Требование: О признании незаконным решения о корректировке таможенной стоимости товара по декларации на товары

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 12.10.2016 N 04АП-4868/2016 по делу N А19-16557/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 6 октября 2016 года.
Полный текст постановления изготовлен 12 октября 2016 года.
Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе
председательствующего судьи Ячменева Г.Г.,
судей Басаева Д.В., Желтоухова Е.В.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Щецко Ю.О., рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Иркутской таможни на не вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Иркутской области от 20 июля 2016 года по делу N А19-16557/2014 по заявлению Общества с ограниченной ответственностью "Рада" (ОГРН 1123850050356, ИНН 3808227270; место нахождения: Иркутская область, Иркутский район, д. Московщина, ул. Центральная, д. 46, кв. <…>) к Иркутской таможне (ОГРН 1023801543908, ИНН 3800000703; место нахождения: г. Иркутск, ул. Александра Невского, д. 78) о признании незаконным решения о корректировке таможенной стоимости товара по декларации на товары N 10607120/180414/0002057 от 11 июля 2014 года
(суд первой инстанции: Куклина Л.А.)
при участии в судебном заседании представителей лиц, участвующих в деле:
от ООО "Рада": не было (извещено);
от Иркутской таможни: Жилкина Тамара Сергеевна, старший государственный таможенный инспектор правового отдела, доверенность от 28 декабря 2015 года N 05-45/23453; Сташкова Анастасия Петровна, старший государственный таможенный инспектор правового отдела, доверенность от 5 сентября 2016 года N 05-45/16290;
и

установил:

Общество с ограниченной ответственностью "Рада" (далее — Общество, ООО "Рада) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением к Иркутской таможне (далее — таможня, таможенный орган) о признании незаконным решения о корректировке таможенной стоимости товара по декларации на товары (далее — ДТ) N 10607120/180414/0002057 от 11 июля 2014 года.
Решением Арбитражного суда Иркутской области от 20 июля 2016 года заявленное Обществом требование удовлетворено, решение таможенного органа о корректировке таможенной стоимости товара по ДТ N 10607120/180414/0002057 от 11 июля 2014 года признано незаконным как несоответствующее Таможенному кодексу Таможенного союза (далее — ТК Таможенного союза).
Не согласившись с решением суда первой инстанции, таможня обжаловала его в апелляционном порядке. Заявитель апелляционной жалобы ставит вопрос об отмене решения суда первой инстанции, считает его принятым с нарушением норм материального и процессуального права.
В частности, таможня указывает, что в нарушение статьи 458 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс), пункта 3 § 3 Протокола об Общих условиях поставок товаров из СССР в Китайскую Народную Республику и из Китайской Народной Республики в СССР от 13.03.1990, согласно которому датой поставки считается дата сдачи-приемки товаров, указанная в транспортных документах, Обществом ни при декларировании товаров, ни при проведении дополнительной проверки, ни в ходе судебного разбирательства не представлено ни одного документа, подтверждающего факт вручения товара продавцом Обществу в пгт. Забайкальск. При этом судом первой инстанции не дана оценка доводу таможни по факту представления ООО "Рада" в подтверждение заявленной таможенной стоимости экспортной таможенной декларации, согласно которой продавец товара (Yingkou Huinong Trading Co., Ltd) не несет расходов по доставке такого товара до места выезда с территории Китая, что является доказательством недостоверности заявленных условий поставки, оказывающих существенное влияние на формирование цены сделки.
Таможенный орган отмечает, что непредставление Обществом по его запросу оригинала контракта также является доказательством недостоверности представленных декларантом сведений и свидетельствует о неподтверждении стоимости сделки, поскольку получение оригиналов и (или) копий документов, заверенных в установленном порядке, подтверждающих сведения, заявленные в декларации на товары, на бумажных носителях является мерой по минимизации риска недостоверного декларирования.
Кроме того, заявитель апелляционной жалобы указывает, что по данным таможенного органа Обществом при ввозе на таможенную территорию Таможенного союза в Читинской таможне по ДТ N 10612060/190714/0006543 (документы однозначно идентифицируются по номеру машины Е277КХ75, номеру с международной дорожной накладной N 04320023) представлен тот же контракт (от 19 февраля 2014 года N 5-RA, заключенный ООО "Рада" с Инкоусской торговой компанией с ограниченной ответственностью "Хой Нон" (Yingkou Huinong Trading Co., Ltd), что и в подтверждение таможенной стоимости товаров, продекларированных в Иркутской таможне по ДТ N 10607120/180414/0002057. При декларировании товаров в Читинской и Маньчжурской таможнях в качестве документа по сделке купли-продажи представлен контракт от 19 февраля 2014 года N 5-RA и договор от 20 ноября 2014 года N 5-RA, которые имеют существенные различия по содержанию: дата подписания (от 20 ноября 2014 года (договор) и от 19 февраля 2014 года (контракт)); продавец (ООО Торговая компания Хуэйнун Инкоу (договор) и Инкоусская торговая компания с ограниченной ответственностью "Хой Нон" (контракт)); ассортимент, количество и цены на товар; базис поставки (FOB Маньчжурия (договор) и DAP Забайкальск (контракт)). В экспортных декларациях, представленных в Читинскую, Иркутскую и Маньчжурскую таможни, указан один и тот же регистрационный номер организации — заявителя и грузоотправителя 2108965929 (ООО Торговая компания Хуэйнун Инкоу или Инкоу Хуэйнун трейдинг компэни Ко., Лтд.). Следовательно, таможенный орган располагает двумя вариантами документа (договор и контракт) по внешнеторговой сделке купли-продажи товаров, предъявленных к декларированию по ДТ N 10607120/180414/0002057, имеющими различия, существенно влияющими на таможенную стоимость товаров (различия по цене товара и условиям поставки товаров).
Таможня считает, что предмет контракта (плодоовощная продукция) согласно представленной спецификации к контракту не сопоставляется с условием контракта о правах покупателя товара на предъявление продавцу претензий и требований замещения или замены груза в случае несоответствия качества товаров, условиям контракта (пункт 6.1 контракта), поскольку ни условиями контракта, ни спецификацией не определены качественные характеристика товаров (не указаны сорта и сроки урожая плодоовощной продукции, не предусмотрен порядок установления не качественности товаров).
По мнению заявителя апелляционной жалобы, ООО "Рада" условия о цене и количестве товара не согласованы продавцом товара, а согласованы ООО "Рада" и лицом, не являющимся стороной по сделке, поскольку спецификация к контракту не содержит подписи уполномоченного лица.
В обоснование своей позиции таможня также приводит довод о том, что предъявленные в Читинской таможне спецификации к контракту от 19 февраля 2014 года N 5-RA (с учетом декларирования товаров, не являющихся плодоовощной продукцией, по ДТ N N 10607120/210414/0002084, 10607120/130514/0002574, 10607120/210514/0002848 и 10607120/120814/0004918) при неизменной общей сумме контракта свидетельствуют о недостоверности сведений о количестве и стоимости плодоовощной продукции, указанной в спецификации к контракту.
Таможня указывает, что платежное поручение от 9 апреля 2014 года на сумму 100 000 долларов США невозможно идентифицировать с рассматриваемой поставкой товаров (6 469,70 долларов США), поскольку оно не содержит в графе "назначение платежа" реквизитов коммерческого инвойса, в рамках которого осуществлена поставка товаров, продекларированных по ДТ, что не позволяет соотнести оплату за товары с заявленной стоимостью товаров по ДТ, а также подтвердить цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате за декларируемые товары, а возможности проанализировать информацию о сроках и порядке расчетов, в том числе перечислении денежных средств в адрес третьих лиц, у таможни не имелось в связи с отсутствием информации об исполнении сделки в единой региональной базе паспортов сделок и отказом уполномоченного банка ЦСКО "Амурский" ОАО "Сбербанк России" (г. Хабаровск) от предоставления запрашиваемых документов.
Кроме того, таможенным органом в апелляционной жалобе приведены доводы относительно противоречий в предоставленные декларантом в подтверждение заявленной величины таможенной стоимости товаров сведениях и документах, не позволяющих однозначно соотнести цену к количеству товара с целью проверки достоверности определенной декларантом таможенной стоимости. Представленный ООО "Рада" в рамках дополнительной проверки прайс-лист выставлен на конкретных условиях поставки DAP — Забайкальск без указания даты его составления, либо периода действия.
По мнению таможни, цена сделки, указанная в инвойсе (6 469,70 долларов США), не соответствует сумме, обозначенной в платежном поручении (100 000 долларов США); экспортная таможенная декларация представлена без перевода на русский язык, перевод экспортной таможенной декларации, произведенный ООО "Рада", представлен на другой товар (свежая белокочанная капуста); ведомость банковского контроля ни при декларировании, ни в рамках дополнительной проверки не представлялась.
Таможенный орган также отмечает, что судом первой инстанции не исследован вопрос о различии цены по сделке и цены по сделкам на однородные товары, имеющиеся в распоряжении таможни.
В письменном отзыве на апелляционную жалобу ООО "Рада" выражает согласие с решением суда первой инстанции, просит оставить его без изменения.
О времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы ООО "Рада" извещено надлежащим образом в порядке, установленном главой 12 АПК Российской Федерации, что подтверждается, в том числе, отчетом об отслеживании почтового отправления N 67200202328901 с сайта Почты России (http://www.pochta.ru/tracking#), а также отчетом о публикации 6 сентября 2016 года на официальном сайте Федеральных арбитражных судов Российской Федерации в сети Интернет (www.arbitr.ru) определения о принятии апелляционной жалобы к производству, однако явку своего представителя в судебное заседание не обеспечило, что в соответствии с процессуальным законом не является препятствием для рассмотрения дела по существу.
Четвертый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев дело в порядке главы 34 АПК Российской Федерации, проанализировав доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, выслушав представителей Иркутской таможни, изучив материалы дела, проверив правильность применения судом первой инстанции норм процессуального и материального права, пришел к следующим выводам.
Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, между ООО "Рада" (покупатель) и Инкоусской торговой компанией с ограниченной ответственностью "Хой Нон" (Китай, продавец) 19 февраля 2014 года заключен внешнеторговый контракт N 5-RA (т. 1, л.д. 15-16, 261-264; т. 2, л.д. 93-94), по условиям которого продавец продает, а покупатель покупает товары на условиях DAP-Забайкальск, ассортимент, цена, количество товара — согласно спецификациям, являющимся неотъемлемой частью указанного контракта.
Общая сумма контракта составляет 171 673 500 долларов США. Цена товара оговорена в спецификациях, в случае изменения на мировом рынке устанавливается для каждой поставляемой партии товара, согласовывается и закрепляется в отгрузочной спецификации и инвойсе (подпункты 2.1 и 2.2 пункта 2).
Условия сдачи-приемки товаров DAP-Забайкальск в соответствии с ИНКОТЕРМС-2010 (подпункт 3.1 пункта 3).
При поставке каждой партии товара продавец обязан оформить инвойс, спецификацию и товаротранспортную накладную (подпункт 3.4 пункта 3).
