Дело об убийстве, разбое, передано в суд на новое рассмотрение, так как в основу приговора были положены заключения экспертов, которые в силу п. 3 ч. 1 ст. 61 УПК РФ не могли участвовать в производстве по данному делу, доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми и не имеют юридической силы

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 05.04.2012 N 56-О12-8

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Червоткина А.С.,
судей Зыкина В.Я. и Русакова В.В.
при секретаре Никулищиной А.А.
рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Исаева Д.В., Татариновой Д.В., Приходько А.Д., Евдокименко М.Ф., адвокатов Меламеда А.М., Кувычко Е.А., Борисовского В.Ю. на приговор Приморского краевого суда от 23 мая 2011 года, которым
Татаринова Д.В., <…> несудимая,
осуждена по ст. 33 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 12 годам 6 месяцам лишения свободы; по ст. 162 ч. 4 п. п. "б", "в" УК РФ — к 10 годам лишения свободы; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний, по совокупности преступлений, ей окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 15 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима;
Евдокименко М.Ф., <…> несудимая,
осуждена по ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 4 п. п. "б", "в" УК РФ — к 8 годам лишения свободы; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний, по совокупности преступлений, ей окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 12 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима:
Приходько А.Д., <…>, несудимый,
осужден по ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 4 п. п. "б", "в" УК РФ — к 9 годам лишения свободы; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний, по совокупности преступлений, ему окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 13 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;
Исаев Д.В., <…> несудимый,
осужден по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 13 годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 4 п. п. "б", "в" УК РФ — к 9 годам 6 месяцам лишения свободы; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний, по совокупности преступлений, ему окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 17 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Постановлено взыскать в счет возмещения материального ущерба в пользу потерпевшей Щ.
с Исаева Д.В. — <…> рублей, с Татариновой Д.В. — <…> рубля, с Приходько А.Д.- <…> рубля, с Евдокименко М.Ф. — <…> рубля;
взыскать в счет возмещения морального ущерба в пользу потерпевшей Щ.
с Исаева Д.В. — <…> рублей, с Татариновой Д.В. — <…> рублей, с Приходько А.Д. — <…> рублей; с Евдокименко М.Ф. — <…> рублей.
взыскать в пользу потерпевшей Щ. из Федерального бюджета расходы, связанные с производством по уголовному делу, в сумме <…> рублей.
Взыскана в доход федерального бюджета сумма, выплаченная потерпевшей Щ. (<…> рублей), с Исаева Д.В. — <…> рублей, с Приходько А.Д., Татариновой Д.В., Евдокименко М.Ф. — по <…> рублей <…> коп. с каждого.
Гражданский иск потерпевшей Щ. на сумму <…> рубль оставлен без рассмотрения с разъяснением потерпевшей Щ. права обращения с исковыми требованиями в порядке гражданского судопроизводства.
Взысканы с Исаева Д.В. в федеральный бюджет процессуальные издержки в сумме <…> рубля за осуществление адвокатом Владимировым В.В. его защиты.
В приговоре содержатся решения о вещественных доказательствах и о мере пресечения, избранной в отношении осужденных.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступления осужденных Исаева Д.В., Татариновой Д.В., Приходько А.Д., Евдокименко М.Ф., просивших об удовлетворении кассационных жалоб, поданных в их защиту, выступления адвоката Курлянцевой Е.В. (защитника Исаева Д.В.), адвоката Чегодайкина А.Н. (защитника Татариновой Д.В.), адвоката Кротовой С.В. (защитника Приходько А.Д.), адвоката Усова В.Г. (защитника Евдокименко М.Ф.) — просивших об удовлетворении кассационных жалоб их подзащитных, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецова С.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Исаев Д.В., Татаринова Д.В., Приходько А.Д., Евдокименко М.Ф. осуждены за разбойное нападение, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в целях завладения имуществом в особо крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему.
Кроме того они осуждены:
Татаринова Д.В. — за организацию убийства потерпевшего Щ., сопряженного с разбоем;
Евдокименко М.Ф. и Приходько А.Д. — за пособничество в убийстве потерпевшего Щ. сопряженном с разбоем;
Исаев Д.В. — за убийство потерпевшего Щ. сопряженное с разбоем.
