Приговор по делу об убийстве, умышленном уничтожении имущества оставлен без изменения, так как вина осужденного в содеянном подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре, наказание виновному назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о его личности

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 05.04.2012 N 82-О12-11

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Коваля В.С.,
судей Талдыкиной Т.Т. и Бирюкова Н.И.,
при секретаре Собчук Н.С.
рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Мишагина Н.В. на приговор Курганского областного суда от 27 декабря 2011 года, по которому
Мишагин Н.В. <…>
осужден: по п. п. "а", "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 19 годам лишения свободы с ограничением на 1 год 6 месяцев с установлением ограничений, предусмотренных ч. 1 ст. 53 УК РФ; по ч. 2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года) к 2 годам лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Мишагину Н.В. назначено 20 (двадцать) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.
Установленные судом ограничения свободы указаны в приговоре.
Установленные судом ограничения свободы указаны в приговоре.
Постановлено взыскать с Мишагина Н.В. в пользу Федерального бюджета процессуальные издержки и в пользу З. <…> рублей в счет компенсации морального вреда.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Талдыкиной Т.Т., объяснения адвоката Анпилоговой Р.Н. в защиту интересов осужденного Мишагина Н.В., выслушав возражение прокурора Химченковой М.М. на доводы жалобы, Судебная коллегия

установила:

Мишагин Н.В. осужден за умышленное убийство 4 лиц — З., Б., С. и Ш. совершенном общеопасным способом на почве личных неприязненных отношений.
В судебном заседании Мишагин, по существу, вину не признал.
В кассационной жалобе осужденный Мишагин Н.В., продолжая отрицать вину в убийстве, указывает, что он не поджигал дом, в котором находились потерпевшие, а на следствии оговорил себя под давлением органов полиции. С потерпевшими он находился в дружеских отношениях, и у него не было мотива их убивать. Просит приговор отменить, и дело направить на новое судебное разбирательство.
В возражении на кассационную жалобу гособвинитель Виноградов О.А. считает выводы суда о виновности Мишагина Н.В. обоснованными, просит оставить кассационную жалобу осужденного без удовлетворения.
Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.
Вина осужденного Мишагина в умышленном убийстве 4 лиц и умышленном уничтожении имущества путем поджога материалами дела доказана.
Суд обоснованно признал более достоверными показания Мишагина Н.В., которые он давал на предварительном следствии, и в которых он признавал свою вину в инкриминированных ему преступлениях.
Так, Мишагин пояснял, что в ходе распития спиртного З. ударил его и выгнал из дома. Он решил его "проучить". С этой целью он закрыл входную дверь дома металлическим гвоздодером, чтобы ее нельзя было открыть изнутри, после чего облил найденным в сенях дома бензином и поджег зажигалкой.
Ему было известно, что в доме находится в состоянии сильного алкогольного опьянения З., Б., С. и Ш. которые спали, (т. 2 л.д. 174 — 177).
Такое заявление Мишагин сделал в протоколе явки с повинной.
В дальнейшем, при допросе в качестве подозреваемого, Мишагин показал, что 25 января 2011 года он пришел в дом, где находились З., Б., Ш. и С. Они распивали спиртные напитки. Между ним и З. произошла ссора, и З. ударил его и выгнал из дома. Он затаил обиду, вернулся в дом, в сенях нашел гвоздодер, подпер им дверь, облил пол бензином и поджег.
Понимал, что в доме находятся четверо в состоянии сильного алкогольного опьянения, (т. 2 л.д. 185 — 188).
При выходе на место происшествия Мишагин подтвердил свои показания и пояснил, что после того, как З. его ударил и выгнал из дома, он решил ему отомстить. С этой целью он перелез через забор ограды, в сенях закрыл входную дверь гвоздодером, разлил на полу бензин и поджег. Ему было известно о находившихся в доме потерпевших, которые были сильно пьяны и спали, (т. 2 л.д. 189 — 194).
Доводы осужденного Мишагина о том, что указанные выше показания он давал на предварительном следствии в результате применения к нему недозволенных методов и насилия со стороны органов полиции, эти доводы Мишагина проверялись на стадии предварительного следствия и были повторно проверены при рассмотрении дела судом, и не нашли своего подтверждения.
Как видно из материалов дела, при допросе Мишагина в качестве подозреваемого и выходе на место происшествия присутствовал адвокат, что исключало применение в отношении Мишагина недозволенных методов ведения следствия.
Довод Мишагина о проведении с ним следственных действий, когда он находился в состоянии алкогольного опьянения, также проверялся в судебном заседании. Этот довод осужденного опровергается видеозаписью проведения выхода с Мишагиным на место происшествия.
Из показаний свидетеля У. усматривается, что в ночь на 26 января 2011 года она дежурила на железнодорожном переезде, и к ней приходил Мишагин, который был в состоянии опьянения, сказал, что был в доме З. просил погреться, (т. 2 л.д. 23 — 25).
В ходе осмотра участка, расположенного по соседству с домом погибших, была обнаружена и изъята зажигалка синего цвета, (т. 1 л.д. 162 — 167).
Как следует из показаний осужденного Мишагина, эту зажигалку он выбросил в том месте, где она была обнаружена, после того, как поджег дом.
По заключению судебно-медицинских экспертиз, смерть З., Б., Ш. и С. наступила в результате острого отравления окисью углерода. В крови потерпевших обнаружен этиловый спирт в концентрации, соответствующей тяжелой степени опьянения.
Суд дал оценку всем доказательствам по делу и пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Мишагина в содеянном и правильно квалифицировал его действия по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "е" и 167 ч. 2 УК РФ.
Оснований для отмены приговора, о чем ставится вопрос в кассационной жалобе осужденного Мишагина, Судебная коллегия не усматривает. Нет оснований и для снижения Мишагину наказания.
Оно назначено осужденному с учетом всех обстоятельств по делу и данных о личности осужденного.
В силу изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Курганского областного суда от 27 декабря 2011 года в отношении Мишагина Н.В. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного Мишагина Н.В. — без удовлетворения.