Оплата за товар производится в течение 730 дней с момента таможенного оформления товара (подпункт 5.1 пункта 5).
Оплата производится в долларах США в форме банковского перевода покупателем на расчетный счет продавца (подпункт 5.3 пункта 5).
В рамках исполнения контракта ООО "Рада" к таможенному декларированию по ДТ N 10607120/180414/0002057 (т. 1, л.д. 21-22) представлен товар "лук репчатый свежий, урожай 2014 года, выращен в Китае" (вес брутто 20 940, вес нетто 20 870, цена товара 6 469,70 долларов США, таможенная стоимость 232 447,91 рублей).
Таможенная стоимость ввозимого товара заявлена по цене сделки с ввозимыми товарами (метод 1) на условиях поставки DAP-Забайкальск без включения в структуру таможенной стоимости дополнительных начислений.
При таможенном оформлении для подтверждения заявленной таможенной стоимости по цене сделки ввозимого товара Общество представило соответствующие документы.
В связи с тем, что при проведении контроля таможенной стоимости таможенным органом были обнаружены признаки, указывающие на то, что сведения о таможенной стоимости товаров могут являться недостоверными либо заявленные сведения должным образом не подтверждены (отсутствие прайс-листа производителя товара, прейскуранта цен продавца; отсутствие таможенной декларации страны отправления, документов по оплате партии товара и документов, подтверждающих заявленные условия поставки; установлены более низкие цены декларируемых товаров по сравнению с ценой на идентичные (однородные) товары при сопоставимых условиях их ввоза; выявлены с использованием системы управления рисками риски недостоверного декларирования таможенной стоимости товаров) Иркутским таможенным постом (ЦЭД) принято решение от 18 апреля 2014 года о проведении дополнительной проверки по ДТ N 10607120/180414/0002057 (т. 1, л.д. 26-27).
Названным решением о проведении дополнительной проверки от Общества были истребованы следующие дополнительные сведения и документы:
— прайс-лист производителя; прейскурант продавца ввозимых товаров, либо коммерческая переписка по согласованию;
— бухгалтерские документы о постановке на бухгалтерский учет товаров, продекларированных по декларации на товары (книга покупок, журнал полученных счетов-фактур, акты приема-передачи, карточку бухгалтерского счета 41 и т.п.); бухгалтерские документы об оприходовании (постановке на учет) товаров по предыдущим поставкам идентичных товаров в рамках одного внешнеторгового контракта; документы о предстоящей реализации ввезенного товара (договор, счет-фактура, банковские и платежные документы, калькуляция цены реализации);
— экспортная таможенная декларация страны отправления товаров с переводом, оформленным надлежащим образом;
— документы, подтверждающие оплату товарной партии инопартнеру, подтвержденную выписками банка; документы, подтверждающие оплату по предыдущим поставкам;
— документы, подтверждающие расходы на оказание транспортных услуг по территории иностранного государства и территории Российской Федерации (договора, в том числе посреднические, дополнения к договорам, соглашения, заявки, поручения, задания, счета, счета-фактуры, акты выполненных работ, документы по оплате услуг по транспортировке товара, подтвержденные выпиской из лицевого счета); документы по страхованию партии товара (договора; счета-фактуры; страховой полис; документы, подтверждающие факт оплаты расходов по страхованию товара, подтвержденные выпиской из лицевого счета); документы, подтверждающие стоимость осуществления иных услуг, связанных с транспортировкой товара, включая погрузку-разгрузку товара, простои; документы по агентским вознаграждениям, связанным с транспортировкой, страховкой и иными услугами, связанными с доставкой товара;
— сертификат качества, сертификат происхождения товара;
— другие документы и сведения, которые декларант может представить в подтверждение заявленной таможенной стоимости товаров (отчет об оценке независимой организации и т.п.);
— другие документы и сведения, в том числе полученные декларантом от иных лиц, имеющих отношение к производству, перемещению и реализации, определению стоимости ввозимых (ввезенных) товаров, в том числе ценовая информация; сведения о стоимости однородных, идентичных товарах на сопоставимых условиях их ввоза, иные документы
— оригиналы документов и (или) копии документов, заверенные в установленном порядке, подтверждающие сведения, заявленные в декларации на товары, на бумажных носителях.
Во исполнение решения о проведении дополнительной проверки ООО "Рада" письмом от 11 июня 2014 года N 11/06/1 (т. 1, л.д. 38) представило в таможенный орган по декларации на товары N 10607120/180414/0002057 соответствующие документы, а именно: прайс-лист; коммерческий инвойс; спецификация к контракту от 19 февраля 2014 года N 5-RA; дополнительное соглашение к контракту от 19 февраля 2014 года N 5-RA; выписку из лицевого счета за период с 1 апреля 2014 года по 20 мая 2014 года; платежное поручение N 6 от 9 апреля 2014 года; сведения о расчетах в иностранной валюте на 1 апреля 2014 года; сведения о рублевых счетах на 1 апреля 2014 года; книгу покупок за период с 1 по 30 апреля 2014 года; счет-фактуру N 13 от 21 апреля 2014 года; платежное поручение N 1324 от 25 апреля 2014 года; платежное поручение N 1308 от 21 апреля 2014 года; карточка счета 60 за апрель — май 2014 года; карточка счета 62 за апрель — май 2014 года; карточка счета 90 за апрель — май 2014 года; отчет по проводкам за апрель 2014 года; карточка счета 52 за 1 апреля — 30 мая 2014 года; пояснительные записки исх. N 09/06/2 от 9 июня 2014 года, исх. N 10/06/1 от 10 июня 2014 года; сравнительная таблица расчета себестоимости на 2 апреля 2014 года; декларацию соответствия; экспортную декларацию; сертификат; перевод экспортной декларации.
При анализе представленных документов таможенным органом установлено, что ООО "Рада" представило документы не в полном объеме, в связи с чем таможня пришла к выводу о том, что дополнительно представленные документы для подтверждения сведений о величине и структуре заявленной стоимости не устраняют сомнения, послужившие основанием для проведения дополнительной проверки.
В качестве обоснования принятого решения о корректировке таможенной стоимости таможенный орган указал следующее:
1) в предоставленных ООО "Рада" экспортных декларациях и их переводах графы "транспортные расходы", "другие расходы" пустые, незаполненные, что свидетельствует о том, что стоимость сделки проверяемого товара приведена без учета транспортных и иных расходов, связанных с доставкой, перевозкой, погрузкой (разгрузкой), страховкой. Экспортные декларации КНР, предоставленные Обществом, не содержат заключений таможенного органа КНР в форме печати, даты выпуска и подписи выпускающего таможенного инспектора; следовательно, данные документы не имеют юридической силы и свидетельствуют о представлении в качестве обоснования заявленной таможенной стоимости недостоверной, документально неподтвержденной информации;
2) не представлены документы, подтверждающие расходы по перевозке, страхованию товаров по территории иностранного государства (договоры, заявки, счета, акты выполненных работ, документы по оплате услуг по транспортировке товара, подтвержденные выписками из лицевых счетов), документы, свидетельствующие о том, что товар перешел покупателю в пгт. Забайкальск, отсутствуют, что свидетельствует о документальном неподтверждении условий поставки и о том, что расходы по транспортно-экспедиционному обслуживанию от Маньчжурии (КНР) до Забайкальска (Российская Федерация) не включены в таможенную стоимость товаров, и не подтверждены документально. Документы, подтверждающие расходы по перевозке, страхованию товаров по территории Российской Федерации (договора, заявки, счета, акты выполненных работ, документы по оплате услуг по транспортировке товара, подтвержденные выписками из лицевых счетов), не представлены, что также не подтверждает заявленные при таможенном декларировании условия поставки (DAP — Забайкальск);
3) декларантом в установленный срок не представлены оригиналы и (или) заверенные в установленном порядке копии внешнеторгового контракта от 19 февраля 2014 года N 5-RA, транспортной накладной, без указания причин их непредставления;
4) отсутствует документальное подтверждение стоимости сделки банковскими платежно-расчетными документами. Из представленного Обществом платежного поручения от 9 апреля 2014 года N 6 на сумму 100 000 долларов США невозможно идентифицировать данный документ с конкретной поставкой товара, поскольку он не содержит в графе "Назначение платежа" реквизитов коммерческого инвойса, в рамках которого была осуществлена поставка товара, продекларированного по ДТ N 10607120/180414/0002057;
5) предоплата в рамках внешнеторгового контракта от 19 февраля 2014 года N 5-RA была произведена согласно представленным декларантом документам 9 апреля 2014 года, однако согласно представленной карточки счета 41 товар поставлен на баланс организации по курсу на 18 апреля 2014 года; соответственно указанная предоплата (платежное поручение от 9 апреля 2014 года N 6) не имеет никакого отношения к оцениваемой поставке товара;
6) декларантом представлены документы: договор от 20 февраля 2014 года, счет-фактура от 21 апреля 2014 года N 13 на сумму 295 033,07 рублей; платежное поручение от 21 апреля 2014 года N 1308 на сумму 1 000 000 рублей; платежное поручение от 25 апреля 2014 года N 1324 на сумму 1 000 000 рублей. Согласно счету-фактуре 21 апреля 2014 года N 13 ценой реализации является 12,85 рублей. Цена по контракту составляет 232 447,91 рублей, сумма уплаченных таможенных платежей составляет 58 001,92 рублей, таким образом, стоимость 1 кг с учетом таможенных платежей составляет 13,92 рублей. Также в счет-фактуре неверно указана стоимость товаров 20 870 * 12,85 = 268 179,50 рублей, указана сумма 268 211,88 рублей; платежные поручения от 21 апреля 2014 года N 1308, от 25 апреля 2014 года N 1324, подтверждающие оплату на сумму 2 000 рублей по счетам от 21 апреля 2014 года N 134 и от 7 апреля 2014 года N 119, однако указанные счета не представлены;
7) цена в представленном Обществом прайс-листе на товарную позицию "лук порей свежий" 590 долларов США больше, чем в спецификации к внешнеторговому контракту от 19 февраля 2014 года N 5-RA (90 долларов США);
8) во внешнеторговом контракте от 19 февраля 2014 года N 5-RA и в договоре от 20 февраля 2014 года (реализация на территории Российской Федерации) нет пункта, содержащего информацию о праве собственности ООО "Рада" на товар, не понятно в какой момент декларант становится собственником товара и каким документом это подтверждается.
11 июля 2014 года таможенным органом принято решения о корректировке таможенной стоимости товаров, ввезенных по ДТ N 10607120/180414/0002057 (т. 1, л.д. 29-33), согласно которому таможенная стоимость товара определена в соответствии со статьей 7 Соглашения между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25 января 2008 года "Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза" (далее — Соглашение об определении таможенной стоимости).
Не согласившись с решением о корректировке таможенной стоимости, ООО "Рада" оспорило его в судебном порядке.
Суд апелляционной инстанции находит правильными выводы суда первой инстанции о незаконности оспариваемого решения таможни, исходя из следующего.
Основой таможенной стоимости является "стоимость сделки"; таможенной стоимостью импортируемых товаров является цена сделки, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за товары, проданные на экспорт в страну импорта (пункт 1 Соглашения Всемирной торговой организации от 15 апреля 1994 года по применению статьи VII Генерального соглашения по тарифам и торговле).
В соответствии с пунктом 2а статьи VII Генерального соглашения по тарифам и торговле 1947 года оценка ввезенного товара для таможенных целей должна основываться на действительной стоимости ввезенного товара, в отношении которого применяется пошлина, или аналогичного товара, и не должна основываться на стоимости товара отечественного происхождения или на произвольной или фиктивной стоимости.
В пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 года N 18 "О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства" разъяснено, что с учетом данных положений примененная сторонами внешнеторговой сделки цена ввозимых товаров не может быть отклонена по мотиву одного лишь несогласия таможенного органа с ее более низким уровнем в сравнении с ценами на однородные (идентичные) ввозимые товары или ее отличия от уровня цен, установившегося во внутренней торговле.
Вместе с тем судам необходимо учитывать, что одним из правил таможенной оценки является наделение таможенных органов правом убеждаться в достоверности декларирования таможенной стоимости исходя из действительной стоимости ввозимых товаров, которое реализуется при проведении таможенного контроля (статья 17 Соглашения по применению статьи VII ГАТТ 1994 года, пункт 5 статьи 2 Соглашения об определении таможенной стоимости).
Согласно части 1 статьи 112 Федерального закона от 27.11.2010 N 311-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации" (далее — Закон о таможенном регулировании) определение таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза при их ввозе в Российскую Федерацию, осуществляется в соответствии с международным договором государств — членов Таможенного союза, регулирующим вопросы определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза, с учетом особенностей его применения в случаях, установленных Таможенным кодексом Таможенного союза (далее — ТК Таможенного союза).
В свою очередь, в соответствии с пунктом 3 статьи 64 ТК Таможенного союза таможенная стоимость товаров определяется декларантом либо таможенным представителем, действующим от имени и по поручению декларанта, а в случаях, установленных этим Кодексом, — таможенным органом.
Статьей 65 ТК Таможенного союза предусмотрено, что декларирование таможенной стоимости товаров осуществляется декларантом в рамках таможенного декларирования товаров (пункт 1). Декларирование таможенной стоимости ввозимых товаров осуществляется путем заявления сведений о методе определения таможенной стоимости товаров, величине таможенной стоимости товаров, об обстоятельствах и условиях внешнеэкономической сделки, имеющих отношение к определению таможенной стоимости товаров, а также представления подтверждающих их документов (пункт 2). Заявляемая таможенная стоимость товаров и представляемые сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на достоверной, количественно определяемой и документально подтвержденной информации (пункт 4).
При применении данной нормы судам следует исходить из презумпции достоверности представленной декларантом информации (пункт 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2013 года N 96 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Таможенного союза" (подлежало применению до 12 мая 2016 года, то есть и в период возникновения спорных правоотношений)).
В настоящее время аналогичные разъяснения содержатся в пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 года N 18 "О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства".
Согласно пункту 1 статьи 183 ТК Таможенного союза подача таможенной декларации должна сопровождаться представлением таможенному органу документов, на основании которых заполнена таможенная декларация, в том числе документов, подтверждающих заявленную таможенную стоимость товаров и выбранный метод определения таможенной стоимости товаров.
Методы определения таможенной стоимости товаров установлены в Соглашении об определении таможенной стоимости.
В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Соглашения об определении таможенной стоимости основой определения таможенной стоимости ввозимых товаров должна быть в максимально возможной степени стоимость сделки с этими товарами в значении, установленном в статье 4 данного Соглашения.
В случае невозможности определения таможенной стоимости ввозимых товаров по стоимости сделки с ними таможенная стоимость товаров определяется в соответствии с положениями, установленными статьями 6 и 7 настоящего Соглашения, применяемыми последовательно. При этом могут быть проведены консультации между таможенным органом и декларантом (таможенным представителем), с целью обоснованного выбора стоимостной основы для определения таможенной стоимости ввозимых товаров, отвечающей статьям 6 или 7 настоящего Соглашения. В процессе консультации таможенный орган и декларант (таможенный представитель) могут обмениваться имеющейся у них информацией при условии соблюдения законодательства государства — члена Таможенного союза о коммерческой тайне.
При невозможности определения таможенной стоимости ввозимых товаров в соответствии со статьями 6 и 7 настоящего Соглашения в качестве основы для определения такой стоимости может использоваться либо цена, по которой ввозимые, идентичные или однородные товары были проданы на таможенной территории Таможенного союза (статья 8 настоящего Соглашения), либо расчетная стоимость товаров, определяемая в соответствии со статьей 9 настоящего Соглашения. Декларант (таможенный представитель) имеет право выбрать очередность применения указанных статей при определении таможенной стоимости ввозимых товаров.
В случае если для определения таможенной стоимости ввозимых товаров невозможно использовать ни одну из указанных статей, определение таможенной стоимости товаров осуществляется в соответствии со статьей 10 этого Соглашения.
В соответствии с пунктом 1 статьи 4 указанного Соглашения таможенной стоимостью товаров, ввозимых на таможенную территорию Таможенного союза, является стоимость сделки с ними, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за эти товары при их продаже для вывоза на таможенную территорию Таможенного союза и дополненная в соответствии с положениями статьи 5 настоящего Соглашения.
Ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, является общая сумма всех платежей за эти товары, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу или иному лицу в пользу продавца. При этом платежи могут быть осуществлены прямо или косвенно в любой форме, не запрещенной законодательством государства — члена Таможенного союза (пункт 2).
Аналогичные положения предусмотрены пунктом 5.1 Правил применения метода определения таможенной стоимости товаров по стоимости сделки с ввозимыми товарами (метод 1), утвержденного решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 20.12.2012 N 283 (далее — Правила N 283).
Из пункта 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2013 года N 96 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Таможенного союза", применявшегося до 12 мая 2016 года (то есть и на момент принятия таможней оспариваемого решения), следует, что при оценке обоснованности применения первого метода определения таможенной стоимости ввозимых товаров судам необходимо руководствоваться положениями пункта 1 статьи 4 и пунктов 1 и 3 статьи 5 Соглашения об определении таможенной стоимости, имея в виду, что стоимость сделки с ввозимыми товарами не может считаться документально подтвержденной, количественно определенной и достоверной, если декларант не представил доказательства заключения сделки, на основании которой приобретен товар, в любой не противоречащей закону форме или содержащаяся в такой сделке информация о цене не соотносится с количественными характеристиками товара, или отсутствует информация об условиях поставки и оплаты товара либо имеются доказательства ее недостоверности, а также если отсутствуют иные сведения, имеющие отношение к определению стоимости сделки в смысле приведенных норм Соглашения.
Признаки недостоверности сведений о цене сделки, на основании которой приобретен товар, могут проявляться, в частности, в значительном отличии цены сделки от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов, по сделкам с идентичными или однородными товарами, ввезенными на таможенную территорию Таможенного союза при сопоставимых условиях, а в случае отсутствия таких сделок — данных иных официальных или общепризнанных источников информации, включая сведения изготовителей и официальных распространителей товаров, а также товарно-ценовых каталогов.
При этом под несоблюдением условия о документальном подтверждении, количественной определенности и достоверности цены сделки с ввозимыми товарами следует понимать отсутствие документального подтверждения заключения сделки в любой не противоречащей закону форме или отсутствие в документах, выражающих содержание сделки, ценовой информации, относящейся к количественно определенным характеристикам товара, информации об условиях его поставки и оплаты либо наличие доказательств недостоверности таких сведений, то есть их необоснованного расхождения с аналогичными сведениями в других документах, выражающих содержание сделки, а также коммерческих, транспортных, платежных (расчетных) и иных документах, относящихся к одним и тем же товарам (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2005 года N 13643/04).
В пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 года N 18 "О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства" указано, что таможенная стоимость, определяемая по стоимости сделки с ввозимыми товарами, не может считаться документально подтвержденной и количественно определяемой, если декларант не представил доказательства совершения сделки, на основании которой приобретен товар, в любой не противоречащей закону форме или содержащаяся в представленных им документах информация о цене (здесь и далее также — предусмотренных статьей 5 Соглашения дополнительных начислениях к цене) не соотносится с количественными характеристиками товара, или отсутствует информация об условиях поставки и оплаты товара.
Из материалов настоящего дела следует, что при таможенном оформлении ввезенных товаров в подтверждение метода по цене сделки с ввозимыми товарами Обществом были представлены документы, в которых содержались необходимые сведения для определения таможенной стоимости, в том числе: внешнеторговый контракт от 19 февраля 2014 года N 5-RA, спецификация к контракту, паспорт сделки, коммерческий инвойс N RA-003 от 16 апреля 2014 года, транспортные и иные документы.
В дальнейшем по решению таможенного органа о проведении дополнительной проверки Обществом в подтверждение заявленной таможенной стоимости письмом от 11 июня 2014 года N 11/06/1 (т. 1, л.д. 38) были представлены запрошенные таможенным органом документы.
На основании статьи 66 ТК Таможенного союза контроль таможенной стоимости товаров осуществляется таможенным органом в рамках проведения таможенного контроля как до, так и после выпуска товаров, в том числе с использованием системы управления рисками.
По результатам осуществления контроля таможенной стоимости товаров таможенный орган принимает решение о принятии заявленной таможенной стоимости товаров либо решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров, которое доводится до декларанта в порядке и в формах, которые установлены решением Комиссии таможенного союза (статья 67 ТК Таможенного союза).
Согласно пункту 1 статьи 68 ТК Таможенного союза решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров принимается таможенным органом при осуществлении контроля таможенной стоимости как до, так и после выпуска товаров, если таможенным органом или декларантом обнаружено, что заявлены недостоверные сведения о таможенной стоимости товаров, в том числе неправильно выбран метод определения таможенной стоимости товаров и (или) определена таможенная стоимость товаров. Принятое таможенным органом решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров должно содержать обоснование и срок его исполнения.
Исчерпывающий перечень случаев, когда решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров принимается таможенным органом при осуществлении контроля таможенной стоимости до выпуска товаров и без проведения дополнительной проверки, приведен в части 6 статьи 112 Закона о таможенном регулировании.
В то же время в пункте 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2013 года N 96 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Таможенного союза", применявшегося до 12 мая 2016 года, было указано, что выявление таможенным органом признаков недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товаров, в том числе перечисленных в пункте 11 Порядка контроля таможенной стоимости товаров, утвержденного решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 N 376 "О порядках декларирования, контроля и корректировки таможенной стоимости товаров", не является основанием для корректировки таможенной стоимости товара, а служит поводом к проведению дополнительной проверки, поскольку выявление признаков недостоверности заявленных декларантом сведений о таможенной стоимости товара означает лишь возникновение у таможенного органа предположений о недостоверности таких сведений.
Аналогичные разъяснения в настоящее время содержатся и в пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 года N 18 "О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства".
