Приговор по делу об убийстве, покушении на убийство, незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов изменен: действия одного из осужденных переквалифицированы с п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. ФЗ от 21.07.2004 N 73-ФЗ) на ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. ФЗ от 21.07.2004 N 73-ФЗ), путем частичного сложения наказаний, в соответствии со ст. 70 УК РФ, к данному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по предыдущему приговору

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 05.04.2012 N 5-О12-17сп

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего: Шмаленюка С.И.
судей: Скрябина К.Е., Хомицкой Т.П.
при секретаре: Волкове А.А.
рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственных обвинителей Карповой Г.В., Непорожного Б.Ю., кассационные жалобы осужденных Ускова И.М., Ртищева П.В., адвокатов Князевой Е.Л., Голышева А.Б., потерпевших Г., Г., К. на приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 23 декабря 2011 года, по которому
Усков И.М. <…>, несудимый:
осужден по п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. Федерального закона от 21.07.2004 г. N 73-ФЗ) к 14 годам лишения свободы;
— по ч. 3 ст. 30, п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. Федерального закона от 21.07.2004 г. N 73-ФЗ) к 10 годам лишения свободы;
— по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 5 годам лишения свободы.
В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Ртищев П.В. <…>, судимый 05.06.2000 г. п. "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, ч. 1 ст. 228 УК РФ к 7 г. 6 мес. л/св. Освобожден 31.05.2005 г. УДО на 1 г. 4 мес. 25 дней
осужден по п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. Федерального закона от 21.07.2004 N 73-ФЗ) к 15 годам лишения свободы;
— по п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. Федерального закона от 21.07.2004 г. N 73-ФЗ) к 10 годам лишения свободы;
— по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 5 годам лишения свободы.
В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний назначено 18 лет лишения свободы.
В соответствии со ст. 70 УК РФ к данному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания, назначенная по приговору от 05.06.2000 г. и окончательно назначено 19 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Сизов В.В. <…> несудимый
по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, оправдан на основании п. 2, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению данных преступлений; по ч. 3 ст. 222 УК РФ оправдан на основании п. 1, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с неустановлением события преступления, за ним признано право на реабилитацию.
Заслушав доклад судьи Шмаленюка С.И., мнение прокурора Кривоноговой Е.А., потерпевшей К., поддержавших доводы кассационного представления и жалобы, мнение адвокатов Саберова Р.А., Трифоновой Л.Ю., возражавших против удовлетворения кассационного представления, объяснение осужденных Ускова И.М., Ртищева П.В., адвокатов Голышева А.Б., Цапина В.И., поддержавших доводы кассационных жалоб, судебная коллегия

установила:

На основании вердикта коллегии присяжных заседателей Сизов В.В. оправдан по обвинению в убийстве, совершенном организованной группой, по найму; в покушении на убийство двух лиц, организованной группой, по найму — в связи с недоказанностью; по обвинению в незаконном приобретении, ношении, хранении, передаче, перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов организованной группой — в связи с непричастностью к совершению данного преступления.
На основании вердикта коллегии присяжных заседателей Усков И.М. и Ртищев П.В. признаны виновными в убийстве, совершенном организованной группой, по найму; в покушении на убийство двух лиц, организованной группой по найму. Усков И.М. — в незаконном приобретении, ношении, хранении, передаче, перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов организованной группой. Ртищев П.В. — в незаконном приобретении, ношении и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов организованной группой.
Преступления совершены в период с апреля 2005 г. по 24 марта 2006 г. в <…> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В кассационном представлении государственные обвинители Карпова Г.В. и Непорожный Б.Ю. выражают несогласие с приговором суда в части оправдания Сизова В.В., поскольку в ходе судебного заседания Сизов В.В. и сторона защиты в нарушение требований ч. 7, 8 ст. 335 УПК РФ, ч. 1 ст. 252 УПК РФ оказывали незаконное воздействие на формирование мнения коллегии присяжных заседателей, которое повлияло на принятие ими объективного решения. Стороной защиты порочились доказательства, предоставляемые стороной обвинения, с целью введения присяжных заседателей в заблуждение искажались факты и материалы дела. В присутствии присяжных заседателей адвокатом Саберовым было заявлено ходатайство об оглашении показаний свидетеля К. При этом адвокат акцентировал внимание на противоречивость его показаний. Председательствующим не было разъяснено присяжным заседателям не принимать во внимание указанное обстоятельство.
Сторона защиты довела до присяжных заседателей информацию не соответствующую действительности о том, что предварительное следствие проводилось с грубым нарушением Уголовно-процессуального кодекса, поскольку перед проведением опознания свидетель К. содержался в одной камере с обвиняемым Сизовым В.В.
