Приговор по делу о разбое, убийстве, организации убийства, незаконном приобретении, перевозке, ношении и хранении огнестрельного оружия, пособничестве в незаконной перевозке огнестрельного оружия в части указания об уничтожении вещественных доказательств (пневматического пистолета) отменен, вопрос об определении их судьбы передан для рассмотрения в суд в порядке исполнения приговора, предусмотренном статьями 397, 399 УПК РФ

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 05.04.2012 N 44-О12-17

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Коваля В.С.,
судей Бирюкова Н.И., Тришевой А.А.
при секретаре Собчук Н.С.
рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Атаманова Р.А., Коноплева А.А., адвокатов Соколовой В.Н., Жаровских О.Г. в интересах осужденных Мальцева М.С. и Атаманова Р.А. соответственно на приговор Пермского краевого суда от 30 декабря 2011 г., по которому
Коноплев А.А., <…>, судимый:
— 5 августа 2003 г. по пп. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, 8 июля 2004 г. условное осуждение отменено, Коноплев А.А. направлен в места лишения свободы для отбывания наказания;
— 8 декабря 2004 г. по пп. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 3 годам 1 месяцу лишения свободы;
— 28 марта 2005 г. по пп. "в", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы;
— 23 июня 2006 г. по ч. 1 ст. 313 УК РФ к 2 годам лишения свободы с применением ст. 70 УК РФ к 4 годам лишения свободы, освобожден 11 июля 2008 г. условно-досрочно на 1 год 9 месяцев;
— 20 апреля 2011 г. по п. "а" ч. 2 ст. 158, п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы;
— 14 июля 2011 г. за совершение семи преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ, трех преступлений, предусмотренных пп. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, двух преступлений, предусмотренных пп. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, с применением ч. ч. 3, 5 ст. 69 УК РФ к 5 годам лишения свободы,
осужден по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. N 73-ФЗ) к 1 году 6 месяцам лишения свободы, ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. N 26-ФЗ) к 6 годам лишения свободы, ч. 3 ст. 33, пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с возложением в соответствии со ст. 53 УК РФ ограничений и обязанностей.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 17 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с возложением в соответствии со ст. 53 УК РФ ограничений и обязанностей.
Согласно ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 14 июля 2011 г. окончательно назначено Коноплеву А.А. 18 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с ограничением свободы на 1 год, с возложением в соответствии со ст. 53 УК РФ ограничений и обязанностей,
Атаманов Р.А., <…>, судимый:
— 13 августа 2002 г. с учетом изменений, внесенных в порядке, предусмотренном п. 13 ст. 397 УПК РФ, по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 29 октября 2010 г. по отбытии срока наказания;
— 20 апреля 2011 г. по п. "а" ч. 2 ст. 158, п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы;
— 14 июля 2011 г. за совершение двух преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ, трех преступлений, предусмотренных пп. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, двух преступлений, предусмотренных пп. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, с применением ч. ч. 3, 5 ст. 69 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы,
осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г. N 73-ФЗ) к 2 годам лишения свободы, п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы, пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с возложением в соответствии со ст. 53 УК РФ ограничений и обязанностей.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 18 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с возложением в соответствии со ст. 53 УК РФ ограничений и обязанностей.
Согласно ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 14 июля 2011 г. окончательно назначено Атаманову Р.А. 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год, с возложением в соответствии со ст. 53 УК РФ ограничений и обязанностей,
Мальцев М.С. <…>, судимый:
— 20 апреля 2011 г. по п. "а" ч. 2 ст. 158, п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы;
— 14 июля 2011 г. с учетом изменений, внесенных определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 20 сентября 2011 г., за совершение четырех преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ, трех преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ, трех преступлений, предусмотренных пп. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, двух преступлений, предусмотренных пп. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, с применением ч. ч. 3, 5 ст. 69 УК РФ к 3 годам 11 месяцам лишения свободы,
осужден по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с возложением в соответствии со ст. 53 УК РФ ограничений и обязанностей.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Мальцеву М.С. назначено 15 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с возложением в соответствии со ст. 53 УК РФ ограничений и обязанностей.
Согласно ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 14 июля 2011 г. назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год, с возложением в соответствии со ст. 53 УК РФ ограничений и обязанностей.