На основании пункта 1 статьи 69 ТК Таможенного союза в случае обнаружения таможенным органом при проведении контроля таможенной стоимости товаров до их выпуска признаков, указывающих на то, что сведения о таможенной стоимости товаров могут являться недостоверными либо заявленные сведения должным образом не подтверждены, таможенный орган проводит дополнительную проверку в соответствии с данным Кодексом, срок и порядок проведения которой устанавливаются решением Комиссии таможенного союза.
В этом случае таможенным органом принимается решение о проведении дополнительной проверки, которое доводится до декларанта. Решение таможенного органа должно быть обоснованным и содержать перечень конкретных признаков, указывающих на то, что сведения о таможенной стоимости товаров могут являться недостоверными либо заявленные сведения должным образом не подтверждены. Порядок, сроки и форма доведения решения о проведении дополнительной проверки устанавливаются решением Комиссии таможенного союза.
До принятия таможенным органом по результатам дополнительной проверки решения в отношении таможенной стоимости товаров контроль таможенной стоимости товаров считается незавершенным.
Согласно пункту 2 статьи 69 ТК Таможенного союза если дополнительная проверка не может быть проведена в сроки, установленные для выпуска товаров, то решение о проведении дополнительной проверки не является основанием для отказа в выпуске товаров. Выпуск товаров осуществляется при условии предоставления декларантом обеспечения уплаты таможенных пошлин, налогов, определенного таможенным органом.
Для проведения дополнительной проверки заявленных сведений о таможенной стоимости товаров таможенный орган вправе запросить у декларанта дополнительные документы и сведения и установить срок для их представления, который должен быть достаточен для этого. Декларант обязан представить запрашиваемые таможенным органом дополнительные документы и сведения либо предоставить в письменной форме объяснение причин, по которым они не могут быть представлены. Декларант имеет право доказать правомерность использования избранного им метода определения таможенной стоимости товаров и достоверность представленных им документов и сведений (пункт 3 статьи 69 ТК Таможенного союза).
В соответствии с пунктом 11 Порядка контроля таможенной стоимости товаров, утвержденного решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 N 376 (далее — Порядок контроля таможенной стоимости товаров), признаками недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товаров могут, в частности, являться следующие обстоятельства:
— выявленные с использованием системы управления рисками риски недостоверного декларирования таможенной стоимости товаров;
— установленные в результате контроля несоответствия сведений, влияющих на таможенную стоимость товаров, в документах, представленных декларантом (таможенным представителем);
— более низкие цены декларируемых товаров по сравнению с ценой на идентичные или однородные товары при сопоставимых условиях их ввоза по информации иностранных производителей;
— более низкие цены декларируемых товаров по сравнению с ценами на идентичные или однородные товары по данным аукционов, биржевых торгов (котировок), ценовых каталогов;
— более низкие цены декларируемых товаров по сравнению с ценой компонентов (в том числе, сырьевых), из которых изготовлены ввозимые товары;
— наличие взаимосвязи продавца и покупателя в сочетании с низкими ценами декларируемых товаров, дающие основания полагать согласно информации, имеющейся в распоряжении таможенного органа, о влиянии взаимосвязи на цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате за товары;
— наличие оснований полагать, что не соблюдена структура таможенной стоимости (например, не учтены либо учтены не в полном объеме лицензионные и иные подобные платежи за использование объектов интеллектуальной собственности, транспортные расходы, расходы на страхование и т.п.).
В силу пункта 14 Порядка контроля таможенной стоимости товаров при проведении дополнительной проверки должностное лицо запрашивает у декларанта (таможенного представителя) дополнительные документы, сведения и пояснения, перечень которых указывается в решении о проведении дополнительной проверки. Примерный перечень дополнительных документов и сведений, которые могут быть запрошены таможенным органом при проведении дополнительной проверки, приведен в приложении N 3 к этому Порядку. Конкретный перечень дополнительно запрашиваемых документов, сведений и пояснений определяется должностным лицом с учетом выявленных признаков недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости оцениваемых товаров, а также с учетом условий и обстоятельств рассматриваемой сделки, физических характеристик, качества и репутации на рынке ввозимых товаров. При запросе дополнительных документов, сведений и пояснений должностным лицом таможенного органа в решении о проведении дополнительной проверки указывается разумный (достаточный) срок их представления, который не может превышать 60 (шестидесяти) календарных дней со дня регистрации декларации на товары. Декларант вправе представить дополнительные документы раньше срока, установленного для их представления таможенным органом. Таможенный орган обязан принять к рассмотрению дополнительные документы, представленные декларантом (таможенным представителем) ранее установленного срока.
Согласно пункту 4 статьи 69 ТК Таможенного союза если декларант не представил запрошенные таможенным органом документы, сведения и (или) объяснения причин, по которым они не могут быть представлены, либо такие документы и сведения не устраняют основания для проведения дополнительной проверки, таможенный орган по результатам дополнительной проверки принимает решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров на основании информации, имеющейся в его распоряжении и соответствующей требованиям Соглашения об определении таможенной стоимости.
При этом приведенные положения статьи 69 ТК Таможенного союза и Порядка контроля таможенной стоимости товаров подлежат применению во взаимосвязи с пунктом 1 статьи 176 этого же Кодекса, в соответствии с которым при совершении таможенных операций, связанных с помещением товаров под таможенную процедуру, таможенные органы вправе требовать представления только документов и сведений, которые необходимы для обеспечения соблюдения таможенного законодательства Таможенного союза и представление которых предусмотрено таможенным законодательством Таможенного союза.
В пункте 14 Порядка контроля таможенной стоимости товаров и в пункте 18 Инструкции по проведению проверки правильности декларирования таможенной стоимости товара, утвержденной приказом ФТС России от 14.02.2011 N 272, указано, что конкретный перечень дополнительно запрашиваемых документов, сведений и пояснений определяется должностным лицом не только с учетом выявленных признаков недостоверности заявленных сведений о таможенной стоимости оцениваемых товаров, но и с учетом условий и обстоятельств рассматриваемой сделки.
Согласно сохраняющей свою силу правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 19 апреля 2005 года N 13643/04, непредставление истребованных таможенным органом у декларанта документов следует рассматривать в качестве несоблюдения условия о достоверности, количественной определенности и документальном подтверждении таможенной стоимости лишь в том случае, когда такие документы имеют значение для таможенного оформления и определения таможенной стоимости товара.
Кроме того, в пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 года N 18 "О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства" указано, что при разрешении споров о правомерности корректировки таможенной стоимости судам следует учитывать, какие признаки недостоверного заявления таможенной стоимости были установлены таможенным органом и нашли свое подтверждение в ходе проведения таможенного контроля, в том числе с учетом документов (сведений), собранных таможенным органом и дополнительно представленных декларантом.
Непредставление декларантом дополнительных документов (сведений), обосновывающих заявленную им таможенную стоимость товара, само по себе не может повлечь принятие таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости товара, если у декларанта имелись объективные препятствия к представлению запрошенных документов (сведений) и соответствующие объяснения даны таможенному органу.
Вместе с тем при сохранении сомнений в достоверности заявленной декларантом таможенной стоимости, не устраненных по результатам дополнительной проверки, по смыслу пункта 4 статьи 69 ТК Таможенного союза, решение о корректировке таможенной стоимости может быть принято таможенным органом с учетом информации, имеющейся в его распоряжении и указывающей на подтверждение выявленных признаков недостоверности.
Суд апелляционной инстанции полагает, что в рассматриваемом конкретном случае таможенным органом приведенные выше нормы таможенного законодательства и правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации не были учтены.
В частности, неправомерным является требование таможенного органа о представлении документов, подтверждающих расходы по перевозке, страхованию товаров на территории иностранного государства (договоры, заявки, счета, акты выполненных работ, документы по оплате услуг по транспортировке товара, подтвержденные выписками из лицевых счетов).
Так, таможенный орган указывает, что в представленной Обществом экспортной декларации и ее переводе в отношении декларации на товары N 10607120/180414/0002057 графы "Транспортные расходы" и "Другие расходы" пустые, не заполнены, что свидетельствует о том, что стоимость сделки проверяемого товара приведена без учета транспортных и иных расходов, связанных с доставкой, перевозкой, погрузкой (разгрузкой), страховкой.
Однако судом первой инстанции установлено, что по условиям пункта 1.1 внешнеторгового контракта от 19 февраля 2014 года N 5-RA, заключенного между ООО "Рада" (покупатель) и Инкоусской торговой компанией с ограниченной ответственностью "Хой Нон" (продавец), продавец продает, а покупатель покупает товары на условиях DAP-Забайкальск (т. 1, л.д. 15-16, 261-264; т. 2, л.д. 93-94).
Пунктом 3.1 названного контракта предусмотрены условия сдачи-приемки товаров DAP-Забайкальск в соответствии с ИНКОТЕРМС-2010.
Согласно ИНКОТЕРМС-2010 условия DAP — "Delivered at Place / Поставка в месте назначения" продавец осуществляет поставку, когда товар предоставлен в распоряжение покупателя на прибывшем транспортном средстве, готовом к разгрузке, в согласованном месте назначения. Продавец несет все риски, связанные с доставкой товара в поименованное место.
В обязанности продавца по условиям DAP входит обязанность за свой счет заключить договор перевозки товара до поименованного места назначения или до согласованного пункта, если такой имеется в поименованном месте назначения. Если определенный пункт не согласован или не может быть определен, исходя из практики, продавец может выбрать наиболее подходящий для его цели пункт в поименованном месте назначения. У покупателя, в свою очередь, нет обязанности перед продавцом по заключению договора перевозки.
Также у покупателя нет обязанности перед продавцом по заключению договора страхования. Однако покупатель обязан предоставить продавцу, по его просьбе, необходимую для заключения договора страхования информацию. При этом у продавца нет обязанности перед покупателем по заключению договора страхования, однако продавец обязан предоставить покупателю, по его просьбе, на его риск и за его счет (при наличии расходов), необходимую покупателю информацию для получения страхования.
Продавец обязан поставить товар путем предоставления его в распоряжение покупателя на прибывшем транспортном средстве, готовым к разгрузке, в согласованном пункте, если такой имеется, в поименованном месте назначения в согласованную дату или период. Покупатель обязан принять поставку товара, когда она осуществлена.
Место доставки товара может определяться двояко: указанием места назначения (порт, железнодорожная станция) или указанием места назначения и пункта назначения. Второй вариант применим только в случае, если стороны специально оговорили пункт назначения.
В рассматриваемом случае стороны внешнеторгового контракта от 19 февраля 2014 года N 5-RA определили местом назначения пгт. Забайкальск.
Кроме того, по условиям DAP продавец обязан оплатить в дополнение к расходам по перевозке все расходы, относящиеся к товару, до момента его поставки в соответствии, кроме расходов, уплачиваемых покупателем; любые расходы по разгрузке в месте назначения, которые относятся по договору перевозки на продавца; и если потребуется, расходы, связанные с выполнением таможенных формальностей, взимаемых при вывозе, оплатой всех пошлин, налогов и иных сборов, взимаемых при вывозе товара, а также расходы по транспортировке через любую страну до поставки.
Покупатель же обязан оплатить все относящиеся к товару расходы с момента его поставки; все расходы по разгрузке, необходимые для принятия товара с прибывшего транспортного средства в поименованном месте назначения, если по договору перевозки такие расходы не возлагаются на продавца; любые дополнительные расходы, понесенные продавцом вследствие невыполнения покупателем обязанностей.
Особенность данного условия поставки заключается в том, что обязанность продавца ограничивается исключительно доставкой товара и его предоставлением в распоряжение покупателя на транспортном средстве.
Продавец несет все риски утраты или повреждения товара до момента его поставки, а покупатель — с момента его поставки.
Однако если покупатель не исполняет своих обязанностей по принятию поставленного товара, он несет все связанные с этим риски утраты или повреждения товара; или в случае, если покупатель не исполняет свою обязанность по предоставлению извещения об определении даты в пределах согласованного периода и (или) пункта принятия поставки в поименованном месте назначения, он несет все риски утраты или повреждения товара, начиная с согласованной даты или с даты, когда истек согласованный период поставки, при условии, что товар был явным образом индивидуализирован как товар, являющийся предметом договора.
Согласно статье 1 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров от 11 апреля 1980 года (далее — Венская конвенция) настоящая Конвенция применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах.
Российская Федерация и Китай являются участниками Венской конвенции, следовательно, к правоотношениям сторон применяются ее положения.
Из пунктов 2 и 3 статьи 32 Венской конвенции следует, что если продавец обязан обеспечить перевозку товара, то он должен заключить такие договоры, которые необходимы для перевозки товара в место назначения надлежащими при данных обстоятельствах способами транспортировки и на условиях, обычных для такой транспортировки.
Если продавец не обязан застраховать товар при его перевозке, он должен по просьбе покупателя представить ему всю имеющуюся информацию, необходимую для осуществления такого страхования покупателем.
Кроме того, применительно к настоящему спору необходимо учитывать и соответствующие положения Общих условий поставок товаров из Союза ССР в Китайскую Народную Республику и из Китайской Народной Республики в Союз ССР от 13 марта 1990 года (далее — ОУП СССР-КНР).
В частности, согласно пункту 1 § 3 главы 1 ОУП СССР-КНР при автомобильных перевозках поставки осуществляются франко-борт автомобиля на складе пограничного приемо-сдаточного пункта, при этом продавец несет расходы по доставке товара на склад пограничного приемо-сдаточного пункта в стране покупателя.
С учетом приведенных выше положений ИНКОТЕРМС-2010, Венской конвенции и ОУП СССР-КНР и условий внешнеторгового контракта от 19 февраля 2014 года N 5-RA суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что покупатель (Общество) оплачивает все расходы, относящиеся к товару, с момента его поставки, то есть с момента получения товара от продавца в согласованном ими месте (пгт. Забайкальск).
В этой связи ООО "Рада" не несет расходов по оплате транспортных услуг на территории иностранного государства, сдача-приемка товаров осуществляется непосредственно в пгт. Забайкальск в соответствии с условиями ИНКОТЕРМС-2010, и именно поэтому документов, подтверждающих расходы на оказание транспортных услуг по территории иностранного государства, а также документов, подтверждающих расходы по перевозке и страхованию товаров до пгт. Забайкальск, у Общества (декларанта) не имеется, а представление таких документов продавцом покупателю условиями внешнеторгового контракта от 19 февраля 2014 года N 5-RA не предусмотрено.
В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2005 года N 13643/04 указано, что обязанность предоставлять по требованию таможенного органа документы, необходимые для подтверждения заявленной таможенной стоимости, может быть возложена на декларанта только в отношении документов, которыми тот реально располагает или должен их иметь в силу закона либо обычая делового оборота.
Более того, в пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 года N 18 "О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства" указано, что непредставление декларантом дополнительных документов (сведений), обосновывающих заявленную им таможенную стоимость товара, само по себе не может повлечь принятие таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости товара, если у декларанта имелись объективные препятствия к представлению запрошенных документов (сведений) и соответствующие объяснения даны таможенному органу.
Таможенным органом не представлено доказательств того, что Общество реально располагало названными документами по спорной поставке. При этом таможней не приведено какого-либо правового обоснования (со ссылками на законы или обычаи делового оборота) своего довода о том, что ООО "Рада" обязано иметь такие документы.
Ссылка таможни на международную дорожную грузовую накладную N 0408903 (т. 1, л.д. 40), перевозчиком товара по которой является российское лицо (индивидуальный предприниматель Капишулин И.М.), правового значения для рассматриваемого дела не имеет, поскольку, как отмечалось ранее, ООО "Рада" перевозку из Маньчжурии (КНР) в пгт. Забайкальск не осуществляло, отправителем поставляемого товара в этих накладных указан продавец (Инкоусская торговая компания с ограниченной ответственностью "Хой Нон"), получателем — ООО "Рада".
Согласно пояснительным запискам от 9 июня 2014 года N 09/06/2 и от 10 июня 2014 года N 10/06/1 транспортную компанию нанимает Инкоусская торговая компания с ограниченной ответственностью "Хой Нон", товар передается от продавца покупателю с места его таможенной очистки (т. 1, л.д. 115 и 117).
При этом привлечение к перевозке товаров иностранным партнером российского перевозчика (индивидуального предпринимателя Капишулина И.М.) является правом продавца и действующим законодательством не запрещено, как не содержится такого запрета и в условиях контракта от 19 февраля 2014 года N 5-RA.
Более того, из пунктов 1.3 и 1.4 договора от 20 февраля 2014 года, заключенного между ООО "Рада" (продавец) и ООО "Райдекс", следует, что покупатель получает товар со складов хранения или с места его таможенной очистки; покупатель самостоятельно заключает договоры на дальнейшую транспортировку товара и оформляет товарно-транспортные накладные с места получения товара до места его доставки (т. 1, л.д. 96-97).
Изложенное лишний раз подтверждает, что перевозками груза по территории Российской Федерации ООО "Рада" также не занимается (иного таможней не доказано).
Относительно довода таможенного органа о том, что во внешнеторговом контракте от 19 февраля 2014 года N 5-RA и в договоре от 20 февраля 2014 года (реализация на территории Российской Федерации) нет пункта, содержащего информацию о праве собственности Общества на товар, в связи с чем непонятно, в какой момент декларант становится собственником товара и каким документом это подтверждается, суд апелляционной инстанции отмечает следующее.
Согласно статье 30 Венской конвенции продавец обязан поставить товар, передать относящиеся к нему документы и передать право собственности на товар в соответствии с требованиями договора и настоящей Конвенции.
Покупатель обязан уплатить цену за товар и принять поставку товара в соответствии с требованиями договора и настоящей Конвенции (статья 53).
На основании пункта 2 § 3 главы 1 ОУП СССР-КНР право собственности на товар, а также риски переходят с продавца на покупателя с момента передачи товара покупателю с автомобилей продавца в пограничном приемо-сдаточном пункте.
В соответствии с пунктом 1 статьи 223 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором.
В силу статьи 316 Гражданского кодекса Российской Федерации если место исполнения не определено законом, иными правовыми актами или договором, не явствует из обычаев делового оборота или существа обязательства, исполнение по обязательству передать товар или иное имущество, предусматривающему его перевозку, должно быть произведено в месте сдачи имущества первому перевозчику для доставки его кредитору.
Согласно статье 458 Гражданского кодекса Российской Федерации если иное не предусмотрено договором купли-продажи, обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент вручения товара покупателю или указанному им лицу, если договором предусмотрена обязанность продавца по доставке товара.
В рассматриваемом случае внешнеторговый контракт от 19 февраля 2014 года N 5-RA заключен на условиях DAP, в связи с чем продавец обязуется поставить товар путем предоставления его в распоряжение покупателя на прибывшем транспортном средстве, готовым к разгрузке, в согласованном пункте, если такой имеется, в поименованном месте назначения в согласованную дату или период. Покупатель обязан принять поставку товара, когда она осуществлена.
Ранее уже отмечалось, что стороны контракта от 19 февраля 2014 года N 5-RA определили местом назначения пгт. Забайкальск (Российская Федерация).
С учетом изложенного правильным является вывод суда первой инстанции о том, что право собственности на спорный товар возникло у Общества после его доставки в пгт. Забайкальск, то есть после фактического ввоза товаров на территорию Таможенного союза.
В этой связи подлежат отклонению доводы заявителя апелляционной жалобы о том, что в экспортной декларации страны вывоза (таможенная товарно-транспортная декларация КНР), представленной по декларации на товары N 10607120/180414/0002057, не заполнены графы "Транспортные расходы" и "Другие расходы", поскольку они не опровергают правильных по существу выводов суда первой инстанции о том, что дефекты в оформлении таких документов относятся к иностранному партнеру, а не к Обществу.
Доводы таможни о несоответствии представленной Обществом экспортной таможенной декларации страны отправления по декларации на товары N 10607120/180414/0002057 (не содержит заключения таможенного органа КНР в форме печати, даты выпуска и подписи выпускающего таможенного инспектора) суд апелляционной инстанции также находит необоснованными.
Так, внешнеторговый контракт от 19 февраля 2014 года N 5-RA не содержит обязанность по предоставлению продавцом покупателю экспортных деклараций страны отправления, а негативные последствия от заполнения иностранной компанией соответствующих сведений в экспортной декларации, в том числе указание в ней на некое консигнационное соглашение, не могут быть переложены на российского декларанта. Кроме того, экспортная декларация страны отправления не входит в обязательный Перечень документов для подтверждения сведений по таможенной стоимости, утвержденный решением Комиссии Таможенного союза от 20.09.2010 N 376.
Следовательно, экспортная грузовая таможенная декларация не является основой для установления сведений о товаре и не имеет приоритета перед другими документами. Анализ представленных декларантом документов производится в совокупности.
При этом суд апелляционной инстанции отмечает, что заключенный контракт от 19 февраля 2014 года N 5-RA является внешнеторговым договором купли-продажи, а не договором консигнации (комиссионной продажей товаров в форме их передачи владельцем товара (консигнантом) комиссионеру (консигнатору) для продажи со склада комиссионера, играющего роль посредника).
Несостоятельным является и довод Иркутской таможни о непредставлении Обществом в установленный срок оригиналов и (или) заверенных в установленном порядке копий внешнеторгового контракта от 19 февраля 2014 года N 5-RA и транспортной накладной, без указания причин их непредставления.
Подпунктом 2 пункта 1 статьи 183 ТК Таможенного союза определено, что подача таможенной декларации должна сопровождаться представлением таможенному органу документов, на основании которых заполнена таможенная декларация, если иное не установлено настоящим Кодексом, в том числе документов, подтверждающих совершение внешнеэкономической сделки, а в случае отсутствия внешнеэкономической сделки — иных документов, подтверждающих право владения, пользования и (или) распоряжения товарами, а также и иных коммерческих документов, имеющихся в распоряжении декларанта.
При этом согласно пункту 5 статьи 180 ТК Таможенного союза таможенная декларация может быть представлена в виде электронного документа в соответствии с настоящим Кодексом. Порядок представления и использования таможенной декларации в виде электронного документа определяется решением Комиссии Таможенного союза.
В частности, решением Комиссии Таможенного союза от 08.12.2010 N 494 утверждена Инструкция о порядке предоставления и использования таможенной декларации в виде электронного документа.
В соответствии с пунктами 2 и 3 названной Инструкции таможенная декларация в виде электронного документа (далее — ЭТД) предоставляется декларантом или таможенным представителем таможенному органу, правомочному в соответствии с таможенным законодательством Таможенного союза регистрировать таможенные декларации. При совершении таможенных операций с использованием ЭТД, в том числе при выпуске товаров до подачи ЭТД в соответствии со статьей 197 ТК Таможенного союза, документы, предоставление которых предусмотрено таможенным законодательством Таможенного союза, представляются в виде электронных документов и (или) документов на бумажных носителях, если иное не установлено таможенным законодательством Таможенного союза и (или) законодательством государств — членов Таможенного союза.
Как следует из материалов дела, внешнеторговый контракт от 19 февраля 2014 года N 5-RA был представлен Обществом при таможенном декларировании в электронном виде. Более того, как верно отмечено судом первой инстанции, контракт не может быть отнесен к дополнительным документам, а непредставление по запросу таможенного органа оригинала или копии такого контракта не может являться прямым доказательством недостоверности представленных декларантом сведений и не свидетельствует о неподтверждении стоимости сделки либо о фиктивном характере внешнеэкономических договорных отношений.
При этом из решения таможенного органа от 18 апреля 2014 года о проведении дополнительной проверки (т. 1, л.д. 26-27) явно не следует, что у Общества запрашивались именно оригинал или заверенная копия контракта от 19 февраля 2014 года N 5-RA. Как следует из указанного решения таможни, ею запрашивались лишь оригиналы документов и (или) копии документов, заверенные в установленном порядке, подтверждающие сведения, заявленные в декларации на товары, на бумажных носителях, однако явно выраженного требования о представлении именно оригинала или заверенной копии контракта от 19 февраля 2014 года N 5-RA такое решение не содержит.
Кроме того, на внешнеторговый контракт от 19 февраля 2014 года N 5-RA Обществом в Иркутском отделении N 8586 ОАО "Сбербанк России" оформлен паспорт сделки от 26 февраля 2014 года N 140020023/1481/1945/2/1 (т. 1, л.д. 24; т. 2, л.д. 96-97).
В соответствии с положениями статьи 20 Федерального закона от 10.12.2003 N 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле" паспорт должен содержать сведения, необходимые в целях обеспечения учета и отчетности и осуществления валютного контроля по валютным операциям между резидентами и нерезидентами.
При осуществлении внешнеторговой деятельности в паспорте сделки указываются, в том числе, общие сведения о внешнеторговой сделке (дата договора, номер договора (если имеется), общая сумма сделки (если имеется) и валюта цены сделки, дата завершения исполнения обязательств по сделке) (часть 3 статьи 20).
Сведения, указанные в части 3 настоящей статьи, отражаются в паспорте сделки на основании документов, представленных резидентами (часть 4 статьи 20).
На основании части 1 статьи 20 Федерального закона "О валютном регулировании и валютном контроле" Центральным банком Российской Федерации 4 июня 2012 года утверждена Инструкция N 138-И "О порядке представления резидентами и нерезидентами в уполномоченные банки документов и информации, которые связаны с проведением валютных операций, порядок оформления паспортов сделок, а также порядок учета уполномоченными банками валютных операций и контроля за их проведением" (далее — Инструкция N 138-И).
Согласно пункту 6.4 Инструкции Банка России N 138-И по каждому контракту (кредитному договору), как правило, оформляется один паспорт сделки.
На основании пункта 6.6.2 Инструкции Банка России N 138-И для оформления паспорта сделки резидент представляет в уполномоченный банк, среди прочих документов, контракт (кредитный договор), исполнение обязательств по которому требует оформления паспорта сделки, либо выписку из такого контракта (кредитного договора), содержащую информацию, необходимую для оформления паспорта сделки, а также информацию об условиях расчетов по контракту.
Имея в виду приведенные положения Федерального закона "О валютном регулировании и валютном контроле" и Инструкции Банка России N 138-И, суд апелляционной инстанции делает вывод о том, что для оформления паспорта сделки от 26 февраля 2014 года N 140020023/1481/1945/2/1 (т. 1, л.д. 24; т. 2, л.д. 96-97) ООО "Рада" представило в уполномоченный банк (ПАО "Сбербанк"), являющийся на основании части 2 статьи 22 Федерального закона "О валютном регулировании и валютном контроле" агентом валютного контроля, копию внешнеторгового контракта от 19 февраля 2014 года N 5-RA, что указывает на наличие в действительности такого контракта.
Таможенным органом не опровергнуто (в том числе при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции) соответствие рассматриваемого внешнеторгового контракта и спецификации к нему требованиям российского законодательства, а также фактическое исполнение контракта сторонами.
Доводы таможни о недостоверных сведениях, содержащихся в спецификации, со ссылками на четыре декларации на товары (N N 10612070/210414/0002084, 10612070/130514/0002574, 10612070/210514/0002848 и 10612070/120814/0004918), по которым были задекларированы товары, отличные от плодоовощной продукции (строительные материалы и прокат плоский), суд апелляционной инстанции находит несостоятельными, поскольку иные поставки, чем по рассматриваемой в рамках настоящего дела декларации на товары N 10607120/180414/0002057 (поставка лука репчатого), не относятся к предмету спора и потому не подлежат оценке.
Согласно пункту 2.1 внешнеторгового контракта от 19 февраля 2014 года N 5-RA общая сумма контракта составляет 171 673 500 долларов США.
В спецификации к данному контракту также указано, что общая сумма составляет 171 673 500 долларов США (т. 1, л.д. 18-19).
Кроме того, в ведомости банковского контроля по паспорту сделки от 26 февраля 2014 года N 140020023/1481/1945/2/1 сумма контракта также указана в размере 171 673 500 долларов США (т. 2, л.д. 98-102, 114-118).
Относительно выводов таможенного органа об отсутствии документального подтверждения стоимости сделки банковскими платежно-расчетными документами, поскольку из представленного Обществом платежного поручения от 9 апреля 2014 года N 6 (т. 1, л.д. 25) на сумму 100 000 долларов США невозможно идентифицировать данный документ с конкретной поставкой товара в связи с отсутствием в графе "Назначение платежа" реквизитов коммерческого инвойса, в рамках которого была осуществлена поставка товаров, продекларированных по декларации на товары N 10607120/180414/0002057, суд апелляционной инстанции отмечает следующее.
Пунктом 5 контракта от 19 февраля 2014 года N 5-RA предусмотрено, что оплата за товар производится в течение 730 дней с момента таможенного оформления товара. В случае предоплаты на поставку товаров в Российской Федерации, продавец обязан поставить товар в течение 180 дней с момента предоплаты. Оплата производится в долларах США в форме банковского перевода покупателем на расчетный счет продавца.
Все изменения и дополнения к настоящему контракту действительны в том случае, если они совершены в письменном виде и подписаны уполномоченными представителя сторон (пункт 9.1 контракта).
Исходя из условий контракта от 19 февраля 2014 года N 5-RA, расчеты с продавцом производятся не по конкретной товарной партии, а по контракту в целом.
В соответствии с дополнительным соглашением к контракту от 3 апреля 2014 года (т. 1, л.д. 17) в счет предстоящих поставок покупатель производит оплату товара в размере 10 000 000 (10 миллионов) долларов США по реквизитам компании MILLENNIUM TECHNOLOGY LTD (Гонконг).
При этом таможенным органом не доказано, что такое дополнительное соглашение является недействительным.
Согласно пункту 1 статьи 58 Венской конвенции если покупатель не обязан уплатить цену в какой-либо иной конкретный срок, он должен уплатить ее, когда продавец в соответствии с договором и настоящей Конвенцией передает либо сам товар, либо товарораспорядительные документы в распоряжение покупателя. Продавец может обусловить передачу товара или документов осуществлением такого платежа.
Покупатель обязан оплатить товар непосредственно до или после передачи ему продавцом товара, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другим законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи и не вытекает из существа обязательства (пункт 1 статьи 486 Гражданского кодекса Российской Федерации).
По платежному поручению от 9 апреля 2014 года N 6 (т. 1, л.д. 25) Обществом в счет оплаты товаров по контракту от 19 февраля 2014 года N 5-RA перечислено 100 000 долларов США по соответствующим реквизитам компании MILLENNIUM TECHNOLOGY LTD (Гонконг).
Факт перечисления названных денежных средств подтверждается инвойсом N RA от 16 апреля 2014 года (т. 1, л.д. 71 и 86), выпиской из лицевого счета за период с 1 апреля по 20 мая 2014 года (т. 1, л.д. 90) и карточками счетов 62, 60, 90, в том числе о расчетах с поставщиками, оприходовании и реализации товара (т. 1, л.д. 101-114).
Кроме того, из ведомости банковского контроля по паспорту сделки от 26 февраля 2014 года N 140020023/1481/1945/2/1 следует, что платеж учтен по декларации на товары N 10607120/180414/0002057 (т. 2, л.д. 98-102, 114-118).
Довод таможенного органа о том, что на момент проведения дополнительной проверки таможня не располагала ведомостью банковского контроля по паспорту сделки от 26 февраля 2014 года N 140020023/1481/1945/2/1 судом апелляционной инстанции не принимается во внимание, поскольку из решений от 18 апреля 2014 года о проведении дополнительной проверки явно не следует, что ведомость банковского контроля была запрошена у Общества (среди прочих документов).
Более того, указанное обстоятельство (непредставление Обществом ведомости банковского контроля) не лишает таможню как орган валютного контроля (ранее — агент валютного контроля) запросить ведомость банковского контроля у соответствующей кредитной организации.
Так, на основании части 6 статьи 22 Федерального закона "О валютном регулировании и валютном контроле" (в редакции, действовавшей до 15 июля 2016 года) уполномоченные банки как агенты валютного контроля передают таможенным и налоговым органам для выполнения ими функций агентов валютного контроля информацию в объеме и порядке, установленных Центральным банком Российской Федерации.
В развитие приведенной нормы Банком России утверждено Положение от 29.12.2010 N 364-П "О порядке передачи уполномоченными банками и территориальными учреждениями Банка России в таможенные органы для выполнения ими функций агентов валютного контроля информации по паспортам сделок по внешнеторговым договорам (контрактам) в электронном виде".