Судом установлено, что преступления совершены 14 — 15 декабря 2009 года <…> при обстоятельствах, указанных в приговоре.
Осужденный Исаев Д.В. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство в связи с несоответствием выводов суда, изложенным в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела. Он утверждает, что кроме показаний Татариновой, Евдокименко и Приходько в деле нет ни одного доказательства, которые бы указывали на его (Исаева) причастность к преступлениям, а также о корыстном мотиве преступления. Он полагает, что другие осужденные по данному делу лица вынуждены были оговорить его в совершении преступления в результате применения к ним незаконных методов ведения следствия. Назначенное наказание осужденный Исаев считает чрезмерно суровым, полагает, что судом не учтены положительные характеристики с его места работы, а также привлечение впервые к уголовной ответственности.
Осужденная Татаринова Д.В. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить и дело направить в суд первой инстанции на повторное рассмотрение. Как утверждает осужденная, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, поскольку доказательств ее вины в организации убийства потерпевшего Щ. и в совершении разбойного нападении на него не имеется; на предварительном следствии она вынуждена была оговорить себя и других осужденных по делу лиц в связи с оказанным на нее (Татаринову) и на ее родственников давления со стороны следователей. Полагает, что уголовное дело в отношении нее сфабриковано. В жалобе и дополнениях к ней осужденная Татаринова подробно излагает свою версию случившегося. Осужденная утверждает, что в суде первой инстанции не стала говорить об истинных обстоятельствах инкриминированных событий из-за боязни наступления неблагоприятных последствий для нее и для ее родных и из-за наличия угроз со стороны лиц, расследовавших данное уголовное дело, которые, как она считает, заинтересованы в исходе дела. Кроме того, назначенное наказание Татаринова считает несправедливым вследствие чрезмерной суровости. По мнению осужденной, судом не учтена ее явка с повинной; полагает, что судья неполно исследовал данные о ее личности, не учел наличия у нее постоянного высокооплачиваемого места работы в ООО "<…>". Осужденная Татаринова также высказывает несогласие с приговором в части решения по гражданскому иску потерпевшей Щ. и взыскания процессуальных издержек; полагает взыскание с нее денежных сумм в возмещение материального ущерба и компенсации морального вреда в пользу потерпевшей незаконным, поскольку, как она утверждает, непричастна к убийству Щ. заявляет, что ущерб, причиненный потерпевшему, был возмещен еще на стадии предварительного следствия. Осужденная полагает, что гражданский иск потерпевшей должен быть рассмотрен в порядке гражданского судопроизводства.
В кассационной жалобе, поданной адвокатом Меламедом А.М. в защиту Татариновой, содержится просьба об изменении приговора и о смягчении назначенного ей наказания, которое защитник считает чрезмерно суровым и не соответствующим как личности осужденной, так и ее поведению в ходе предварительного следствия.
Осужденный Приходько А.Д. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить и дело направить прокурору для дополнительного расследования. Он утверждает, что умысла на убийство потерпевшего Щ. не имел, а в квартиру, где было совершено убийство Исаевым, он (Приходько) пошел с целью подстраховать Исаева, то есть помочь ему "оглушить" потерпевшего, но не убивать его. Исаев, как утверждает осужденный Приходько, вышел за пределы предварительного сговора и самостоятельно совершил убийство потерпевшего, то есть совершил преступление при эксцессе исполнителя, за который он (Приходько) не должен нести ответственности. Утверждает, что в момент совершения Исаевым преступления он (Приходько) пытался предотвратить преступление, останавливал Исаева. Ссылаясь на протокол судебного заседания, в котором отражены действия суда, а также вопросы и ответы участников судебного процесса, осужденный Приходько утверждает, что дело рассмотрено судьей необъективно и с обвинительным уклоном.
Адвокатом Борисовским В.Ю. в защиту осужденного Приходько А.Д. подана кассационная жалоба, в которой содержится просьба об отмене приговора. Защитник в жалобе приводит версию произошедших событий, аналогичную той, о которой сообщается в жалобе Приходько. Адвокат полагает, что Приходько не подозревал о готовящемся убийстве потерпевшего, а был "невольным соучастником" тех событий; умысла на грабеж, разбой или убийство он не имел.
Осужденная Евдокименко М.Ф. в кассационной жалобе просит изменить приговор, а в дополнениях к жалобе просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. По мнению осужденной, приговор является незаконным, необоснованным и несправедливым; доказательств ее вины в ходе судебного следствия получено не было, а выводы суда о ее виновности основаны на недопустимых доказательствах. Недопустимыми доказательствами осужденная Евдокименко считает имеющиеся в деле заключения экспертов Н. и Н. проводивших судебно-медицинские экспертизы и экспертизы вещественных доказательств. Осужденная утверждает, что данные эксперты являются близкими родственниками (супругами), поэтому в силу требований статей 61 и 70 УПК РФ подлежали отводу. Протокол предъявления трупа потерпевшего Щ. для опознания родственнику Б., как считает осужденная, является недопустимым доказательством, поскольку еще до проведения данного следственного действия труп потерпевшего уже был опознан Б., о чем свидетельствует составленный до опознания "акт отождествления личности трупа"; перед проведением опознания Б. не допрашивался о приметах, по которым опознал Щ. Тем самым, по мнению осужденной, при составлении протокола опознания были нарушены требования ст. 193 УПК РФ. Как заявляет осужденная, ее допрос на предварительном следствии проводился в отсутствие адвоката; к ней и к другим осужденным по данному делу лицам на предварительном следствии применялись незаконные методы ведения следствия (психологическое давление, насилие, унижение человеческого достоинства), в результате которых они вынуждены были оговорить себя и друг друга в совершении преступлений; не обжаловала незаконные действия следователя, поскольку поверила своему защитнику (адвокату), который, как она утверждает, ввел ее в заблуждение и убедил в нецелесообразности изменения своих первоначальных показаний. Осужденная утверждает, что впоследствии ей стало известно, что данный адвокат (фамилию которого она в жалобе не называет) является бывшим следователем прокуратуры, следователи которой проводили следствие по данному уголовному делу. Анализируя приговор суда, и ссылаясь на исследованные в судебном заседании доказательства, Евдокименко считает изложенные в приговоре суда выводы о виновности осужденных противоречивыми, а приговор суда в целом — не соответствующим требованиям уголовно-процессуального закона. Юридическую квалификацию ее (Евдокименко) действий, данную судом в приговоре, осужденная считает ошибочной; утверждает, что умысла на разбойное нападение у нее не было и уголовное дело в части осуждения по п. п. "б", "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ, по мнению осужденной, подлежит прекращению за отсутствием состава преступления. Кроме того, по мнению осужденной Евдокименко, судом было нарушено право на защиту осужденного Приходько, поскольку его защитник (адвокат Борисовский) во время допроса потерпевшей Щ. отсутствовал. Недопустимым доказательством, по мнению Евдокименко, является заключение судебно-психиатрической экспертизы, проведенной в отношении Татариновой, поскольку выемка документов (истории болезни) из детской психиатрической больницы <…> была проведена следователем в нарушение ст. 165 УПК РФ, то есть без судебного решения. Назначенное наказание осужденная Евдокименко считает несправедливым и чрезмерно суровым.
В поданной адвокатом Кувычко Е.А. в защиту осужденной Евдокименко М.Ф. кассационной жалобе содержится просьба об отмене приговора в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.
На кассационные жалобы осужденных и адвокатов государственным обвинителем Ким А.В. поданы возражения, в которых содержится просьба об оставлении приговора без изменения.
Проверив уголовное дело, судебная коллегия приходит к выводу о наличии оснований для отмены приговора.
Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.
Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса РФ и основан на правильном применении уголовного закона.
Доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса (ст. 75 УПК РФ).
В основу приговора в отношении Исаева Д.В., Татариновой Д.В., Приходько А.Д., Евдокименко М.Ф. Приморским краевым судом наряду с другими доказательствами были положены заключения экспертов Н. и Н. проводивших судебно-медицинские экспертизы и экспертизы вещественных доказательств, а также протоколы обнаружения трупа Щ. и проверки показаний на месте Приходько А.Д.
Как следует из материалов дела, 21 декабря 2009 г. в осмотре трупа Щ. в качестве специалиста принимал участие Н. (т. 1 л.д. 66 — 67).
Судебно-медицинские экспертизы вещественных доказательств N 307 (л.д. 82 — 84 т. 5), N 309 (л.д. 131 — 134 т. 5), N 16 (л.д. 117 — 119 т. 5), N 302 (л.д. 97 — 105 т. 5), N 6 (л.д. 189 — 194 т. 5), согласно которым исследовались следы крови (в том числе и потерпевшего Щ. — проведены судебно-медицинским экспертом Н., а судебно-медицинская экспертиза трупа Щ. за N 1240 "а" проведена судебно-медицинским экспертом Н. (т. 5 л.д. 18 — 28).
21 января 2010 г. с участием специалиста Н. была проведена проверка показаний на месте Приходько А.Д. и составлен соответствующий протокол (т. 3 л.д. 39 — 45).
Согласно ч. 2 ст. 70 УПК РФ (отвод эксперта) эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу при наличии обстоятельств, предусмотренных статьей 61 настоящего Кодекса.
Таким образом, исходя из требований п. 3 ч. 1 ст. 61 УПК РФ, эксперт не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.
Согласно главе 8 УПК РФ эксперт (ст. 57 УПК РФ) и специалист (ст. 58 УПК РФ) относится к участникам уголовного судопроизводства.
Как следует из поступившей из Приморского краевого суда информации, Н. и Н. в период производства по данному уголовному делу предварительного следствия являлись супругами.
Следовательно, они в силу запрета, установленного ч. 2 ст. 70 УПК РФ и п. 3 ч. 1 ст. 61 УПК РФ, не вправе были вдвоем участвовать в данном уголовном деле в качестве экспертов и (или) специалистов.
Следователь обязан был отвести одного из них, обнаружив, что второй супруг уже принимает участие в качестве специалиста или эксперта по делу.
Данное обстоятельство оставлено без внимания и судом первой инстанции.
Проведение следственных действий (в том числе и экспертиз) лицом, подлежащим отводу, является нарушением уголовно-процессуального закона при получении доказательств по уголовному делу.
Таким образом, приговор суда не может быть признан законным и обоснованным, подлежит отмене, а дело — направлению на новое судебное разбирательство.
Согласно ст. 388 ч. 2 УПК РФ при отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение суд кассационной инстанции не вправе предрешать вопросы: о доказанности или недоказанности обвинения; о достоверности или недостоверности того или иного доказательства; о преимуществах одних доказательств перед другими; о мере наказания.
С учетом того, что приговор подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение, доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденных и их защитников, касающиеся вопросов доказанности или недоказанности виновности подсудимых, допустимости доказательств, юридической квалификации действий подсудимых, справедливости или несправедливости наказания, гражданского иска и распределения процессуальных издержек не могут быть предметом рассмотрения суда кассационной инстанции.
Данные доводы могут быть проверены судом первой инстанции при новом рассмотрении дела.
С учетом тяжести и конкретных обстоятельств инкриминированных подсудимым Татариновой Д.В., Евдокименко М.Ф., Приходько А.Д., Исаеву Д.В. преступлений, относящихся к категории особо тяжких преступлений против жизни человека и против собственности, судебная коллегия приходит к выводу, что, находясь на свободе, они могут скрыться от суда и таким образом воспрепятствовать производству по делу в разумные сроки.
При этом судебная коллегия учитывает имеющиеся в деле данные о личности каждого из подсудимых.
Меру пресечения (заключение под стражу) подсудимым Татариновой Д.В., Евдокименко М.Ф., Приходько А.Д., Исаеву Д.В. судебная коллегия считает необходимым оставить без изменения, продлив срок ее действия до 5 июля 2012 года.
Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Приморского краевого суда от 23 мая 2011 года в отношении Исаева Д.В., Татариновой Д.В., Приходько А.Д., Евдокименко М.Ф. отменить и дело направить на новое судебное разбирательство со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе суда.
Меру пресечения Исаеву Д.В., Татариновой Д.В., Приходько А.Д. и Евдокименко М.Ф. оставить заключение под стражу, продлив срок их содержания под стражей до 5 июля 2012 г.