В прениях сторон сторона защиты ссылалась на показания свидетелей, которые допрашивались в отсутствие присяжных заседателей, довела до сведения присяжных заседателей сведения о семейном положении Сизова В.В., состоянии его здоровья и здоровья его сына. При этом председательствующий не всегда разъяснял присяжным заседателям, что доведенная до их сведения информация не должна приниматься во внимание при принятии ими решения.
Государственные обвинители были ограничены в представлении доказательств, поскольку суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны обвинения в оглашении показаний свидетеля Г.
Неоднократные умышленные нарушения закона, сообщение подсудимым и его адвокатами сведений, не соответствующих действительности, повлияли на формирование мнения присяжных заседателей и на содержание ответов на поставленные перед ними вопросы.
Просят приговор суда в отношении Сизова В.В. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда со стадии отбора присяжных заседателей.
В кассационных жалобах:
— потерпевшие К., Г., Г. выражают несогласие с приговором в части оправдания Сизова В.В., приводят доводы, аналогичные доводам кассационного представления. Просят приговор суда в отношении Сизова В.В. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.
— осужденный Усков И.М. выражает несогласие с приговором в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора.
В приговоре суд не указал, почему принял одни доказательства и отверг другие. В частности, были приняты во внимание показания Сизова В.В., являющиеся голословными; первоначальные показания Ртищева П.В., который оговорил его; не были приняты во внимание его показания в ходе предварительного следствия. Поскольку умысла на убийство Г., Г. и К. у него не было, сам он участия в убийстве и в покушении на убийство не принимал, его действия по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицированы неправильно.
Просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.
— адвокат Князева Е.Л. в защиту интересов осужденного Ускова И.М. выражает несогласие с приговором, поскольку в судебном заседании были нарушены нормы уголовно-процессуального закона.
Подсудимый Сизов В.В. и его защитники, потерпевшая К. неоднократно доводили до присяжных заседателей сведения, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела; в присутствии присяжных заседателей ставили под сомнение допустимость и законность полученных доказательств, компетентность следственных органов и суда, не обращая внимания на неоднократные замечания со стороны председательствующего, что повлияло на формирование мнения присяжных заседателей.
При оглашении показаний свидетелей, стороной обвинения неоднократно были зачитаны негативные сведения о личности подсудимых, что, безусловно, повлияло на принятое присяжными заседателями решение.
При назначении наказания суд должен был учесть в качестве смягчающего обстоятельства наличие у Ускова И.М. на иждивении двоих малолетних детей.
Просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии отбора присяжных заседателей.
— осужденный Ртищев П.В. выражает несогласие с приговором, считая его слишком суровым. Указывает, что при назначении наказания судом не учтены как отдельные смягчающие обстоятельства, так и их совокупность: у него на иждивении находится малолетний ребенок; он имеет отца-инвалида, несовершеннолетнего сына и жену, о которых заботился и содержал; положительные характеристики; присяжные заседатели признали его заслуживающим снисхождения. Просит учесть, что вину он признал, раскаялся в содеянном, в связи с чем снизить назначенное наказание, либо отменить приговор.
— адвокат Голышев А.Б. в защиту интересов осужденного Ртищева П.В. выражает несогласие с приговором, поскольку суд неправильно применил уголовный закон. На момент совершения преступления действовала ч. 2 ст. 105 УК РФ в редакции Федерального закона от 05.01.2006 г. Ч. 1 ст. 62 УК РФ в редакции Федерального закона от 07.12.2011 г. значительно улучшает положение Ртищева и должна была быть применена при назначении наказания. Поэтому по ч. 2 ст. 105 УК РФ Ртищеву П.В. могло быть назначено максимальное наказание в виде 13 лет 4 мес. лишения свободы, а не 15 лет, а по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 105 УК РФ не более 6 лет 8 мес. лишения свободы.
Назначенное Ртищеву П.В. наказание является чрезмерно суровым. При назначении наказания смягчающие наказание обстоятельства не были учтены при определении размера наказания ни за каждое отдельно взятое преступление, ни за их совокупность.
Суд необоснованно отказал стороне защиты в постановке вопроса о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, влекущих ответственность Ртищева П.В. за менее тяжкое преступление.
Просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии, следующей за провозглашением вердикта, либо снизить назначенное Ртищеву П.В. наказание.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.
Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в судебном заседании с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ.
После формирования коллегии присяжных заседателей председательствующим у сторон выяснялся вопрос о тенденциозности ее состава, однако никаких заявлений по этому поводу сторонами сделано не было (т. 12 л.д. 30).
Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления и кассационных жалоб о нарушении уголовно-процессуального закона в процессе судебного следствия. Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей. Представленные сторонами доказательства были исследованы, заявленные сторонами ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. При окончании судебного следствия каких-либо ходатайств от участников процесса не поступило (т. 12 л.д. 194). Все доказательства, исследованные в судебном заседании, были обоснованно признаны судом допустимыми, поскольку получены с соблюдением требований норм уголовно-процессуального закона. Данных о том, что в судебном заседании с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, не установлено.
В ходе судебного следствия председательствующим были созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им законом прав.
Все ходатайства, заявленные сторонами в ходе судебного следствия, обсуждались, выяснялось мнение участников судебного разбирательства, после чего суд удовлетворял заявленные ходатайства, либо с приведением мотивов принятого решения выносил постановление об отказе в удовлетворении ходатайств.
В соответствии со ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.
Вместе с тем, в кассационном представлении прокурора, кассационных жалобах потерпевших, не приведено доводов, свидетельствующих об ограничении председательствующим прав прокурора и потерпевших на представление доказательств, либо допущенных председательствующим нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли на содержание поставленных перед коллегией присяжных вопросов и ответов на них.
Доводы кассационного представления о том, что суд необоснованно отказал стороне обвинения в оглашении показаний свидетеля Г. в связи с чем сторона обвинения была ограничена в представлении доказательств, являются необоснованными, поскольку данный свидетель в судебное заседание не явился, сторона защиты возражала против оглашения показаний Г., а стороной обвинения не было представлено документов, свидетельствующих о тяжелой болезни свидетеля, препятствующих его явке в суд.
В соответствии с ч. 8 ст. 335 УПК РФ данные о личности подсудимого подлежат исследованию с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется. Запрещается исследовать факты прежней судимости, признания подсудимого хроническим алкоголиком или наркоманом, а также иные данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого.
При рассмотрении дела судом эти требования закона выполнены.
В случае высказывания участников процесса о личности потерпевших, подсудимых, председательствующий прерывал выступающих, делал им замечание и просил присяжных не принимать во внимание этот факт (т. 12 л.д. 164, 165, 206, 207).
Разъяснение председательствующего присяжным заседателям о том, что они не должны принимать во внимание информацию о личности потерпевших, подсудимых, не подлежащую исследованию с их участием, имели место в ходе всего судебного разбирательства.
Из протокола судебного заседания следует, что председательствующий судья также останавливал стороны, когда они затрагивали такие обстоятельства, которые не подлежали рассмотрению с участием присяжных заседателей, и обращал внимание присяжных заседателей на необходимость не учитывать такие высказывания при решении вопроса о виновности или невиновности подсудимых (в том числе об их семейном положении). Напоминание об этом сделано председательствующим и в напутственном слове. Разъясняя правила оценки доказательств, председательствующий в очередной раз напомнил присяжным заседателям о том, что они не должны принимать во внимание прозвучавшие в судебном заседании сведения, не относящиеся к делу (т. 11 л.д. 102 — 103).
При указанных обстоятельствах доводы кассационного представления, кассационных жалоб потерпевших и адвоката Князевой Е.Л. о том, что поведение подсудимого Сизова В.В. и его адвокатов повлияло на формирование мнения присяжных заседателей о его невиновности и виновности подсудимого Ускова И.М., являются необоснованными.
В соответствии с действующим законодательством сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями. Фактические обстоятельства, установленные вердиктом коллегии присяжных заседателей, в соответствии с ч. 2 ст. 379 УПК РФ не могут быть оспорены в кассационном порядке. Поэтому доводы осужденного Ускова И.М. о том, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, в приговоре суда не дана оценка исследованным в судебном заседании доказательствам, отсутствие доказательств его вины в убийстве и покушении на убийство, являются необоснованными.
Доводы кассационной жалобы адвоката Голышева А.Б. о нарушении прав Ртищева П.В. и стороны защиты при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, являются несостоятельными, так как эти доводы не основаны на законе и противоречат материалам дела.
Из протокола судебного заседания следует, что вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, были сформулированы в соответствии с требованиями ст. 338, 339 УПК РФ.
При этом, в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 338 УПК РФ председательствующий предоставил возможность сторонам высказать свои замечания по содержанию вопросов и внести предложения о постановке новых вопросов.
Замечания и предложения стороны защиты по сформулированным вопросам председательствующим были рассмотрены, после чего все вопросы были сформулированы в окончательном варианте в отношении подсудимых в соответствии с предъявленным им обвинением, с учетом результатов судебного следствия, прений сторон. Вопросный лист оглашен в присутствии присяжных заседателей и передан их старшине.
