Оправдательный приговор по делу о покушении на получение взятки отменен, дело направлено на новое судебное разбирательство, поскольку судебной коллегией установлено несоответствие сформулированного вопросного листа предъявленному лицу обвинению, наличие в вопросном листе противоречий, на необходимость устранения которых председательствующим не было обращено внимание присяжных заседателей

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 05.04.2012 N 89-О12-7сп

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской
Федерации
в составе:
председательствующего Коваля В.С.
судей Тришевой А.А. Журавлева В.А.
при секретаре Собчук Н.С.
рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Ивановой А.С., на приговор Тюменского областного суда от 27 декабря 2011 года, по которому
Морозов О.А. <…>
оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 30 ч. 3, 290 ч. 5 п. "в" УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.
Мера пресечения оправданному отменена. Признано за Морозовым О.А. право на реабилитацию.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Журавлева В.А., выступление прокурора Кравца Ю.Н., поддержавшего доводы представления, возражения оправданного Морозова О.А., адвоката Сачковской Е.А., полагавших приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

органами предварительного расследования полковник милиции Морозов, <…> России обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ст. 30 ч. 3, 290 ч. 5 п. "в" УК РФ — в покушении на получение взятки в крупном размере.
По приговору суда на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей Морозов оправдан.
В кассационном представлении и дополнении к нему государственный обвинитель Иванова А.С. указывает, что вопросный лист составлен с нарушением ст. 338, 339 УПК РФ, ни в одном из вопросов не описано деяние в котором обвинялся Морозов, в вопросах N 2, 3 не содержится признака преступления, того, что Морозов получил деньги от О. Таким образом, вердикт не является ясным и непротиворечивым. Стенограмма разговора Морозова и О. от 25.04.2011 г. безосновательно признана недопустимым доказательством. В присутствии присяжных исследовались данные, не подлежащие исследованию с их участием. Коллегия присяжных заседателей сформирована с нарушением требований ст. 328 УПК РФ, присяжная Б. скрыла судимость сына, а присяжный Л. свое привлечение к уголовной и административной ответственности. Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.
В возражениях на кассационное представление оправданный Морозов и адвокат Еремеев М.Е. полагают, что оснований для удовлетворения представления не имеется, поскольку нарушений уголовно-процессуального закона судом не допущено.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и возражений на него, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене на основании ст. 379 ч. 1 п. 2 УПК РФ, ввиду нарушения уголовно — процессуального закона.
В соответствии со ст. 338 ч. 1 УПК РФ судья с учетом результатов судебного следствия, прений сторон формулирует в письменном виде вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями. При этом, согласно положения содержащегося в ст. 339 ч. 1 УПК РФ, должен ставится вопрос: доказано ли, что деяние имело место.
Указанные требования закона при формулировании вопросов вопросного листа по настоящему делу должным образом не выполнены.
Из материалов дела видно, что органами предварительного расследования Морозов обвинялся в том, что он являясь должностным лицом, руководил бригадой ревизоров, проводивших ревизию финансово-хозяйственной деятельности ГУВД <…> и с целью незаконного обогащения предложил О. передать ему <…> евро за составление акта по результатам ревизии без внесения в этот акт сведений о существенных нарушениях в финансово — хозяйственной деятельности ГУВД <…>. На что О. через некоторое время согласился. После составления такого акта Морозов лично получил от О. в качестве взятки <…> евро, но преступление не было доведено до конца по независящим от Морозова причинам.
В судебном заседании государственный обвинитель в полном объеме поддержала предъявленное Морозову обвинение.
Однако указанные обстоятельства, выражающие суть обвинения и имеющие важное значение для данного уголовного дела, не нашли отражения в поставленных председательствующим судьей вопросах, перед присяжными заседателями.
Так в первом вопросе перед присяжными заседателями председательствующий фактически не описал деяния, в котором обвинялся Морозов и предложил формулировку не в полной мере соответствующую предъявленному Морозову обвинению, лишь указав, что известное лицо получило лично от О. деньги в сумме <…> евро, после чего было задержано. При этом не было указано должностное ли это лицо, за что оно получило деньги и все обстоятельства обвинения. Во втором вопросе указав обстоятельства договоренности между Морозовым и О. о передаче денег, председательствующий судья фактически не отразил получение Морозовым денег.
Формулирование перед присяжными заседателями вопросов не в соответствии с предъявленным Морозову обвинением, повлияло на содержание ответов на них и повлекло нарушение ст. 338 УПК РФ.
Исходя из ответа на первый вопрос, присяжные признали, что известное лицо, которым согласно предъявленного обвинения являлся Морозов, получило от О. <…> евро. Вместе с тем при ответе на второй вопрос, который содержал обстоятельства, при которых имела место договоренность о получении денег Морозовым от О. и получение им денег от последнего, присяжные признали это недоказанным. Таким образом, фактически вердикт содержит противоречия, поскольку известное лицо, согласно ответу на первый вопрос получило деньги.
В соответствии с ч. 2 ст. 345 УПК РФ, найдя вердикт неясным или противоречивым, председательствующий указывает на это коллегии присяжных заседателей и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. По настоящему делу этого сделано не было.
Поскольку судебной коллегией установлено несоответствие сформулированного вопросного листа предъявленному Морозову обвинению, наличие в вопросном листе противоречий, на необходимость устранения которых председательствующим не было обращено внимание присяжных заседателей, приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, подлежит отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство.
Руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Тюменского областного суда от 27 декабря 2011 года в отношении Морозова О.А. отменить, дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей.