Приговор по делу о разбое, использовании заведомо подложного документа, присвоении, убийстве, незаконном хранении огнестрельного оружия изменен в части разрешения судьбы вещественных доказательств, исключено указание суда на уничтожение вещественных доказательств: пистолетов, приспособлений для бесшумной стрельбы, патронов, вещественные доказательства переданы в УМВД России

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 05.04.2012 N 85-012-3

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации
в составе: председательствующего Борисова В.П.
судей Ламинцевой С.А. и Лаврова Н.Г.
секретаря Белякова А.А.
рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Ковалевой М.Ю., кассационные жалобы осужденного Леднева Н.В. и адвоката Лобановой Т.В. на приговор Калужского областного суда от 03 февраля 2012 года, по которому:
Леднев Н.В., <…>
осужден: по ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ от 07.03.2011 г.) к лишению свободы сроком на 5 лет;
по ч. 3 ст. 327 УК РФ к исправительным работам сроком на 1 год с удержанием из заработной платы в доход государства в размере 15%;
по ч. 1 ст. 222 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года; по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 15 лет с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением следующих ограничений: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы. Возложить на него обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы три раза в месяц для регистрации;
по ч. 4 ст. 160 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением следующих ограничений: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы. Возложить на него обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы три раза в месяц для регистрации;
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Ледневу Н.В. назначено наказание в виде 20 лет лишения свободы, с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением следующих ограничений: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы. Возложить на него обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы три раза в месяц для регистрации с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Гражданский иск С. удовлетворен частично, в его пользу с Леднева Н.В. взыскана компенсация морального вреда в размере <…> рублей.
Заслушав доклад судьи Борисова В.П., изложившего обстоятельства дела, выслушав осужденного Леднева Н.В., адвоката Бицаева В.М., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Титова Н.П., поддержавшего доводы кассационного представления, Судебная коллегия

установила:

Леднев Н.В. признан виновным:
— в разбое, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, с применением насилия опасного для здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия;
— в использовании заведомо подложного документа;
— в незаконном хранении огнестрельного оружия;
— в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку, из корыстных побуждений;
— в присвоении, то есть хищении чужого имущества, вверенного виновному, совершенном в особо крупном размере.
Преступления совершались в период времени с 4 августа 1998 года по 9 января 2011 года на территории <…> и <…> областях при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В судебном заседании осужденный Леднев Н.В. вину признал частично — в совершении разбоя, использовании заведомо подложного документа и незаконном хранении огнестрельного оружия признал, в совершении убийства и присвоении имущества не признал.
В кассационном представлении государственный обвинитель Ковалева М.Ю. не оспаривая выводы суда о виновности Леднева Н.В. в содеянном и справедливости назначенного ему наказания, в то же время указывает на незаконность вынесенного приговора в части решения вопроса о судьбе вещественных доказательств. Считает, что решение суда об уничтожении ряда вещественных доказательств, а именно: пистолета "Наган", пистолета "ИЖ", приспособление для бесшумной стрельбы, 169 патронов для мелкокалиберного оружия, 26 патронов к пистолету ПМ и 51 патрон к револьверу "Наган", хранящихся в оружейной комнате УМВД России по г. <…> противоречит положениям п. 2 ч. 3 ст. 81 УПК РФ, Федеральному закону "Об оружии", Инструкции "О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами от 18.10.1989 г. В соответствии с параграфом 18 данной Инструкции после разрешения дела оружие, пули, гильзы и патроны, признанные вещественными доказательствам, должны направляться в распоряжение соответствующего органа внутренних дел, который в установленном порядке принимает решение об их уничтожении или реализации, либо использовании в надлежащем порядке. Поэтому просит приговор суда в части решения вопроса о судьбе вышеуказанных вещественных доказательств изменить — эти вещественные доказательства передать в УМВД России по <…> области. В остальном приговор оставить без изменения.
В возражении на кассационное представление представитель потерпевшего С. — адвокат Козлов П.Л. считает доводы государственного обвинителя об изменения приговора в части вещественных доказательств необоснованными, так как, в соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ предметы, запрещенные к обращению, подлежат передаче в соответствующее учреждение или уничтожаются. Согласно материалам уголовного дела указанное в приговоре оружие было переделано самодельным способом из сигнального и газового пистолетов и относится к категории самодельного огнестрельного оружия, которое в соответствии с положениями Федерального закона "Об оружии" запрещено к какому-либо обращению, поэтому суд обоснованно постановил об уничтожении этих вещественных доказательств.
В кассационных жалобах:
осужденный Леднев Н.В. указывает на незаконность и необоснованность вынесенного в отношении него приговора в части осуждения по п. "з" ч. 2 ст. 105 и ч. 4 ст. 160 УК РФ, так как он построен на недостоверных доказательствах и при наличии имеющихся противоречий, которые не были устранены в судебном заседании. Мотивирует это тем, что:
— согласно судебно-медицинской экспертизе на голове убитой обнаружены 4 вдавленных пролома черепа произведенных тупым предметом имеющим ребро длиной 2,2 — 2,5 см, а найденная в гараже кувалда в несколько раз больше, чем 2,5 см.
— его показания о том, что он не совершал убийство и не похищал имущество С., что его кто-то "подставил" — либо бандиты либо работники полиции, испачкав машину в крови и то, что в ночь с 8 на 9 января 2011 года он автомашиной не пользовался, а на ней кто-то мог выезжать, поскольку ключи от нее висели не на том месте, где он их оставлял, судом не были приняты во внимание.
— суд необоснованно сослался на показания свидетеля Б. о наличии в ту ночь скандала между ним и С. поскольку эта мелкая ссора была либо 5 либо 6 января 2011 года, что не могло быть поводом для убийства.
— в обоснование доказанности его вины суд сослался на показания свидетелей, подтверждавших, что 9 января 2012 года они видели его сильно расстроенным. Однако, он был расстроен, поскольку нигде не мог найти С., которая ему была очень дорога, так как заботилась о нем как о своем ребенке, и кроме того, у него при смерти находился отец, который 10 января скончался.
— несмотря на то, что он находился в федеральном розыске он 11 января 2011 года пошел в милицию с заявлением об исчезновении С., хотя понимал, что он станет первым подозреваемым в причастности к ее исчезновению, когда возьмут отпечатки пальцев и выяснят, что он не Леднев, а О. Поэтому он и попросил Д., чтобы та подтвердила, что в эту ночь она находилась у них в доме вместе с С. и ним.
— явку с повинной он не давал, она была им написана под физическим воздействием сотрудников правоохранительных органов, которые обещали после написания и признания вины отпустить на подписку о невыезде. Поэтому под этим воздействием он оговорил себя.
Полагает, что данное убийство мог организовать сын убитой — П., находящийся в исправительной колонии в связи с осуждением в похищении и смерти своего брата, так как, находясь в колонии, Павел боялся, что С. все имущество перепишет на него. Кроме того, он не нуждался в денежных средствах и часто отказывался от денег, которые ему предлагала С., однако суд не поверил, что у него были деньги от сдаваемых в наем квартир. Считает, что доказательств его вины в убийстве и присвоении имущества С. не добыто, в связи с чем, просит приговор суда отменить, уголовное дело по п. "з" ч. 2 ст. 105 и ч. 4 ст. 160 УК РФ выделить в отдельное производство и направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда;
адвокат Лобанова Т.В. не оспаривая обоснованность признания Леднева Н.В. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162, ч. 3 ст. 327, ч. 1 ст. 222 УК РФ считает, что с учетом признании осужденным своей вины назначенное ему наказание по ч. 2 ст. 162 и ч. 1 ст. 222 УК РФ является чрезмерно суровым. Кроме того полагает, что суд необоснованно указал о доказанности вины Леднева Н.В. в совершении преступлений предусмотренных п. "з" ч. 2 ст. 105 и ч. 4 ст. 162 УК РФ. Данное утверждение мотивирует тем, что:
— на месте обнаружения тела С. были обнаружены и изъяты след протектора автомашины, который согласно заключению эксперта оставлен не автомашиной Леднева и след обуви, принадлежность которого не устанавливалась;
— согласно протоколу осмотра места происшествия от обнаруженного трупа исходил запах бензина, однако в ходе осмотров и обысков дома, квартир и автомашины Леднева каких-либо емкостей со следами бензина обнаружено не было;
— Леднев после якобы совершенного им преступления не скрылся, хотя имел для этого все возможности, и запас времени, однако сам явился в полицию на автомашине, в которой имелись следы крови потерпевшей;
— тело убитой было брошено на обочине дороги всего в 100 метрах от населенного пункта, будто специально, чтобы как можно быстрей его обнаружить;
— орудие убийства — кувалду — не то, что не уничтожили или хотя бы спрятали, оставили на виду в гараже, даже не смыв с нее кровь потерпевшей;
— орудие убийства не было исследовано на предмет наличие на нем следов рук, в том числе и Леднева. Указанные обстоятельства судом приняты не были, в связи с чем, полагает, что вина Леднева в совершении данных преступлений не доказана.
Также, по мнению адвоката, основаны на предположениях и не подтверждаются исследованными судом доказательствами и выводы суда о том, что Леднев совершил убийство С. из корыстных побуждений, имея целью присвоить денежные средства и ювелирные украшения, переданные ему на хранение, поскольку для того чтобы завладеть данными ценностями, которые и так находились у него, вовсе не обязательно было убивать потерпевшую, так как при желании он мог просто с ними скрыться. Полагает, что если даже предположить, что убийство все же совершил Леднев, то вероятным мотивом для этого могла быть ссора на почве ревности, так как согласно показаниям свидетеля М. — домработницы С. — Леднев и С. состояли в интимных отношениях, С. ревновала его к Д., знала об их отношениях с Ледневым и о намерениях создать семью. Также недоказанной, по ее мнению, и указанная в приговоре сумма похищенного — <…> рублей, так как по пояснениям Леднева С. передала ему на хранение <…> рублей, полученные от продажи квартиры, а остальные деньги, обнаруженные у него на квартире при обыске, принадлежат ему, которые он имел от сдачи внаем принадлежащих ему двух квартир, что подтверждается договорами найма. Кроме того суд в приговоре, не разрешил вопросы, касающиеся имущества, на которое наложен арест и вещественных доказательств. В ходе предварительного следствия в целях обеспечения гражданского иска был наложен арест на принадлежащую Ледневу квартиру, расположенную по адресу: г. <…> ул. <…>, дом <…> квартира <…>, а в качестве вещественных доказательств к материалам дела приобщены документы на принадлежащие Ледневу автомашину и квартиры. Однако в приговоре вопрос о продлении либо отмене ареста не разрешен, документы на принадлежащее осужденному имущество остались на хранении в материалах уголовного дела, что нарушает конституционное право собственности Леднева.
Просит приговор суда в отношении Леднева Н.В. изменить: по п. "з" ч. 2 ст. 105, ч. 4 ст. 160 УК РФ его оправдать, по ч. 2 ст. 162 и ч. 1 ст. 222 УК РФ снизить назначенное ему наказание, снять арест, наложенный на принадлежащую Ледневу Н.В. квартиру, расположенную по адресу: г. <…> ул. <…>, дом <…> квартира <…>, вернуть ему документы на принадлежащие ему автомашину и квартиры.
В возражении на кассационную жалобу адвоката государственный обвинитель Ковалева М.Ю. указывает на необоснованность доводов адвоката о недоказанности вины осужденного Леднева Н.В., поскольку они опровергаются доказательствами, имеющимися в материалах дела, которые нашли свое подтверждение в ходе судебного заседания. Действия Леднева судом квалифицированы правильно, назначенное ему наказание является справедливым. Вопросы, содержащие в жалобе относительно арестованного имущества, должны разрешаться заинтересованной стороной в порядке гражданского судопроизводства, так как документов о принадлежности Ледневу автомашины и квартиры в материалах уголовного дела не имеется, а сторона защиты ходатайства о снятии ареста с квартиры не заявляла.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит вывод суда о виновности осужденного в совершении инкриминируемых им деяниях основанным на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ которых содержится в приговоре.
Так, осужденный Леднев Н.В. в своей явке с повинной от 18 сентября 2011 года сообщил, что совершил убийство С., будучи нетрезвым, ударил ее чем-то тяжелым, чем именно не помнит, после чего погрузил труп в машину, завез в какую-то деревню и там сжег. После это приехал домой, выпил еще водки и лег спать. Проснувшись, заметил, что от его одежды воняло дымом, и только тогда он вспомнил и осознал, что он натворил 8 января 2011 года. Данная явка написана им собственноручно, без какого-либо воздействия.
Впоследствии он отказался от дачи показаний по данному факту, воспользовавшись правом, предоставленным ему ст. 51 Конституции РФ, а в судебном заседании показал, что явку с повинной он написал под давлением сотрудников полиции.
Однако, свидетель Б., оперативный сотрудник в следственном изоляторе, показал, что именно он принимал от Леднева явку с повинной, которую тот написал собственноручно, по своей инициативе, без какого-либо давления или воздействия на него, поскольку если лицо, содержащее в следственном изоляторе, хочет что-либо сообщить или дать показания, то согласно действующему законодательству и инструкции, это лицо вначале пишет заявление на имя начальника следственного изолятора, тот, в свою очередь, дает указание — разрешение оперативному сотруднику на вывод подследственного из камеры, и лишь после этого оперативный сотрудник встречается с арестованным. Именно так было и с Ледневым, явка с повинной написана им по своей инициативе.
Данная явка с повинной была признана судом допустимым доказательством, которая дана без нарушений норм уголовно-процессуального законодательства и оснований считать ее данной под каким-либо воздействием, учитывая показания свидетеля Б., не имеется.
Кроме того, признавая достоверность данного доказательства виновности Леднева Н.В. в указанных выше преступлениях суд правильно указал, что они согласуются с показаниями потерпевшего С., свидетелей Д., М., О., Н., М., Щ., С., Б. и других, подробно изложенных в приговоре.
Кроме показаний потерпевшего и свидетелей, по делу имеются и другие, приведенные в приговоре доказательства вины осужденного, признанные судом достоверными, в частности, протоколы осмотра места происшествия, осмотра предметов, выемки, опознания предметов, заключения экспертиз.
Доводы осужденного и адвоката о том, что явку с повинной писал под физическим воздействием сотрудников правоохранительных органов, которые обещали после написания и признания вины отпустить на подписку о невыезде опровергаются вышеприведенными показаниями свидетеля Б., пояснившего, что инициатива подачи данной явки с повинной исходила от самого Леднева, поэтому никакого насилия к нему применяться не могло.
Доводы осужденного о том, что не совершал убийство и не похищал имущество С., что его кто-то "подставил" — либо бандиты либо работники полиции, испачкав машину в крови и то, что в ночь с 8 на 9 января 2011 года он автомашиной не пользовался, а на ней кто-то мог выезжать, поскольку ключи от нее висели не на том месте, где он их оставлял, являются несостоятельными, поскольку, будучи допрошенным на предварительном следствии Леднев Н.В. подтвердил, что 9 января 2011 года брелок с ключами от его машины находился в самой машине, на его машине никто никогда не ездил, ворота гаража запираются изнутри, никаких повреждений на входной двери в дом или на воротах он не заметил.
Также несостоятельны и доводы осужденного и адвоката о том, что на месте обнаружения тела С. были обнаружены и изъяты след протектора автомашины, который согласно заключению эксперта оставлен не автомашиной Леднева и след обуви, принадлежность которого не устанавливалась, поскольку принадлежность следа протектора, обнаруженного при осмотре места происшествия другому транспортному средству не может свидетельствовать о непричастности Леднева к совершенному преступлению, так как труп С. был обнаружен на обочине дороги <…> — <…>, след транспортного средства был обнаружен ближе к дороге, в месте постоянного движения транспортных средств, След был зафиксирован во второй половине дня 9 января 2011 года, тогда как тело С. находилось там продолжительное время и пламя огня на месте обнаружения трупа в 7 часов 30 минут видел свидетель Б.
Необоснованными являются и доводы осужденного и адвоката, что поскольку согласно протоколу осмотра места происшествия от обнаруженного трупа исходил запах бензина, однако в ходе осмотров и обысков дома, квартир и автомашины Леднева каких-либо емкостей со следами бензина не обнаружено, то и отсутствуют доказательства виновности Леднева в убийстве. Так, согласно явки с повинной Леднева утром после того как он проснулся он заметил, что от его одежды воняло дымом и он вспомнил, что он натворил накануне. Кроме того, с момента совершения преступления и до момента производство обысков дома, квартир и автомашины прошло несколько дней и у Леднева имелась возможность избавиться от одежды, которая была на нем в момент совершения преступления.
Также являются необоснованными и доводы осужденного и адвоката о том, что тело убитой было брошено, будто специально, с целью ее обнаружения на обочине дороги, всего в 100 метрах от населенного пункта, а орудие убийства — кувалду оставили на виду в гараже, даже не смыв с нее кровь потерпевшей, что свидетельствует, по их мнению, о непричастности Леднева к преступлению. Однако, как видно из материалов уголовного дела, Леднев по данным обстоятельствам совершения убийства показаний не давал, поэтому отсутствие логики в его действиях при совершении преступления не может свидетельствовать о его непричастности к данному преступлению. Кроме того, по показаниям свидетелей О., М., Н. 8 января 201 года они были в доме С., выпивали и когда уходили, то в доме оставались С. и Леднев, других лиц в доме не осталось. Автомашина Леднева была в гараже.
Доводы осужденного о невозможности причинение найденной кувалдой тех телесных повреждений, обнаруженных у убитой также являются несостоятельными, поскольку согласно судебно-медицинской экспертизы у С. на голове обнаружены 4 ушибленных ран которые причинены тупым твердым железосодержащим предметом — кувалдой не исключается. На кувалде, обнаруженной в гараже, а также в автомашине Леднева, на деревянной ножке стола, скатерти со стола обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от С.
Кроме того, доводы о непричастности Леднева к совершенным преступлениям также опровергаются и показаниями свидетеля Д., которую, боясь разоблачения, Леднев просил подтвердить, что в ночь убийства она также находилась в доме С. и которая, якобы ушла рано утром из дома, а Леднев и Д. оставались дома. Кроме того, свидетель показала, что когда она приехала в дом С. 10 января 2011 года то заметила, что с пола кухни пропал ковер, а на его месте лежит самотканая дорожка, которая ранее лежала на входе в комнату.
Довод осужденного о том, что данное убийство мог организовать сын убитой — П., находящийся в исправительной колонии, так как боялся, что С. все имущество перепишет на него — Леднева, является голословным и ничем не подтверждается, кроме утверждения самого осужденного.
Также являются несостоятельными доводы адвоката о недоказанности убийства из корыстных побуждений с целью присвоения денежных средств и ювелирных украшений, переданных осужденному на хранение, так как согласно показаниям потерпевшего С. он опознал ювелирные украшения, которые были обнаружены у Леднева на квартире, как принадлежащие его матери. Его мать последние несколько месяцев жаловалась, что Леднев постоянно требует у нее денег, по этому поводу они часто ссорились, и однажды тот ударил ее. Свидетели М., Г., С. также подтвердили, что Леднев жил за счет С., которая давала ему деньги, купила автомашину, квартиру. С. продала квартиру за <…> рублей и хотела купить дом, а свое имущество хотела завещать внуку, что очень не нравилось Ледневу. Согласно протоколу осмотра квартиры в г. <…> ул. <…>, дом <…> кв. <…>, где проживал Леднев там были обнаружены деньги и ювелирные предметы на общую сумму <…> рублей. Утверждение осужденного, что часть денег принадлежало ему, так как он их получал от сдачи внаем квартиры, ничем не подтверждается, а напротив, опровергаются показаниями свидетелей М., Г., С., потерпевшего С.
Предположение адвоката о том, что даже если Леднев и мог убить С., то это могло произойти на почве ревности, являются голословными, так как никаких подтверждений этому предположению адвоката в судебном заседании не представлено.
Вопреки доводам жалоб осужденного и его адвоката действия Леднева Н.В. по п. "з" ч. 2 ст. 105 и ч. 4 ст. 160 УК РФ квалифицированы правильно, поскольку Леднев Н.В. действуя умышленно из корыстных побуждений, совершил убийство С., вывез ее на своем автомобиле и сжег, после чего похитил принадлежащие ей имущество — деньги и ювелирные украшения, переданные ему на хранение, на сумму <…> рублей. Данные обстоятельства убийства и похищения установлены и нашли свое подтверждение в вышеперечисленных показаниях потерпевшего, свидетелей, явке с повинной осужденного, а также иными доказательствами, проверенными судом в судебном заседании.
Доводы жалобы осужденного о применения к нему насилия со стороны сотрудников полиции были предметом тщательного исследования в ходе судебного разбирательства, которые обоснованно были признаны неубедительными, поскольку опровергаются как показаниями свидетеля Б., так и проведенной проверкой, по итогом которой было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Леднева Н.В. в связи с отсутствием события указанного преступления.
Оценив представленные доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Леднева Н.В. в инкриминируемых ему преступлениях.
