Приговор по делу об убийстве, разбое, краже и вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления изменен: снижено назначенное одному осужденному по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание, двоим осужденным зачтено в срок лишения свободы время содержания под стражей, так как при назначении одному осужденному наказания по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ судом не учтены положения ст. 62 УК РФ

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 05.04.2012 N 92-О12-6

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Червоткина А.С.
судей Чакар Р.С., Фроловой Л.Г.
при секретаре Никулищиной А.А.
рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Бойгара С.С, Дагба А.А. на приговор Верховного суда Республики Тыва от 2 февраля 2012 года, которым
Бойгар С.С., <…>
осужден:
по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства и не выезжать за пределы муниципального образования по месту жительства без согласия специализированного органа, являться в специализированный орган для регистрации 1 раз в месяц.
по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы,
по ч. 4 ст. 150 УК РФ 5 годам лишения свободы.
по ч. 1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года) к 1 году лишения свободы.
В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 15 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год в исправительной колонии строгого режима с установлением следующих ограничений: не менять место жительства и не выезжать за пределы муниципального образования по месту жительства без согласия специализированного органа, являться в специализированный орган для регистрации 1 раз в месяц;
Дагба А.А., <…>
осужден:
по по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы,
по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 6 годам лишения свободы.
В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний по совокупности преступлений окончательно назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.
Бойгар С.С. и Дагба А.А. признаны виновными и осуждены за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.
Кроме того, Бойгар С.С. осужден за кражу и за вовлечение несовершеннолетнего в совершение особо тяжких преступлений.
Преступления совершены 3 декабря 2010 года <…> при установленных обстоятельствах.
Заслушав доклад судьи Чакар Р.С, выступления осужденных Бойгара С.С, Дагба А.А., защитников Филиппова С.Г., Курлянцевой Е.В., мнение прокурора Федченко Ю.А., полагавшего необходимым внести изменения в приговор, Судебная коллегия

установила:

