Требование: О внесении изменений в муниципальный контракт в части цены контракта

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 15.09.2016 N 04АП-4517/2016 по делу N А10-1236/2016

Резолютивная часть постановления объявлена 08 сентября 2016 года.
Полный текст постановления изготовлен 15 сентября 2016 года.
Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе:
председательствующего судьи Никифорюк Е.О.,
судей: Ткаченко Э.В., Желтоухова Е.В.,
при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Аксененко Е.В., рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу гражданина, осуществляющего предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющего статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, Тархаева Вениамина Карповича на решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 29 июня 2016 года по делу N А10-1236/2016 по исковому заявлению гражданина, осуществляющего предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющего статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, Тархаева Вениамина Карповича (ОГРН 310032729100219, ИНН 032610094838, место нахождения: г. Улан-Удэ) к муниципальному учреждению "Комитет по управлению имуществом и землепользованию Администрации г. Улан-Удэ (ОГРН 1020300983340, ИНН 0323027176, место нахождения: 670031, г. Улан-Удэ, ул. Бабушкина, 25) о внесении изменений в муниципальный контракт N 21-К от 30 декабря 2015 года в части цены контракта путем:
— назначения независимой экспертной организации для определения цены муниципального контракта N 21-К,
— изменения цены муниципального контракта N 21-К в соответствии с произведенной независимой оценкой,
(суд первой инстанции — Г.В. Борголова),
при участии в судебном заседании с использованием системы видеоконференц-связи с Арбитражным судом Республики Бурятия:
от истца: ИП Тархаев В.К., Тархаева Г.С. (доверенность от 04.05.2016);
от ответчика: Старкова Ю.А. (доверенность от 17.03.2016);

установил:

гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющий статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, Тархаев Вениамин Карпович (далее — Тархаев В.К., истец) обратился в Арбитражный суд Республики Бурятия с иском к муниципальному учреждению "Комитет по управлению имуществом и землепользованию Администрации г. Улан-Удэ" (далее — Комитет по управлению имуществом г. Улан-Удэ, ответчик, комитет) с требованием о внесении изменений в муниципальный контракт N 21-К от 30 декабря 2015 года в части цены контракта путем:
— назначения независимой экспертной организации для определения цены муниципального контракта N 21-К,
— изменения цены муниципального контракта N 21-К в соответствии с произведенной независимой оценкой.
Решением Арбитражного суда Республики Бурятии в удовлетворении требований отказано. В обосновании суд первой инстанции указал, что заключение муниципального контракта N 21-К от 30 декабря 2015 года по цене 21 695 000 рублей для истца не являлось обязательным. Тем не менее, истец данную сделку заключил и исполнил, получив от ответчика оплату за проданное имущество с оговоренной суммой в контракте.
Не согласившись с решением суда первой инстанции, истец обратился с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 29.06.2016 г. N А10-10-1236/2016 в полном объеме и принять новое законное, обоснованное и справедливое решение.
Полагает, что на день подписания контракта 30.12.2015 г. ответчик, действуя недобросовестно и злоупотребляя правом при организации и осуществлении закупки с целью заключить договор на условиях выгодных ему, пренебрегая интересами истца, не обосновал расчет стоимости объекта покупки, чем нарушил право истца на определение справедливой цены контракта.
Считает, что в данном случае, закон N 44-ФЗ обязывает заказчика обосновать расчет цены контракта (ч. 4 ст. 93), что само по себе является существенным условием контракта для данного вида договора. В заключенном контракте данное существенное условие (расчет и обоснование цены) отсутствует, а потому его нельзя изменить или требовать изменения. Обращаясь с иском в суд, истец просит ликвидировать данный пробел путем назначения независимой экспертной оценки для обоснования и расчета объективной цены здания детского сада.
Полагает, что Закон N 44-ФЗ, в рамках которого сложились правоотношения сторон, возлагает обязанность разработки условий договора на заказчика товара, работы, услуги — ответчика по делу. Исполнитель (истец) был лишен возможности участия в формулировании условий договора в силу закона, однако был вправе получить достоверную информацию о цене продаваемого им объекта в преддоговорной период. Ответчик, действуя недобросовестно, уклонялся от согласования цены в преддоговорной период, который длился с августа по 30.12.2015 г. — период подготовки здания к продаже по просьбе ответчика. Ввел истца в заблуждение по данному вопросу.
Самоуправно назначил стоимость продаваемого истцом объекта, занизил ее более чем в 2 раза, о чем сообщил истцу в день подписания контракта 30.12.2015 г.. Данное сообщение парализовало волю истца и он был вынужден подписать этот крайне невыгодный для него договор, так как:
— был связан обязательствами материального характера с кредиторами, обеспечивающими работы по капитальному ремонту продаваемого здания. В случае отказа от подписания контракта, он еще более бы ухудшил свое финансовое положение, не исполнив и части денежных обязательств перед кредиторами;
— отказываясь от подписания, истец был бы затруднен в поисках иного покупателя, кроме муниципалитета, в силу специфичности объекта покупки — здания детского сада.
Считает, что Ответчик знал о наличии таких обстоятельств, пользовался ими для того, чтобы заключить договор исключительно в своих интересах — при объеме финансирования закупа 3-х зданий, произвел закуп 4-х зданий детского сада. Намерено дотянул подписание контракта до 31.12.2015 г. (последний день для использования денег из федерального бюджета). Ответчик, при организации и подписании контракта, в нарушение ст. 10 ГК РФ злоупотреблял данным ему правом, намеренно действовал в обход закона, не исполняя и пренебрегая законом.
На апелляционную жалобу поступил отзыв комитета, в котором он соглашается с выводами суда первой инстанции и просит оставить решение суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.
О месте и времени судебного заседания лица, участвующие в деле, извещены надлежащим образом в порядке, предусмотренном главой 12 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, что подтверждается уведомлениями вручении. Информация о времени и месте судебного заседания по апелляционной жалобе размещена на официальном сайте апелляционного суда в сети "Интернет" 13.08.2016.
Предприниматель и его представитель в судебном заседании дали пояснения согласно доводам апелляционной жалобы. Просили решение суда первой инстанции отменить, апелляционную жалобу — удовлетворить.
Представитель комитета дала пояснения согласно отзыву на апелляционную жалобу. Просила решение суда первой инстанции оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Дело рассматривается в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ).
Изучив материалы дела, проверив соблюдение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.
Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, Тархаев В.К. (истец, продавец) и Комитет по управлению имуществом г. Улан-Удэ (ответчик, покупатель) заключили муниципальный контракт N 21-К от 30 декабря 2015 года, предметом которого является купля-продажа принадлежащего истцу здания для размещения детского сада на 100 мест площадью 468,9 кв. м, расположенного по адресу: Республика Бурятия, город Улан-Удэ, улица Автотранспортная, дом 5.