Срок отбывания наказания осужденным исчислен с 30 декабря 2011 г., с зачетом предварительного заключения Коноплеву А.А. и Атаманову Р.А. с 16 февраля 2011 г., Мальцеву М.С. с 15 февраля 2011 г.
Постановлено взыскать в пользу П. с Коноплева А.А., Атаманова Р.А., Мальцева М.С. по <…> компенсации морального вреда с каждого и в солидарном порядке в счет возмещения материального ущерба <…> руб.
Разрешена судьба вещественных доказательств.
Заслушав доклад судьи Бирюкова Н.И., выступление осужденных Атаманова Р.А., Коноплева А.А., адвокатов Сачковской Е.А., Шаповаловой Н.Ю., Долматовой С.Д. в поддержку доводов, приведенных в кассационных жалобах осужденных Атаманова Р.А., Коноплева А.А. и адвокатов Соколовой В.Н., Жаровских О.Г., мнение прокурора Гулиева А.Г. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

Атаманов и Мальцев осуждены за разбойное нападение, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и за убийство группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.
Коноплев осужден за разбойное нападение, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, и за организацию убийства группой лиц по предварительному сговору, сопряженного с разбоем.
Преступления совершены 28 ноября 2010 г. между населенными пунктами <…> и <…> района <…> края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
Кроме того, Атаманов осужден за незаконное приобретение, перевозку, ношение и хранение огнестрельного оружия в период с одного из дней января 2011 г. по 17 февраля 2011 г., а Коноплев за пособничество в незаконной перевозке огнестрельного оружия.
В кассационных жалобах:
— осужденный Атаманов просит изменить приговор переквалифицировать его действия с п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ, с пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 3 ст. 30, пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, смягчив наказание, либо отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение. Указывает, что явка с повинной написана им под воздействием оперативных сотрудников, без участия адвоката, а показания в качестве подозреваемого даны сразу после оказанного на него воздействия, вследствие чего эти доказательства не могли быть положены в основу приговора. Утверждает, что адвокат Соколова ненадлежащим образом осуществляла его защиту в период предварительного следствия и в судебном заседании, не предприняла мер по недопущению оказания на него воздействия со стороны оперативных сотрудников. Судом необоснованно признаны достоверными показания Мальцева, данные на предварительном следствии, несмотря на их противоречивость. Его действиями не был причинен тяжкий вред здоровью потерпевшего, он нанес несколько ударов по телу потерпевшего и с Мальцевым пытался задушить И., но их действия не привели к смерти последнего. В смерти И. виновен Мальцев, который нанес удар ножом потерпевшему и затем один задушил его. Считает назначенное наказание суровым и несправедливым, так как вину он признал, раскаялся в содеянном, имеются другие обстоятельства, смягчающие его наказание;
— адвокат Соколова в интересах осужденного Атаманова просит отменить приговор, прекратить уголовное дело по пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ либо изменить судебное решение и смягчить наказание. Считает, что вывод суда о виновности Атаманова основан на предположениях, достоверных доказательств вины Атаманова в совершении инкриминируемых деяний не добыто. В действиях Мальцева, убившего И. имеется эксцесс исполнителя, за эти действия Атаманов не может нести ответственность. Судом не учтены показания Атаманова об отсутствии у него умысла на убийство потерпевшего, намерении похитить деньги потерпевшего мошенническим путем. При назначении наказания судом фактически не учтены смягчающие наказание обстоятельства, его полное признание вины и раскаяние;
— адвокат Жаровских в интересах осужденного Мальцева просит изменить приговор и смягчить назначенное ему наказание. Полагает, что наказание осужденному определено без учета характера и степени общественной опасности преступлений, смягчающих наказание обстоятельств, всех данных о его личности. Признанные судом смягчающие наказание обстоятельства являлись основанием для назначения наказания с применением ст. 64 УК РФ;
— осужденный Коноплев просит отменить приговор и дело направить на новое судебное разбирательство. Считает, что его действия неправильно квалифицированы. Доказательств, подтверждающих факт организации им убийства, не имеется, его умысел был направлен на совершение грабежа или мошенничества. В ходе совершения преступления Мальцев и Атаманов совершили убийство, к которому он не причастен. Показания Мальцева о его причастности к преступлению недостоверны, последний таким способом пытался уклониться от ответственности за содеянное. Суд необоснованно признал в его действиях рецидив преступлений, назначил чрезмерно суровое наказание, без учета характеристики, данной сотрудником полиции, того обстоятельства, что он длительное время не привлекался к уголовной и административной ответственности. Судом принято не основанное на законе решение об уничтожении пистолета с кобурой, которые представляют для него ценность.
