму с учетом налога и транспортных расходов 708 794 рубля 69 копеек. Стоимость данной продукции у ответчика по условиям договора составила бы 480 508 рублей 30 копеек, разница с новой поставкой 228 286 рублей 39 копеек, из которых в качестве убытков он взыскивает с ответчика 28,420*4226 рублей 85 копеек = 120 127 рублей 08 копеек.
Добросовестность истца а также тот факт, что выбранная им цена поставки является разумной подтверждается так же тем фактом, что новый договора заключен им по результатам закупок, то есть в результате конкурентной процедуры отбора нового поставщика.
При указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции считает, что требование истца о взыскании с ответчика убытков в размере 120 127 рублей 08 копеек подлежит удовлетворению.
Таким образом, решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, основания для его отмены в порядке статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражным судом апелляционной инстанции не установлены.
В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации расходы общества по оплате государственной пошлины в сумме 3000 рублей, уплаченных по платежному поручению от 19.07.2016 N 446 за рассмотрение апелляционной жалобы подлежат отнесению на общество.
Руководствуясь статьями 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд

постановил:

решение Арбитражного суда Красноярского края от "24" мая 2016 года по делу N А33-27446/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через арбитражный суд, принявший решение.

Председательствующий Н.А.МОРОЗОВА

Судьи О.А.ИВАНЦОВА Д.В.ЮДИН