В соответствии с подпунктами 4 и 5 пункта 1 статьи 134 ТК Таможенного союза при проведении таможенной проверки должностные лица таможенного органа имеют право, в том числе, требовать у банков и иных кредитных организаций и получать от них информацию и документы, касающиеся движения денежных средств по счетам организаций, необходимые для проведения таможенной проверки, в том числе содержащие банковскую тайну в соответствии с законодательством государств — членов таможенного союза; запрашивать у налоговых и иных государственных органов и получать от них необходимые информацию и документы, в том числе составляющие коммерческую, банковскую, налоговую и иную охраняемую законодательством тайну в соответствии с законодательством государств — членов таможенного союза.
Для этих целей приказом ФТС России от 30.12.2010 N 2721 утвержден Порядок направления таможенным органом в банки и иные кредитные организации запроса о представлении документов и сведений, пунктами 3 и 4 которого предусмотрено, что должностное лицо таможенного органа, проводящего таможенную проверку, вправе запрашивать у банков и иных кредитных организаций, располагающих документами (информацией), касающимися деятельности проверяемых организаций (индивидуальных предпринимателей), по предмету проверки: заверенные в установленном порядке копии контрактов (договоров) с приложениями и дополнениями, заверенные копии паспортов сделок, справки о наличии счетов в банке у организации (индивидуального предпринимателя), справки об остатках денежных средств на счете (счетах) организации (индивидуального предпринимателя), ведомости банковского контроля, справки о подтверждающих документах, заверенные копии карточек с образцами подписей и оттисками печатей, а также выписки по операциям на счетах организаций (индивидуальных предпринимателей), в том числе содержащие банковскую тайну в соответствии с законодательством Российской Федерации о банках и банковской деятельности.
Для получения указанных документов (информации) таможенным органом в банк или иную кредитную организацию направляется мотивированный запрос по форме, приведенной в приложении к Порядку.
В свою очередь, банки и иные кредитные организации государств — членов таможенного союза представляют по запросу таможенного органа документы и сведения, касающиеся движения денежных средств по счетам организаций, необходимые для проведения таможенной проверки, в том числе содержащие банковскую тайну в соответствии с законодательством государств — членов таможенного союза (пункт 2 статьи 136 ТК Таможенного союза).
Однако указанным правомочием таможенный орган не воспользовался.
По мнению суда апелляционной инстанции, отсутствие у таможенного органа при принятии решения ряда документов в подтверждение факта оплаты товара (в частности, ведомости банковского контроля), а также непредставление уполномоченным банком таможне по запросам от 25 апреля 2014 года N 12-02-19/08047 и от 4 июня 2014 года N 12-02-19/10788 (т. 1, л.д. 123 и 127) названного документа, в любом случае не является обстоятельством, подтверждающим обоснованность позиции таможенного органа.
Доводы таможни со ссылками на статьи 4, 9 и 12 Положения КНР "О валютном контроле" о запрете законодательством КНР поступления выручки за экспортируемый из КНР товар на счета, размещенные за пределами КНР (Гонконг), по мнению суда апелляционной инстанции, также являются необоснованными.
Так, согласно Положению КНР "О валютном контроле" (содержание нижеприведенных статей данного нормативного правового акта установлено во вступившем в законную силу постановлении Четвертого арбитражного апелляционного суда от 13 июля 2015 года по делу N А19-18080/2014) его положения относятся ко всем видам деятельности, имеющим отношение к денежным поступлениям и выплатам и операциям, проводимым на валютой основе всеми организациями и частными лицами, а также иностранным организациями и частными лицами на территории Китая (статья 4).
Организация, на территории страны должна переводить свои валютные заработки на текущий счет в Китай, и не может, в нарушение соответствующих государственных положений, размещать свою валюту за пределами КНР (статья 9).
Валютный сбор поступлений от экспорта и валютные выплаты за импорт всех организаций на территории страны должны регулироваться процедурами по проверке и списанию, в соответствии с государственными положениями об управлении сбором, проверкой и списанием экспортных поступлений или оплатой проверкой и списанием импорта в иностранной валюте (статья 12).
В то же время согласно статье 52 Положения КНР "О валютном контроле" термин "организация на территории страны" означает любую организацию или учреждение, правительственный орган, общественную организацию и подразделение вооруженных сил, включая любое предприятие, имеющие зарубежные инвестиции, расположенное на территории КНР.
Следовательно, действие приведенных статей Положения КНР "О валютном контроле" распространяется только на организации, расположенные на территории КНР, и не распространяется на юридических лиц, зарегистрированных не территории Российской Федерации (в том числе, на ООО "Рада").
За несоблюдение требований национального законодательства КНР ответственность может быть возложена лишь на организацию на территории этой страны (иностранного партнера по внешнеторговому контракту).
Учитывая изложенное, факт перечисления по платежному поручению от 9 апреля 2014 года N 6 (т. 1, л.д. 25) в счет оплаты товаров по контракту от 19 февраля 2014 года N 5-RA компании MILLENNIUM TECHNOLOGY LTD (Гонконг) в рассматриваемом случае не является нарушением со стороны Общества.
Пунктом 2 статьи 4 Соглашения об определении таможенной стоимости товаров предусмотрено, что ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате за ввозимые товары, является общая сумма всех платежей за эти товары, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу или в пользу продавца. При этом платежи могут быть осуществлены прямо или косвенно в любой форме, не запрещенной законодательством государства соответствующей Стороны.
Допустимость оплаты за ввезенный товар не только продавцу, но и в его пользу третьему лицу, подтверждена и в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2009 года N 20-П.
Относительно довода таможни о том, что представленные Обществом бухгалтерские документы не подтверждают заявленные сведения о цене сделки товара, суд апелляционной инстанции считает необходимым отметить, что согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 19 июня 2007 года N 3323/07, бухгалтерские документы не являются прямыми доказательствами, подтверждающими цену сделки с ввозимыми товарами.
Доводы таможни о том, что цена в представленном Обществом прайс-листе на товарную позицию "лук порей свежий" 590 долларов США больше, чем в спецификации к внешнеторговому контракту от 19 февраля 2014 года N 5-RA (90 долларов США), в рассматриваемом случае правового значения не имеют, поскольку по ДТ N 10607120/180414/0002057 осуществлялась поставка такого товара, как "лук репчатый свежий", цена которого в указанных спецификации и прайс-листе заявлена в размере 310 долларов США.
Относительно доводов заявителя апелляционной жалобы о том, что условиями внешнеторгового контракта и спецификацией не определены качественные характеристики товара, суд апелляционной инстанции отмечает следующее.
Согласно пункту 1.1 внешнеторгового контракта от 19 февраля 2014 года N 5-RA ассортимент товаров, цена товаров, количество товаров — согласно спецификациям, являющимся неотъемлемой частью настоящего контракта.
В свою очередь, представленная Обществом спецификация к контракту N 5-RA от 19 февраля 2014 года (т. 1, л.д. 18-19) содержит наименования, и коды товаров согласно ТН ВЭД, которые соответствуют указанным в ДТ N 10607120/180414/0002057.
При этом ошибки в определении кода ТН ВЭД таможенным органом не установлено. Отсутствие соответствующих указаний в контракте и спецификации к нему иных сведений о качественных характеристиках товара не исключает наличие договорных отношений между ООО "Рада" и Инкоусской торговой компанией с ограниченной ответственностью "Хой Нон".
Необоснованной является позиция таможни со ссылкой на договор N 5-RA от 20 ноября 2014 года, согласно которой таможенный орган располагает двумя вариантами документа (договор и контракт) по внешнеторговой сделке купли-продажи товаров, предъявленных к декларированию по ДТ N 10607120/180414/0002057, имеющими различия, существенно влияющие на таможенную стоимость товаров (различия по цене товара и условиям поставки товаров), поскольку по мнению суда апелляционной инстанции, договор N 5-RA от 20 ноября 2014 года (т. 3, л.д. 101-102) вообще не имеет отношения к рассматриваемой поставке, в рамках которой Общество задекларировало товар по ДТ N 10607120/180414/0002057.
В частности, договор от 20 ноября 2014 года N 5-RA (несмотря на совпадение номера контракта) не может быть признан надлежащим доказательством, поскольку в нем отсутствует подпись и печать покупателя (ООО "Рада"), его реквизиты, что не позволяет соотнести его с контрагентами по контракту от 19 февраля 2014 года N 5-RA. Кроме того, дата заключения договора (20 ноября 2014 года) не совпадает с датой поставки и декларирования товаров по ДТ N 10607120/180414/0002057 (18 апреля 2014 года), сведения об ассортименте, количестве, весе и цене поставляемого по договору от 20 ноября 2014 года N 5-RA товара заявлены иные, чем по внешнеторговому контракту от 19 февраля 2014 года N 5-RA.
В договоре от 20 ноября 2014 года N 5-RA в качестве базиса поставки указано FOB Маньчжурия. В свою очередь, ИНКОТЕРМС-2010 условия FOB — "Free on Board / Свободно на борту" применим только для морского и водного внутреннего транспорта. FOB ИНКОТЕРМС-2010 подразумевает поставку продавцом товара на борт судна, которое было номинировано покупателем. По контракту же от 19 февраля 2014 года N 5-RA поставка осуществлялась на условиях DAP Забайкальск.
Суд апелляционной инстанции считает, что идентичность сведений о регистрационном номере договора и контракта (5-RA); наименовании покупателя (ООО "Рада"); номере транспортного средства Е277КХ75, номере международной дорожной накладной N 04320023, учитывая существенные различия в цене товара по контракту и договору, условиях поставки FOB Маньчжурия (по договору) и DAP Забайкальск (контракт), сами по себе не могут однозначно свидетельствовать об определении декларантом (Обществом) таможенной стоимости товаров по ДТ N 10607120/180414/0002057 на основе контракта, имеющего признаки фальсификации.
Кроме того, факт осуществления Обществом поставок товаров именно в рамках контракта от 19 февраля 2014 года N 5-RA ранее уже рассматривался арбитражными судами и нашел свое подтверждение в рамках судебных дел N N А19-17315/2014, А19-18080/2014, А19-18081/2014 и А19-18082/2014.
Относительно доводов таможни о том, что представленный ООО "Рада" в рамках дополнительной проверки прайс-лист выставлен на конкретных условиях поставки DAP — Забайкальск без указания даты его составления, либо периода действия, суд апелляционной инстанции поясняет следующее.
Действительно, прайс-лист (т. 1, л.д. 20) не содержит даты, срок действия и условий поставки товара, однако, учитывая заключение 19 февраля 2014 года между сторонами внешнеторгового контракта N 5-RA, названный прайс-лист не может расцениваться по смыслу статьи 437 Гражданского кодекса как реклама и иные предложения, адресованные неопределенному кругу лиц (публичная оферта).
Согласно пункту 1.1 внешнеторгового контракта от 19 февраля 2014 года N 5-RA ассортимент, цена и количество товара указываются сторонами в спецификациях, являющихся неотъемлемой частью настоящего контракта.
Как уже отмечалось выше, стоимость товара 6 469,70 долларов США за 20 870 кг (310 долларов США за 1 тонну) отражена, помимо прайс-листа, в спецификации к контракту (т. 1, л.д. 18-19,87-88) и инвойсе N RA-003 от 19 февраля 2014 года (т. 1, л.д. 23 и 71).