В возражениях государственный обвинитель Леус Г.В. просит оставить кассационные жалобы без удовлетворения, считая приговор законным, обоснованным, постановленным в соответствии с требованиями закона.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, выслушав стороны, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым, поскольку виновность осужденных Коноплева, Атаманова и Мальцева в совершении преступлений, за которые они осуждены, материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами.
При этом судом в приговоре, как это предусмотрено ст. 307 УПК РФ, указаны мотивы, по которым в основу его выводов положены одни и отвергнуты другие доказательства.
Так, в явке с повинной Атаманов сообщил о совершении совместно с Мальцевым и Коноплевым, по предложению последнего, разбойного нападения на И. и о его убийстве с целью завладения деньгами, предназначенными для покупки автомашины у Коноплева.
Из показаний Мальцева, данных в том числе на очных ставках с Коноплевым и Атамановым, взятых судом за основу, следует, что идея ограбить И. принадлежала Коноплеву. Он же разработал план совершения преступления и предложил убить И. Остановившись в безлюдном месте и выйдя из автомашины, Коноплев кивком головы дал указание о начале совершения преступления. После этого Атаманов нанес удар потерпевшему и сбил его с ног. Он нанес потерпевшему множественные удары по телу. Атаманов стал удерживать И. а он переданной ему Коноплевым битой нанес около 5 ударов потерпевшему по голове. Полагая, что потерпевший умер, Атаманов достал из кармана потерпевшего деньги, Коноплев ключи и сотовый телефон. Деньги впоследствии поделили между собой. Коноплев, облив потерпевшего бензином, попытался сжечь его, но у него это не получилось. И. вскочил и побежал от них. Догнав потерпевшего, совместно с Атамановым он нанес И. множественные удары ногами. После этого переданным ему Коноплевым канцелярским ножом он нанес И. удар в область шеи, нож сломался. Затем Коноплев принес веревку, которой он и Атаманов задушили потерпевшего.
Вопреки доводам, содержащимся в кассационных жалобах, суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания Мальцева, данные в ходе предварительного следствия, достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами. Суд дал надлежащую оценку приведенным и другим данным в период предварительного следствия и судебного заседания показаниям Мальцева, а также Атаманова, Коноплева и правильно оценил изменение ими показаний, отвергнув показания Атаманова и Коноплева об обстоятельствах происшедшего.
Суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии у Мальцева и Атаманова оснований к самооговору и взаимному оговору.
Виновность Коноплева, Атаманова, Мальцева в совершении преступлений подтверждается и другими имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.
В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что 15 февраля 2011 г. с участием Мальцева при осмотре местности в <…> метрах от автодороги "<…>" примерно в 8 километрах по направлению к с. <…> района <…> края, на которую Мальцев указал как на место совершения убийства, был обнаружен труп И. При осмотре трупа установлено, что его шея обмотана буксировочной веревкой.
При осмотре трупа И. установлено, что от него и надетой на него одежды исходит запах горюче-смазочных материалов. На трупе обнаружены телесные повреждения — на лице в виде ссадин, в области шеи в виде раны, из которой изъят клинок канцелярского ножа. С шеи трупа изъята веревка.
Согласно заключению эксперта, проводившего судебную медико-криминалистическую экспертизу, повреждение в области верхнего края правой глазницы трупа И. является ушибленным. Данное повреждение образовалось в результате ударного воздействия твердого тупого предмета (орудия) без отображения его конструктивных характеристик. Повреждение на правой переднебоковой поверхности шеи И. является резаным и образовалось в результате воздействия предмета (орудия), обладающего довольно острой режущей кромкой, например лезвия клинка ножа. Наличие краевых повреждений (надрезов) указывает на поступательный характер воздействия, в ходе которого, вероятно, происходило пересечение складок кожи. Резаное повреждение наиболее вероятно могло быть причинено в результате воздействия клинком канцелярского ножа, изъятого при осмотре трупа и представленного для исследования.