Указанный муниципальный контракт N 21-К от 30 декабря 2015 года заключен с истцом как с единственным поставщиком на основании пункта 31 части 1 статьи 93 Федерального закона N 44-ФЗ от 05.04.2013 "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" (далее — Закон N 44-ФЗ).
Цена контракта определена пунктами 2.1. и 2.2. в твердой сумме 21 695 000 рублей.
Абзацем 3 пункта 1.2 контракта предусмотрено, что продавец одновременно с продажей здания безвозмездно передает в муниципальную собственность г. Улан-Удэ земельный участок с кадастровым номером 03:24:010934:248, на котором расположено здание.
Контракт в установленном порядке зарегистрирован на официальном сайте Единой информационной системы в сфере закупок, что подтверждается представленной ответчиком информацией о контракте (л.д. 37-40).
Также в установленном порядке произведена государственная регистрация перехода права собственности на проданное здание и земельный участок в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, что подтверждается отметкой регистрирующего органа на муниципальном контракте.
Контракт исполнен сторонами.
Истец согласно акту приема-передачи от 30 декабря 2015 года передал в муниципальную собственность здание для размещения детского сада на 100 мест площадью 468,9 кв. м и земельный участок под ним площадью 2 196 кв. м с кадастровым номером 03:24:010934:248 (л.д. 16).
Ответчик в свою очередь оплатил Тархаеву В.К. цену контракт 21 695 000 рублей платежным поручением N 501671 от 31 декабря 2015 года (л.д. 96).
Не согласившись с ценой контракта, истец направил в адрес Комитета по управлению имуществом г. Улан-Удэ протокол разногласий, который получен ответчиком 11 января 2016 года (л.д. 17).
Отказ ответчика изменения цены контракта послужил основанием для обращения истца в суд с настоящим иском.
Решением Арбитражного суда Республики Бурятии в удовлетворении заявленных требований отказано.
Не согласившись с решением суда первой инстанции, истец обратился в суд апелляционной инстанции.
Суд апелляционной инстанции, изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы и отзыва, заслушав пояснения сторон в судебном заседании, приходит к выводу об отсутствии оснований для изменения или отмены решения суда первой инстанции по следующим мотивам.
Рассматривая дело, суд первой инстанции правильно исходил из следующих положений.
В соответствии с пунктом 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:
1) при существенном нарушении договора другой стороной;
2) в иных случаях, предусмотренных указанным Кодексом, другими законами или договором.
Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.
Вопросы изменения условий государственных (муниципальных) контрактов регулируются статьей 95 Закона N 44-ФЗ.
Пункт 31 части 1 статьи 93 Закона N 44-ФЗ позволяет приобрести у единственного поставщика для обеспечения муниципальных нужд нежилое здание, строение, сооружение, нежилое помещение, определенные в соответствии с решением о подготовке и реализации бюджетных инвестиций или о предоставлении субсидий на осуществление капитальных вложений в целях приобретения объектов недвижимого имущества в муниципальную собственность, принятым в порядке, установленном местной администрацией.
Как правильно установлено судом первой инстанции, источником финансирования приобретения у истца здания для размещения детского сада на 100 мест площадью 468,9 кв. м явились субсидии из республиканского бюджета бюджету муниципального бюджета муниципального образования городского округа "Город Улан-Удэ" на модернизацию региональных систем дошкольного образования согласно соглашению N 219 от 30.07.2015 между Министерством образования и науки Республики Бурятия и Администрацией г. Улан-Удэ о предоставлении субсидии и дополнительному соглашению к нему N 3 от 30 декабря 2015 года.
Согласно приложению к дополнительному соглашению N 3 от 30 декабря 2015 года предусмотрено приобретение 4-х зданий на 100 мест в г. Улан-Удэ на общую сумму 145 219 000 рублей (л.д. 80).
Цена муниципального контракта N 21-К от 30 декабря 2015 года совпадает с объемом финансирования по одному из объектов.
Доводы апелляционной жалобы о том, что изначально план-график закупок предусматривал приобретение 3-х зданий, а не 4-х (т. 1 л.д. 22, 80), о том, что дополнительное соглашение от 30.12.2015 г. не было размещено за 10 дней до закупки, апелляционным судом отклоняются, поскольку дополнительное соглашение не является планом-графиком, кроме того, в плане-графике указывается ориентировочная максимальная цена контракта, то есть, цена контракта заключенного может оказаться и ниже.
Согласно пункту 1 статьи 34 Закона N 44-ФЗ контракт заключается на условиях, предусмотренных извещением об осуществлении закупки или приглашением принять участие в определении поставщика (подрядчика, исполнителя), документацией о закупке, заявкой, окончательным предложением участника закупки, с которым заключается контракт, за исключением случаев, в которых в соответствии с названным Федеральным законом извещение об осуществлении закупки или приглашение принять участие в определении поставщика (подрядчика, исполнителя), документация о закупке, заявка, окончательное предложение не предусмотрены.
При заключении контракта указывается, что цена контракта является твердой (часть 2 статьи 34 Закона N 44-ФЗ).
Также пунктом 2.2 муниципального контракта N 21-К от 30 декабря 2015 года предусмотрено, что цена контракта является твердой и изменению не подлежит.