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:
осужденный Бойгар С.С. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора. Считает, что в судебном заседании не нашел своего подтверждения квалифицирующий признак совершения преступления группой лиц по предварительному сговору. Все обвинение в этой части основано только на показаниях его и Дагба А.А., которые были получены на предварительном следствии при применении к нему незаконных методов ведения следствия. Они являются недопустимыми и не могут быть положены в основу приговора. Он хотел облегчить свою участь, и оговорил Дагба А.А. Другие доказательства, как он полагает, не подтверждают наличие у них предварительного сговора на совершение преступлений. При решении вопроса о сумме, взыскиваемой в компенсацию морального вреда, не учтено его имущественное положение, то, что он является круглым сиротой, у него отсутствуют собственные источники дохода. Федеральным законом от 7 декабря 2011 года внесены изменения, улучшающие его положение, которые в силу ст. 10 УК РФ влекут снижение срока наказания. В заявленных устно дополнениях настаивает на совершении преступления им одним.
осужденный Дагба А.А. просит изменить приговор, смягчить назначенное ему, по его мнению, чрезмерно суровое наказание. Суд принял во внимание, но не учел при назначении наказания требования ч. 6-1 ст. 88 УК РФ. Просит применить положения ст. 15 УК РФ, назначить менее суровое наказание. В устных дополнениях к кассационной жалобе, приведенных им в судебном заседании, просит отменить приговор, ссылаясь на то, что он не совершал преступления, оговорил себя, не желает отбывать в несовершеннолетнем возрасте столь длительный срок.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражения, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.
Виновность осужденных Бойгара С.С, Дагба А.А. в совершении каждым из них конкретных преступлений, вопреки приведенным в кассационных жалобах и дополнениях к ним доводам, установлена судом совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, в числе которых показания Бойгара С.С. и Дагба А.А. на предварительном следствии об обстоятельствах происшествия, подтверждающиеся другими доказательствами, в числе которых показания потерпевшей Т. свидетелей О. К., Б. О., выводами экспертов, данными протоколов осмотра места происшествия, проверки показаний на месте, осмотра предметов.
В судебном заседании Бойгар С.С. вину в совершении преступлений признал, отказался от дачи показаний, подтвердил достоверность ранее данных на предварительном следствии показаний, утверждал, что он первым предложил совершить нападение на таксиста, и он знал о несовершеннолетнем возрасте Дагба А.А.
Дагба А.А. в судебном заседании также отказался от дачи показаний, вину в совершении преступлений признал, и подтвердил достоверность данных им на предварительном следствии показаний.
Исследовав доказательства и оценив их в совокупности, суд обоснованно положил в основу приговора показания Бойгара С.С. и Дагба А.А., полученные на предварительном следствии с соблюдением уголовно-процессуального закона, и являющиеся допустимыми доказательствами.
Доводы о совершении преступления одним Бойгаром С.С. опровергаются показаниям самих осужденных, данных им на предварительном следствии, из которых следует, что Бойгар С.С, зная о несовершеннолетнем возрасте Дагба А.А., предложил ему напасть на какого-нибудь таксиста, убить его, забрать машину и уехать на ней из города <…> в село <…>, на что Дагба А.А. согласился, после чего они договорились взять веревку или проволоку, найти одинокого водителя, распределили роли, а затем реализовали договоренности при совершении нападения на Т.
Вывод о достоверности показаний Бойгара С.С. и Дагба А.А., которые были даны ими на предварительном следствии, основан на том, что их показания последовательны, и в части обстоятельств совершенных ими преступлений, времени и места, а также последовательности действий, они дополняют друг друга, согласуются между собой, не содержат противоречий, соответствуют другим собранным по делу доказательствам, в частности данным протоколов осмотра места происшествия, проверки показаний на месте, выводам экспертов, показаниям свидетелей и потерпевшей.
Правильность своих показаний Бойгар С.С. подтвердил при их проверке на месте, в ходе которого он подробно пояснил об обстоятельствах совершенных преступлений, показав, где они сели в такси, продемонстрировал действия каждого во время совершения убийства Т. и пояснил о последующих действиях, а также о месте, куда они спрятали труп потерпевшего.
При таких обстоятельствах доводы о недопустимости показаний, данных на предварительном следствии, со ссылкой на применение незаконных методов ведения следствия, нельзя признать состоятельными.
Как обоснованно сослался суд, обстоятельства нападения на потерпевшего, механизм образования, локализация и степень тяжести телесных повреждений, от которых скончался потерпевший, изложенные в показаниях подсудимых, соответствуют выводам экспертов о том, что смерть Т. наступила от механической асфиксии от сдавливания органов шеи петлей, не менее чем при двукратном воздействии, о наличии телесных повреждений на лице, в том числе укушенной раны, об обнаружении пятен крови в салоне автомашины, и что происхождение крови от потерпевшего Т. не исключается, об обнаружении следов пальцев рук и ладони на поверхности автомобиля <…>, которые оставлены Дагба А.А., данным протоколов проверки показаний на месте и осмотра места происшествия от 14 декабря 2010 года, согласно которым Бойгар С.С. показал место, где они спрятали труп потерпевшего Т. и в ходе осмотра указанной местности был обнаружен труп потерпевшего.
Доводы об отсутствии предварительной договоренности на совершение преступлений опровергаются совокупностью доказательств.
Судом достоверно установлено, что Бойгар С.С. и Дагба А.А. предварительно договорились о совершении разбойного нападения на одинокого водителя такси, четко распределили между собой роли, последовательность действий, заранее приготовили шпагат для использования при нападении в качестве оружия, при этом умыслом каждого из них охватывалось применение шпагата в качестве оружия, и в процессе нападения каждый из них использовал шпагат в качестве оружия, сдавливая шею потерпевшего шпагатом, они причинили Т. тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.
Действия осужденных правильно квалифицированы в соответствии с установленными фактическим обстоятельствами дела.
При назначении наказания требования закона в целом соблюдены, за исключением назначения Дагба А.А. наказания по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, по которой с учетом положений ст. 62 УК РФ несовершеннолетнему осужденному не может быть назначен срок лишения свободы свыше 6 лет 8 месяцев.
Кроме того, согласно данным протоколов задержания Дагба А.А. был задержан 13 декабря 2010 года (т. 1, л. 53), а Бойгар С.С. — 14 декабря 2010 года (т. 1, л. 96), а не соответственно 15 и 16 декабря 2010 года, как указано в приговоре, при зачете времени содержания под стражей в срок наказания.
Приговор с учетом указанных обстоятельств подлежит изменению.
При разрешении гражданских исков требования закона соблюдены, учтены все, имеющие для разрешения вопроса обстоятельства, в том числе и имущественное положение осужденных.
Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Верховного суда Республики Тыва от 2 февраля 2012 года в отношении Бойгара С.С., Дагба А.А. изменить.
Снизить назначенное Дагба А.А. по по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание до 6 лет 8 месяцев лишения свободы,
В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.
Зачесть в срок лишения свободы время содержания Дагба А.А. под стражей с 13 декабря 2010 года по 1 февраля 2012 года включительно.
Зачесть в срок лишения свободы время содержания Бойгара С.С. под стражей с 14 декабря 2010 года по 1 февраля 2012 года включительно.
В остальном приговор оставить без изменения, кассационные жалобы — без удовлетворения.