При производстве дополнительного осмотра места происшествия, на месте обнаружения трупа И. на участке автодороги рядом с дорожным знаком "<…> обнаружены и изъяты вязаная рукавица на правую руку, деревянная палка, похожая на бейсбольную биту, и пластиковая пятилитровая бутылка с запахом химической жидкости.
Из заключений экспертов, проводивших судебно-медицинскую и комиссионную судебно-медицинскую экспертизы, следует, что смерть И. наступила от механической асфиксии в результате сдавления органов шеи петлей на фоне колото-резаного ранения шеи с повреждением правой стенки гортани, проникающего в ее полость. Механическое сдавление органов шеи, приведшее к развитию угрожающего жизни состояния (асфиксии), и колото-резаное ранение гортани по признаку опасности для жизни квалифицируются как тяжкий вред здоровью, и, следовательно, каждая из указанных травм в отдельности могла привести к наступлению смерти И. Ссадины на лице и в правой заушной области, ушибленная рана на правой брови, кровоподтек в области правой глазницы, судя по характеру, образовались от действий твердых тупых предметов и расцениваются как повреждения, не причинившие вреда здоровью человека. Отношения к наступлению смерти И. данные телесные повреждения не имеют. Возможность наступления смерти И. 28 ноября 2010 г. не исключается. Все повреждения, установленные у И. образовались одно вслед за другим через короткий промежуток времени. При судебно-биохимическом исследовании в коже трупа И. обнаружены вещества, которые могут входить в состав моторного топлива.
Выводы суда о наличии у Атаманова предварительного сговора с Мальцевым и Коноплевым на совершение разбоя и убийство потерпевшего, организатором которого явился Коноплев, надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведенными показаниями Мальцева в ходе предварительного следствия, а также данными, содержащимися в явке с повинной Атаманова, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют согласованным и совместным действиям осужденных при совершении преступлений. Поэтому доводы, приведенные в кассационных жалобах Атаманова, о неправильной квалификации его действий и адвоката Соколовой о наличии в действиях Мальцева эксцесса исполнителя Судебная коллегия признает необоснованными.
Кроме того, на основе вышеизложенных доказательств судом установлено, что умысел на убийство И. первоначально возник именно у Коноплева, он организовал это преступление, выработал план его совершения, подыскал соисполнителей, активно и настойчиво направлял их волю на достижение этой цели, руководил его исполнением. При таких обстоятельствах доводы в жалобе Коноплева об отсутствии доказательств организации им убийства, самостоятельных действиях Атаманова и Мальцева, направленных на убийство И., несостоятельны.
Нанесение Мальцевым И. удара ножом в область жизненно важных органов — шеи, совместные действия Атаманова и Мальцева по удушению потерпевшего веревкой, осознание каждым из них, что от их преступных действий может наступить смерть И. подтверждает правильность выводов суда о наличии у Мальцева, Атаманова умысла на убийство И. и совместном их участии в процессе лишения потерпевшего жизни, в связи с чем доводы в кассационных жалобах об отсутствии умысла на убийство не могут быть признаны состоятельными.
Довод, изложенный в жалобе Атаманова, о нарушении его права на защиту является надуманным. В процессе всего расследования уголовного дела и рассмотрения его в суде Атаманову предоставлялась возможность обращаться за разъяснениями закона к своему защитнику, согласовывать с ним позицию защиты от обвинения. О каких-либо расхождениях между его позицией защиты и позицией защитника либо о ненадлежащем исполнении тем принятых на себя обязанностей по защите Атаманов не заявлял. Участие защитника при написании явки с повинной законом не предусмотрено.
Судом проверялись доводы Атаманова о применении незаконных методов расследования, эти доводы не подтвердились и правильно отвергнуты судом. Как следует из материалов дела, Атаманов сообщил о совершенном преступлении в явке с повинной по своему желанию, от Атаманова заявлений о применении к нему незаконных методов расследования при ее написании не поступало, в связи с чем доводы в его жалобе об оказанном на него воздействии оперативными сотрудниками не нашли своего подтверждения.