Как установлено частью 1 статьи 22 Закона N 44-ФЗ, начальная (максимальная) цена контракта и в предусмотренных указанным Федеральным законом случаях цена контракта, заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), определяются и обосновываются заказчиком посредством применения следующего метода или нескольких следующих методов:
1) метод сопоставимых рыночных цен (анализа рынка);
2) нормативный метод;
3) тарифный метод;
4) проектно-сметный метод;
5) затратный метод.
Как правильно указывает суд первой инстанции, по настоящему делу начальная (максимальная) цена контракта определена ответчиком на основании метода сопоставимых рыночных цен (анализа рынка) в соответствии с отчетом по определению рыночной стоимости имущества N 520/2, выполненным ООО "Фонд имущества Республики Бурятия".
Согласно указанному отчету рыночная стоимость здания для размещения детского сада на 100 мест площадью 468,9 кв. м, расположенного по адресу: Республика Бурятия, город Улан-Удэ, улица Автотранспортная, дом 5, определена в сумме 21 695 000 рублей, что соответствует цене муниципального контракта N 21-К от 30 декабря 2015 года.
Также отчетом по определению рыночной стоимости имущества N 520/2 определена рыночная стоимость земельного участка под зданием детского сада площадью 2 196 кв. м в сумме 1 911 000 рублей. Однако в соответствии с абзацем 3 пункта 1.2 контракта истец передал указанный земельный участок в муниципальную собственность г. Улан-Удэ безвозмездно.
Доводы апелляционной жалобы со ссылкой на то, что отчет N 520/2 является недопустимым доказательством, так как был представлен истцу только в июне 2016 г., а также иные доводы о цене здания со ссылкой на стоимость построенных детских садов, отклоняются апелляционным судом, поскольку данные доводы не опровергают выводов, содержащихся в отчете, кроме того, приводимые для сравнения данные касаются вновь построенных зданий, а по материалам настоящего дела предпринимателем было приобретено административное здание, которое, как пояснил предприниматель апелляционному суду, было впоследствии реконструировано в детский садик. Таким образом, приводимые данные несопоставимы. При этом в материалы дела предпринимателем не представлено доказательств того, что он в действительности на ремонт приобретенного за 7 000 000 руб. здания (вместе с участком) потратил средства, превышающие стоимость здания по контракту, то есть, и затратный метод, примененный в отчете не опровергнут, хотя у предпринимателя к этому все возможности имелись.
Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что цена муниципального контракта N 21-К от 30 декабря 2015 года определена Комитетом по управлению имуществом г. Улан-Удэ в соответствии с правилами, установленными действующим законодательством.
Кроме того, судом первой инстанции правильно учтено следующее.
В соответствии с пунктом 2 статьи 1 и статьей 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора.
Заключение муниципального контракта N 21-К от 30 декабря 2015 года по цене 21 695 000 рублей для истца не являлось обязательным. Тем не менее, истец данную сделку заключил и исполнил, получив от ответчика оплату за проданное имущество с оговоренной суммой в контракте.
Доводы предпринимателя о том, что он вынужден был заключить контракт, так как в комитете ему в конце года сказали, что если не заключить контракт сейчас, то имеющиеся денежные средства будут возвращены в бюджет, а он полагал, что ему впоследствии доплатят, отклоняются апелляционным судом, во-первых, данным обстоятельствам доказательств в материалах дела не имеется, во-вторых, контракт был подписан без разногласий по цене, в-третьих, само по себе желание покупателя купить товар как можно дешевле злоупотреблением или недобросовестностью не является, в-четвертых, при наличии в подписанном контракте условия о твердой цене расчет на дополнительные выплаты не имеет под собой оснований.
По общему правилу, установленному статьей 95 Закона N 44-ФЗ, изменение существенных условий контракта при его исполнении не допускается.
Как правильно указывает суд первой инстанции, в данном случае условие о цене продаваемого имущества по муниципальному контракту N 21-К от 30 декабря 2015 года является существенным. Основания для изменения цены контракта отсутствуют.
Доводы ответчика о том, что в соответствии с приложением к соглашению N 219 от 30.07.2015 между Министерством образования и науки Республики Бурятия и Администрацией г. Улан-Удэ о предоставлении субсидии из республиканского бюджета на модернизацию региональных систем дошкольного образования начальная максимальная цена контракта должна быть 53 000 000 рублей, приведенные и апелляционному суду, как правильно указывает суд первой инстанции, опровергаются дополнительным соглашением к нему N 3 от 30 декабря 2015 года. При этом истец участником данного соглашения не является.
Апелляционный суд поддерживает выводы суда первой инстанции о том, что при таких обстоятельствах основания для удовлетворения исковых требований Тархаева В.К. отсутствуют.
При указанных обстоятельствах суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, доводы которой проверены в полном объеме, но не могут быть учтены как не влияющие на законность и обоснованность принятого по делу судебного акта.
Суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции и удовлетворения апелляционной жалобы.
Руководствуясь статьями 268 — 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

постановил:

Решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 29 июня 2016 года по делу N А10-1236/2016 оставить без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу с момента его принятия.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в течение двух месяцев с даты принятия через арбитражный суд первой инстанции.

Председательствующий Е.О.НИКИФОРЮК

Судьи Э.В.ТКАЧЕНКО Е.В.ЖЕЛТОУХОВ