Суд обоснованно отказал стороне защиты в постановке перед присяжными заседателями дополнительного вопроса о том, что Ртищев П.В., при наличии сопровождавших Г. лиц, с целью их нейтрализации, причинил им огнестрельные ранения, без намерения их убить, поскольку, отвечая на поставленный перед ними вопрос, присяжные заседатели могли исключить из него указание о том, что Ртищев П.В. и Усков И.М. приняли решение лишить жизни сопровождавших Г. лиц.
Напутственное слово председательствующего, приобщенное к протоколу судебного заседания, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.
Выслушав возражения адвоката Голышева А.Б. в связи с содержанием напутственного слова, председательствующий удовлетворил их в части позиции адвоката и подсудимого Ртищева П.В. об умышленном причинении ранений потерпевшему К., повлекшим по неосторожности его смерть, и в умышленном причинении телесных повреждений потерпевшей Г. (т. 12 л.д. 227).
Председательствующий признал вердикт присяжных заседателей ясным и непротиворечивым.
Приговор постановлен председательствующим согласно требованиям ст. 351 УПК РФ, определяющей особенности в суде с участием присяжных заседателей.
Председательствующий обоснованно постановил оправдательный приговор в отношении Сизова В.В., поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 348 УПК РФ оправдательный вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего и влечет постановление им оправдательного приговора.
Обвинительный приговор в отношении Ускова И.М. и Ртищева П.В. основан на вердикте коллегии присяжных заседателей, который в соответствии с ч. 2 ст. 348 УПК РФ обязателен для председательствующего судьи.
Юридическая оценка действий Ускова И.М. по п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 3 ст. 222 УК РФ и действий Ртищева П.В. по п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 3 ст. 222 УК РФ соответствует установленным вердиктом коллегии присяжных заседателей фактическим обстоятельствам.
Вместе с тем, правильно указав в описательно-мотивировочной части приговора, что на основании вердикта коллегии присяжных заседателей действия Ртищева П.В. по факту покушения на убийство Г. и Г. должны быть квалифицированы по ч. 3 ст. 30 п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд квалифицировал его действия как оконченное преступление по п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, в связи с чем приговор в этой части подлежит изменению со снижением назначенного Ртищеву П.В. наказания. Постановление суда от 29.12.2011 г. о внесении изменений в приговор в этой части вынесено в нарушение требований гл. 47 УПК РФ и правовых последствий не имеет.
Доводы адвоката Голышева А.Б. о назначении наказания Ртищеву П.В. с нарушением норм уголовного закона, поскольку судом не применены правила ч. 1 ст. 62 УК РФ являются необоснованными. Наказание Ртищеву П.В. назначено в соответствии с требованиями ст. 65 УК РФ, предусматривающей назначение наказание при вердикте присяжных заседателей о снисхождении.
При назначении наказания осужденным Ускову И.М. и Ртищеву П.В. судом учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, роль каждого из них, данные о личности каждого, состояние здоровья, семейное положение, смягчающие обстоятельства, в том числе и указанные в кассационных жалобах, вердикт присяжных заседателей о снисхождении в отношении осужденного Ртищева П.В. Выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.
Судом обоснованно в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Ускова И.М., учтено наличие на его иждивении малолетнего ребенка. Документальных свидетельств тому, что на его иждивении находится еще один малолетний ребенок, суду не представлено.
Вывод суда о том, что исправление осужденных Ускова И.М. и Ртищева П.В. возможно лишь в условиях изоляции от общества, мотивирован.
Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда с участием присяжных заседателей, не имеется.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 379, 388 УПК РФ,

определила:

Приговор Московского городского суда с участием присяжных заседателей от 23 декабря 2011 года в отношении Ртищева П.В. изменить: переквалифицировать его действия с п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. Федерального закона от 21.07.2004 г. N 73-ФЗ) на ч. 3 ст. 30, п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. Федерального закона от 21.07.2004 г. N 73-ФЗ), по которой назначить 9 лет 9 мес. лишения свободы.
В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. Федерального закона от 21.07.2004 г. N 73-ФЗ), ч. 3 ст. 30 п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. Федерального закона от 21.07.2004 г. N 73-ФЗ), ч. 3 ст. 222 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить 17 лет 9 мес. лишения свободы.
В соответствии со ст. 70 УК РФ к данному наказанию частично присоединить неотбытую часть наказания, назначенного по приговору от 05.06.2000 г. и окончательно назначить 18 лет 9 мес. лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
В остальной части этот же приговор в отношении Ртищева П.В., Ускова И.М., Сизова В.В. оставить без изменения, а кассационное представление государственных обвинителей Карповой Г.В., Непорожного Б.Ю., кассационные жалобы осужденных Ускова И.М., Ртищева П.В., адвокатов Князевой Е.Л., Голышева А.Б., потерпевших Г., Г., К. — без удовлетворения.