Выводы суда основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у Судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.
Доводы в кассационных жалобах о неправильной квалификации действий осужденных противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.
Выводы суда о виновности Атаманова в незаконном приобретении, перевозке, ношении и хранении огнестрельного оружия, а Коноплева в пособничестве в незаконной перевозке огнестрельного оружия основаны на доказательствах, изложенных в приговоре, в частности признательных показаниях Атаманова и Коноплева, показаниях свидетелей И. Е., данных, содержащихся в протоколах следственных действий, заключении эксперта, подтверждаются другими приведенными в приговоре и исследованными судом доказательствами и сторонами не оспариваются.
Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины: Атаманова и Мальцева в разбойном нападении на Исупова с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и в убийстве последнего группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем; Коноплева в разбойном нападении на И. с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, и в организации убийства И. группой лиц по предварительному сговору, сопряженного с разбоем; Атаманова в незаконном приобретении, перевозке, ношении и хранении огнестрельного оружия, а Коноплева в пособничестве в незаконной перевозке огнестрельного оружия, и правильно квалифицировал их действия.
Наказание назначено осужденным в соответствии с требованиями ст. 6 и 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, личности осужденных и других обстоятельств, влияющих на его вид и размер. При этом суд принял во внимание то, что они совершили в том числе особо тяжкие преступления, наличие в действиях Коноплева и Атаманова рецидива преступлений.
Доводы, изложенные в жалобе Коноплева, об отсутствии в его действиях рецидива преступлений несостоятельны. Коноплев ранее дважды судим за совершение тяжких преступлений, в настоящее время осужден за совершение в том числе особо тяжкого преступления, поэтому в силу п. "б" ч. 3 ст. 18 УК РФ в его действиях имеется особо опасный рецидив преступлений.
Вопреки доводам в кассационных жалобах при назначении наказания учтены в качестве смягчающих наказание обстоятельств Мальцеву явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников; Коноплеву и Атаманову наличие малолетнего ребенка, а Атаманову, кроме того, явка с повинной.
С учетом всех обстоятельств дела суд обоснованно не усмотрел оснований для применения ст. 64 УК РФ.
В целях восстановления социальной справедливости и обеспечения исправления осужденных Судебная коллегия считает, что наказания осужденным назначены соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенных наказаний на их исправление.
С учетом всех обстоятельств дела Судебная коллегия не находит фактических и правовых оснований для применения ст. 10 УК РФ и для изменения категорийности преступлений в связи с изменениями, внесенными Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ в ст. 15 УК РФ, в отношении Атаманова, Коноплева, Мальцева.
Гражданский иск потерпевшей П. разрешен судом в соответствии с действующим законодательством.
Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.
В то же время доводы осужденного Коноплева, касающиеся определения судьбы вещественных доказательств — пневматического пистолета МР-654 калибра 4,5 мм N <…> с кобурой и магазином с газовым баллоном, заслуживают внимание. По приговору суда они подлежат уничтожению, как не представляющие ценности и не истребованные сторонами. Между тем из материалов дела следует, что принадлежность осужденному указанных вещей в судебном заседании не исследовалась, его мнение об определении их судьбы не выяснялось.
При таких обстоятельствах приговор в части указания об уничтожении вещественных доказательств — пневматического пистолета МР-654 калибра 4,5 мм <…> с кобурой и магазином с газовым баллоном подлежит отмене, а вопрос об определении их судьбы — передаче для рассмотрения в порядке исполнения приговора, предусмотренном ст. 397, 399 УПК РФ.
Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Пермского краевого суда от 30 декабря 2011 г. в отношении Коноплева А.А. в части указания об уничтожении вещественных доказательств — пневматического пистолета МР-654 калибра 4,5 мм <…> с кобурой и магазином с газовым баллоном отменить, вопрос об определении их судьбы передать для рассмотрения в тот же суд в порядке исполнения приговора, предусмотренном ст. 397, 399 УПК РФ.
В остальном приговор в отношении Коноплева А.А. Атаманова Р.А. и Мальцева М.С. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Атаманова Р.А., Коноплева А.А., адвокатов Жаровских О.Г., Соколовой В.Н. — без удовлетворения.