При этом форма прайс-листа не установлена ни международными соглашениями, ни законодательством Российской Федерации. Кроме того, анализ представленных декларантом документов должен производиться таможней в совокупности.
Доводы таможенного органа относительно противоречий в предоставленных декларантом в подтверждение заявленной величины таможенной стоимости товаров сведениях и документах, также признаются несостоятельными, поскольку не позволяют однозначно утверждать о невозможности соотнести цену к количеству товара.
Так, согласно пункту 3 части 6 статьи 112 Закона о таможенном регулировании решение о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров принимается таможенным органом при осуществлении контроля таможенной стоимости до выпуска товаров и без проведения дополнительной проверки, в том числе, в случае выявления технических ошибок (опечатки, арифметические ошибки, применение неправильного курса валюты и иные ошибки), повлиявших на величину таможенной стоимости.
Учитывая, что перечень технических ошибок не является исчерпывающим, допущенных в представленных Обществом документах технические ошибки, не влекут увеличение таможенных платежей и сами по себе не свидетельствуют о неправомерности применения первого метода определения таможенной стоимости товара (по цене сделки с ввозимым товаром).
В пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 года N 18 "О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства" указано, что выявление отдельных недостатков в оформлении представленных декларантом документов (договоров, спецификаций, счетов на оплату ввозимых товаров и др.), в соответствии с требованиями гражданского законодательства, не опровергающих факт заключения сделки на определенных условиях, само по себе не может являться основанием для вывода о нарушении требований пункта 4 статьи 65 ТК Таможенного союза и пункта 3 статьи 2 Соглашения.
Более того, цена сделки считается подтвержденной документально, если приведенная в грузовой таможенной декларации стоимость может быть сопоставлена с суммой, обозначенной в счете-фактуре, платежном поручении, экспортной декларации, ведомости банковского контроля. При их совпадении можно утверждать, что цена подтверждена должным образом (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 июня 2007 года N 3323/07).
То обстоятельство, что определенная Обществом таможенная стоимость товаров оказалась ниже ценовой информации таможни, как правильно указал суд первой инстанции, само по себе не влечет корректировку таможенной стоимости, поскольку не названо в законе в качестве основания для корректировки. В этом смысле различие цены сделки с ценовой информацией, содержащейся в других источниках, не относящихся непосредственно к указанной сделке, не может рассматриваться как наличие такого условия либо как доказательство недостоверности условий сделки и является лишь основанием для проведения проверочных мероприятий.
В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2005 года N 13643/04 разъяснено, что различие цены сделки с ценовой информацией, содержащейся в других источниках, не относящихся непосредственно к указанной сделке, не может рассматриваться как наличие такого условия либо как доказательство недостоверности условий сделки и является лишь основанием для проведения проверочных мероприятий с целью выяснения этих обстоятельств, в том числе истребования у декларанта соответствующих документов и объяснений.
То есть само по себе выявление таможенным органом при проведении сравнительного анализа заявленной цены сделки с имеющейся у него базой данных отклонения таможенной стоимости, заявленной Обществом, не является достаточным основанием для принятия оспариваемых решений.
В рассматриваемом случае документы, представленные Обществом при декларировании товаров по ДТ N 10607120/180414/0002057, а также в рамках дополнительной проверки, являлись достаточными для обоснования применения метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами (цена товара, заявленная Обществом в ДТ, также указана в инвойсах, отгрузочных спецификациях, в спецификации к контракту, ведомости банковского контроля). При этом названные документы сопоставимы, имеют указание на внешнеторговый контракт от 19 февраля 2014 года N 5-RA, код ТН ВЭД, описание, цену товара, выражают содержание и условия заключенной сделки, являются взаимосвязанными, подписаны сторонами, содержат необходимые сведения о наименовании товаров, их количестве и стоимости. Описание товаров в указанных документах соответствует воле сторон и допускает идентифицировать товары, что позволяет с достоверностью установить цену применительно к количественно определенным характеристикам товаров, условиям поставки и оплаты.
Следовательно, у таможенного органа имелась возможность сравнить заявленную таможенную стоимость с ценой сделки.
При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что не основан на материалах дела довод таможни о том, что заявленная Обществом таможенная стоимость не могла быть принята ввиду непредставления дополнительно запрошенных документов и (или) объяснений относительно невозможности их представления, поскольку таможней не обосновано, какие именно не представленные Обществом документы не позволили применить метод определения таможенной стоимости по стоимости сделки с ввозимыми товарами.
Изложенное соответствует правовой позиции, содержащейся в сохраняющем свою силу постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 5 марта 2013 года N 13328/12.
Более того, в соответствии с правовой позицией, выраженной в пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 года N 18 "О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства", непредставление декларантом дополнительных документов (сведений), обосновывающих заявленную им таможенную стоимость товара, само по себе не может повлечь принятие таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости товара, если у декларанта имелись объективные препятствия к представлению запрошенных документов (сведений) и соответствующие объяснения даны таможенному органу (до 12 мая 2016 года аналогичные разъяснения содержались в пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2013 года N 96 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Таможенного союза").
С учетом приведенных выше фактических обстоятельств и правового регулирования суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что цена сделки, заявленная Обществом при определении таможенной стоимости ввезенных по ДТ N 10607120/180414/0002057 товаров документально подтверждена, поскольку представленные Обществом документы полностью соответствуют требованиям таможенного законодательства и являются достаточными для применения метода по цене сделки с ввозимыми товарами, являющегося согласно статье 2 Соглашения об определении таможенной стоимости основным методом.
Оценив по правилам статьи 71 АПК Российской Федерации представленные Обществом в таможенный орган документы, содержащие сведения о стоимости товара (внешнеторговый контракт от 19 февраля 2014 года N 5-RA; инвойс, содержащий сведения о стоимости товара и его наименовании; спецификацию; транспортные накладные и другие), суд апелляционной инстанции полагает, что при декларировании товара ООО "Рада" представлен достаточный пакет документов, подтверждающих заявленную им таможенную стоимость товара и правомерность определения ее по стоимости сделки с ввозимыми товарами.
В этой связи не обоснованы доводы таможни о применении метода по стоимости сделки с однородными товарами.
При этом суд апелляционной инстанции не оспаривает факт наличии у таможенного органа полномочий по проведению проверки и истребованию от декларанта дополнительных документов, поскольку указанные полномочия основаны на положениях ТК Таможенного союза, однако названное обстоятельство не влияет на обоснованность выводов суда первой инстанции, мотивированно указавшего (применительно к рассматриваемому конкретному случаю) на документальное подтверждение Обществом заявленной им таможенной стоимости товара.
Учитывая вышеперечисленные фактические обстоятельства, принимая во внимание тот факт, что Общество представило все необходимые и имеющиеся в его распоряжении документы, выражающие содержание сделки и информацию по условиям ее оплаты, в полной мере подтверждающие заявленную им таможенную стоимость ввезенного товара, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что непредставление Обществом запрошенных таможней документов не повлекло за собой заявление недостоверной или неполной информации о таможенной стоимости товара и само по себе не является законным основанием в рассматриваемом конкретном случае для корректировки таможенной стоимости.
В пункте 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2013 года N 96 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Таможенного союза", действовавшего до 12 мая 2016 года, было указано, что при рассмотрении в суде споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров, судам необходимо исходить из того, что обязанность доказать наличие оснований, исключающих применение первого метода определения таможенной стоимости товара лежит на таможенном органе. В частности, такими основаниями могут являться доказанный таможенным органом факт недостоверности представленных декларантом документов и содержащейся в них информации либо противоречивость сведений, касающихся условий определения таможенной стоимости.
Однако в нарушение требований части 1 статьи 65, части 3 статьи 189 и части 5 статьи 200 АПК Российской Федерации таможенный орган не представил допустимых доказательств законности решения о корректировке таможенной стоимости, в том числе и при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции.
Иные доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе, относящиеся к существу спора, судом апелляционной инстанции также проверены, но они не опровергают правильных выводов суда первой инстанции о незаконности оспариваемого решения таможни. При этом судом первой инстанции таким доводам (приводившимся и при рассмотрении дела в суде первой инстанции) была дана надлежащая правовая оценка применительно к фактическим обстоятельствам настоящего дела.
Кроме того, следует особо отметить, что выводы суда первой инстанции о незаконности решения о корректировке таможенной стоимости соответствуют сложившейся судебно-арбитражной практике по рассматриваемой категории дел между теми же лицами и со схожими фактическими обстоятельствами (например, постановления Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 9 июня 2015 года по делу N А19-18082/2014, от 26 октября 2015 года по делу N А19-18080/2014, от 23 марта 2016 года по делу N А19-18081/2014, от 7 апреля 2016 года по делу N А19-17315/2014 и от 6 сентября 2016 года по делу N А19-18083/2014).
В соответствии с пунктом 3 части 4 статьи 201 АПК Российской Федерации в резолютивной части решения по делу об оспаривании ненормативных правовых актов органов, осуществляющих публичные полномочия, должно содержаться указание на признание оспариваемого акта недействительным полностью или в части и обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.
В пункте 30 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 года N 18 "О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства" указано, что в случае признания судом незаконным решения таможенного органа, влияющего на исчисление таможенных платежей, в целях полного восстановления прав плательщика на таможенные органы в судебном акте возлагается обязанность по возврату из бюджета излишне уплаченных (взысканных) платежей, окончательный размер которых определяется таможенным органом на стадии исполнения решения суда. Если при рассмотрении дела установлена сумма таможенных платежей, излишне уплаченных (взысканных) в связи с принятием таможенным органом оспоренного решения, обязанность по возврату из бюджета соответствующих сумм платежей может быть возложена судом на таможенный орган в конкретном размере, который в таком случае указывается в резолютивной части судебного акта.
Резолютивная часть решения Арбитражного суда Иркутской области от 20 июля 2016 года по делу N А19-16557/2014 приведенным требованиям процессуального закона не соответствует (в ней отсутствует указание о возложении на таможню обязанности устранить допущенные нарушения прав и законных интересов Общества путем возврата из федерального бюджета соответствующих сумм таможенных платежей).
Однако учитывая, что в отзыве на апелляционную жалобу ООО "Рада" выражает полное согласие с решением суда первой инстанции и не просит изменить его резолютивную часть, суд апелляционной инстанции считает возможным оставить обжалуемый судебный акт без изменения, что, однако, не освобождает Иркутскую таможню от обязанности устранить в установленном порядке допущенные нарушения прав и законных интересов Общества.
Рассмотрев апелляционную жалобу на не вступившее в законную силу решение Арбитражного суда Иркутской области от 20 июля 2016 года по делу N А19-16557/2014, Четвертый арбитражный апелляционный суд, руководствуясь статьями 258, 268 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

постановил:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от 20 июля 2016 года по делу N А19-16557/2014 оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в кассационном порядке в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа.
Кассационная жалоба подается через Арбитражный суд Иркутской области.

Председательствующий судья Г.Г.ЯЧМЕНЕВ

Судьи Д.В.БАСАЕВ Е.В.ЖЕЛТОУХОВ