Ни осужденный, ни адвокат приговор в части осуждения Леднева Н.В. по ч. 2 ст. 162, ч. 3 ст. 327, ч. 1 ст. 222 УК РФ не обжаловали, согласились с предъявленным обвинением, осужденный дал по данным преступлениям показания. Допрошенные потерпевшая и свидетели, иные доказательства по делу подтвердили причастность Леднева Н.В. к указанным преступлениям, в связи с чем, суд признал его виновным и правильно квалифицировал его действия по указанным статьям УК РФ.
Что касается доводов жалобы адвоката о суровости назначенного Ледневу Н.В. наказания по ч. 2 ст. 162, ч. 3 ст. 327, ч. 1 ст. 222 УК РФ, то их нельзя признать состоятельными.
Наказание Ледневу Н.В. назначено в строгом соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о его личности, который из следственного изолятора характеризуется посредственно.
Кроме того, при назначении Ледневу Н.В. наказания суд обоснованно учел в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, признание им частично вины и раскаяние в содеянном, явку с повинной.
Вид исправительного учреждения назначен ему в соответствии с требованиями п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ.
При таких обстоятельствах назначенное Ледневу Н.В. наказание нельзя признать явно несправедливым вследствие чрезмерной суровости. Поэтому судебная коллегия не находит оснований для смягчения ему наказания, как об этом поставлен вопрос в кассационной жалобе адвоката.
Доводы адвоката о том, что суд в приговоре не разрешил вопросы относительно имущества принадлежащего Ледневу Н.В., то их также нельзя признать обоснованными.
Согласно постановлению о наложении ареста на квартиру N <…> в доме <…> по ул. <…> в г. <…> арест, в соответствии с требованиями ст. 115 УПК РФ был наложен также и в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска.
Потерпевший С. предъявил к Ледневу Н.В. гражданский иск, который судом был частично удовлетворен, и с Леднева Н.В. в пользу потерпевшего была взыскана компенсация морального вреда в размере <…> рублей.
Согласно ч. 9 ст. 115 УПК РФ наложение ареста на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость.
Приговор в части гражданского иска не исполнен. Ходатайства об отмене ареста в суд не поступило, поэтому суд обоснованно оставил данное постановление без изменения. При таких обстоятельствах вопрос о судьбе арестованного имущества должен разрешаться заинтересованной стороной в порядке гражданского судопроизводства.
Вопросы относительно автомашины судом в приговоре был разрешен, Ледневу Н.В. была возвращена автомашина "<…>" гос. номер <…>. Вопросы же относительно документов на автомашину и квартиру должны разрешаться в порядке гражданского судопроизводства либо в порядке ст. 397 УПК РФ, так как в документах официально владельцем указан О., а не Леднев Н.В.
Что касается доводов кассационного представления о неправильном решении суда об уничтожении ряда вещественных доказательств, а именно: пистолета "Наган", пистолета "ИЖ", приспособление для бесшумной стрельбы, 169 патронов для мелкокалиберного оружия, 26 патронов к пистолету ПМ и 51 патрон к револьверу "Наган", хранящихся в оружейной комнате УМВД России по г. <…>, судебная коллегия находит их обоснованными.
В соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 81 УПК РФ, Федеральному закону "Об оружии", пп. 2 п. 58 Инструкции "О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами от 18.10.1989 г. (с изм. от 09.11.1999 г.) предметы, запрещенные к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются. В соответствии с параграфом 18 данной Инструкции после разрешении дела оружие, пули, гильзы и патроны, признанные вещественными доказательствам, должны направляться в распоряжение соответствующего органа внутренних дел, который в установленном порядке принимает решение об их уничтожении или реализации, либо использовании в надлежащем порядке.
Поэтому судебная коллегия находит необходимым изменить приговор в части принятого решения по этим вещественным доказательствам, исключить указание на их уничтожение, передав указанные вещественные доказательства в УМВД России по <…> области.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Калужского областного суда от 03 февраля 2012 года в отношении Леднева Н.В. изменить, в части разрешения судьбы вещественных доказательств, исключить указание суда на уничтожение вещественных доказательств: пистолета "Наган", пистолета "ИЖ", приспособление для бесшумной стрельбы, 169 патронов для мелкокалиберного оружия, 26 патронов к пистолету ПМ и 51 патрон к револьверу "Наган", хранящихся в оружейной комнате УМВД России по г. <…>, передать указанные вещественные доказательства в УМВД России по <…> области.
В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы — без удовлетворения.